Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

За бараном на край России, или туда и обратно

За бараном на край России, или туда и обратно

По завершении третьих суток пути мы (мой тезка и я) уже начали сомневаться в том, что вообще доберемся до охоты! А ведь потом еще все предстояло повторить в обратной последовательности…

Этот сон никак не хотел прекращаться. В нем (во «сне») проносился самолет Москва – Петропавловск-Камчатский, потом улетающий от урагана самолет из Петропавловска в Палану, потом гусеничный военный вездеход, потом лошади...

Между всем этим был реальный сон, достопримечательности Камчатки, еда, горячие источники, красивейшие пейзажи и общение с новыми людьми. Но теперь казалось, что все это было как бы и не с нами…

Изначально проинформированные паланским аутфиттером Виктором Степановым о возможных рисках мы, конечно, готовились к непредсказуемому пути, зависящему, как и все на Камчатке, от погоды. Но нам на удивление везло. Особенно ощутили это везение, когда после вылета Петропавловск-Палана небо над Петропавловском закрыли по погодным условиям из-за пришедшего от японцев урагана. Правда, пережили мы тогда несколько очень неприятных минут на борту ЯК-40, мотавшегося перышком в небе.

И вот, забегая вперед, хочу сделать несколько выводов, исходя из нашего опыта преодоления всего пути на север полуострова и обратно:

1. Надо быть готовым к тому, что по погодным условиям вылет самолета между ППК и любым из аэропортов севера могут откладывать буквально у вас на глазах, а потом и вовсе перенести на завтра. Так может продолжаться несколько дней. В этом плане, видимо, менее рискованно прилетать в августе, когда погода более стабильна. Я уж не говорю о том, что самолет может просто поломаться. На обратном пути так случилось с ЯКом (что-то отвалилось прямо в Палане) и вместо него за нами прилетел АН-26. А еще – по выходным внутренние рейсы не выполняются. Это означает, что рейс с пятницы переносится на понедельник, и вы «отмокаете» минимум 2 дня в горячих источниках.

2. Если у вас заброска на вездеходе, не отпускайте его обратно в поселок, договаривайтесь, чтобы он ждал на базе (в лагере), так как в случае более раннего возвращения найти его в поселке может быть нереально (уехал за грибами-ягодами, нечаянно попал на свадьбу случайного знакомого и прочее).

3. Заведите знакомство в каждой маршрутной точке (в нашем случае – ППК и Палана) на случай непредвиденной помощи с билетами, гостиницей и так далее.

4. Можно эффективно отправлять багаж почтой EMS. Хотя туда мы и не рискнули, а вот обратно сумки пришли в Москву за четверо суток. С учетом наличия платы за перевес на рейсах по Камчатке так оказалось даже дешевле, не говоря уже об удобстве.

5. И наконец – предупредите дома, что можете вернуться и на неделю, а то и на две позже!!!

И даже если с вами сопровождающий представитель аутфиттера, все перечисленное, на мой взгляд, не будет лишним.

Но возвращаюсь к нашим баранам, к тому, ради чего мы оказались в очередной раз на Камчатке. А с ними, со слов Виктора, все было в порядке – бараны пасутся, медведи в кедраче!

В Палане нас любезно встретила жена Виктора Наталья, и все вместе на ГТСке мы к ночи прибыли на базу Виктора. Медведей насмотрелись по дороге из Паланы, но трофейный не попался. Будем искать….

Наконец, по завершении третьих суток пути, как я уже сказал, после шестичасового перехода на лошадях мы оказались у подножья горы и разбили палаточный лагерь на границе ольховника и кедрача с изумительным видом на гору с одной стороны и речную долину с другой.

Наша команда – проводники Гена и Антон, главный по гужевому транспорту Витя, повар Аня, ну, и мы с Мишей.

Первый день, как обычно, был запланирован «разгрузочным», и мы достаточно поздно утром, оставив Аню отгонять от лагеря медведей, неспешно двинулись наверх…

Первый выход в горы всегда как первая кружка свежей прохладной воды после долгой изнурительной жажды. Ты впиваешься в нее и начинаешь смаковать, запоминая каждый глоток. Последующие выходы становятся уже более обыденными, не смотря на неменьшую насыщенность событиями. Первый час пути нам надо было проломиться через кедрач, что мы без потерь сделали, и еще через час вышли на высоту в 1000 метров. Здесь нашли ложбинку, сравнительно закрытую от ветра, который с энтузиазмом дул все последующие дни, и принялись наблюдать. С соседнего хребтика можно было полюбоваться водными просторами – с одной стороны Охотское море, с противоположной – Тихий океан. Невообразимая красота и самоутверждение в роли «царя горы». В общем, наслаждались видами, ощущением свободы и началом охоты. И даже не подозревали, что за нами все это время наблюдали…

Антон с Геной не ленились таскать с собой постоянно газовые горелки с кастрюльками, и мы принялись неспешно чаевничать. С нашей ложбинки открывался прекрасный вид на дальние хребты и огромный цирк, в котором и вокруг которого, со слов проводников, накануне они видели баранов.

Натрапезничавшись, снова принялись биноклевать окрестности, теперь уже более тщательно. И в 4 километрах, на дальних от нас хребтах обнаружили в трубу пасущихся важенок с ягнятами и… следившего за нами все это время одинокого самца. Даже с такого расстояния по всем его повадкам удалось определить, что это самец, хотя достоверно оценить трофей не было возможности. Вел он себя нервозно, периодически каждые 10-15 минут вставал и передвигался выше и дальше от нас метров на 200-300. Между ним и важенками было полкилометра, а между нами, как я уже сказал, открытое четырехкилометровое пространство с небольшими складками местности.

Надо было на что-то решаться, так как время играло против нас. Бросили жребий, и «джек-пот» выпал мне – надо было быстро и незаметно обойти по дуге цирк. Да так, чтобы начать подъем между бараном и самками, иначе они двинутся в его сторону, и все дело провалится.

Горы на Камчатке конечно невысокие и относительно пологие, но каменистой, как на Кавказе, сыпухи хватает, да и присутствует камчатский «эксклюзив» в виде склонов с большими валунами вулканических пород, бегать по которым то еще удовольствие. А с полпути нам с Антоном пришлось практически бежать. В начале подхода шли тупо на виду у барана, который от такой наглости переместился от нас еще дальше и выше. Потом, уже прикрывшись холмом, спустились по дуге к реке и по ней вверх поднялись аккурат между бараном и важенками, которые были очень нам удивлены и неохотно стали удаляться прочь. Самца мы уже не видели, так как он успел перевалить за хребет. А знали об этом наверняка потому, что оставшиеся в ложбинке все время информировали нас по рации о передвижениях рогача, что весьма и весьма помогало.

И вот, взобравшись по вертикали на 300 метров, после аккуратного скрадывания уже на хребте мы обнаружили барана и подошли к нему на 250 метров. Самец лежал на каменистом склоне, переваривая утреннюю трапезу. Я видел, что трофей не выдающийся, но «стрелябельный». Понимание того, что Камчатка непредсказуема, а если представится еще шанс, никто не запрещает использовать и его, привело к однозначному решению – надо добывать трофей, к которому так долго шел.

Как всегда дул сильный ветер, аккурат поперек траектории выстрела, и пришлось делать на него хорошую поправку. Ох, как хорошо, что не стал торопиться и заметил в 5 метрах от себя пару камушков, которые могли помешать выстрелу. Поднял рюкзак повыше. «Трехсотый» выполнил свою задачу безукоризненно – отчетливый шлепок был. Но баран встал и почему-то остался стоять, весь дрожа. Со вторым выстрелом все-таки поспешил и попал прямо в эти самые камушки. Баран продолжал стоять. Я понимал, что дело сделано, но для уверенности надо стрелять еще. И третьим выстрелом прекратил мучения зверя.

Охота состоялась! Как передать это незабываемое ощущение – вот и свершилось то, к чему ты так долго шел, начав организацию поездки за полтора года! Теперь уже более спокойно, в полную силу наслаждаясь природой, можно продолжать охотиться дальше. Как это бывает обычно, до лагеря добрались «насквозь» уставшие уже в темноте, пройдя около десятка очень длинных (потому что обратные) километров. Так закончился первый «разгрузочный» охотничий день.

На следующее утро, находившись изрядно накануне, встали достаточно поздно. В лагерь с базы приехал Виктор, который искренне удивился добытому в первый день трофею и любезно согласовал возможность добычи мною еще одного (если попадется).

Но главной задачей теперь было найти барана моему напарнику. И мы с оптимизмом по уже проторенному маршруту двинулись в горы, отправив Антона немного раньше на разведку. Второй день не оставил по себе особенных впечатлений. Опять прошли около 15-20 километров, успев при этом изведать новые подходы к местам обзора.

На следующий (третий) день приняли решение перенести лагерь ближе к месту, где был добыт баран, и мониторить сразу два больших цирка. За полдня управились, собрались, погрузились на лошадей и через пару часов оказались в новом живописном месте, на берегу горного ручья и в 400 метрах выше по вертикали от предыдущего лагеря. Вдоль ручья росло множество кустов золотого корня, с помощью которого можно эффективно поднимать бодрость духа и физическую активность.

Гена с Антоном ушли на разведку до вечера. Мы же с Мишей размяли ноги до ближайшей вершинки, где провели остаток дня, исследуя долину на предмет косолапых. Развлечение нам обеспечивали грызуны всех сортов, обитающие тут повсеместно и свистящие со всех сторон едва ли не в унисон. И так они меня раззадорили в тот день, что я твердо решил добыть при первой же возможности тарбагана (сурка), но так, чтобы не мешать основной охоте.

Вечером Аня приготовила баранину в разных видах и даже состряпала оливье – так она была рада, что ей не пришлось одной весь день охранять лагерь от местных косолапых.

Следующий (четвертый) день было решено сделать «ударным». Встали еще потемну, оперативно позавтракали и двинулись вверх. План был прост. Мы с Геной залегаем с трубой на господствующей вершине, а Миша с Антоном потихоньку на среднем уровне обходят все ложбинки.

Достаточно комфортно вышли с нового лагеря к вершинам и примерно в 10 утра начали реализовывать задуманное. На этот раз скучать не давала лиса, которая, не обращая на нас никакого внимания, ловила в 10 метрах леммингов. Потом мы с Геной почаевничали и даже умудрились поспать, поочередно неся дозор у трубы.

А потом началась движуха!

По рации Антон сообщил, что в нашу сторону цепочкой движутся четыре барана, два из которых очень достойные. То есть даже не в нашу сторону, а прямо на нас, через хребет. От них бараны находились в 800-х метрах, и Миша стрелять не решился. Антон принялся судорожно разрабатывать план, итогом которого стало резюме – не пускать баранов через хребет. Мы с Геной начали медленно передвигаться по своему хребту в поисках идущих к нам баранов, чтобы завернуть их обратно. Миша с Антоном ускоренно стали подниматься к нам. Антон, видевший наши перемещения, осуществлял наводку.

Вот наконец я замираю с экшн-камерой на голове на фоне одиноко торчащего на хребте камня. И на меня в упор выходит первый из цепочки самец. Расстояние между нами – 20 метров! Я говорю ему: «У-у-у-у». Бараны разворачиваются и…

План удался частично. Бараны пошли в полгоры вдоль нашего хребта, но, к сожалению, не в сторону Миши и Антона, а с явным намерением прорвать «границу» в другом месте. Я, насколько это было в моих силах, бегал вверх-вниз, пока не «загнал» баранов на прилегающую к нашему хребту гору. И тогда оставалось только лечь, взять их на прицел и долго с сожалением провожать взглядом. Если бы я выстрелил, то у меня, скорее всего, был бы второй, более крутой трофей, но шансы моего напарника явно уменьшились бы. Я смотрел в оптику на баранов, пока они не разделились по парам. Теперь оставалось только запомнить места, чтобы потом наводить охотника на цель.

К сожалению, до темноты догнать баранов, оставшихся в нашем цирке, не удалось и на следующий день, увы, мы их также не нашли.

Когда все это мы потом рассказывали Виктору, он был в шоке. Совсем, говорит, сдурели! Кто ж охотится на снежного барана загоном?!

На следующий день мы решили опять переместить лагерь еще ближе к верхам, но уже без Ани и Вити – только охотники и на подножном корму. Миша с Антоном ушли в соседний цирк, а мы с Геной остались мониторить соседние горы и наш цирк.

Из произошедшего в этот день оставил впечатление только сюжет с росомахой, которая сначала шла медленно на прицеле у Миши (он до сих пор жалеет, что не стал стрелять, боясь сорвать охоту на баранов), а потом бежала в пятистах метрах от меня, и я не успел ее догнать.

В ту ночь разверзлись небесные хляби, похолодало до нуля, а под утро еще и все заволокло туманом. Мой напарник, увидев это, да еще и получив по спутнику какие-то известия по работе, предложил сворачивать экспедицию и возвращаться домой. Я не стал возражать.

Хотя свою задумку все-таки успел реализовать. Тарбаган был добыт со 100 метров с рук из .300 WinMag. Мясо его мы потом с удовольствием съели, а шкурка пойдет на чучело.

Спускался я в промежуточный лагерь с сурком и карабином, наслаждаясь ощущениями и вспоминая яркие моменты этого путешествия – все то, что не описать никакими словами…

Ну а дальше была авантюра, которую мы запомним надолго.

Мы с Мишей, еще когда только проделали на лошадях шестичасовой путь от базы к месту палаточного лагеря, рассудили так – раз есть река, которая течет в сторону базы, значит обратно можно сплавиться на лодках, любуясь природой. Обсудили эту идею с Виктором, который никогда в этом месте не сплавлялся, но подогреваемый изнутри тягой к авантюрам и исследованиям, повелся на нашу идею и даже где-то нашел две резинки – одну для себя и одну для нас с Мишей.

К сожалению, описать достоверно все, произошедшее с нами, невозможно. Примерно через 5 минут сплава мы были наполовину мокрые после первого же порога. Река горная, а на улице +5. Еще через 5 мин я, стоявший на коленях на носу лодки, окунул в воду камеру и карабин. При этом у нашей лодки были два незащищенных клапана, которые постоянно при неаккуратном нажатии на борт подсдували баллоны, и нам приходилось вылезать на берег для надува лодки… ртом. Нужно сказать, что условия сплава были настолько жесткими, что мы достаточно быстро стали отъявленными водниками, работавшими всеми частями тела, чтобы не утонуть и не замерзнуть. Но оно того стоило – места по дороге были фантастически красивыми!

Через 4 часа от начала сплава стемнело, и мы, выйдя на берег, еще 2 часа топали под яркими звездами через кедрач, распугивая медведей.

На базе нас ждали все те, кто ушел на лошадях, две бутылки водки, припасенные еще по прибытии из Паланы, и натопленная баня.

На следующий день, пока ждали вездеход, удалось три часа посвятить рыбалке. Наталья, жена Виктора, оказалась отъявленным рыболовом. А какая может быть рыбалка на Камчатке? Только сумасшедшая!!! Наловив полмешка гольцов и кижучей, заполнили контейнер икрой и довольные вернулись на базу, где основательно попарились и до полной темноты просидели с разговорами за столом под уху и непременную тут икру.

А утром, выйдя из домика, замерли от вида гор, покрытых за одну ночь снегом.

Теперь предстоял путь обратно.


Поделиться: