Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Тибетский (ладакский) архар, и есть ли у него «прописка» на Памире? Часть 3

Эдуард Бендерский, Дмитрий Медведев
Тибетский (ладакский) архар, и есть ли у него «прописка» на Памире? Часть 3

Добытый архар оказался крупным самцом 9,5 лет. Рога барана весьма напоминали рога архаров тибетского ареала. Короткие, явно толстые и округлые в сечении, они имели в длину до 118 см (левый) и 111 см (правый). Обхваты у основания – по 40 см каждый, 73 см – расстояние (развал) между концами, что в целом укладывалась в пределы изменчивости тибетской формы, особенно северотибетских самцов. Вес – 137 кг – оказался в целом выше, чем у тибетских архаров. Однако последние были взвешены явно не в лучшем физиологическом состоянии, т.к. общий вес в 100 кг для крупного самца архара говорит о том, что особь явно пережила суровую зиму или по каким-либо иным причинам не накопила жировых отложений. Длина тела 176 см и высота в холке 122 см указывали на то, что зверь не самый длинный, но высокий, приспособленный к быстрому стремительному бегу. Т.е. при сравнительно небольшой длине тела высота в холке вполне приличная. Хотя до максимума этого показателя у архаров в целом – 135 см – наш рогач не дотягивал 13 см.

Габитус этого архара, что называется, тяготеет к «квадрату», т.е. длина не так сильно превосходит высоту в холке, как у некоторых других архаров. Это говорит о спринтерских качествах барана, способного спасаться от волков стремительным бегом по остепненным пологим склонам гор и межгорным долинам до спасительных высот. Об этом же свидетельствуют линейные показатели длин конечностей: передняя нога – 70 см, задняя (по изгибу) – 105 см, кисть – 37 см, ступня – 45,5 см. Длина хвоста – 12,5 см. Длина ушей – 10,4 см, они невелики, и это указывает, что исследуемый самец относится к баранам, сформировавшимся в суровом климате высокогорий. На это указывает и высота его добычи ± 4400 м над уровнем моря.

Обхват тела за лопатками в 136 см свидетельствует о том, что, несмотря на свои скоростные качества, рогач крепко сбит и находится в прекрасной физиологической форме.

Высота в крестце – 123 см, едва-едва превышающая высоту в холке (122 см), указывает на уравновешенность длин передних и задних конечностей, что также свидетельствует о приспособленности тела к длительному быстрому бегу.

Таким образом, добытый и измеренный нами архар оказался по рогам весьма близок к тибетской «классике», длина тела также в пределах изменчивости, а вот высота в холке и длина хвоста несколько превосходят известные (немногочисленные, правда) промеры тибетских архаров. Не исключено, что они вошли бы в пределы изменчивости тибетской формы, будь побольше выборка измеренных тибетских баранов.

Классический признак тибетского архара – белый подвес удлиненных волос на горле и груди – у добытого рогача был выражен, что называется, от и до. Остальная окраска в целом и общем соответствовала, например, северо-тибетским рогачам подобного возраста и размера. Она была, несомненно, светлей темных архаров из Гималаев и Ладака, но это вполне естественно, так как при продвижении в более северные или засушливые пределы, согласно экологическому правилу Глогера, животные приобретают более светлый окрас. К этому еще следует добавить, что у взрослых и старых самцов архаров добавляется белый волос, создающий на спине посветление в виде «седины». Бесспорно, исследуемый нами зверь имел в окраске и во внешнем облике некоторое сходство и с памирской формой (баран Марко Поло), но все же более напоминал тибетского архара и зверей с фотографии Хусейна Галобчи. Особенно это касалось рогов. Если классического «памирца» можно с известной долей допуска считать «тонкорогом», то наш и подобные ему экземпляры явно «тянули» на памирского «толсторога».

Классическим «толсторогом» среди архаров является алтайский горный баран, или аргали. Обхват его рогов у основания способен достигать 58 см!!! Средние значения превосходят 45 см в обхвате.

Тибетский архар, хотя и уступает алтайскому, тоже вполне может соответствовать этому «гордому званию». Исследуемый нами самец также вполне заслуживал его.

Многие считают алтайского аргали крупнейшим из баранов, мы же считаем, что «гиганты» могут быть обнаружены в любой из географических форм крупных архаров – памирской, тибетской, киргизской, казахской и т.д., но, что касается толщины рогов, то у «алтайца» она вне конкуренции.

В целом наш памирский «толсторог» оказался вполне алтайских габаритов, т.к. 122 см в холке фигурирует ныне как верхняя планка алтайских аргали, а длина тела памирского «толсторога» (176 см) почти достигает алтайского «оптимума» – 180 см. Вероятно, и на Алтае, и на Памире существуют «толстороги» и покрупнее, но, как говорится, что есть – то есть, большего промера высоты в холке на Памире нам пока не удалось найти в литературных источниках.

Приведем так же промеры черепа памирского «толсторога».

Промеры черепа тибетского архара на Памире

(место отстрела ущелье Машалы) 06.12.2016 г.

ПРОМЕРЫ ЧЕРЕПА (мм)

Наибольшая длина черепа   332

Кондилобазальная    322

Базилярная (основная)        300

Длина лицевой части черепа           264

Длина морды 211

Длина носовых костей         140

Длина верхнего зубного ряда         89

Межглазничная ширина      135

Наибольшая ширина черепа            183

Диаметр глазной орбиты (продольный)    56

Длина костных роговых стержней Лев. 430         Прав. 430

Наибольшая ширина (развал между роговыми стержнями)      510

Обхват роговых стержней   324

Промеры черепа укладываются в пределы изменчивости архара Марко Поло с Памира и тибетского архара одновременно, они относительно невелики.

В заключении необходимо отметить следующее:

1. Все архары, в т.ч. крупные географические формы, близки между собой и некоторые из них могут не достигать статуса хорошо дифференцированного подвида.

2. Об этом же говорят большие зоны «гибридизации» отдельных фенотипов архаров.

3. Не исключено, что территория от восточного Памира до Каракорума, а возможно и дальше (Западный Тибет в Китае и прочие приближенные территории) является зоной гибридизации фенотипов памирского и тибетского архара.

С большим трудом верится, что на одной и той же территории существует два фенотипа, никогда не смешивающиеся между собой. Взаимное проникновение тибетского и памирского архаров вполне возможны, также как и проявление того и другого фенотипа в одной популяции и даже крупном стаде.

4. Вполне возможны заходы и даже постоянное существование тибетского (ладакского) архара на Памире.

Однако все это лишь предположения.

Что же касается добытого Эдуардом Бендерским архара, то он имеет определенные отличия от классических параметров барана Марко Поло, и нам в дальнейшем предстоит ответить на вопрос, является ли он иным фенотипом архара на Памире, переходной формой или укладывается все же в пределы индивидуальной изменчивости памирского барана. Морфологический анализ, бесспорно, много значит, но сегодня последние слово за генетиками.

Эпилог

Экспедиция завершилась, и пора была уезжать с Крыши Мира. Позади остались широкие, просторные горные долины, обрамленные хребтами и увенчанные каскадами красных причудливых скал. Крутые горные склоны и долины, как и во времена Марко Поло, были усыпаны бесчисленными черепами и скелетами архаров. Во все стороны с нашего пути разбегались огромные стада баранов. Они смотрели на нас с вершин гор, иногда проносились мимо на сравнительно небольшом расстоянии. В общем, бараны были везде. В этих местах мы наглядно увидели преимущества развитого и прогрессивного современного охотничьего хозяйства, охраняющего и сберегающего архаров и другие виды редких животных.

В России, например, существует только «голая» охрана баранов – к чему это привело – общеизвестно: алтайские архары достаются браконьерам, волкам и прочим хищникам. Численность их прогрессивно снижается с 50-х годов. А ведь в начале ХХ века юго-восточный Алтай считался одним из лучших мест Центральной Азии по охоте на крупного наиболее «толсторогого» архара из существующих. Это признавали многие охотники, посетившие эти места в начале 1900-х годов. Тут не на что пенять кроме неверного антиохотничьего подхода к сохранению алтайского аргали. И кажется странным, если не абсурдным стремление природоохранников сделать все возможное, чтобы редкие виды вымирали под пулями браконьеров и в зубах хищников – лишь бы запретить охотникам их охранять и заниматься воспроизводством этих животных.

Но вернемся к красноватым скалам Памира, населенных не только архарами, в том числе и занимающим наше воображение памирским «толсторогом». Прежде чем собраться в обратную дорогу, мы успели поохотиться на памирского козерога, наблюдали волков, охотившихся на архаров. Во время экспедиции видели немало бородачей, беркутов, белоголовых сипов и кумая (снежного грифа), огромных черных воронов, расклевывающих труп архара. Слышали голоса редчайших, обитающих только на Памире в Таджикистане, тибетских уларов, вдыхали сухой горный воздух, ощущая все «прелести» высоты между 4200 и 5000 м над уровнем моря.

Нами была собрана информация об обитании в памирских долинах с одинокими «натеками» озер снежного барса, белокоготного бурого медведя, ладакского уриала, горного гуся, гнездящегося на Зоркуле, и других животных.

Мы наблюдали особенности проведения гона архаров на Памире. Уточнили некоторые детали обитания, попытались предварительно охарактеризовать памирского «толсторога» морфологически.

Пробы тканей этого архара по прилету в Москву мы передали во Всероссийский НИИ животноводства им. Л.К. Эрнста генетику д.б.н. Н.А. Зиновьевой. А также генетику, к.б.н. М.В. Холодовой из Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова. Будем ждать их научного заключения.

Мы также сняли промеры памирского козерога – интереснейшего объекта горной охоты, взяли пробы его тканей для генетического анализа, но об этом отдельный рассказ.

И еще хочется сказать, что во время этой экспедиции мы встретили радушных, жизнерадостных и жизнестойких людей, людей которые к концу поездки стали нашими настоящими друзьями – это братья Атобек и Зафар Бекмуроди, страстные охотники, организаторы охот и хранители природы этих уникальных мест. Это и работавший вместе с нами Шоуди Афзуров, оператор Али Сабзалиев, сотрудники и сотрудницы лагеря, оставившие самые лучшие впечатления.

Необходимо отметить самоотверженный труд оператора Олега Лаптева, успевавшего снимать на камеру самые неожиданные и непредсказуемые моменты горной охоты. Особо хочется отметить его профессионализм, доброту и радушие.

Наверное, еще долго мы будем вспоминать широкие горные долины, скалы, перевалы и бескрайнее памирское небо с уносимыми ветром облаками удивительных форм.

Вечером мы тепло попрощались с нашими друзьями. Опять был долгий путь, теперь вниз. Вдоль беснующегося в теснинах Пянджа ехали уже в темноте. Затем снова был гостеприимный дом Аюба Муллоерова. Его отец, ранним утром провел нас по своей усадьбе и ее окрестностям, показал, где держатся мархуры, козероги, гималайские улары и ирбисы. Широко улыбаясь, он рассказал, как однажды вечером кеклик спланировал с гор прямо в его руки. Чудеса, да и только!

Мы прощались с Памиром, с его суровой и прекрасной природой, с закаленными Памиром добродушными и мужественными людьми в надежде вернуться сюда еще.

ВРЕЗ

Из Атласа Caprinae Мира CIC

Северотибетский архар. Харрис (Harris, 2002) сообщил, что средняя длина рогов 33 трофейных архаров из Аксая составила около 110 см. Средний возраст (судя по годовым кольцам на рогах) составлял 8,2 года. Двадцать архаров, добытых с 1991 по 2005 год и зарегистрированных Rowland Ward (2006) и SCI (2009) как ганьсуйские архары, имели среднюю длину рогов (самого длинного рога) 114,9 см и среднюю окружность основания 43,3 см. Самый большой зарегистрированный трофей, добытый в Аксае (2005), имел длину большего рога 127,3 см и небольшую, по сравнению с длиной, окружность основания – 42,5 см. К сожалению, расстояние между кончиками рогов имеется только по четырем экземплярам, зарегистрированным Rowland Ward; наибольшая ширина отмечена как 69,9 см, а средняя – 63,3 см. Между северотибетским и тибетским архарами существенных различий нет: средняя длина рогов и расстояние между концами рогов 114,9 и 43,3 см против 118,1 см и 43,2, соответственно.

В ограниченной выборке (n = 4) северотибетских архаров виден больший просвет между концами рогов – 63,3 см против обычно плотного завитка (n = 31) тибетских архаров со средним значением 51,4 см.

Тибетский архар. Вес черепа и рогов крупнейшего самца, добытого Шефером (номер ASK 17335), составлял 12,3 кг. Наибольший трофей, зарегистрированный в Rowland Ward, с длиной рогов 140,3 см, окружностью основания 47,6 см и расстоянием между концами рогов 73,7 см датирован 1898 годом и указан как добытый в Тибете/Китае. В «Крупной и мелкой добыче Индии» на странице 85 Лидеккер упоминает этот череп с полевыми измерениями: «Крупнейшие зарегистрированные рога, добытые А. Пайком в Ладаке, имеют размеры 144,5 см вдоль фронтального изгиба и охват 47,6 см, а расстояние между концами рогов – 73,7 см». Рога только четырех других баранов достигали или превышали в длину 127,0 см. Однако средняя длина рогов 43 экземпляров, зарегистрированных между 1898 и 2000 годами, составляет 118,1 см. Рога имеют довольно массивные основания – крупнейшие из зарегистрированных 50,2 см со средним значением 43,2 см.

Между 1985 и 2001 годами шесть архаров были добыты в Международных охотничьих угодьях Дулань (вероятно, ошибочно отнесены китайскими органами надзора к ганьсуйским архарам, О. a. dalai-lamae) в горах Бурхан-Будда, массивном горном хребте к юго-западу от Цайдамской котловины и строго на восток от шоссе Голмуд-Лхаса, но эти трофеи не упоминаются ни в Rowland Ward, ни в SCI.

Мы сравнили размеры недавно добытых трофейных северотибетских архаров (указанных как ганьсуйские архары) с ранними промерами тибетских архаров и не обнаружили существенных отличий в морфологии рогов, кроме значительно более широкого просвета у северотибетского архара. Похоже, что расстояние между концами рогов у тибетских архаров редко достигает такой ширины, как у северотибетских архаров. Среднее расстояние от края до края у экземпляров тибетского архара (n = 31) достигает 51,4 см, в то время как у северотибетского фенотипа (N = 4) - 63,3 см – приблизительно 12 см разницы.

Необходимо дальнейшее исследование, прежде чем считать просвет в качестве возможного различия между двумя фенотипами.



Фото Олега Лаптева


Поделиться: