Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Вертикаль счастья

Вертикаль счастья
Вертикаль счастья

Планы поохотиться в Кабардино-Балкарии зрели давно. От людей старшего поколения, заставших времена Советского Союза в полный рост, не раз приходилось слышать о таком туристическом маршруте: сначала отдыхающие ехали в Сочинские санатории, далее их маршрут лежал через Кабардино-Балкарию, которая славилась своими горными красотами, затем отдыхающие переезжали в Грузию, ближе к пляжам Гагр и Гудауты, где и происходило логическое завершение отдыха.

Предложения поохотиться в Кабардино-Балкарии поступали неоднократно, но всякий раз что-то меня останавливало – то спортивная травма, то сомнения в легальности организуемой охоты, то стоимость предлагаемой услуги.

В конце концов решил, что за дело нужно браться всерьез, и начал мониторить, собирать по разным каналам информацию. Изучал, смотрел, читал, общался, но решил все случай – один из моих приятелей, увлекающийся трофейной охотой, рассказал о кампании High Hunt Pro, во многом ориентирующейся на организацию горных охот, посоветовал связаться с ними. В процессе общения по телефону представитель фирмы произвел впечатление человека, профессионально разбирающегося в вопросе, честно рассказал о возможностях и перспективах охоты в КБР.

Я подумал немного и решил от добра добра не искать.

Вместе с Дмитрием, сопровождающим от High Hunt Pro, мы долетели до Минеральных Вод и, заказав такси до Нальчика, скоротали время в пути с колоритным водителем по имени Магомед Гаджи. Он оказался очень интересным собеседником и вообще приятным в общении человеком. Какие темы мы с ним только не обсуждали, особенно было интересно послушать его о народностях, проживающих на Кавказе, обычаях, нравах, культуре, традициях…

Так бы дорога и пролетела безоблачно, если бы не инцидент на административной границе Карачаево-Черкесии с Кабардино-Балкарией, где нашу машину остановили для досмотра. Сотрудники МВД начали проверять документы на оружие, и тут один из них, узнав, что мы охотники и собираемся охотиться на туров, обвинил в повальном браконьерстве нас и всех трофейных охотников в нашем лице, включая иностранцев, приезжающих на Северный Кавказ. Наши попытки объяснить, что охотимся только на законных основаниях, о чем свидетельствует наличие лицензий, натыкались на глухую стену неприятия охоты. Наконец после непродолжительного спора он решил открыть нам страшную тайну, после которой мы вряд ли сможем не только охотиться, но и жить. Мы замерли в ужасе. Туры Кабардино-Балкарии, поведал нам суровый полицейский, находятся в… Красной книге! Странно, но желание жить и охотиться после этого почему-то не пропало. Списав этот случай на местный колорит и отсутствие Красной книги в свободной продаже, мы на всякий случай искренне раскаялись в том, что собираемся сотворить, и пообещали больше никогда не участвовать в трофейных охотах, если получим от этого полицейского таковое указание в письменном виде.

Событие, воспринятое поначалу как досадная неприятность, в процессе дальнейшего пути стало восприниматься как повод блеснуть остроумием, и под веселое обсуждение происшествия мы без приключений добрались до гостиницы.

Разместились в уютном номере, пообедали в ресторане и, когда стемнело, отправились отдыхать. К сожалению, сон никак не шел. Мысли о предстоящей охоте волновали так, будто завтра предстоял ответственный экзамен: удастся ли найти большого тура? на какой дистанции придется стрелять? попаду или промахнусь? То и дело в голове прокручивался видеоролик Максима Воробьева, в котором охотник без ног, на протезе охотился в Кабардино-Балкарии на средне-кавказского тура и в конце концов добыл его.

Я восхищаюсь сильными людьми, а человек, который по воле судьбы остался изувеченным, не сломался и продолжает жить и преодолевать любые трудности, вдвойне заслуживает уважения. В общем, как заснул, не заметил…

Утром поднялся по звону будильника. Наскоро перекусили, погрузили снаряжение в ожидавший нас автомобиль и отправились в базовый лагерь. По пути организатор сделал небольшой крюк и исполнил мою давнюю мечту – увидеть знаменитые Чегемские водопады, настоящую жемчужину Кабардино-Балкарии.

В лагерь попали ближе к вечеру, и здесь узнали, что проводники уже несколько дней мониторят окрестные горы в поисках хорошего трофея. В скором времени появился один из них, показавшийся поначалу не особенно разговорчивым. Может, потому, что я буквально накинулся на него с расспросами о том, видел ли он крупного тура. Оказалось, что да, видел, но сегодня уже поздно идти в горы. С этого момента беседа за хорошим столом с приятными собеседниками потекла обычным чередом.

Время летит незаметно, и вот уже на часах 23.00, звучит команда «отбой», подъем запланирован в 01.30.

Самым ранним утром (или глубокой ночью?) быстро собрались и прибыли к подножью горы, на которой вчера проводники видели двух трофейных рогачей. Начали подъем.

На мой взгляд, в незнакомом месте, в котором охотишься впервые, притом ночью, не видя, куда идешь, и, не зная, насколько долгим будет путь, охотиться психологически легче, чем там, где ты заранее представляешь все тяготы, которые придется перенести.

Покоряя очередной горный маршрут, мы неспешно поднимались все выше к обволакивавшему вершины черному небу с невероятно близкими звездами.

Едва начало светать, принялись осматривать местность. Несмотря на все мои старания оказаться первым, как всегда местные ребята заметили туров быстрее. Сначала по маршруту следования увидели самок, которые нас заметили еще раньше и теперь пристально следили за нами.

Проводник изрек мудрую мысль: сейчас гон, а во время гона самцы должны быть поблизости от самок. Прошло совсем немного времени, и его пророческие слова подтвердились. Примерно в полутора километрах и несколько выше увидели большую группу туров, в которой выделялись два больших рогача. Быстро обсудили положение дел и рванули вверх, к намеченной цели. Проводник из спокойного и очень уравновешенного человека вдруг превратился в сгусток энергии. На пути следования встретился один сложный и опасный участок, по которому он перебежал так, будто двигался по пешеходной дорожке. А я лишний раз убедился в том, что умение виртуозно передвигаться по опасным горным склонам у горцев в крови.

В редкие минуты отдыха мы наблюдали за турами, чтобы не упустить их из виду, и вдруг проводник сообщил, что животные почувствовали нас и уходят за гребень. Это прозвучало как приговор! Измотанному подъемом мне казалось, что дальше идти просто не смогу, не осталось сил…

В отчаянье мы смотрели на скрывающихся животных, и все больше и больше… заряжались оптимизмом! Похоже, что это была другая группа туров – в ней не было тех крупных рогачей, одного из которых я надеялся добыть. Решили подняться выше и внимательно осмотреть плато. Оставалось всего ничего, но смущала крутизна склона и то, что подступы к нему охраняли сыпучие россыпи камней. Старались не шуметь конечно же, насколько это было возможно, но уж как получилось, так получилось. Наконец добрались до намеченной точки и принялись биноклевать…

Наши туры были на месте! Из большой группы выделялись двое – один черный, другой посветлее. Я, не раздумывая, хотел стрелять в черного. Дмитрий считал, что светлый лучше. В конце концов железная аргументация проводника – у светлого тура рога длиннее – заставила принять их сторону.

Но нужно было еще подобраться поближе, так как дистанция, на глаз, составляла 600-700 метров, что для меня просто много. Да и в памяти стояла отчетливая картина с уходящими за гребень животными, совсем не вызывавшая в душе тех чувств, которые охотник мечтает испытать.

Где ползком, где на четвереньках расстояние удалось на сколько-то сократить. Дальше продвинуться уже не было возможности. Произвели замеры: 488 метров и угол 26 градусов. Вынужден признаться: так далеко в горах я никогда не стрелял. В результате меня буквально стало штормить перед выстрелом.

Внеся поправки в прицел и прижавшись к камням, стал готовиться к стрельбе. Не знаю почему, но так долго я еще никогда не тянул с выстрелом. Пару раз практически уже нажал на спусковой крючок, но что-то останавливало палец. В конце концов, поборов волнение, уравновесил дыхание и выстрелил. Грохот разорвал вековую тишину ущелья и запрыгал по склонам, удаляясь прочь. Испуганное стадо рвануло вверх. Дмитрий указал на большого тура, который заметно отставал от группы и постепенно снижал скорость движения. Доли секунды ушли на то, чтобы перезарядить винтовку. Вновь прильнул к окуляру оптического прицела. Но большое увеличение (24х) никак не позволяло быстро поймать тура в визир. Крутанув прицел до 12 крат, увидел наконец раненого зверя. Он тяжело двигался, с каждым шагом замедляя ход, но все так же гордо нес голову, увенчанную крупными рогами. Я поймал в перекрестье прицела лопатку тура и вновь нажал на спусковой крючок. До слуха донесся характерный звук пули, попавшей в тушу!

Дмитрий и проводник одновременно воскликнули: «Есть попадание!»

Дальше, дав волю эмоциям и обуревавшим меня чувствам, не соблюдая никаких рамок приличия, я кричал от счастья. Ведь в этот момент на земле не было человека счастливее меня.

Дальше случилось все, чему положено случаться в таких случаях: фотографирование, разделка трофея, вынос мяса. А у меня душа полнилась громадным желанием вернуться и повторить все заново в этих красивейших местах Кавказа!


Поделиться: