Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Антон Глушанин

Антон Глушанин
Антон Глушанин
Антон Глушанин Антон Глушанин

Что заставляет современного жителя мегаполиса ходить на охоту? И на горную охоту в частности? Каковы причины, чтобы, жертвуя зачастую совместным отдыхом с семьей где-нибудь под пальмой, ехать/лететь в другие регионы/страны для встречи с горами? Зачем, обливаясь потом, шагать вверх с каждым шагом чувствуя накапливающуюся усталость? Шагать и считать про себя: «Двадцать пять, двадцать шесть...», договариваясь с самим собой: «Сто шагов сделаю и передохну».

Ноги предательски дрожат, ботинки скользят по заледеневшей траве под снегом. Слышны только толчки крови в ушах и скрип снега в такт шагам: «хрусть, хрусть, хрусть»... Рюкзак с каждым вертикальным метром все сильнее тянет вниз, карабин впивается в плечо трехточечным ремнем. Зачем вставать до рассвета и выходить в ледяную темному чуть подкрашенную лучами восходящего солнца? Возвращаться далеко после захода солнца в холодную палатку и питаться в течении дня «Сникерсами»? Зачем измываться физически над своим телом, которое и так не очень хорошо себя чувствует в условиях высокогорья?

Человеку далекому от горных охот тяжело понять причины и мотивационную составляющую данных действий, а настоящему горному Охотнику и пояснения никакие не нужны.

В четвертый раз

В Дагестан я поехал в четвертый раз. Мне очень нравится эта кавказская республика, открытые и полные достоинства люди, ее населяющие, вкуснейшая национальная кухня и конечно же великолепная природа! Цель всех моих поездок была одна – трофей дагестанского тура. И не сказать, что предыдущие поездки были неудачными. Все было: и отличная компания, и настоящая горная охота, и удовольствие от поездок. Но вот с хорошим трофеем не везло – не удавалось добыть то, что хотелось. Причем, каждую поездку я закрывал лицензию в последний день молодым туром «на мясо». Мои спутники добывали неплохие трофеи, а я каждый раз искал Его – большого старого самца. И вместо того, чтобы давно закрыть вопрос с десятилетним самцом дагестанского тура, я искал и выбирал. Мечтал именно о большом.

В этом году было решено поехать к уже широко известному организатору охот в Ахтынском районе Дагестана – Эльсону Махмудову. Очень хотел отправиться со спутницей моей жизни Асей, с которой мы в октябре удачно посетили Горный Алтай. Но за две недели до вылета она повредила спину, занимаясь спортом. О поездке не могло быть и речи: она еле передвигалась по равнине. Я пригласил на охоту своего хорошего товарища Дмитрия. Он оказался очень легким на подъем и за неделю до даты вылета легко согласился на совместную поездку. В связи с ухудшающейся эпидемиологической ситуацией по COVID-19, Дмитрий предложил ехать на авто, благодаря чему исключались контакты с социумом в аэропортах. Сначала мне эта идея показалась, мягко скажем, странной – 3000 км в одну сторону. Но, чем больше обдумывал перспективу автомобильной поездки, тем больше она нравилась.

В обозначенное время мы вдвоем выдвинулись в сторону Северного Кавказа из СПб. До Махачкалы долетели на одном дыхании. Средняя скорость получилась 95 км/час. Ехали в основном по платным участкам. В целом дорога хорошая, но в Калмыкии, в районе Элисты зачем-то в степи понаделали бесчисленное множество опасных поворотов. Почему в степи, где нет необходимости объезжать горы, реки и озера, запроектировали такую кривую дорогу?! Камеры в Калмыкии, кстати, стоят без опознавательных знаков.

В Дагестане сходили в местный ресторан национальной кухни, посмотрели Каспий, переночевали в Махачкале, а на утро встретились с Эльсоном и на двух машинах поехали в село Хнов. Вечером по прибытии проверили оружие – я попал точно в десятку на 200 метров (на это расстояние пристрелян карабин). В селе высота над уровнем моря составляет 1700 метров.

Утром на конях выдвинулись в горы. В компании кроме нас с Дмитрием были Эльсон и два проводника: Заур и Рамазан. Пять километров проехали по живописной горной дороге, а потом 7 километров вверх по горам. До базового лагеря, который представлял из себя каркасный утепленный дом, добрались в 12.30. Высота над уровнем моря – 2800 метров. Перекусили. Эльсон предложил остаться в этот день в лагере и наслаждаться природой, а он с Рамазаном пойдет на разведку. Я решил пойти с ними, поскольку сил сидеть в лагере не было никаких. Очень хотелось посмотреть местность и, возможно, объект охоты.

Попытка номер «раз»

Начали подъем по хребтам, внимательно наблюдая за открывающимися склонами. Буквально, через час увидели первое стадо туров голов на 40 в трестах метрах. Среди них был один самец побольше остальных. Эльсон предложил стрелять.

– Эльсон, я сразу обозначу цель и задачу. Мне нужен большой трофей. Я не буду стрелять маленьких и средних, лучше уеду без трофея. Извини за прямоту.

Пошли дальше вверх. После непродолжительного подъема на противоположной стороне открывшегося цирка увидели стадо голов в сто! Расстояние было километра 2,5, но и на этой дистанции в десятикратный бинокль было видно, что два тура в стаде выгодно отличаются размерами рогов.

– Успеем сегодня к ним подойти до темноты?

– Антон, давай сделаем так: ты посмотришь на этих туров внимательно через оптический прицел, и, если размер трофея тебя удовлетворит, попытаемся успеть сегодня. Если нет, подойдем завтра, – отвел Эльсон.

Я разложил карабин, поставил максимальную кратность на оптике и улегся на мерзлую землю для наблюдений. Для себя перед поездкой четко обозначил критерии минимального трофея, по которому буду стрелять: рога делают почти полный круг и оба рога закручиваются концами вверх. Два видимых тура в этом стаде имели именно такие рога.

– Идем!

– Должны за два часа успеть, – кивнул Эльсон.

Пошли быстро, потому как день давно перевалил за середину, а темнеет в 17.00. Времени было в обрез.

Путь все время лежал вверх. Под подошвами ботинок то хрустел снег, то сминалась осенняя жухлая трава, то шуршала «сыпуха», подло скатываясь вниз. На очередном довольно крутом подъеме по сыпухе, почувствовал, что действительно устал. Присел отдохнуть и вспомнил, что в кармане лежат «Сникерсы». Съели по одному батончику, и силы снова вернулись! Быстрые углеводы – отличный источник энергии в горах!

Последние несколько сот метров передвигались на полусогнутых ногах бегом, потому как часть пути скрытно (вне обзора животных) пройти было невозможно. Посмотрел на высотометр – 3700. Получается, что за сегодня поднялся на 2000 вертикальных метров. Подошли к ничего не подозревающему, лежащему на склоне стаду сверху. Единственное место, откуда можно было подкрасться ближе – кусок скалы возле гребня. Начал потихоньку к нему подходить и тут увидел, что на хребет, на котором мы стояли, вышли два очень неплохих старых тура. Они наверняка нас видели, но несмотря на это, спокойно паслись на самом гребне. Рядом со мной оказалась отличная ровная площадка. Поставил карабин на сошки, лег и посмотрел на зверей получше. У обоих были замечательные рога! Дистанция – 608 метров, угол практически нулевой. Для моего уровня стрелковой подготовки вполне себе рабочее расстояние. Можно было стрелять как на стрельбище. Но человек всегда ищет лучшего, и я решил посмотреть на тех двух туров, которые были в стаде. Выглянул из-за скалки. Дальномер показа расстояние до ближайшего большого – 386 метров. Но угол! Вниз под большим углом не люблю стрелять. Почему-то не идет она у меня – несколько раз уже обидно промахивался.

– Как думаете: какие туры больше – те, что на гребне, или внизу? – спросил у проводников.

– И те, и эти хороши. Надо определяться и стрелять, через 15 минут будет темно, – ответил Эльсон.

Уже не помню, какие мысли пронеслись у меня в голове в этот момент. Начал устраивать карабин, чтобы стрелять по нижним. Сошки даже в почти горизонтальном положении мешали. Убрал сошки, положил карабин прямо на скалу. И ведь знал, что это отрицательно скажется на стрельбе – совсем другой «подскок» и прочее! Видел прекрасно, что карабин «завален» на сторону, но по-другому его было не положить. Прицелился в большого тура – он был гораздо темнее остальных и в сумерках казался абсолютно черным. Еще раз убедился, что рога его соответствуют моим критериям – концы сведены друг к другу и загнуты наверх, и нажал на спусковой крючок.

Результат такой безалаберной стрельбы не заставил себя ждать – все туры побежали вниз по склону. Рамазан сказал, что пуля пришла выше. Я ее попадания не видел – уж очень неудобная была поза при стрельбе, и «картинка ушла» в момент выстрела.

Конечно же расстроился. Даже очень. Такая смешная дистанция для меня, и такой обидный промах. Сам виноват – как подготовился (выставил винтовку), такой результат и получил. Что повлияло? Может быть, усталость, может быть, некая торопливость... Сейчас понимаю, что надо было стрелять по тем двум, которые стояли на гребне. Не смотря на дистанцию, их стрелять было гораздо проще. Эх! Чем думал?!

Кстати, Рамазан с Эльсоном, видя мое состояние, стали подбадривать:

– Ерунда, бывает, завтра найдем других. Еще только первый день!

Спасибо им за это. Мне перед ними было неудобно: столько сил ушло на этот быстрый подъем, а я в последний момент подвел.

Отправились вниз, в лагерь. Почти всю обратную дорогу шли в темноте. А в лагере нас ждал замечательный ужин – Заур приготовил отличный суп!

Попытка №2

Утром встали и затемно все вместе выдвинулись вверх по уже знакомому маршруту. Только поднявшись на гребень, начали замечать небольшие группы туров на противоположных склонах. Организаторы предлагали попробовать подойти на выстрел, но я отказывался – не было достойных экземпляров.

Дошли до стада с туром, которого я вчера отказался стрелять. Дмитрий посмотрел на него в бинокль и выразил желание его добыть. Заур подобрал хорошее, ровное место для выстрела. Туры были ниже по склону на расстоянии 250 метров. Мы втроем подползли к краю хребта. Я установил карабин, настроил сошки так, чтобы не было завала, отстроил параллакс, поставил удобно винтовку. Дмитрий лег, прицелился и нажал на спусковой крючок.

Тур дернулся и побежал. Я посоветовал добавить. Но второй выстрел не достиг цели. Через 30 метров пробежки тур остановился и завалился на бок. Мы поздравили Дмитрия с его первым горным трофеем!

Рамазан и Дмитрий остались делать фотосессию и разделывать трофей, а Заур, Эльсон и я продолжили путь.

Поднялись на гребень цирка, где вчера я стрелял. Практически в том же месте, что и прошлым вечером, расположилось довольно большое стадо туров голов в 150. Среди них были и те два старика.

Начали подъем вверх уже знакомым по предыдущему дню маршрутом.

Когда до туров оставалось чуть меньше километра, стало понятно, что незамеченными, как вчера, подойти к стаду будет трудно. Их было много, и занимало стадо почти весь склон – сверху до низу. 150 пар глаз следили за окрестностями.

Часть пути, где не было возможности укрыться за рельефом, мы преодолевали бегом на корточках. Как бы смешно и странно это ни звучало. Добрались до гребня, с которого вчера стрелял. С противоположной стороны гребня, слева снизу, почти в долине, стояли два огромных старых тура. Они были только вдвоем и то паслись, то ложились в снег.

– Сможем к ним подойти? – спросил я.

– Точно – нет. Склон северный. Без кошек даже пытаться не стоит. Поедешь по насту – остановишься во-он там, внизу, у реки. Весной сможем тебя оттуда забрать.

Я внимательно осмотрел склон, внизу которого стояли эти два прекрасных рогача: снег покрывал его весь, ветер набил толстый слой наста, угол наклона на всем протяжении был очень крутой. Но эти два красавца так и манили!

Мы сидели в снегу и думали: как подойти к стаду? На правую сторону склона выходить было нельзя – нас сразу заметили бы, по гребню нельзя по той же причине. Левая сторона была крутая, покрытая метровым слоем ярко-белого снега. При этом Эльсон и Заур сказали, что под снегом много камней, которые сейчас все во льду, и идти по ним опасно. Как я пожалел, что не взял с собой кошки!

Оставался единственный возможный вариант – и я настаивал на нем – идти по левому северному склону. Принимающая сторона была против – опасались за мою безопасность. У ребят были с собой палки с крючками на конце, которыми они ловко цеплялись за склон при перемещении, а в мои карбоновые палочки парни не верили. Удалось убедить их, что справлюсь.

Начали осторожный подход по склону. Заур все время шел ниже меня – страховал на случай, если меня понесет вниз. Метров 100 удалось пройти с прямой спиной, потом пришлось сесть в снег и передвигаться буквально на пятой точке. Первым полз Эльсон, дальше – я, замыкал Заур. Мы толкали перед собой огромный сугроб, у парней тут же промокла одежда. Таким полуползком пришлось передвигаться метров 200.

Когда аккуратно выглянули из-за гребня, до ближайших туров было 250 метров. Эльсон предложил стрелять неплохого самца в ближней группе. Я отказался – дальше и выше лежал тур гораздо больше предложенного.

– Что мне с тобой делать? – сказал со вздохом Эльсон.

Продолжили движение в сугробах. Еще через 50 метров барахтанья в снегу стало понятно, что ближе подползти незамеченными не представляется возможным – туры нас «срисуют».

Я стал внимательно изучать стадо в бинокль. Верхнего большого, лежащего на склоне, закрывали складки местности. Стрелять совсем неудобно. Внизу, в одной из групп увидел хороший трофей. Судя по всему, это был тот второй крупный, которого мы видели изначально. Решил стрелять по нему.

Расстояние – 356 метров, угол – минус 20-25 градусов (точно не помню). Поскольку мы лежали в глубоком снегу, сошки пришлось выдвинуть полностью – так, чтобы они доставали до обледенелой под снегом земли. Несколько раз проверил все расчеты по калькулятору, лег в позицию, насколько позволяла местность, и посмотрел на трофей в оптику.

Животные кормились и все время перемещались. Большой тур был закрыт телами своих спутников. Я лежал на изготовке, дожидаясь пока появится возможность стрелять, а в голову лезли разные сомнения: «Вчера прилетело выше. Почему? Может, из-за высоты давление ниже, и калькулятор ошибается? Может, надо взять ниже точки прицеливания, чтобы нивелировать эту ошибку? Возьму чуть ниже».

В какой-то момент бык отошел чуть в сторону от группы, и открылась его левая лопатка. Я навел перекрестье чуть выше колена и нажал на спусковой крючок. Раздался звук выстрела, и туры побежали. Сколько же их тут много! Где же «мой» среди этого потока коричневых спин?! Я пытался определить того, по которому был произведен выстрел. Когда испуганное стадо отбежало метров на 500, я его увидел. Эльсон с Зауром сказали, что он хромает на правую переднюю ногу. Туры отбежали на 700-800 метров и встали в долине. Я нашел «своего» и стал за ним наблюдать. Действительно, тур хромал на правую ногу, но я-то стрелял в левую! Через несколько минут тур стал… кормиться. Это означало, что я не попал. ОПЯТЬ! С одной стороны – хорошо, что не сделал подранка, а с другой... На меня накатила апатия.

Ребята промокли во время нашего горизонтального подхода и замерзли. Предложили попить чаю и возвращаться в лагерь. Мне было все равно. Я был подавлен. Как же так? Что со мной случилось? Почему такие обидные промахи?

Третья, она же финальная

Карабин поставил на сошки на гребне и пошел кипятить воду для чая. Попили чайку, помолчали. Я собрал Alpen Pod и пошел за карабином. Не доходя до оружия метров 10, поднял голову и на прилегающем слева гребне увидел выглядывающую голову тура с огромными, мощными рогами! Я сразу упал на спину и ползком подобрался к оружию. Измерил дистанцию – 424 метра.

Это один из тех двух старых туров, которые паслись внизу северного склона, пришел на гребень к нам. Почему через 15 минут после выстрела он решил подняться? Что его заставило? Я не знаю. Провидение?

– Долби отсюда, – громким шепотом сказал Эльсон.

Мне позиция не нравилась совсем: в месте, где стоял карабин, было много снега на уходящем вниз склоне. Я осмотрелся и увидел дальше по гребню отличную площадку: ровную, без снега. Схватил карабин и на полусогнутых «нырнул» с гребня в правую сторону так, чтобы для глаз тура оставаться незаметным. Я прекрасно понимал, что животное нас видит и в любой момент может сделать шаг назад, скрывшись за скалами. Но решил рискнуть. Пробежав за гребнем метров 20, выполз на намеченную позицию. Тур стоял на гребне. Видны были только его огромные рога и грудь. Сомнений в трофейности экземпляра не было никаких! Расстояние 391 метр, угол практически нулевой.

Я накрутил барабаны, прицелился в основание шеи и выстрелил. В оптику увидел попадание четко по месту, и кувырок назад, который сделал зверь после. Как передать эмоции, которые вспыхнули у меня внутри? Столько поездок, километров преодоленного пути, литров пота, неудач – все вспомнилось и вырвалось из груди победным кличем. Горы безмолвствовали, а я был готов прыгать от счастья и осознания выполненной цели.

Ребята подошли с улыбками на лицах, стали поздравлять и на эмоциях обниматься. Это ли не жизнь! Я им очень благодарен за возможность взять этот трофей!

Одно в этот момент напрягало – насколько далеко скатился тур? Пошли смотреть, надеясь, что он зацепился за полку, на которой стоял. Чуда не произошло – тело скатилось в полсклона по крутой мелкой сыпухе. Дошли до поверженного зверя, сделали фотосессию и разделали трофей. В связи с тем, что мощная туша все время норовила скатиться вниз, это было не просто.

Следующий день был посвящен выносу мяса и спуску в село. Все прошло без приключений.

Переночевали у Эльсона в доме, погрузились в авто и рванули в СПб. По уже знакомой дороге поездка прошла в штатном режиме, если не брать в расчет тот факт, что на полутора тысячах километров обратного пути попали в настоящую зиму с морозом, обильным снегом и льдом на дороге.

Могу смело утверждать, что в Дагестане появился отличный организатор охот! Все на высшем уровне: еда, лошади, проводники, отношение к клиенту, наличие зверя в угодьях, понимание принципов трофейной охоты. Придраться не к чему! Эльсон, спасибо Тебе большое за охоту! Отдельная благодарность Зауру и Рамазану! Парни отработали на отлично. Надеюсь, что охотничья судьба сведет нас не раз на пути!

О бренном: длина левого рога 103 см, правого – 101 см, база 36 см, 13 лет. Оружие – Blaser R93, калибр .300WinMag, пуля Hornady ELD-M 225 gr.


Поделиться: