Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Вся Испания за неделю!

Вся Испания за неделю!
Вся Испания за неделю! Вся Испания за неделю! Вся Испания за неделю!

У американских и европейских охотников считается престижным добыть четыре вида козерогов, обитающих в Испании: бискайский козерог, гредосский козерог, козерог Ронда и козерог Сьерра-Невада. Вот и я загорелся идеей добыть эти виды. И если бискайских козерогов у меня было три экземпляра, то трех остальных пока не повезло добавить в свою коллекцию. Скажу сразу, что чисто внешне козероги эти отличаются лишь формой рогов и то незначительно. Только специалист или опытный охотник могут найти отличия. На мой взгляд, выпусти их всех четверых в загородку, черта с два различишь. Но в Книге трофеев SCI они обозначены как разные виды.

Четырехчасовой перелет до Мадрида «Аэрофлотом» пролетел незаметно. Впереди майские праздники, и можно уместить в десять дней программы не только трех козерогов (гредосского, Ронда и Сьерра-Невада), но и балерианского козла, а также гибридного на Мальорке и пиренейскую серну. На каждый трофей заложено по два дня, и вся программа выстроена так: отстрелялся – и сразу переезжаем в другое место. Всего мест пять – по видам трофеев.

Ну, и понеслась! Вернее, понес нас арендованный автомобиль по всей Испании.

Только в результате этого полубезумного путешествия я понял, что именно скрывается за словами «Испания – она разная». В самом деле. Вначале отправились из Мадрида в сторону Португалии за гредосским козерогом, и это около 300 км.

По прибытии бросаем вещи в отеле, хватаем бутерброды с традиционным хамоном на большой белой булке и – в поля! Торопливость обусловлена тем, что лицензия закрывается апрелем месяцем. То есть тридцатым апреля. Ах, да, я же не объяснил – днем прилета в Испанию. И 1 мая она сгорает. Без возврата. В связи с тем, что охота проводится на государственных землях, перенести сроки нельзя. Так что, кто не успел, тот опоздал. Моему сопровождающему, Антону, встречающие уже в дороге задали по телефону всего один вопрос: «Он хоть ходит?». Это про меня. И мне это казалось забавным до тех пор, пока мы не начали «ходить». Два с лишним часа по горам. Зато не пришлось искать зверя. За нас это сделали местные то ли полицейские, то ли такие егеря, в общем, скауты, приглядывающие за данной местностью. Оказалось, что с утра они повели охотника с предпоследней лицензией на козерога в горы и двое остались там, обнаружив стадо козерогов, чтобы мне не пришлось искать животных. Козероги пасутся, скауты за ними приглядывают. Козероги пошли через хребет – скауты за ними. Так через подзорную трубу и держали животных постоянно в поле зрения. Самец, который мне разрешен к отстрелу, в стаде был. Их было даже два (скауты заранее определили их трофейные качества). Нам оставалось только дойти, потом подойти к наблюдающим и затем подкрасться к козерогам на дистанцию выстрела.

Итак, два с лишним часа ходу. Время – около 18.00. Темнеет в районе 21.30. Чтобы долго не томить читателя интригой «успели/не успели», скажу сразу – дошли вовремя. Аккуратно подкрались к скаутам, и они показали пасшуюся в долине группу козерогов. После чего принялись спорить – которого стрелять. Один рекомендует одного, другой другого. И это все шепотом за большим камнем, и, разумеется, по-испански эмоционально – только руки мелькают. Я ничего не понимаю. Один к одной стороне камня тянет, другой – к другой. При этом с такого расстояния вообще было не разобрать, в которого стрелять. Во всяком случае, мне.

В итоге начинаем скрадывание – стараемся подползти на верную дистанцию.

Доползаем, рюкзак на камень, винтовка «Блазер» калибра .30-06 Spring, оптика «Цейс». Что еще нужно человеку, чтобы достойно… и все такое!

Для себя из двух определил того, которого, на мой взгляд, удобнее стрелять. Он лежал, и видна была половина туловища, у другого же видна была только шея.

Выстрел. Стадо повскакивало, но не бросилось наутек – куда бежать и откуда грозит опасность, явно не понимали. Наконец у одного нервы не выдержали, он сорвался с места, и за ним – все стадо. Мой трофей лежит! Ура! Поздравления, фотографирование, измерения… И опять два часа по горам, по долинам.

Горы, кстати, очень красивые, высотой чуть больше двух тысяч метров. Произвела впечатление церковь-убежище на одной из вершин. Кем выстроена и от кого в ней положено укрываться, я так и не понял. Но совершенно очевидно, что это защита и для пастухов, и для туристов. Двери хоть и закрыты на навесной замок, но это не проблема, поскольку замок не закрывается. Рядом стоят каменные столы, и бьет из земли источник с чистейшей и очень вкусной водой. Как потом сказал местный пастух: «У нас две достопримечательности – камни и вода».

Отдохнули у церкви и снова в путь. Вниз.

По приходу – короткий пикник на капоте с традиционным хамоном, сыром и белыми булками (хлеб у них только белый). Зато вино красное, без которого пикник был бы не пикник. Удивляет, что вино пьют по кругу из бутылки соски-лейки. При этом вино льется в рот и ничего не пачкает (опять же гигиена).

И… в общем-то все. Уже темнеет, а нам еще ехать около двух часов в отель.

Добираемся в него по темну и сразу спать.

Может быть, поклонники Эль Греко или, скажем, Сервантеса меня осудят за то, что я не провел часок-другой в музеях, галереях и у поражающих своим величием развалин мавританских замков, но мне было в этот раз не до насыщения души прекрасными образами прошлого.

Ранний подъем и почти 700 километров в сторону побережья, в ареал другого козерога с красивым именем Сьерра-Невада. Дорога заняла около восьми часов. И опять тот же сценарий – вещи в номер, короткий перекус и вперед – в горы. Должен заметить, что горы здесь кардинально отличаются от предыдущих – относительно молодые, поскольку сухие, без растительности и, конечно, без воды.

Охота строится следующим образом: ездим по серпантину и выслеживаем козерогов, периодически останавливаясь на смотровых площадках и осматривая местность в бинокль. Смотрим все вместе. После двух часов в общем-то бесплодных поисков догадались послушать егеря, который сообщил, что буквально сегодня утром видел двух козерогов (приличных по размеру) на скале, куда можно «подскочить» на машине.

Подскакиваем, останавливаемся на площадке для фотографирования, и опять во все глаза «прощупываем» скалы. Есть! Один. Оставляем сопровождающих с рацией на наблюдательном пункте, сами пытаемся сократить расстояние на машине. Звери здесь привычны к шуму автомобильных моторов и больше пугаются пешего человека. Метров 800 едем до скалы и по ней – круто вверх. Под защитой деревьев выходим, не хлопая дверьми. Антон разворачивает и отгоняет машину на «командно-наблюдательный пункт». Мы же вдвоем с егерем почти ползем на четвереньках, согнувшись в три погибели и прячась за неровностями, змейкой вверх по склону. Ползем около часа!

Звери лежат там же, где мы обнаружили одного из них. Козерогов целая группа. Два самца очень даже ничего – «медальные». Но как подобраться? Они выше нас, склон крутой и стрелять придется практически в небо! Нужен упор, а с этим возникают проблемы: сошек нет; если стрелять лежа, опершись на камень, то не видно козлов. Расстояние около трехсот метров. Вроде бы, нормально. Но после подъема по «вертикальной стенке» руки не слушаются головы, живут своей собственной, автономной жизнью, дыхание, как у собаки в жару, грудь работает, словно кузнечные меха. Не знаю, что бы мы смогли в этой ситуации придумать, но звери нас опередили – они вдруг начали спускаться. И – о, счастье! – на нашу сторону склона. Теперь задача охотника одна – ждать и дождаться.

Мысленно выбираю полянку, где они должны показаться, и шепчу про себя всякие полезные в таких случаях заклинанья.

Ждем долго, около 20 минут. Мне уже кажется, что полдня…

И вот первый выходит на поляну. Хочу стрелять, но егерь закрывает окуляр прицела рукой. Не тот. «Пикиньо» – маленький. Благодаря тому, что дочь училась в школе с преподаванием испанского, кое-какие слова и даже фразы из школьной программы остались и в моей памяти. Жду «гранде» (большого). Много времени для этого не понадобилось – он выходит вторым. Но слишком быстро пересекает поляну, которая под биссектрисой огня. Слишком быстро! Понимаю, что на выстрел остается секунда. Вот виден уже только хребет. Стреляю. Звери, оказавшиеся на полянке, мгновенно срываются с мест и убегают. И тут сверху появляется еще один матерый самец. Егерь дает команду стрелять, поскольку по первому я наверняка промазал. Однако голос по рации с нашего «НКП» дает команду: «Отбой. Не дурите».

Зверь лежит. Упал, как подкошенный. Что интересно, он был поражен в позвоночник, как и тот, гредосский. Надо учесть на будущее – карабин-то пристрелян на триста метров, а тут в обоих случаях расстояние было меньше, посему пуля шла выше. Надо сказать, что из-за трудностей с получением разрешения на вывоз из России я не стал связываться со своим карабином, поэтому пришлось арендовать оружие на месте.

Традиционные фотосессия, измерение, снятие шкуры и дорога вниз. Во время этой съемки я сфотографировался со зверем на фоне флага Клуба горных охотников. И сделал это осознанно – в целях популяризации клуба не только в России, но и за рубежом.

И опять ранее утро, подъем в 5.00 и дорога за козерогом Ронда. К этому времени я успел сэкономить три дня, которые могли бы пригодиться на какой-то другой, менее удачной охоте, да и если уж удача попалась, то выпускать ее не стоит из рук. Потому и выехали рано утром в Малагу.

На этот раз вещи бросили прямо в автомобиле, тут же переоделись в охотничью одежду, пересели в Range Rover, и опять – в горы. Ехать больше трех часов. Там, на самой вершине нас ждут два егеря. Опять два. Как ни странно, оба Антоны. Еще более странно то, что со мной уже едут трое Антонов, то есть всех вместе их будет пять! А что может один Леонид против пятерых Антонов?!

Охота на козерога Ронда отличается тем, что мы не ищем, разъезжая по серпантинам, нужную особь, не расставляем наблюдателей в местах возможного их выхода, а тупо идем по гряде и смотрим по сторонам.

Сказать, что это была легкая утренняя прогулка, было бы не совсем правильно. Это было скорее альпийским восхождением, которое не прошло просто – мы были мокрыми до нитки от пота, руки тряслись, словно в лихорадке. В общем, эти шесть часов нам дались очень непросто. А зверя мы так и не увидели…

Команда на обед – она же и команда на отдых, поскольку в полуденную жару совершать такие походы-переходы чрезвычайно изнурительно. Да и бесполезно в плане охоты.

Для экономии времени не спускаемся низко, останавливаемся в первой харчевне, обедаем, ждем, когда спадет зной.

С учетом того, что уже три ночи сны проходили накоротке, состояние организма не самое превосходное. Какая-то муляка в глазах. Отдых на ступеньках харчевни не то же самое, что в постели, но тоже отдых…

Во второй половине дня тактику чуть меняем – теперь мы ездим по смотровым площадкам и ходим, высматривая козерогов в бинокль. Катаемся так до темноты и успеваем налюбоваться на Андалузские горы на всю оставшуюся жизнь. Пусть мы не видели ни одного самца, зато нам не раз попадались на глаза самки, а это уже кое-что.

Едем в конце концов в отель, чтобы забыться сном на очередные пять часов. И спокойно уснуть позволяет хорошее известие – один из егерей видел самца на склоне практически уже в темноте. Будем надеяться, что он нас там подождет до утра.

Утренний подъем дается с большим трудом. Спать хочется, зеваю, аж сводит скулы.

Едем к егерю, который видел самца. Двери дома закрыты. Стучимся в окно, в двери. Открывает заспанная жена и говорит, что он уже давно в лесу, на объезде. Проходит минут десять, и подъезжает егерь на спортивном горном мотоцикле. Все в порядке, звери на склоне!

Начинается долгий, затяжной подъем в горы и не менее утомительное скрадывание. Не обошлось без падения на камни. О кульминации третьей охоты рассказывать особо нечего. С первого выстрела зверь был добыт, а Grand SLAM закрыт. И стало… немного грустно.

Но для меня охота в Испании еще не была закрыта – впереди перелет на Мальорку, и там охота, затем перелет в Мадрид, и сотни километров до Кантабри (взяли лицензию на серну), а затем – на север, в Пиренеи. Таковы планы, но, как всегда бывает, жизнь вносит поправки. Билетов на Мальорку просто нет. Выход из положения – перелет через Барселону. Полетели, но благодаря опозданию на сон осталось 2 часа 15 минут. О пяти часах сна я уже думал, как о счастье – помните, как в том анекдоте про черную и белую полосы в жизни: оказывается, это была белая полоса.

Мальорка встретила нас теплом и организованностью. В связи с ожиданием приезда двух членов КГО из России и, главное, радостной новостью, что удалось организовать лицензию на Кантабрийскую серну, было решено охотиться не вечером, а сразу после прилета. Оказывается, до сих пор полоса-то белая была.

В общем, ноги в руки, короткие сборы, бутерброд в зубы и – вперед, искать козла красной расцветки с характерным черным крестом.

До гор добрались за полтора часа. А в горах начался серпантин, и он отличался необычайной крутизной с разворотами на 180 градусов. Машина с первого раза не входит в поворот, все повороты с перегазовкой и вальсированием взад-вперед. Опять же, как на многих горных охотах, если в чем-то подведет техника или ошибется водитель, то все летят в пропасть. Но, как читатель догадывается, раз я пишу эти строки, ни техника, ни водитель не подвели.

Поднялись на самую верхотуру, а потом – ножками по дорожкам. Пять часов на жаре в 35оС, два выстрела навскидку, и два трофея стали результатами этого дня. Как мне сказали сопровождающие, нам просто повезло, что все случилось достаточно быстро. Мне повезло особенно, поскольку отстрелявшись, мы заказали билет на… раннее утро.

Путь за Кантабрийской серной начался с подъема в 4.00 – дорога до аэропорта, перелет, шесть часов в пути на авто до места – и закончился в 18.00. До темна оставалось часа четыре. В горы ехать поздно. Разве что пристрелять карабин. Но стоит ли это делать сегодня в дождь, который обещают с минуты на минуту, если завтра утром можно пристрелять? Сопровождающий, воспользовавшись автопереводчиком, поинтересовался: «Вы собираетесь жениться или, возможно, придется делать завтра?». Внутренний голос настойчиво порекомендовал «жениться», но только завтра утром. Я с ним был полностью согласен, но ведь сегодня еще можно было бы сходить осмотреться…

После пристрелки карабина на двести метров попробовали подняться в горы, где на нас свалился такой туман, такие тучи! Не видно вообще ничего. Начался дождь, стало невероятно холодно – температура опустилась до ноля градусов! В течение двух часов мы прятались в машине или спасались под зонтом. На себя надел все, что взял с собой. До темноты остался час с небольшим. Понятно, что охоты сегодня уже не будет. Но как только в тучах появился просвет, егерь предложил подняться на первый гребень – метров на 500-600 и оттуда посмотреть. А что? А вдруг!

Начинаем подъем. Все раскисло, грязь такая, что ноги постоянно скользят. Но мы ползем вверх. С горем пополам забираемся на гребень, осматриваем горы и на самом гребне замечаем серну. Расстояние – чуть более двухсот метров. Зверь перемещается по гребню и достаточно активно. На всякий случай расставляю сошки. А что? А вдруг!

Зверь останавливается буквально на несколько секунд. Сопровождающий меня гид предлагает стрелять, но местный егерь качает головой – бесполезно. Я стреляю, и зверь падает, как подкошенный. Просто исчезает, и все. Егерь, как мне показалось, шепотом по-испански говорит: «А теперь лезьте за ним сами». В итоге спускаемся с верхотуры к трофею, возимся с ним минут тридцать и несем с собой голову со шкурой для кейпа и две задние ляжки. До темноты остается десять минут – как раз, чтобы успеть сфотографироваться и сделать первичные измерения.

А сутра была долгая дорога в Пиренеи – в общей сложности в машине пришлось провести более двенадцати часов. Остановились на ночь лагерем, а утром снова отправились в сторону Андорры.

Охота проходила после обеда и до темноты. Запомнилась лазанием по таким крутым склонам, что главной задачей я считал не сорваться. Искать зверя было попросту некогда, да и не до него в таких условиях. Но зверя все-таки видели. К сожалению, или он нас раньше замечал и скрывался, или мы находились очень далеко, или попадались самки. Наутро (как нетрудно догадаться, в 5 утра) опять подъем и сразу – в горы. А в горах сильный ветер. Ждем после восхода солнца выхода зверя в лощину. Ветер не стихает. Местный егерь после долгого молчания поделился откровением: «Нет ничего хуже ветра на горной охоте». Я с ним был не согласен – куда хуже могут быть дождь, туман и холод. Но деликатно промолчал.

Проведя более двух часов в ожидании, совсем уже решили перебраться на другой склон, но тут наше внимание привлек лай собак. Причем он приближался. В итоге мимо нас промчались три собаки с радиоошейниками. Ну, думаю, все – конец, теперь точно всех разогнали. Ан, нет. Наоборот! Эти собаки подняли большое стадо пиренейских серн, и вот они показались на расстоянии 200-250 метров. Подкрадываемся, мне показывают, которого зверя стрелять. Выстрел с колена. Егерь кричит: «Есть зверь!»

Карабкаемся наверх, начинаем осмотр, но ни трофея, ни крови нет. Принимаемся все осматривать по сантиметру. Антона – нашего аутфиттера, который ездил везде с нами – привлекает резкий запах зверя, и буквально в пяти метрах за камнями находим смертельно раненного самца 17 лет с прекрасными рогами. Радость не описать!

Вот и все! Все получилось! И теперь можно уезжать раньше домой, встретить 9 мая в Москве, посмотреть парад…

Для себя, подводя итог, отмечаю, что восемь ночей я провел в разных гостиницах, наездил более трех тысяч километров на машине, совершил три внутренних перелета. В среднем на ночной сон уходило не более пяти часов. Короче, вся поездка – галопом по Европам, вернее по Испании. Но я остался доволен всем – и организацией охоты, и трофеями! Спасибо тебе, Испания!

PS. Одному из Антонов – Антону Загорулько – без которого эта охота попросту не состоялась бы, я хочу выразить свою особую признательность.

PPS. То есть, не только хочу, но и выражаю: СПАСИБО БОЛЬШОЕ, Антон! 


Поделиться: