Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Вот такая получилась история

Али Алиев
Вот такая получилась история
Вот такая получилась история

У нас в Алматинской области, если не ошибаюсь, не менее трех десятков угодий, где можно на одной территории встретить несколько видов копытных, но идея добыть марала и козерога на одной комби-охоте пришла впервые. Обратился к своим давним друзьям, компании Prohunt, с просьбой организовать такой тур. И вот, когда отгремели последние выстрелы на трофейных охотах, в горах выпал снег и воцарилось определенное спокойствие, выдвинулись с товарищем, небезызвестным читателю «МН САФАРИ» Максимом Максимовичем Левитиным, в «поле». 

По договоренности с охотоведом, забрали его в поселке и, подготовившись к трудностям дороги, начали штурмовать перевал. Егеря с лошадьми и помощником встретили по дороге к месту охоты. Забегая вперед, скажу, что вечером и на следующий день, они не пришли – на их пути оказалась пасека с веселым пасечником, у которого как раз случился день рожденья. А в целом дорога была проходная, обошлось без цепей, но лебедкой помогать пришлось. 

Так или иначе, к обеду добрались до старой избушки, где и залагерились.

Уже к четырем часам пополудни заняли господствующую высоту недалеко от действующего солонца. Рев марала я по болезни пропустил, чем был сильно расстроен и особо на активность благородных оленей не рассчитывал, но трубу-манок на всякий случай взял. 

Какого же было удивление, когда, еще не успев выветрить из одежды городскую вонь, услышал метрах в пятидесяти рев марала. Он, очевидно, стоял за небольшой шишкой, прямо за солонцом и буквально через пару минут выплыл из леса на открытую поляну метрах в пятидесяти от нас и пошел в направлении соседнего лесочка, где мелькнула фигура шильника. Бугу был хорош! Красивые симметричные рога! Но, увы, не такие, как бы мне хотелось, и я решил с ним просто пообщаться. 

Началась перекличка: я – он, он – я. В какой-то момент решил попробовать выбраться из укрытия и, изображая руками рога, стал раскачиваться из стороны в сторону, принялся ломать сухие ветки ногами. Бык совсем не боялся, казалось, он был сбит с толку. Максим Максимыч успел наснимать кучу видео. В конце концов, видимо, приняв мои претензии на эту территорию обоснованными, олень, не торопясь, удалился, продолжая оглашать ущелье громогласным ревом. Нам же ничего не оставалось делать, как взяться за изучение перспективы открывающихся ущелий. 

Раскинувшийся перед нами цирк был поистине колоссальных размеров – с дюжину ущелий лучше или хуже просматривались с дозорного пункта. И вскоре удалось обнаружить еще пару маралов. На первый взгляд, один был очень хорош, он же был ближе и ниже других животных (пусть будет №1). Для надежности я всех быков снимал через подзорную трубу – так можно было тщательнее изучить размеры и форму трофеев. 

К слову о трофеях. Если покопаться в отчетах четырех- пятилетней давности, то можно найти неоднократные заявления о том, что я совсем не трофейный охотник и больше уважаю процесс. И это действительно во многом до сих пор так. Но все же надо признать, что свою позицию по этому вопросу скорректировал. Объясню почему. В поиске постоянных усложнений (а я из числа граждан, повышающих планку) понял, что трофеи экстра-класса в дикой природе – большая редкость и, если сфокусировать свое внимание на поиске и добыче таковых, то это и будет главное усложнение. Поэтому решил не охотиться на марала с рогами меньше, чем в моей коллекции уже есть. 

Практически в сумерках удалось заснять еще одного мощного быка, но видимость и расстояние не позволяли рассмотреть детали. Можно было понять только, что рога очень толстые и все в отростках. Пусть этот бык будет №2.

В общем, за ужином все согласились, что для первого дня все прошло очень неплохо, повезло с трофейным рядом. Во многом это объяснялось труднодоступностью здешних мест и завершением периода трофейной охоты. Многие егеря говорят, что большие быки вдруг появляются в угодьях после 10-го октября, когда охотников уже обычно нет. Еще одна причина – это начало сезонной миграции. Маралы во многих районах откочевывают в более благоприятные районы на зимовку.

Оставалось дождаться коней, чтобы решить вопрос с транспортом и перевозкой грузов – уж больно места были крепкими. Но, как уже сказано, вечером мы их прождали напрасно.

Утром «спотили» прямо из лагеря и все еще ждали конников. Наблюдения показали активную миграцию маралов на юго-восток. За утро по верхам прошло несколько групп, в основном из маралух, но были и бычки. Это навело на мысль, что вчерашние потенциальные трофеи завтра могут оказаться где угодно. А потому решили лошадей не ждать и после раннего обеда вышли пешком на юго-восток. К пешей экспедиции не готовились, но терять время, а главное погоду, совсем не хотелось. 

Мы с Максом навьючились своими штурмовыми рюкзаками, а охотоведу смастерили рюкзак из гидромешка и подпруги от моего седла, которое я, как обычно, привез на горную охоту. Дорога подарила несколько приятных встреч – косуля с парой молодых, одинокая маралуха и семья кабанов. Все это воодушевляло и заряжало. 

К вечеру дошли до южных склонов, которые, по мнению проводника, являлись конечной целью всех местных маралов. Но то ли мы пришли рано, то ли цели у маралов поменялись, оленьего столпотворения не было обнаружено. За вечерку увидели всего пару животных. Успевшие разбаловаться их многообразием, мы даже как-то не хотели в это верить.

Форсируя на босу ногу быструю речку, выяснили, что уже не май месяц. Но так нам показалось проще дойти до лагеря – переход по другому берегу был длиннее и опаснее. 

Водные процедуры при двух градусах жары еще сильнее закалили и сплотили наш небольшой коллектив. Особо дружно вспоминали «добрым» словом коневодов.

Луна уже набрала силу и светила, что надо! Приятно в такую ночь посидеть у костра, посушить вещи, попить горячего чайку. Созерцая теплой душой бескрайний космос с мириадами звезд, каждый из нас был счастлив в ожидании следующего дня, обещавшего редкие моменты общения с дикой природой любимого края. 

Утром решили дать второй шанс вчерашней точке дозора и не прогадали. Еще не добравшись до небольшой гривки, с которой накануне вели наблюдение, столкнули метрах в двухстах выше нас табун маралух. Бык должен был быть где-то недалеко, и вскоре обнаружил себя еще выше по склону. Но главное, почти на перевале обнаружили большую группу маралов, в которой было шесть коров и пара небольших бычков с альфа-самцом. Это был настоящий монстр (№3)! 

Величественное тело украшала корона. Нет, целое дерево рогов! Картина эта навсегда останется у меня перед глазами.

Решили охотиться. В ситуации, когда подход к зверю наверняка займет несколько часов, одного оставляют на подзорной трубе для корректировки. И тут выяснилось, что рацию взял только я, и контролировать перемещения гиганта нельзя будет часа полтора, пока мы будем вне зоны видимости. Оставалось надеяться, что маралы лягут отдыхать, и у нас все получится. 

На подходе нашли несколько здоровых рогов, сброшенных весной. Очевидно, это место действительно является зимовкой марала. В полгоры на нас вышел еще один любознательный бугу и долго провожал нас взглядом, пока мы набирали высоту. Уже почти перед выходом к дозорной точке из леса на соседнем склоне нас спалила маралуха, громким лаем (сигнал тревоги у маралов) она оповестила всех местных обитателей о нежелательных гостях. 

Кстати, раньше мне не доводилось слышать сигнал тревоги марала. Мы, естественно, затаились, но это не помогло. Самка стояла метрах в ста двадцати и, не переставая, продолжала нас облаивать. Решили двигаться дальше, поскольку было непонятно, слышали ли ее те животные, к которым мы подходили. Добрались до гребня, и сразу выяснили, что слышали. Маралы уже были на ноге, и группа самок с парой бычков уходили косогором влево по склону.

Расстояние было стрелябельное, и я поскорее плюхнулся в снег в ожидании большого быка. Но его не было и, чтобы не терять стрелковую позицию, попросил охотоведа поискать бугу за гребнем. Вскоре он сигнализировал, что монстра нет.

Получалось два возможных варианта: либо бык ушел первым до всей группы налево, либо с другой группой – направо. В пользу второго варианта было то, что мы практически все время визуально контролировали левый косогор. Поэтому решили выйти на водораздел и держаться правой стороны.

Виды, открывшиеся с основного хребта, завораживали: темно-зеленые еловые пики, подпирающие синий небосвод, яркое, по-весеннему теплое солнце, мягкий ковер выгоревшей травы, белоснежные куртины снеговых останцев… В общем, решили перекусить и обдумать план действий.

Бугу мы потеряли, это нужно было признать. Охотовед предложил переключиться на козерогов, которые как раз держались на этой южной, обрамленной скалами стороне. Но мне очень хотелось найти №3! 

Посовещались и решили идти дальше по гребню правее в надежде, что маралы где-нибудь легли в теньке.

Отмахав прилично по водоразделу, дошли до очередного кулуара, и вдруг проводник резко подался назад! «Неужели нашли!?» – мимолетно пролетело в голове. Проводник тихонько что-то говорил, но мне никак не удавалось разобрать слов. Выглянув из-за его плеча, я пытался разобрать, что там внизу. Но вместо вожделенного монстра увидел группу козерогов. Это был пул самцов. Беглого взгляда в бинокль оказалось достаточно, чтобы насчитать не менее пяти рогачей за 120 см. А пара из них была много больше! Теки – патриархи гор с черными бородами и крутыми рогами – сразу сместили из моего фокуса маралов. Козерог – вот, кто Номер Один!

Охотовед вопросительно посмотрел на меня, в ответ я утвердительно закивал головой. Адреналин, эндорфин и прочая биохимия решительно поднимали градус настроения и боевой готовности.

Нам предстояло вернуться по своим следам и скрадывать в полгоры, через скалы. Ветер надувал вверх, и мы, ничем не рискуя, принялись подкрадываться к табунчику. 

Мне сильно хотелось записать видео, но высокий травостой перекрывал обзор и расфокусировал объектив. Ладно, решил не снимать. Но тут увидел старого рогача метрах в трехстах ниже основной группы. Оценив особенности рельефа и приметив скалку для установки камеры, на животе сползал метров на 50 вниз. Видимо, в этот момент насобирал с десяток клещей, с которыми боролся потом все ночь. 

Дистанция была около 300 метров. Под углом немного вниз. Поэтому не мудрил, стрелял по сетке на своем легком Цейсе терра-3. Патрон – Федерал аккубонд (с ним сетка практически до 400 м идеально работает). Козерог лежал, и я ждал пока он встанет, но, видимо, это в его планы не входило. Через какое-то время почувствовал, что затягивать с выстрелом больше нельзя. Блазер грохотнул и, уже перезаряжаясь, я увидел, как тек покатился вниз. 

Горы пришли в движение, козероги бросились врассыпную, егерь с широкой улыбкой бросился меня поздравлять. В общем, потеря супер-быка была компенсирована добычей супер-козла.

А еще через пару минут вдруг заработала моя рация. Оказывается, приехал в лагерь коневод с одной лошадью. Решили, что я потащу рогача вниз, а охотовед вернется через водораздел в лагерь и приведет лошадей с другой стороны.

С козлом я торопиться не стал. Решил все-таки обойти гору с южной стороны – очень хотелось верить, что фортуна на моей стороне и удастся найти моего быка. 

На это ушли пара часов, но с маралом не повезло. Встретился только здоровый козел, который, очевидно, был в группе, которую я видел раньше. Поснимал его на видео, и мы разошлись – каждый в свою сторону.

На подходе к добытому теку присел передохнуть и через какое-то время услышал шум камней наверху. Присмотрелся, а это толстый медведь по кровяному следу спешит к моему козлу. В бинокль рассмотрел, что это медведица. Поснимал ее, а потом погнал прочь от своей добычи. 

Это небольшое происшествие еще больше зарядило – такое везение в наших горах бывает не часто. 

Теперь следовало идти к козерогу и для начала усадить его для фотосессии. Одному тягать тушу под сто кг весом совсем непросто. Но, в конце концов, используя технику индейцев с острова Пасхи, зафиксировал и даже умудрился сделать селфи на задержке. 

Дальше – пот, слезы, жажда, головокружение, занозы, колючки...

Дотащив козла до места, куда можно доехать на лошади, бросил его и пошел искать воду. Изотоник в гидраторе (2л) давно кончился, а пот я на этом южном склоне терял литрами. В полгоры нашел микро-источник с маральими какашками и водой в копытцах. Раскопал немного, но ждать пока вода отстоится, сил не было и, намотав на шланг от кэмелбэка тряпку, пил как есть. 

Восстановив водный баланс, побрел вниз к реке. Предстояло обогнуть хребет по незнакомой тропе, пройти мимо машины и снова подняться в лагерь у «кабаньей» реки, то есть совершить небольшую кругосветку. Метрах в пятистах ниже встретил всадников – два человека на двух конях (злая ирония – третий лишний). С учетом того, что им еще надо было идти вверх, а потом разделывать козла, у меня была фора не менее двух часов. Пополнив запасы жидкости в полноводном ручье, спустился к реке. 

Уже второй год использую гидратор. Польза для нашего брата огромная. Во-первых, не надо останавливаться, снимать и одевать рюкзак, чтобы попить. Во-вторых, двухлитрового запаса хватает обычно на день. В-третьих, в холодное время вода не остывает, согреваясь о спину.

Сложность пути к лагерю была только одна: я не знал, как идет тропа, и, пока было светло, ориентировался по следам от копыт, но в сумерках несколько раз сбивался и терял дорогу на скальных прижимах. 

Чуть легче стало ориентироваться, когда вышла яркая луна. Она дополняла визуальную информацию, которую вырывал из темноты тонкий луч наголовного фонарика. Топая по ночному лесу, вдоль бурлящей реки, размышлял о нашем увлечении и конечно вспоминал огромного Бугу, которого посчастливилось увидеть. Так в мыслях и созерцании ночных гор дошел почти до лагеря, где меня ждал сложный переход через реку. Но, к счастью, всадники догнали и привезли прямо к Максим Максимычу, который нас уже потерял и встретил с распростертыми объятьями !

Немного о нашем быте. Жили мы в одной старенькой фоксовской палатке, ночью температура опускалась до -6°С, но холодно не было. Я ночевал в пуховом «Мармоте». У него в описании сказано, что внешняя ткань влагонепроницаемая. Проверил – точно! За ночь на внутреннем слое палатки собирался конденсат, а поскольку спал я у стенки, вода прямехонького стекала на спальник. В общем, все работает.

Вечером на совете выяснилось, что бык ушел-таки налево, там на солнечной стороне тоже была зимовка маралов. Посмотрел еще раз все отснятые материалы. Как оказалось, у №1 на одной стороне не хватало двух надглазных отростков. Видимо, пантовая муха испортила. Всем хорош был №2, выигрывал у №3 в толщине рогов и, очевидно, в их весе, что очень высоко оценивают в Европе. Но №3 имел захватывающий развал и, очевидно, более длинный ствол, что по системе оценки SCI лучше, чем вес, который американцы совсем не оценивают. 

В общем, каурдака я не дождался, уснул.

Следующим утром позавтракав холодным каурдаком (кстати, очень вкусно – козел сейчас жирный как кабан), выдвинулись вверх искать №3. Часть пути проехали на конях. Чувствовалось, что «батарейки подсели».

Дозорный пункт оказался не очень удачным, но немного маралов увидели. Все это были обычные бычки, не представлявшие трофейного интереса. Возможно, большие не выходили на солнце, так как могли спокойно пастись всю ночь под луной. Главное, мы на противоположном склоне определили хорошее место для «спотинга», куда и отправились пешим порядком. 

К трем часам дня вышли на точку. Новое место открыло ущелья под другим ракурсом, и ближе к четырем копытные начали выходить на вечерку. Около часа мы наблюдали уже знакомых утренних животных.

Время охоты таяло на глазах – утром следующего дня надо было возвращаться в город, билеты на самолет уже оплачены.

На склоне нас жутко донимали мухи и мошка, которым позволила выбраться из своих укрытий жара. Этот факт навел на мысль, что звери, чтобы избавиться от назойливых насекомых, могли подняться на самый верх, к трем тысячам, где холоднее и ветренее. И точно, на верхней кромке леса мы заметили здорового быка, спящего под елкой. 

Приладив телефон к трубе, я сделал пару снимков и принялся рассматривать трофей. Солнце забивало экран, так что пришлось залезть с головой в рюкзак и – о, боже! Да это же №2! Он пришел сам, «своим пешком» сюда за 10 км от того места, где мы видели его впервые. Я воспринял это обстоятельство как Знак. 

– Будем брать, – твердо сказал охотоведу. 

– Не успеем, – с надеждой в голосе возразил он. 

– Успеем, – лишил его надежды я. 

Подход был далек от идеала, до быка было не менее полутора километров по прямой, а с учетом складок и кулуаров – около трех, плюс вертикальный набор метров семьсот. И почти всю дорогу мы были на виду. Оставалось надеяться, что он спит глубоким сном, либо от природы слеп и глух, так как метровый безлесный сухостой не лучшая среда для скрадывания. В плюсах у нас было солнце из-за спины, ветер с гор и все-таки гон продолжался. Бычки ревели вокруг, а пара сверху вообще затеяла рыцарский турнир.

К тому моменту, как он проснулся и стал отвечать соперникам, мы на рысях (а мы буквально бежали) преодолели первую половину пути. 

Адреналин – страшная штука! Откуда только силы взялись?!

Впереди оставались еще пара широких кулуаров, но, к счастью, от взора могучего №2 нас прикрывала теперь елка. Оставшиеся метров триста до точки выстрела добирали на всех конечностях. Последний визуальный контакт с Бугу не обрадовал, он встал и пошел куда-то влево из зоны видимости. И вот, когда до седловинки оставалось метров пятьдесят, егерь с силой дернул меня на землю. Проводив его взгляд глазами, увидел, что мое место занято! Слава богу, не другим охотником, а молодым бычком. 

Он там спал и проснулся от нашего шума. «Только не гавкай», – молил я про себя. Вытащив трубу протяжно задудел. Марал щелкнул глазами и молча уставился на нас. Подняв охотоведа, мы пошли в атаку. Ничего толком не поняв, животное молча скрылось за гребнем. Отдышавшись, выскочили на седловину. Яркий запах мускуса ударил в ноздри. Глаза забегали по противоположному склону, но №2 видно не было. 

– Ушел, ведь ушел же! Дай трубу!

Дую в надежде на ответ. Тишина... Ходит какой-то несерьезный с маралухой на теневой стороне кулуара, а рогача нет... 

– Да вот же он!

Бык стоял ниже, напротив нас. Оказывается, он спустился почти на двести метров, двигаясь нам навстречу!

Дальше – как в тумане с легкими прояснениями. Хватаю фотоаппарат, ловлю Бугу в объектив, хочу, чтобы проводник снял видео. Пока мы активно общаемся, марал смекает, что мы не те, за кого себя выдаем. И начинает на махах подниматься по склону. Тут уже охотник во мне проснулся, дал пинка под зад оператору во мне же и начал охотиться. Зверь бежит, стрелять первым по бегущему не комильфо. 

– Дуй в трубу!

Охотовед, умничка, останавливает быка. Мгновение, прицел, вторая риска, выстрел... Марал сгорбился и рванул, припадая на правую ногу. Это, из опыта, почти 100% попадание в сердце. С таким ранением бык может пробежать метров сто. Внизу скалы, можно испортить трофей. Перехватываю его за елками, чуть обношу, плавный спуск… Бык падает и летит, сраженный наповал, вниз!

Ураааа!!! Вот это охота! Все закончилось благополучно, радости нет предела! 

Карабин Blaser carbon R93, калибр 300 Win Mag, патрон Federal Accubond 180 gr, прицел Zeiss terra-3 (4-12 x46), сетка rz8. 

Спускаемся к трофею. Он великолепен! Рога, как палицы гоблина – толстые, шиповатые в верхней части. Ну а дальше фотосессия, скинули бутор, «отстегнули» голову и в лагерь. Все остальное на завтра. Если не считать срыва сроков по возвращению (лавина на дорогу сошла), все прошло без происшествий.

Интересное наблюдение: печень у быка была белая и сладкая. Это из-за запасенного к гону гликогена. Но гон-то закончился, а этот бык остался с жирком и толстой печенью. И, главное, вообще без запаха. Получается, действительно возрастные быки выходят в тираж – это к слову о целесообразности трофейной охоты.

Вот такая вот получилась история!


Поделиться: