Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Ко Дню рождения В.Ю. Янковского

Валерий Юрьевич у себя дома
Ко Дню рождения В.Ю. Янковского Ко Дню рождения В.Ю. Янковского

Всегда необходимо помнить о тех, кто создавал и развивал культуру охоты и общечеловеческих ценностей в нашей стране. Неважно, каково было и есть название этого великого государства от Калининграда до Владивостока! Ко Дню рождения Валерия Юрьевича Янковского – охотника на тигров и леопардов, естествоиспытателя, писателя. В этом году ему исполнилось бы 110 лет.


«За что бы мы не принимались на хасанской земле, необходимо помнить о примере Янковских. Их опыт обустройства Сидеми уникален, не имеет себе равных в хозяйственной практике региона. На полуострове Янковского сложилась и получила развитие целая отрасль – пантовое оленеводство. Его основы закладывались двумя поколениями представителей этой славной фамилии».


Зам. Председателя Законодательного собрания Приморского края Д.А. Текиев.

Стоя у гроба, в котором лежало тело Валерия Юрьевича и, глядя на его прижизненную фотографию, установленную за гробом у изголовья, я не мог поверить, что этот оптимистически настроенный человек больше не скажет мне «Милости просим!», когда я входил в квартиру, где они жили со своей супругой Ириной Казимировной. Сердце этого великого человека остановилось 17 апреля 2010 года. Он не дожил немногим месяца до своего 99-летия. Умер этот сильный человек от того, что ударился затылком о небольшой чурбачок при падении. Это произошло тогда, когда он в свои 99 (!) полез подтягиваться на турнике.

Небольшой зал для прощальных церемоний на Вокзальном спуске г. Владимира не мог вместить всех желающих проститься. Люди входили и выходили. Некоторые из них были мне знакомы. Многих я не знал.

Батюшка, приглашённый для совершения прощальной панихиды начал обряд. Чуть позже приехал губернатор области Виноградов Н.В. чтобы отдать дань памяти узнику ГУЛАГа и высказать слова соболезнования его супруге, прошедшей тот же ГУЛАГ.

Про таких людей как Валерий Юрьевич, его отец и дед поэт Владимир Маяковский должен был сказать «Вот это – ЧЕЛОВЕЧИЩЕ!».

Я смотрел на входивших и выходивших людей. НЕТ! НЕТ! И ещё раз нет среди них, таких как он, с таким же внутренним стержнем и несгибаемой волей и оптимизмом какие были присущи ему и членам его семьи воспитанных дедом и родителями. Таких, которые, не смотря на то, что Родина пыталась их согнуть через колено и сломать, оставались верными и преданными стране, ставшей для них родной, хотя и оказались здесь в результате ссылки за политическое восстание 1863 года в Польше. Знакомясь с жизнью клана Янковских по воспоминаниям Валерия Юрьевича, я убедился в том, что чувство патриотизма и любви к своей родной земле воспитывалось в детях ненавязчиво, постепенно на протяжении всей жизни. Детей учили любить окружающую их природу, животных. Учили понимать красоту гор, лесов, долин рек и озёр, расположенных в окрестностях семейного имения Сидеми. Янковские буквально врастали корнями в свою землю. Защищая эту землю от хунхузов, чувство любви к своей Родине только укреплялось. Они всегда знали, за что боролись и что отстаивали. Свободолюбивые носители высококультурных ценностей не позволяли хозяйничать на приморской земле различному отребью, привыкшему только грабить других людей и брать у природы, не давая ей ничего взамен. На таких семьях и была призвана расцветать и крепнуть Россия, но … пришли другие времена и к власти пришли те, кто был ничем, и кого звали никак. Могли ли эти люди, не воспитанные в духе патриотизма и любви к родной земле создать, что-либо ценное и стоящее. Таких чудес в природе и в истории человеческого общества не бывает. До основания, а затем…

Не дожидаясь откровенного глумления над собой и результатами своего труда Янковские вынуждены были иммигрировать. Но, даже пройдя через великое переселение, клан Янковских продолжил заниматься начатым в России. В Корее было построено новое поместье Новина. Сколько же надо было иметь сил, мужества и упорства, чтобы начать всё с начала на новом месте? Янковские в очередной раз продемонстрировали свои лучшие морально-волевые качества. Чтобы как-то выживать в те трудные для семьи времена они начали организовывать и проводить охоты для иностранцев, приезжавших в Корею за охотничьей экзотикой. Аутфиттерская работа не очень им нравилась, признавался мне сам Валерий Юрьевич в наших беседах об охоте. Их вольнолюбивой натуре охотника-промысловика претило обслуживание мало готовых к настоящим охотам иностранцев. Рождённые на свободе и будучи вольными охотниками по сути своей они с малых лет привыкали переносить неудобства и лишения охотничьих скитаний, скудность пищи и погодные капризы природы. В процессе этих скитаний в юных охотниках воспитывались чувство локтя, отвага взаимопонимание.

Охота фактически была школой жизни и сама жизнь для всех мужчин семьи Янковских. Для охоты на дикого зверя требовались, кроме крепкого здоровья и хорошей физической подготовки глубокие познания природы, повадок диких животных, и пернатой дичи. Дети с детства учились распознавать следы различных зверей. Хорошими следопытами и зверобоями они становились уже непосредственно на охотах. Без знания основ топографии и умения ориентироваться в незнакомой местности их охоты не были бы возможны. Стрельбой все потомки Янковских, включая девочек, овладевали с раннего возраста. В доме всегда было много различного огнестрельного оружия, включая пулемёты. Так что умение хорошо стрелять, было у них в крови. Все стреляли много и очень хорошо. Продиктовано это было исторически не только охотой, но и необходимостью самообороны. Нападения хунхузов (китайских бандитов) во времена освоения Приморья были не редки. Охотник и писатель. Валерий Юрьевич неоднократно повторял в наших с ним беседах, что не понимает охоту с вышек, практикуемую в настоящее время во многих охотничьих хозяйствах. Для него были более естественны длительные охотничьи экспедиции от нескольких дней до нескольких недель.

Благодаря писательскому творчеству Валерия Юрьевича мы узнали о том, как и на кого охотились Янковские. В его книгах подробно описаны охоты на фазанов, уток, гусей, кабанов, оленей. Но особое место в повествованиях занимали охоты на уссурийских тигров и снежных дальневосточных леопардов. Из этих книг было очевидно, что тигр для Янковских поначалу являлся не столько простым объектом охоты, сколько конкурентом в борьбе за жизненное пространство. Тигры наносили существенный урон их хозяйству. Стоит отдельно сказать о том, что тигры истребляли ценнейший племенной материал лошадей, с которым они работали для выведения лошади приспособленной для помощи людям в освоении Приморья.

Переехав в Северную Корею Янковские фактически являлись спасителями мирного населения. В первой трети ХХ века население Кореи, находившееся под оккупацией Японии было лишено возможности иметь какое-либо оружие. Этим искусно пользовались хищники, в изобилии обитавшие в тех местах. Особым коварством отличались умные и осторожные уссурийские тигры. Они таскали домашний скот прямо из загонов во дворах. Некоторые, по всей вероятности старые тигры, вламывались в фанзы, ветхие жилища корейцев и утаскивали людей.

Не отличались особым дружелюбием и местные кабаны. Они могли за ночь большим стадом уничтожить урожай картофеля или кукурузы на одном из полей близ корейской деревни.

Янковский красочно и в мельчайших подробностях описал свои охоты на тигров, леопарда, кабанов, косуль и оленей. Читатель может узнать о том, где, как, в каких погодных условиях и в какой одежде охотились в 30-х и 40-х годах прошлого столетия Янковские. Из этих рассказов видно, что на таких настоящих охотах от охотника требовались большая физическая выносливость, способность противостоять суровому климату, когда зимой температура опускалась ниже -25 градусов и дул пронизывающий ветер. Именно на таких охотах в Янковских проявлялись все те морально-волевые качества, которые воспитывались у них с детства. Навыки следопытов и знание повадок опасных хищников помогали им в охотах на тигров и леопардов. Чувство отваги и самообладания спасали их жизнь в самых сложных ситуациях. Примером тому может служить описанная Валерием Юрьевичем сцена, когда его младший брат Арсений точным выстрелом спас жизнь своему отцу, на которого напала раненая тигрица. А Арсению на тот момент не было и двадцати лет.

Думаю, что выражу мнение тех, кто прочитал такие произведения Янковского В.Ю. как «Нэнуни четырёхглазый» «По следу тигра». «Корея Янковским» о том, что многие факты, описанные в этих произведениях, могут рассматриваться как учебное пособие для тех, кто хотел бы постичь тайну о жизни и повадках диких животных в природе, о самой природе во всех её проявлениях.

Эти книги, как ни один школьный учебник, научат читателя любить свою природу и относиться к ней с трепетом человека, пришедшего в этот мир ни на один день. Умение восхищаться красотой первого весеннего цветка и заката над морем сможет сделать наше подрастающее поколение добрее и чувственнее, что в эпоху современной технократии незаконно утрачивает свою актуальность. Янковский - писатель и краевед. Все произведения, написанные В.Ю.Янковским, отражают реальные события, реальные персонажи. Их героями были реальные люди, окружавшие его, приезжавшие в гости к ним в имение, сопровождавшие его по жизни. Именно поэтому интерес к писательскому творчеству Янковского В.Ю. не угасает и среди специалистов в области истории, краеведения, природоведения и охотников. Два самых первых его напечатанных произведений «На грани выживания» и «В поисках женьшеня» явились наглядным свидетельством против хищнического и бездумно-иррациональной эксплуатации естественных ресурсов и его трепетного отношения к сохранению природы.

Особо стоят книги написанные Янковским об охоте и просто путешествиях в уссурийской тайге, в Северной Корее и Манчжурии. Первой пробой пера в жанре охотничьей литературы было «В поисках женьшеня». Этой книгой был задан стиль на подлинность в изображении способов охоты, повадок животных и психологии поведения, окружавших Янковского В.Ю. на охоте товарищей, тех на кого он мог положиться в самый ответственный момент.

Отношение Янковского к своей исторической Родине – Приморскому краю наиболее ярко выражено в его эссе «Земля отцов. Последний поклон». В нём он рассказывает о том, какой стала и какой могла бы быть его родная земля. Во время одного из своих последних визитов в Приморье его поразило многое, но больше всего то, что звероферму с норками разместили посреди их усадьбы Сидеми и зловонный запах распространялся по всей площади, где ранее была расположена усадьба Янковских. Личные качества. Порядочность, пунктуальность, преданность своей семье, родной земле и стране. Валерий Юрьевич всегда считал необходимым высказать своё мнение. Мне лично приятен был язык, на котором говорил сам Валерий Юрьевич и которому с детства учили меня самого: «Я приглашён», «Я уже принял приглашение», «Кланяйтесь своим дамам!». Интересен был факт, который я установил ещё при жизни самого Янковского и, который был подтверждён с абсолютной исторической точностью уже после его смерти. Оказалось, что и Янковские и Бринеры в то далёкое время не раз были гостями одного из моих родственников по линии отца и деда. Все они гостили на даче Встовских, которая располагалась в 20 верстах от Владивостока. Таким образом, у нас была общей культура общечеловеческих ценностей, которая так сблизила меня с потомком знаменитого рода Янковских.

Трудно переоценить вклад Янковских в освоение российского Приморья. Они фактически явились основателями пантового оленеводства, внесли большой вклад в ботанический, орнитологический и энтомологический разделы общероссийской науки. Одному их полуостровов Приморья присвоено имя Янковского. Обитает в Приморье один из видов овсянки, получивший имя Янковского, равно как и некоторые виды бабочек. Выведенная дедом порода лошадей была единственная пригодная для освоения этой территории. Они первыми создали плантацию дикорастущего женьшеня.

Ссыльных поляков Михаила Янковского и Бенедикта Дыбовского, как и швейцарца Юлия Бриннера, и финна Фридольфа Гека по праву можно назвать гордостью Российского Дальнего Востока. Эти иностранцы внесли свой вклад в освоение Дальнего Востока в целом и Приморья в частности. Будучи иностранцами по происхождению, но ставшими русскими по сути, они отстаивали эту территорию от китайских и других бандитов и мошенников. Остаётся только сожалеть о том, что сейчас, те же хунхузы только в другом «мирном» обличии осваивают наш Дальний Восток, вползая туда со своими ядовитыми товарами из пластика, поставляя на наш рынок фрукты и овощи выращенные у себя и уже на наших территориях с высоким содержанием ядовитых веществ, травящие наши чистые сибирские реки ядами, для того чтобы вычистит всех земноводных из этих рек.

Вероятно, нужны новые иностранцы для спасения природных богатств нашей великой России, потому как сами россияне спокойно созерцают эту тихую экспансию, с вырубкой лесов и расхищением наших природных ресурсов.


Поделиться: