Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Уртабус - первое знакомство

Уртабус - первое знакомство

5 000 метров над уровнем моря! Это много или мало?! Вероятно для кого как, если на это посмотреть с различных точек зрения. Бывалые альпинисты могут назвать эту высоту «детской» по сравнению с восьмитысячницами. Для меня эти люди, безусловно заслуживающие большого уважения, всё же остаются немножко ненормальными. В отличие от нас, охотников, они лезут в горы, дабы залезть туда, куда простой смертный никогда не заберётся по многим причинам и, прежде всего, по состоянию здоровья. Мы же, охотники, в отличие от альпинистов, всегда имеем определённую мотивировку в образе трофея, чтобы зачастую забираться за облака.  

Нормальные ненормальные Ваши друзья, кто никогда не бывал там, наверняка, не смогут даже представить и понять, что ты чувствуешь на такой высоте. Для нас, горных охотников, всё немного проще. Мы идём туда, где есть шансы добыть хороший, почётный трофей. К одним из таковых и относится баран Марко Поло. И если тебе местные проводники говорят, что вот именно там есть достойный трофей, ты редко когда думаешь долго над тем, идти туда или нет. Ты идёшь, не взирая на то, что может тебя ожидать. А ожидать ТАМ, человека с равнины, может довольно много неприятностей в первую очередь в плане здоровья.         

Что охотники – не совсем «обычные», мягко говоря, люди простой обыватель, в частности, из моего круга общения, понял уже давно.  Мало кому из наших граждан понятен мотив человека с ружьём или карабином мерить бескрайние просторы нашей Родины, наворачивая на «кардан» своих ног десятки километров за день, проводя ночи в палатках или вообще под открытым небом в горах, на равнинах или тайге. Мало кто из обывателей готов в наше избалованное благами цивилизации время лезть с рюкзаком килограмм под двадцать в крутые горы, затрачивая на подъём по 6-9 часов, поднимаясь иногда даже ночью, когда каждый шаг, порой, делаешь на ощупь.      

Но чаще всего крутят у виска, конечно, внутренне, те, кому рассказываешь о своих экспедициях в горах Киргизии и особенно на Памире. 

Вот и в этот раз после моей очередной поездки на крышу мира, даже те, кто уже, казалось бы, привык к моим рассказам о том, через что приходится проходить на высотах за 4 000м н.у.м., точно стали воспринимать меня как не совсем «адекватного» человека. Основания так считать, по большому счёту, у них были. И вот почему.

Встреча      

В тот год маршрут пролегал через киргизский город Ош, куда я прилетел чуть раньше моего охотника из Казахстана Жайсана Сыздыкова. Летел я напрямую из Москвы, а ему пришлось приехать сначала на автомобиле в Бишкек, и только после этого вылететь в Ош. Прямых рейсов из Казахстана на Ош на тот момент не было.        

Меня радушно встретил наш помощник Саид, и мы отправились с ним в небольшую закусочную, чтобы в очередной раз продегустировать вкусную местную кухню, а заодно и скоротать время ожидания прилёта рейса Жайсана. Национальная кухня Киргизии Хочется отдельно сказать о культуре киргизского общепита. Система небольших, уютных кафе в Киргизии приятно удивила меня ещё во время моего первого приезда в Бишкек в 90-х годах прошлого столетия. Блюда без особой претензии на изысканность, но вместе с тем приготовлены из хороших, качественных продуктов без добавления различных ГМО и вкусовых, биологически активных добавок. Всегда вкусные и свежие блюда из мяса местных домашних животных, говядины и баранины. К тому же цены приятно удивляют своей доступностью. Как–то раз мы очень вкусно и плотно поели группой из 8 человек всего лишь на 140 евро, что в центре России было бы просто невообразимо.        

Итак, свежий шашлык из баранины и кружка хорошего местного пива неплохо взбодрили меня после долгой 4-х часовой дороги из Владимира до Домодедово и перелёта до Ош продолжительностью ещё Около 5 часов. Саид не употребляет спиртного вообще, поэтому пил только чай.     

За разговором и трапезой незаметно пролетело время ожидания, и вот мы встречаем в аэропорту Жайсана. Был уже седьмой час пополудни, когда быстрой походкой из зала прилёта к нам навстречу зашагал охотник. Загрузив багаж в машину, тронулись в сторону города. Дорога на «Крышу мира»       

Решили единодушно, по соображениям безопасности и целесообразности, отложить штурм Памира до утра, т.к. было уже поздно выдвигаться в горы, да и ночная дорога не так проста и интересна, как дневная. Отдохнув и набравшись сил в 8 утра мы уже всей командой из трёх человек выдвинулись в путь.  За штурвалом, т.е. за рулём внедорожника – Саид, мы с Жайсаном на пассажирских сиденьях.        

Дорогу в памирские горы никогда нельзя назвать лёгкой, даже если она проходит относительно гладко. Первое, что доставляет, мягко говоря, неудобство это – набор высоты до 4 000 м н.у.м. Для человека с равнины высота в 2 500 метров уже является не совсем комфортной. Ну, а всё, что выше 3 000 м это уже серьёзное испытание для организма. Всё зависит, конечно, и от сугубо индивидуальной физиологической особенности организма каждого человека. Кто-то легко переносит высоту за счёт того, что его организм способен лучше усваивать кислород, содержащийся в разреженном воздухе. А кто-то, даже имея прекрасную физическую подготовку, может просто лежать пластом в течение недели и не сможет адаптироваться к высоте.       Мне пришлось изучить много специальной литературы по особенностям функционирования организма в условиях высокогорья, способам быстрой адаптации к высотам свыше 4 000 м. Рад был прислушаться к советам альпинистов. Помог и собственный опыт преодоления горной болезни первой стадии и её последствий. Большую помощь мне оказал в вопросе адаптации к высоте мой друг и партнёр Юра Матисон. В его практике были случаи, когда люди пренебрегая советами врачей, шли в горы и испытывали там серьёзные проблемы. Некоторых приходилось спасать в барокамере. Были и смертельные случаи. Небольшое отступление. Изучая этот вопрос, я узнал, что 70% из погибших на Эвересте восходителей умерли не столько от самой горной болезни, а из-за неадекватности своих же действий. Проще говоря, из-за общей гипоксии и недостатка кислорода, поступающего к мозгу.  У них просто «уезжала крыша». Следствием этого была неадекватность действий, которая и приводила к гибели. Многим казалось, что им уже хорошо и идти никуда больше не надо. Один из таких случаев с американским альпинистом был даже снят на видео, и показан по каналу EXPLORER.      

Я узнал, как можно получить горную болезнь, как она развивается и с какими последствиями для человека на каждом этапе. Как и  в какие сроки можно спасти пострадавшего. Мне даже удалось самому помочь одному из пострадавших от горной болезни польскому охотнику, который не рассчитал свои силы при охоте в горах Киргизии на высоте всего лишь в 3 500метров. С признаками первой стадии горной болезни его доставили в гостиницу Бишкека, в которой тогда остановились и мы. Прибывшие медики, к моему удивлению не были знакомы с проявлением и курсом лечения «горняшки», как ещё называют горную болезнь. Мне пришлось, исходя из собственного опыта лечения, помочь медикам советами и поддержать самого охотника.      

С годами я накопил определённый опыт подготовки к охотам на высоте более 3 500метров, составил список препаратов и витаминов, рекомендованных специалистами для лучшей адаптации на таких высотах. И, надо сказать, что такой курс помогает очень хорошо. Вот и в этот раз, я сам стал готовиться к горам за две недели и выслал этот курс Жайсану.        

Итак, мы на пути в горы. Первые перевалы под 4 000м мы преодолеваем на границе Киргизии и Таджикистана. Затем идёт небольшое выполаживание. Сразу же за последним киргизским посёлком Сары-Таш дорога проходит по ровному участку. С этой дороги в ясную погоду хорошо виден пик Ленина – вершина с высотой в 7134м. Панорама – завораживает! Особенно впечатляет она тех, кто оказывается здесь впервые. Снежные пики выстроились в ряд, словно кто-то стащил сюда и выстроил в одну линию громадные айсберги, отливающие на солнце иссиня-белыми шапками с изумрудным отливом. Здравствуй, Горный Бадахшан.        

Вскоре начинается подъём на крышу мира. Сначала приходится остановиться на пограничном пункте с киргизской стороны, паспортный контроль,  таможня, пункт наркоконтроля. Затем всё тоже с Таджикской стороны. И всё это на высоте в 4 000метров! Конечно, лучше бы здесь не задерживаться, но … правила здесь диктуем не мы.        

Наконец, все кордоны пройдены, и нас встречает суровый по своим климатическим условиям Горно-Бадахшанский район Таджикистана. Лёгкая тошнота и постукивание в висках при резких, даже небольших движениях, напоминает о высоте, с которой не шутят. Тут уже на твой организм действуют все факторы  высокогорья. Первое, что обычно испытываешь, это то, что из тебя начинает выходить жидкость. Бегаешь в туалет по несколько раз за час. Поэтому, важным является не допустить обезвоживания и следует, особенно в первые два-три дня, пить как можно больше простой воды. В лагере мы обычно пьём много зелёного или чёрного чая с сахаром. Сахар тоже необходим для многих функций организма в условиях высокогорья.      Последний из населённых пунктов, оставшихся позади, был кишлак Каракуль, расположенный недалеко от одноимённого красивейшего горного озера.  

На месте Ещё час езды вокруг озера и мы, наконец, у цели – наш горный лагерь. Он представляет собой несколько небольших подсобных строений, в которых располагаются гараж, хозяйственный блок, мастерская. Центром лагеря, конечно же, является большой жилой дом. В высокогорных условиях его можно считать пятизвёздочным отелем. Внутри созданы очень комфортные условия для проживания и отдыха. На втором этаже располагается несколько спален, и даже санузел. На первом этаже есть кухня, большая столовая, ещё один санузел. Но больше всего удивляет приезжих охотников это – небольшая баня с парилкой и маленьким бассейном. В парилке температуру можно нагнать до 140 градусов, а потом прыгнуть в бассейн с ледяной крошкой. Всё это доставит вам удовольствие только после того, как организм адаптируется к высоте в 4 000м н.у.м., на которой находится лагерь. На это обычно должно уходить от 2-х до 4-х дней. А поначалу местные ребята -проводники не позволят вам даже сумки поднять на второй этаж в спальню.        

Очень важно выдержаться и не делать в первое время пребывания на высоте резких движений. Даже десять ступенек вверх по лестнице будут казаться большой нагрузкой, и вы испытаете сильную одышку, а виски будут разламываться от бешеного пульса. Может этого и не случиться… в первый день. Но если пренебречь осторожностью и быстро двигаться, то вас может просто свалить гипоксия на следующий же после прибытия день. Дело в том, что в первый день, приспосабливаясь к высоте, наш организм будет «вытягивать» кислород отовсюду, включая наши внутренние органы, печень, почки, мышечные ткани, чтобы компенсировать недостаток кислорода, который крайне необходим для работы головного мозга и сердечной мышцы. И у вас может создаться впечатление, что вы – в полном порядке. Но, уверяю вас, что расплата придёт очень быстро.  И вот тогда вам будет оооооочень плохо. В моей практике было несколько таких случаев, когда охотники пренебрегали нашими советами и в первый день позволяли себе тот образ жизни, к которому они привыкли на равнине.  На следующее же утро на них было страшно смотреть. Осунувшиеся и позеленевшие лица, всю ночь страдавшие от тошноты, головокружения и рвоты. Какая может быть в таком случае охота. Таким приходится сначала прийти в себя, а уж потом только попробовать охотиться. Удар по организму Как вы думаете находиться в памирских горах на высотах за 4 000 метров 4 раза в течение полугода - это много или мало? В один год мне пришлось испытать на себе все «прелести» столь частой перемены места обитания. Это – гораздо хуже, нежели, раз адаптировавшись, оставаться на высоте в течение тех же 6-ти месяцев.       

Вообще, исходя из собственной практики и наблюдений за другими охотниками, я могу сделать вывод о том, что для адаптации на высоте очень важно ваше правильное поведение в первые два-три дня. При этом нельзя просто лежать на кровати. Необходимо хотя бы просто двигаться и медленно прогуливаться недалеко от лагеря. Таким образом, не перенапрягая организм, вы начнёте постепенно давать ему возможность понять, в какой среде он находится, что ему нужно делать, чтобы перестроиться и запустить резервы для адаптации к условиям высокогорья. Врачи, которые работают с альпинистами, советуют, что на каждые 500 метров высоты подъёма необходима адаптация в 2-3 дня минимум. А мы машем сразу на 4 000 в один день. Это откровенное и изощрённое издевательство над своим организмом. По своей практики я пришёл к выводу о том, что лично мне достаточно 2-3 дней на адаптацию. За это время я должен просто отдыхать и совершать небольшие посильные прогулки без серьёзных нагрузок. Тогда уже на 4-5 день я могу довольно неплохо передвигаться в горах Памира на высотах за 4 000 метров. Тактика сразу в «бой» для моего организма неприемлема в принципе, но на практике чаще бывает наоборот, и мне приходится, собрав все свои морально-волевые и физические силы, идти на охоту с клиентом,  начиная с первых дней. Встреча в лагере. Юра Матисон.         

Все ребята с радушными улыбками вышли нас встречать. Я познакомил Жайсана с Юрой, о котором он так много слышал. Человек среднего роста, с непроницаемым выражением лица на первый взгляд, но  с открытой, располагающей к общению и дружбе улыбкой. Юра мой старый друг и партнёр по организации охот на Памире. Человек с прибалтийскими корнями случаем судьбы был заброшен в Душанбе, где закончил медицинский институт. Уже будучи практикующим врачом в высокогорном селении Мургаб, Горно-Бадахшанского района Таджикистана, влюбился в горы и увлёкся горной охотой. Именно это увлечение и стало впоследствии его основной деятельностью.      

Юру, я знаю уже много лет, но так и не могу сказать, что знаю его хорошо. Для меня он до сих пор в какой-то степени - человек-загадка. В силу своих прибалтийских корней, это человек, который не спешит раскрывать свою душу не только первому встречному, но даже и тому, с кем он может быть знаком не один год.     

Но самое главное его качество - это любовь к природе и охоте.  Я замечал это не один раз во время наших с ним разговоров. Юра - человек, на которого я не перестаю удивляться каждый раз, когда приезжаю на Памир. Не знаю, можно ли встретить человека более влюблённого в горы, горных животных и охоту в горах, нежели Матисон. Как и любой охотник-профессионал высочайшего класса, он уже больше переходит на фотографирование животных, что делать гораздо сложнее, нежели производит выстрел с дальней дистанции. Здесь нужно подходить очень близко. Но фотоохота сложна ещё и тем, что во время неё приходиться тащить на себе груз гораздо более весомый, нежели при обычной охоте. Юра, например, показал мне свой рюкзак с фотоаппаратом и объективом к нему, которые вместе со штативом весят немного-немало 18(!) килограмм. А с этим «рюкзачком»  надо пройти порой ни один десяток километров по горам на высотах за 4 000 метров н.у.м..  Зато снимки, которые сделаны Юрой, могли бы потянуть на Гран-при любой международной выставки. Чего стоит, например, его снимки охоты снежного барса на барана Марко Поло, который приблизился к барсу, притаившемуся за валуном на расстоянии всего полтора метра. Ни одна фотоловушка на это не способна. А Юра сделал несколько снимков. Самое интересное то, что баран сумел в этом случае убежать!!!      

Юра проходил за сутки около 50 километров в горах через заснеженные перевалы из одного лагеря в другой. И надо было видеть его глаза, когда он при описании этого перехода, кинув на меня короткий, но сконцентрированный взгляд, сказал: «Представляешь, кругом белое безмолвие!».       

Кроме таких высоких чисто профессиональных качеств Юра обладает ещё и способностью регулировать вопросы, касающиеся организационной стороны работы. Кто из нас не слышал знаменитую фразу: «Восток – дело тонкое!», которая в полной мере характеризует сложность взаимоотношений в любой сфере, будь то бытовая или профессиональная. К тому же он ещё находит время и возможность уделять внимание благотворительной деятельности. Могу лично подтвердить, что в таких условиях на Востоке европейцу работать очень сложно. Но это и делает честь Юре, что он смог удержаться и не сдаться перед чисто бюрократическими трудностями. Ну, а я в свою очередь считаю честью работать с таким человеком, как Юра. О нём сложены легенды. Его выносливость поражает воображение даже бывалых горных охотников. Его называли «Снежным человеком»  за его возможность делать переходы в заснеженных горах по несколько суток. Но его самое известное прозвище, данное ему американцами – Doctor Poli, которое ему дали ему за преданность охотам на баранов Марко Поло Ovis Ammon Poli – латинское название. Совсем недавно американские учёные назвали один из подвидов памирского барана его именем – Matison Argali (Ovis Ammon Matisoni).        

Дорога заняла у нас около 7-ми с небольшим часов. Конечно же, мы устали и хотели отдохнуть, к чему и приступили сразу после скромной трапезы. После отдыха за вечерним чаем обсудили план охоты следующего дня. Сном назвать первую ночь на высоте всегда бывает очень сложно. Скорее время, проведённое в постели на протяжении всей ночи походит на борьбу с гипоксией и её последствиями в виде лёгкой тошноты, головокружения, жажды и восполнением запасов воды. Регулярные походы в туалет и пополнение после этого запаса воды в организме не дают тебе возможности расслабляться. Вся ночь проходит в некоей полудрёме.

На охоту      

Тем не менее, в 5 утра все были уже на ногах. Чай, лёгкая пища и в путь на старом, но верном и испытанном УАЗе. Ему тоже на высоте не сладко. Мощность его души и сердца – мотора из-за разреженного воздуха тоже падает приблизительно на 30%. Так что на крутых подъёмах ему приходится нелегко и то, что он прошёл бы на равнине на третьей скорости в горах, идёт лишь на первой.         Этим утром была неплохая погода. Из-за вершин поднималось яркое солнце. Несколько портил общую картину в рериховских тонах сильный ветер, практически завсегдатай этих мест. Большие перепады температур здесь обычное явление. В начале октября по ночам довольно холодно и вода в лужах и небольших ручья уже замёрзла. Но днём под прямыми солнечными лучами природа, и мы вместе с ней, немного отогреваемся.     

Надо сказать, что до сих пор Жайсан созерцал природу Памира с широко открытыми глазами и восхищением, несмотря на лёгкое недомогание из-за гипоксии. Это было приятно осознавать, потому как положительный настрой в команде всегда способствует оптимальному и кратчайшему пути к цели.      

Проводники уже провели разведку до нашего приезда, и мы направлялись туда, где были замечены неплохие трофейные бараны. Они оказались на месте, но … очень высоко, как тогда казалось проводникам, а нам в особенности.  Но и мы, и они глубоко в этом заблуждались. Позже, из дальнейшего повествования, станет ясно почему. Решили посмотреть ещё одну группу, замеченную днём ранее. Нашли и этих баранов. Среди них были трофеи, достойные нашего внимания.      

Группа из 12-13 баранов уже устраивалась на отдых после кормёжки, и было принято решение начать подъём, чтобы попытаться подойти к ним на расстояние выстрела. Надо отметить, что Жайсан увлекается стрельбой на дальние дистанции, и был готов стрелять с любого расстояния в пределах 800 метров. Благо карабин калибра 300 Rem. Ultra Mag позволял поражать такие цели.        Как же быстро у нас с Жайсаном выветрился романтический настрой, хотя я прекрасно знал, что это произойдёт, после того как мы пошли за нашими проводниками Русланом и Мансуром. Первый – невысокого роста, около 170см, тёмноволосый, крепкого телосложения потомок древних Аланов, специалист-электронщик по образованию на своём пятом десятке лет. Второй выше среднего роста, где-то около 182см, сухого телосложения, переваливший за шестой десяток, потомок воинов Золотой Орды. Разные по конституции, но одинаковые в умении ходит в горах Памира. Я провёл с ними уже не один поход и всегда был высокого мнения об их способности передвигаться на таких высотах. Вообще, умение ходить продолжительное время в горах во многом определяет успех охотничьих экспедиций, особенно на Памире с его жёсткими условиями. Уверен, что большинство спортсменов или спецназовцев не угонятся за этими ребятами в горах Памира. Первый подъём     

Итак, эти двое подхватились и двинулись на подъём. Мы с Жайсаном пытались идти за ними. Что получалось, расскажу. После метров 100 по практически ровной местности, ещё до первого хребта в наш первый день охоты на высоте мы чувствовали себя как рыба, выброшенная из воды на берег. Я могу сравнить эти ощущения с моим забегом в молодости на 1 000 метров.  Бегал я неплохо, вроде даже на 1 разряд, 1 км пробегал за 2 мин. 48 сек., но после финиша меня буквально выворачивало от перенапряжения. Такое же чувство я лично испытывал в начале этого подъёма. Было впечатление, что ты пробежал те же 1000 м с тем же высоким результатом, а тебя гонят дальше на следующий такой же по напряжению километр. Горло пересохло, грудь сдавливает одышка, сердце колотится как мотор, пошедший в разнос, в глазах слёзы. Открываешь рот и пытаешься найти для себя хоть немного кислорода. Но твой организм в первый день на этой высоте ещё не научился этого делать в таких условиях. Даёшь ему отдых и пытаешься восстановить дыхание. Поначалу получается с большим трудом. Одышка буквально давит и пережимает горло. Жайсан попытался было пойти наравне с проводниками, и тут же получил послание от гор в виде ещё более сильной одышки. Пришлось повторить ему ещё раз один мой совет. «Мы за ними никогда не угонимся, а загнать себя и испортить охоту можно очень быстро. Самое главное, иди всегда своим темпом, чтобы давать организму равномерную нагрузку!» Иначе может начать резко сказываться нехватка кислорода не только в лёгких, но и в мышцах. По дороге нас выручала бутылочка с питательным напитком, приготовленным мною в лагере. Я предвидел то, что с нами может происходить, и витаминный напиток в данном случае очень здорово помогал. Я регулярно доставал фляжку из своего рюкзака, и мы прикладывались к ней, делая по два-три глотка.       

Медленно, но верно мы с Жайсаном всё же двигались за нашими «скакунами». Благо ребята всегда посматривали на нас, хотя и подгоняли, что было бесполезно в принципе, так как загнанных лошадей, коими мы являлись на этом первом в первый день охоты подъёме, трудно было подстегнуть даже кнутом. Не могу сказать, что подъём был крутой или сложный. По сравнению с горами Осетии, где мы с Жайсаном охотились буквально полтора месяца назад, эти горы были более пологими, но … условия совершенно другие.          Продвигались  в полсклона и стали уже приближаться на дистанцию выстрела. Но в тактический расклад вмешался его Величество Ветер. Часто бывает так, что в долине он дует в одном направлении, а в ущелье совершенно в противоположном. Как только мы вышли непосредственно в само ущелье, где лежали бараны, ветер стал дуть прямо нам в спину, донося, очевидно, наш запах до животных. Юра, оставшийся у машины, корректировал подъём. Он сообщил ребятам, что бараны сначала встали, потом медленно стали подниматься вверх. К большому сожалению, нам не хватило немного времени, чтобы выйти метров хотя бы на 450 для выстрела. Но при всём огромном желании охотника и моём личном, мы не смогли бы идти быстрее.        Сколько раз я испытывал это чувство, когда, пройдя многие километры за день хоть в горах, хоть на равнине или в тайге, и подходя к животному в конце пути, что-то, или может кто-то, неведомый тебе, уводит твой вожделенный трофей за скалу или в лесные урёмы. Так произошло и в этот раз. Ушли наши «золотые погоны». А мы с глазами навыкате, «гнавшиеся» за удачей, остались без оной.       

Чуть передохнули и хотели, было развернуться и идти вниз, но Юра сообщил, что небольшая группа баранов остановилась буквально метрах в 500 от нас выше на одном из уступов. Они нас не видели, но нужно было, по словам Юры, подняться туда быстро. Этого последнего мы с Жайсаном явно сделать не могли. Реалии были таковы, что пришлось отказаться от погони. Да и бараны двинулись, опять же со слов Юры, далее в заоблачные высоты. А мы к тому времени были уже почти на высоте в 4 500 метров. Состояние жуткое. Впечатление такое, что тебя отбили цепом, как лён. Руки, ноги стали просто ватными. Удивительное ощущение ног.  Не знаю как Жайсану, а мне казалось, что мои ноги просто надуты воздухом, а мышцы там отсутствуют. Из-за недостатка кислорода в мышцах, такое ощущение – естественно.         

После отдыха, когда мы присели на камнях, а потом встали и двинулись в обратный путь, ушло около пяти минут, чтобы мышцы ног опять начали хоть как-то работать. Ошибочно было бы думать, что путь вниз гораздо легче. В тот первый день в горах для нас было всё очень тяжело. Но худо-бедно добрались до машины, где ждал Алик, ещё один наш проводник, киргиз по национальности, с которым я уже охотился, только в другом лагере. Не солоно хлебавши      

После такого восхождения охота первого дня в памирских горах была закончена. С мыслями о том, что, как говорил Юрий Михайлович Янковский, «счастье копится», мы вернулись в лагерь. В первый момент приезда, конечно, было не до еды. Немного чая и в кровать, чтобы прийти в себя и попытаться набраться сил на день следующий.       

Надо отметить ещё одну особенность пребывания на высоте. Лично я это всегда испытываю на себе. Я говорю о гипервентиляции. Дело в том, что мы постоянно теряем влагу при выдыхании воздуха. Зимой это видно по пару. Летом просто не заметно, но это есть. А по мере того, как мы набираем высоту, тем больше влаги мы теряем через дыхание, учитывая то, что воздух на высоте гораздо суше.  Неоднократно поднимаясь в памирские горы, я замечал, что у меня вдруг начинает развиваться грудной, глубинный кашель. От этого кашля не спасают средства, предписываемые при простудном кашле. Пересыхало не только горло, которое так или иначе можно было смачивать водой, которую нужно постоянно потреблять на высоте, но и бронхи, а также слизистая оболочка носа. Оказалось всё до банального просто.  Сказывался эффект и последствия гипервентиляции дыхательных путей. Вещь не опасная в принципе, но очень неприятная. Именно этот эффект не позволял нормально отдыхать ночью, приходилось постоянно откашливаться. Да и в горах при подъёмах кашель и сухость гортани здорово мешали.     

В этот раз я решил «перехитрить» это посылаемое природой испытание. Я взял с собой по совету Юры средства для увлажнения дыхательных путей и слизистой носа. Капли в нос на основе абрикосового масла и ингалятор с эвкалиптовым маслом для горла очень помогли мне преодолеть неприятные ощущения. Благодаря этим средствам я мог впоследствии относительно спокойно спать ночью. А это – очень важно для восстановления сил. Да и Жайсану ингалятор порой был не лишним.     

Вечером за ужином немного обсудили день прошедший. По словам проводников и Юры, вывод был таков, что в этом месте обычно есть ещё несколько групп баранов. Но, чтобы их найти придётся забраться на самое высокое плато горы Уртобус.  Собственно говоря, мы и приехали для того, чтобы лазить  по горам. Но нас, как-то очень осторожно проинформировали, что плато находится на высоте в 5 000метров! При этом спросили, готов ли охотник рискнуть и пойти в такую экспедицию. Меня уже не спрашивали, так как все ребята знали о моих физических возможностях. Но в этот раз было не всё так просто.     

Жайсан, конечно же, сразу подтвердил свою готовность, до конца не осознавая, что такое пять памирских тысяч над уровнем моря и какова может быть цена за подъём на эту высоту на второй день пребывания в горах.  При этом невидимое, но очень жёсткое прикосновение таких опасных высот я смог испытать на себе на одном из перевалов. Это был перевал Ак-Байтал (или Белая лошадь). Его высота 4 655 метров. Так вот там во время съёмок видеоматериала, я вдруг поймал себя на мысли о том, что мне трудно не только говорить, но и формулировать свои мысли. Гипоксия сказалась на работе речедвигательного аппарата и головного мозга. Всё оказалось очень просто с объяснениями Юры уже в лагере.  «После 5 000м ты тогда уже не смог бы охотиться минимум два-три дня!», - сказал он в лагере лаконично, но очень ёмко. А последствия такого резкого восхождения для организма могли быть вообще непредсказуемы, чего мы в горах не можем допустить.  По его словам, можно более-менее успешно ходить до высот в 4 600м н.у.м., но вот высоты за этот предел могут сильно ударить по вашему организму, что мы с Жайсаном и испытали на себе лично в этот раз.  Второй день охоты А происходило всё следующим образом. Утром следующего дня все встали ещё затемно. Что интересно, там никто никого не будит, но каким-то образом все спокойно поднимаются в чётко условленное время, собираются, спускаются вниз, чтобы выпить чая. Такие сборы мне всегда напоминают сборы на серьёзную спецоперацию. Каждый знает, что и как ему делать и к чему быть готовым.        

Мы с Жайсаном были предельно собраны, потому как ни я, не смотря на мой богатый опыт горных охот, ни тем более он с фактическим отсутствием таких высокогорных восхождений, не представляли, что нас ждёт там … на заоблачной высоте. Как ответит наш организм равнинного жителя на вызов горной стихии? Тем не менее вид у нас был бодрый. По-военному подтянутые и готовые к великим делам сели в машину и поехали. Алик за рулём, на командирском месте Жайсан, мы с Мансуром и Русланом на заднем сидении. Кое-где с небольших озёр поднимались стаи перелётных уток, остановившихся для отдыха по ходу своего пути на юг.        

Мы преодолели несколько небольших водных преград, взламывая хрустально чистый, только что вставший лёд. Вот, наконец, дорога пошла круто вверх, и наш железный конь, пыхтя, спотыкаясь из-за сбоев в работе раздатки, всё же упрямо лез по камням вперёд и вверх. Всё, приехали! Дальше – только пешком.        

Только выйдя из машины и накидывая на себя рюкзак, я уже почувствовал одышку, а что же ожидает нас там, подумал я про себя и поднял свой взор на вершину Уртобуса. Его безжизненный, скорее марсианский, нежели земной, ландшафт, не обещал нам с Жайсаном на второй день пребывания в горах ничего хорошего. Скорее наоборот. К этому времени солнце уже поднялось над хребтами и поедало нас своими едкими лучами и жёсткой радиацией. Ветер здесь был ещё сильнее, чем около лагеря. Временами он забрасывал нас колючими снежными хлопьями. Но, как говорится, назвался груздем, полезай в кузов! И мы полезли, только не в сам кузов, а в жерло горной стихии.         

Для кого-то может показаться даже смешным, что физически хорошо подготовленные люди, прошедшие не один из сложнейших горных маршрутов в горах Кавказа, тут могли пройти на одном дыхании всего лишь метров 50 максимум. Затем остановка, передышка. Жадные вдохи очень разряжённого воздуха, чтобы хоть как-то накормить свой организм кислородом. Но чем выше мы шли, тем сложнее удавалось именно последнее. Ты уже отчётливо понимаешь на этой стадии, где ты оказался, и что является твоим серьёзным врагом. Это – гипоксия.  И чем дольше ты идёшь, тем ярче она проявляется. Самое трудно на том этапе было дышать. Всё остальное, мышцы, сердце, мозг ещё работали более-менее нормально. Очевидно, у них был некий запас кислорода. Но вот лёгкие, гортань, бронхи постоянно напоминали о кризисе сухостью, кашлем и даже сдавленной болью в груди. Давление на 5 000 метрах – 400мм р.ст. Всего 400мм!!! В сравнении с равнинными 760мм. Но от этого ты не летишь на крыльях, а, скорее, становишься тяжёлым и неповоротливым мешком. Подъём становился ещё круче. Прыгать приходилось по огромным камням, на что уходили дополнительные силы. Тем временем ребята разделились. Алик был уже на самом верху и пытался обнаружить баранов. Судя по переговорам в рации, ему пока этого не удавалось.      

Мы почти наверху. Нельзя сказать, что испытываешь состояние эйфории, свойственной именно воздействием гипоксии на организм, и осознанием того, что ты забрался уже так высоко. Обуревали смешанные чувства. С одной стороны всегда приятно быть на вершине и любоваться прекрасными видами внизу, с другой стороны та же высота постоянно напоминает тебе о твоём физическом состоянии.      

Всё общение тогда больше сводилось к языку жестов и взглядов. Даже говорить становилось уже трудно. В голове шумит, перед глазами - временами круги. В один из перерывов на отдых я достаю видеокамеру и начинаю снимать. И тут происходит то, чего я ранее в горах вообще никогда до того момента не испытывал. Пытаюсь что-то надиктовать о красотах природы и тут же ощущаю, что моя челюсть едва двигается. Выходит, что стало трудно не только передвигаться, но и говорить.  Мысли путаются и их трудно направить в какой-то информационный поток. Знакомые ощущения!  Повернулся к Жайсану, мы переглянулись, пытаясь изобразить натянутую улыбку, посмеявшись над самими собой. Он испытывал те же самые симптомы. Только сказал мне, что ещё вдобавок и веки у него закрываются как-то медленно. Ещё через полчаса мы были уже на вершине 5 000 метров над уровнем моря. Чтобы добыть барана!       Многие обыватели покрутят у виска. Нужен ли баран такой ценой? Ландшафт напоминал скорее марсианский, судя по снимкам спутников и исследовательских аппаратов, нежели ландшафт Земли-матушки. Сухой глинисто-песчанный грунт с массой разбросанных камней.       

Показателен один пример, рассказанный мне Юрой. Как-то у них на охоте был французский охотник с сопровождающим. Их также повели на Уртобус.  Охотник кое-как передвигался, а вот его сопровождающий был настолько плох, что его пришлось оставить в одном месте, чтобы забрать на обратном пути.  Когда же пришли за ним по дороге в лагерь, то его не обнаружили на том месте, где оставили. Нашли случайно и то, уже далеко от места, где он должен был находиться. Причиной стало то физиологическое состояние, когда, что называется «крыша уехала». Он в отчаянии забыл, что его просто оставили на время, и подумал, что его бросили, а куда идти он не знал. При этом сделал то, что ни в коем случае делать в таких ситуациях нельзя. Он ушёл с обозначенного места. Всё это могло кончиться очень трагично, если бы его не нашли.  Когда же его обнаружили, то он как ребёнок был весь в слезах, стал целовать всех его нашедших. В общем, 5 000м н.у.м.!!! А этот человек был велосипедистом и, причём, очень высокого уровня. Он из тех, кто ездил многодневную велогонку «Тур де Франс». А там, как знают многие спортсмены, кроме колоссального запаса физических сил, необходимо ещё и моральное равновесие в условиях огромных физических перегрузок.     

Данная история может только подтвердить лишний раз, что для охоты на таких высотах необходимо не только наличие хорошей физической формы, но и высокий уровень психологической устойчивости и самообладания.      

Вершина встретила нас ещё более сильным ветром, который,  казалось, проникал в каждую открытую щёлочку одежды. Пришлось задраиться на все застёжки. Но всё равно было прохладно. Может быть, это ещё и просто от плохого кровоснабжения. Кровь загустела, течёт медленно, а, следовательно, и тепло разносится гораздо медленнее.       

Пока Алик координировал свои действия с Юрой, который оставался внизу, чтобы помочь с ориентировкой относительно баранов, мы с Русланом и Мансуром спрятались за большими камнями. Сидели там недолго. В рации раздался голос Юры. Он увидел стадо баранов. Мы встали, хотя это нам с Жайсаном давалось уже с трудом, и двинулись по плато вершины Уртобуса. Несмотря на то, что плато было преимущественно ровным, передвижение по нему всё по той же причине высоты давалось нам нелегко. Как может показаться кому-то странным, но после отдыха на такой высоте заставить себя двигаться вновь не так легко. Все мышцы кажутся ватными, и ты буквально давишь на них, наваливаясь всем телом, чтобы заставить их работать. Но, так или иначе, мы уже ТАМ, на высоте и бараны найдены, надо двигаться.       

Совершили несколько пустых и ненужных, на мой взгляд, манёвров, в виду того, что проводники недопоняли Юру и пошли не в том направлении.  Стоит сказать, что снизу рельеф кажется одним, а вверху может оказаться совсем другим по той причине, что не все хребты видны снизу. В общем, пока мы перемещались из стороны в сторону, бараны, находившиеся в зоне верного выстрела, ушли. Степень нашего разочарования вряд ли можно представить. Забраться на такую высоту и упустить возможность добыть зверя!     

Глядя на Жайсана, я понимал, что ему очень не сладко. Но больше всего меня пугало то, что в случае неудачи нам будет очень трудно охотиться в последующие дни. 5 000 метров на второй день просто так не проходят. И кто может предсказать твоё состояние после такого резкого восхождения?     

Потому как стало очевидным, что зверя здесь нет, мы с охотником решили запечатлеть себя всё же на такой высоте. Достали камеру и фотоаппараты. Я провёл камерой и сделал панорамную запись.      

Внизу отливало небесной синевой озеро Каракуль. Его со всех сторон обступили горные хребты, уже хорошо знакомые мне по нескольким предыдущим охотам. Пейзаж потрясающе красивый. Горные вершины, местами покрытые снегом, представляли собой чуть ли не всю цветовую гамму, да к тому же из-за различных углов падения солнечного света давали фантастические оттенки всех цветов радуги. Сделали несколько снимков и стали собираться в путь. Мансур предложил мне взять у меня рюкзак, чтобы мне было полегче. На что я ответил ему категорическим отказом. Ещё никто не носил мой рюкзак в горах, скорее я помогал моим клиентам в переноске грузов. Я сказал ему, что проблема не в весе за моей спиной, а в наличии, вернее в отсутствии необходимого мне кислорода в том воздухе.

Долгожданный момент      

Итак, мы двинулись в обратный путь к машине. В какой-то момент я и Жайсан оказались только в компании с Аликом. Руслан и Мансур уже ушли правее нас. И вдруг Алик, резко повернувшись к нам, указал рукой вниз и чуть левее направления нашего движения. Там в промежутке между огромными валунами был виден рыже-серый бок барана. Да, определённо это был баран, так как такого оттенка цвета на высоте больше не было.  Мы тут же пригнулись. Животное, и как позже оказалось не одно, находилось совсем близко, всего лишь в каких-то 100-120 метрах. С одной стороны это хорошо для стрельбы, но с другой это – слишком близко, т.к. любое неосторожное движение может нас выдать, и зверь … пошёл.       

Быстро, но, осторожно передёрнув затвор, Жайсан ведомый Аликом, двинулся вниз, пригибаясь к земле как можно ниже, на сколько это было возможным. Я шёл тенью за ними. По пути достал камеру и сразу же включил. Стал снимать подход к зверю.         

Ниже нас метров на 100 на небольшом плато оказалось целое стадо животных из 35-38 голов. Все – самцы и к тому же с неплохими трофейными качествами. Медлить было нельзя. Жайсан тут же стал выбирать позицию для выстрела. Алик нашёл барана с достойным трофеем. Он был самым последним из этой группы. Дал ориентировку охотнику. И тут стадо двинулось. Мы были обнаружены. Алик уже почти кричал Жайсану: «Последний! Последний!». Последовал первый выстрел, но животные продолжали бежать. Мне приходилось ловить баранов в маленький экран камеры, что было совсем нелегко, учитывая, что склонявшееся к закату солнце светило прямо из-за моей спины на экран. Но всё же я держал группу в кадре. Промах был обусловлен тем, что Жайсан не сразу понял какой баран является последним, и целился не в того, на которого ориентировал его Алик. Тот баран, который был нужен нам, бежал совсем последним, то есть он несколько отбился от основной группы. Жайсан же пытался поймать последнего из группы, что сделать было очень сложно. Очевидно, этим и был обусловлен промах.         

Перед вторым выстрелом мы с Аликом, поняв причину неудачи охотника, уже почти кричали: «Самый последний!». Раздался второй выстрел.  Тут я заметил, что с другой стороны корпуса нужного нам барана взвился фонтанчик пыли. Но баран продолжал бежать. Он явно выделялся среди всех своих собратьев какой-то особой статью и гордо поднятой головой с шикарными рогами, которые можно было определить даже с такого расстояния.      

Я заметил, что баран всё же чуть дёрнулся и слегка сбавил ход после второго выстрела, но затем выправился и продолжил бег за группой.     

Последовал третий, а за ним и четвёртый выстрел. Но мне показались эти выстрелы откровенными промахами, судя по пыли поднятой пулями в стороне от барана.      

Тут надо напомнить читателю, что охотник уже к тому времени прошёл путь длинною в 7 часов на запредельной для организма высоте. Думаю, что ему было трудно рассмотреть баранов в прицел.  Успокоить дыхание, как положено, было невозможно и, к тому же, стрелять пришлось по бегущему зверю, которого нужно было ещё выбрать из бегущего стада, а бегают бараны очень быстро.       

Бараны ушли, вернее, скрылись за хребтом.  Вожделенного трофея ни на месте выстрелов, ни на пути следования мы не нашли, к великому сожалению. Зато, Мансур с Аликом пройдя немного по следу стада, обнаружили кровь. Значит, мои предположения по поводу попадания вторым выстрелом оказались верными. Это вселяло хоть какую-то надежду, на то, что шикарный трофей будет в руках охотника. Пересмотрели видеозапись.  Всё подтвердилось. Второй выстрел попал в цель именно по тому барану, на которого мы с Аликом указывали Жайсану.       

Архар – очень крепок на рану и, несмотря на то, что попадание по нашим предположениям, было верным и по корпусу, а патрон мощным, мы приняли решение не преследовать, а значит не гнать животное, которое в таком случае могло уйти на адреналине очень далеко. Да и время было уже позднее – пятый час вечера. Солнце уже клонилось за горы и скоро бы стемнело. Решили, что завтра пойдём добирать. В таком случае, баран, убедившись, что его не преследуют, не пойдёт далеко, а ляжет где-то в укромном месте. И тогда он вряд ли уже сможет встать при серьёзном ранении.       

Путь вниз к машине, пожалуй, не был таким лёгким, каким нам хотелось бы. Усталость и влияние высоты навалились на нас тяжёлым грузом, и мы с Жайсаном буквально тащились к машине.  Главным было то, что мы всё выдержали, а охотник смог в таких тяжёлых условиях произвести точный выстрел. Конечно, хотелось бы, чтобы баран уже лежал у наших ног, но это охота, и на ней не всегда получается так, как ты хочешь.  Это чувство неопределённости стало вдобавок к усталости «глодать» нашего охотника. Он здорово запереживал на тот счёт, найдём мы трофей или нет. Но, так или иначе, охота состоялось. Было что вспомнить и обсудить вечером в лагере.       

Вернувшись в наш некий оплот цивилизации, мы с Жайсаном буквально рухнули в кровати, чтобы перевести дух и немного отдохнуть. Спустя час спустились вниз в столовую, чтобы обсудить с Юрой и проводниками ситуацию и наметить план добора. Удалось даже уговорить свой организм принять немного пищи, чтобы восстановить силы.  К моему удивлению, не смотря на тот путь, который мы проделали на такой высоте, нас не рвало и даже не тошнило. Чувствовали себя сносно, только вот чая выпили минимум по литру каждый, а может и больше.  Эффект пяти тысяч метров н.у.м. проявится позже. А тогда ещё действовала некая эйфория от физической перегрузки и эмоциональных впечатлений.         

Сон был прерывистым и беспокойным, в особенности у Жайсана. Его можно было понять.  Он был жалован Матушкой-природой хорошим трофеем. Но трофей пока был не в руках. Только настоящий охотник может представить, что творилось в душе Жайсана. Почти тоже самое творилось и у меня внутри. Для успеха было сделано практически всё, приложена масса усилий, но … радоваться пока было нечему. Трофей не лежал у наших ног. Добор подранка          

На следующий день ещё затемно дом оживился. Все встали в пятом часу утра и стали готовиться к выходу на добор подранка. Юра с ребятами убедили Жайсана, рвавшегося в бой, остаться в лагере по многим причинам. Первая, она же основная, заключалась в том, что второй раз идти на такую высоту было уже просто очень опасно для здоровья. Вторая причина была в том, что в любом случае мы с Жайсаном были бы обузой и тормозом для адаптированных к высоте проводников. На этом мы и расстались, провожая ребят, которые были для нас на тот момент ангелами,  от которых ждали благую весть о том, что трофей найден. Вернувшись в комнату, мы стали предполагать и взвешивать шансы обнаружения трофейного барана. Обычное поведение охотников, которые уже не способны повлиять на ход событий, но горячо переживающих за результат. Жайсан не находил себе места. Мне приходилось постоянно его успокаивать и вселять уверенность в том, что зверь будет найден.        

Дело в том, что уже по многолетнему опыту работы и анализу различных ситуаций с ранениями зверя, я мог предположить, что баран дошёл уже ночью. Я убедился в том, что ранение было, и очень серьёзным. У зверя при таком ранении должно быть внутреннее кровотечение и, даже несмотря на то, что бараны очень крепки на рану, при таком попадании этот баран не сможет уйти далеко.       

Проблема была больше в другом. Будет ли возможным найти павшее животное. Но и в этом случае у нас охотников есть природные помощники. Я имею в виду птиц, от воронов до хищников и грифов. Эти представители фауны не дают шансов пропасть белковой калорийной пище. Как только они замечают даже раненое животное, то сразу же начинают кружится над ним и выжидать пока оно дойдёт. И тогда у них начинается пиршество.  Таким образом, мы можем определить местонахождение добытого нами зверя. Самое главное в этом деле не опоздать и не дать птицам с их мощными клювами повредить трофей. Учитывая тот факт, что мы стреляли барана уже под вечер, а ушли искать ещё в темноте, то шансы найти трофей в надлежащем состоянии были высоки.        

Солнце, как обычно, осветило лучами сначала вершины скалистых гор, а потом и всю долину вместе с озером. Заглянуло и к нам в кухню со столовой. Надо было подкрепить свои силы лёгким завтраком. Жайсан и я спустились вниз. Больше всего хотелось выпить горячего зелёного чая.  Мы выпивали за ночь почти по литру минеральной воды, но вода водой, а чай чаем. Чай и тело бодрит, и душу греет. Да и вообще на востоке всё начинается и заканчивается чаем.  И мы не стали нарушать местные традиции. Запас воды в организме нужно пополнять, постоянно находясь в горах, что мы и делали. Вдобавок к чаю проглотили по жареному яйцу с ветчиной.      

К этому времени начали поступать сообщения от ребят в горах. Одна из раций была оставлена на окне кухни и настроена на приём. Было слышно, как Юра координировал работу с Мансуром, Русланом и Аликом. Наконец он сам обнаружил группу баранов, которую мы видели.   Накануне я проинформировал Юру о том, что тот баран отличался от всех остальных более серым оттенком шкуры, ну и, естественно, огромными рогами.   Вскоре уже от Юры поступило сообщение о том, что он не обнаружил в стаде нашего барана. С одной стороны это сообщение порадовало, но с другой … где же он? Если барана нет в стаде, значит он отстал. Но тогда где он мог быть? Ребята прошли часть пути по кровяному следу, но потом его потеряли, так как след вышел на широкую сыпучку и разглядеть кровь на осыпающемся грунте было проблематично.  Но раз Юра сделав круг, практически замкнул район, где мог залечь зверь, то оставалось только его найти. Только! Легко сказать в таких горах со множеством больших и малых ущелий.       

Помогли в поисках всё те же птицы, как потом рассказывали ребята. Наша рация в доме работать отказалась по причине того, что разрядился аккумулятор, и все детали дальнейших поисков мы с Жайсаном узнали уже после их приезда.       

Они поведали нам, что сразу после той злосчастной сыпучки, где был потерян след, баран нашёл место на небольшой полке и лёг. Встать он уже не смог, но, отойдя в мир иной, скатился по камням в небольшое ущелье и ткнулся носом между больших камней. Так что заметить его было бы очень сложно, если бы … не птицы.  Они уже начали кружить над своим завтраком, что и послужило знаком для проводников.

Встреча трофея       

Надо было видеть радость на лице охотника, которая буквально обуревала его при виде своего трофея.  Жайсан весь светился, и всем окружающим передавалось ликование его души.  Длинна рогов барана составила 148 и 149 сантиметров. Это – шикарный трофей, в особенности для новичка в таких горах.  Некоторые охотники приезжают за таким трофеем несколько раз, а тут сразу же и на второй день! Можно предположить, что этот охотник живёт в гармонии с природой и ничем ей не навредил, за что и был щедро вознаграждён  Матушкой-природой. Как обойтись в таком случае без фотографий? Мы уложили трофей на небольшом взгорке недалеко от озера и сделали несколько снимков. Я попытался снять небольшой видеоматериал, но сильнейший ветер мешал записи звука и норовил опрокинуть камеру вместе со штативом. Так что этот момент, к сожалению, несколько осложнил ситуацию что, впрочем, ничуть не умоляло сути происходившего и не испортило впечатления от того, что охотник стал полноправным владельцем заслуженного им трофея.       

Все в лагере стали поздравлять Жайсана с выстраданным и добытым трофеем. Ну, … вот, наконец!!! Можно было и расслабиться. Весь вечер глаза Жайсана горели, а из души рвался океан признательности и благодарности ребятам, которые вывели его на этот трофей, а особенно за то, что смогли найти ушедшего барана. Горе тому охотнику, который теряет трофей. Он пропадает и для него и для природы. Мой принцип на охоте заключается в том, чтобы добывать только то, что ты можешь использовать, будь то в качестве трофея, еды или шкуры. Конечно же, никто не заставит меня есть мясо камчатского медведя, прежде всего в силу того, что он на 90% заражён трихинеллой. Но шкуру и череп, я считаю взять необходимо, равно как и желчь, а если есть возможность, то и медвежье сало для лечения.      

Конечно же нас ждал праздничный ужин, который уже при первом известии о том, что зверь найден начал готовить наш повар Шот, узбек по национальности. Команда.     

Тут самое время рассказать о команде, которая работает у Юры в лагере. Нельзя даже сказать, что они обслуживают клиентов. Они живут этой атмосферой, которая создаётся во время проведения охот. Нет на свете одинаковых людей. Все мы разные, но тем и замечательна жизнь, что когда соединяется разное, то становится одно более мощное целое. Создать это целое – искусство, на которое ушло много лет, по словам Юры. Многие не прошли этого отбора и отсеялись. Остались только самые сильные духом, характером и профессионализмом люди, влюблённые в свою работу. Они живут в отрыве от своих семей ‘большую часть года. Как же надо любить свою работу, чтобы жертвовать близостью самых дорогих тебе людей, жены и детей.  Искусством можно считать и умение объяснить домашним всю необходимость такой работы и пребывания на такой высоте на протяжении столь долгого времени. А ведь человек не приспособлен жить на такой большой высоте. Примером может служить население небольшого горного городка Мургаб, расположенного чуть дальше по нашей дороге в сторону Афганистана. Там у населения самые распространённые заболевания это – болезни сердца и лёгких. Женщинам там сложно рожать. А ведь Мургаб расположен на высоте 3 600 метров н.у.м., т.е. даже ниже нашего базового лагеря в 4 000 метров н.у.м..Так что можно представить, какую нагрузку несёт на себе организм ребят, выросших на равнине за время столь долгого пребывания на охотах.       

Итак, вечер прошёл у нас с большим воодушевлением. Несмотря на боязнь тяжёлых последствий от принятия спиртного на такой высоте, мы с Жайсаном всё же решились отметить успех несколькими рюмками. Было сказано несколько добрых и глубоких по значению тостов. И должен сказать, что после этого мы с Жайсаном остались живы, как видите!  Помимо всего прочего мероприятия за совместным столом помогают лучше понять друг друга. Когда напряжение спало, то можно спокойнее оценить произошедшее.  Проводники и Юра рассказали о некоторых интересных случаях за практику их охот. Опыт у них – богатый, и интересных событий происходило тоже много.

Путь назад.          

Всё хорошее когда-то заканчивается. Так и последний вечер подошёл  к концу, и нам пришлось опять упасть в кровать, чтобы, отдохнув, насколько это позволило бы наше состояние, отправиться в обратный путь.       

Ещё ночью на базу прибыл наш благодетель Саид на своём внедорожнике и был при этом очень расчётлив и прав в том плане, что при нашем желании улететь на следующий день домой, было бы логичнее оказаться в Оше, и чем раньше, тем лучше.       Я проснулся ночью в полной темноте от стука в дверь. Ничего не поняв спросонок, едва продрав глаза, открываю дверь. В темноте не сразу узнаю Саида. Он говорит, что пора собираться и выезжать. Это было, пожалуй, самым трудным заданием для нас с Жайсаном на тот момент. Всё же высота и алкоголь давали себя знать. Трудно сказать, что больше в тот момент. Но в таком состоянии необходимо было собрать наши огромные сумки и погрузиться. Генератор в тот момент не работал, и пришлось собираться с помощью лишь налобных фонарей. Но охотники, как военные, люди привычные к таким вводным и через полчаса мы уже загружали вещи в машину.      Все ребята вышли нас провожать. Очень тёплое прощание и пожелания удачной дороги ещё долго напоминало нам о внимательном приёме на Каракуле. Такие моменты запоминаются на всю жизнь. И, что, в общем-то, было неожиданно, но вероятно Мать-природа тоже прощалась здесь с нами и предоставила нам возможность ещё раз взглянуть на прекрасных животных. Прямо перед машиной дорогу перебежали три кок-мока, как зовут их местные. Это молодые самцы в возрасте 2-3 лет. Они грациозно буквально влетели в гору и, пробежав немного по склону, остановились, позируя нам. Мне удалось заснять их на видеокамеру, чему Жайсан остался очень доволен. Иметь такой подарок на память о пребывании в этом суровом, но очень красивом месте, дорогого стоит.       

В очередной раз, пройдя все пограничные пункты мы, наконец, спустились в долину, где уже был ВОЗДУХ. Это сладкое чувство, ощущения того, что ты можешь вдохнуть в себя все ароматы горной растительности и влагу водных источников, возвращает тебя в ту реальную жизнь и среду, к которой ты привык на равнине. После сухого и разреженного высотного воздуха мне каждый раз кажется, что я въезжаю в рай.      

Но у этой медали есть и вторая сторона. У тебя начинается опять перестройка организма. Могут происходить всё те же симптомы: головокружение, головные боли и даже тошнота. А если вспомнить на какой высоте мы были в этот раз?! Последствия воздействия такой высоты сказывались лично на мне ещё около недели после возвращения домой.  Будучи уже дома я не мог понять некоторого дискомфорта в самочувствии. Думал, что в очередной раз подхватил какую-то инфекцию при перелётах в местах большого скопления людей. Но на вирусную инфекцию это не было похоже. Меня ломало. Я чувствовал слабость. А когда я задумался над тем, что потребляю огромное количество жидкости, как вернувшийся из недельного пребывания в пустыне, то вывод пришёл сам собой. Всё это являлось последствием пребывания на тех же 5 000 метрах.  Чтобы быстрее избавиться от этого поствысотного синдрома я сел на велоэргометр, дал организму нагрузиться, чтобы запустились мобилизационные процессы. Через пару дней я уже был в обычном для себя состоянии.        

Подводя итоги нашей горной экспедиции можно сделать следующие выводы.

1. К восхождениям на такие запредельные высоты обязательно нужно готовиться минимум за 2-3 недели до поездки.

2. В горах лучше выделить 2-3 дня на адаптацию и не рваться в бой в первые же дни. Мы с Жайсаном были в целом подготовлены и морально и физически. И только благодаря этому, у нас не было больших проблем на высоте.

3. Каждую минуту надо быть готовым к выстрелу. Шанс добыть хороший трофей может представиться только лишь раз. Упустил, и удача отвернётся от тебя. Такое было в моей практике. Потому, необходима высшая степень мобилизации на протяжении всего тура. Приятно отметить, что Жайсан, не смотря на все возникавшие перед ним трудности, достойно перенёс все испытания, сумел сконцентрироваться в нужный момент и сделать меткий выстрел. Это делает ему чести как человеку и достоинства называться настоящим горным охотником. Только единицы смогут пройти испытание такой высотой в 5 000 метров.        

Ну и, конечно, хотел бы выразить слова признательности и благодарности Юре Матисону и его команде за помощь и поддержку в организации и проведении этого тура.


Поделиться: