Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Суровый край Камчатка

Суровый край Камчатка
Суровый край Камчатка Суровый край Камчатка Суровый край Камчатка

В третий прилет на Камчатку я вдруг отчетливо понял, что всякий раз этот прекрасный и в то же время суровый край открывается мне с новой стороны. Хотя нельзя не отметить, что и здесь есть кое-что незыблемое, традиционное – это непредсказуемость и переменчивость погоды.

Горная охота планируется как минимум за год, а то и за два. Редко случаются исключения в виде «горящих туров» – когда кто-то вдруг отказывается от заранее запланированной поездки. Само собой разумеется, что при таком планировании стараешься выбрать время с минимальным риском попасть в плохую погоду. Однако погода в любых горах всегда непредсказуема, а в горах Камчатки это вообще «черт в табакерке». Шансов на то, что все сложится самым лучшим образом, не больше, чем на Джек-Пот, и это, пожалуй, главное, что следует понимать охотнику, собирающемуся добыть трофей на Камчатке.

Можно сказать, что судьба в этот раз сжалилась надо мной и с погодой повезло. В день прилета в Елизово (воскресенье) было тепло, даже удалось искупаться в термальных источниках и чуть-чуть позагорать лицом. Температура просто баловала, поднявшись чуть выше 20˚C, а самое главное – вовсю светило солнце! На следующее утро Гидрометцентр обещал дождь в Петропавловске и солнечную погоду в Палане, куда и планировалось добираться. Точнее сказать три «Гидрометцентра», которые я смог обнаружить в интернете, предсказывали именно такой расклад. Сказать, что все они безбожно врали, нельзя, поскольку дождь и в самом деле был (правда, в Палане), и было солнечно (хотя и в Елизово). Верить на Камчатке можно только своим глазам. Увы, над Паланой был не просто дождь, небо заволокли тучи, из-за чего вылет нашего самолета задерживали восемь раз. Никто из пассажиров, разумеется, не спешил покинуть аэропорт, поскольку знали: если вдруг там продует, вылет разрешат. А продуть там могло в любой момент (как, впрочем, могло и не продуть). Надежда, как известно, умирает последней, тем более, что вторник в аэропорту – выходной, и пришлось бы ждать вылета до среды.

Вообще, нужно сказать, удручающее впечатление оставляет инфраструктура Камчатки. Мне кажется, что это единственный регион в мире, где на дорогах какой-то большой начальник поставил не менее большой крест. Даже в самых бедных странах Африки есть дороги, худо-бедно соединяющие все населенные пункты между собой. Здесь же их местами нет от слова «вообще». Как мне объяснили потом местные жители, расстояние в 200 километров, на котором дорогу не могут достроить уже несколько десятков лет, отрезало Палану и весь Корякский округ от прочего населения Камчатки. Единственный транспорт – самолет, который всецело зависит от погоды. Не имеет значения, похороны у тебя или свадьба, важная встреча или еще что, ты заложник ее капризов. Есть погода – летишь, нет – сиди и жди ее «у моря». Почему именно здесь такое отношение к людям – для меня загадка.

Камчатские старожилы, что не может не произвести впечатления на москвича, никогда не назначают точного времени встречи. Любое расстояние для них – «близко», за исключением того, которое «ой, как далеко». Живя в Москве, пытаешься распланировать день, назначать встречу на определенное время, рассчитываешь, каким именно транспортом – личным или общественным – разумнее воспользоваться, чтобы везде успеть. Здесь же, если встреча действительно важная, необходимость заранее (за день-два!) прибыть в оговоренное место, иначе велика вероятность ее срыва. Первая рекомендация, которую дают организаторы охоты: смирись! ты полностью зависишь от погоды и должен быть готов к худшему варианту. Я уже где-то писал, что бывали случаи, когда из десяти охотничьих дней люди были вынуждены проводить под крышей палатки девять дней.

Как сказано выше, мне повезло. Да, была утренняя задержка в аэропорту, но нет худа без добра. Я встретил московский рейс, с которым прилетели Виктор Николаевич Ким, Алексей Ким и Сергей Мазуркевич. Надеюсь, что им наше общение доставило такое же удовольствие, как и мне. Прежде чем разъехаться в разные стороны, мы договорились вместе поужинать, если я не улечу до вечера. Но рейс все-таки был, и еще при свете дня самолет приземлился в Палане. Я уже, как мог, пугал вас погодой Камчатки, но это еще не все. Тем, кто планирует лететь на север полуострова, нужно иметь в виду, что, по словам местных, погода на севере – «смерть».

В том же контексте (погода, дороги) занимают свое достойное место и местное воздухоплаванье. До Паланы летают два самолета Камчатских авиалиний – Як-40 и АН-26. Не знаю, как выглядит здесь Як-40, но АН-26 производит самое неизгладимое впечатление! Ну, разве что я не видел в обшивке дыр, хотя не поручусь, что их и в самом деле не было в этом основательно изношенном «ведре с болтами». Как пошутил бортпроводник, ведро – не ведро, зато надежное. Возможно, надежное, хотя на стороннего наблюдателя такого впечатления не производит. Но зато здесь в стоимость билета включен провоз не более 20 кг багажа вместе с ручной кладью. За остальной вес будь добр доплатить. А если ты подтвердил свою платежеспособность, то доплатить придется по двойному тарифу. Во всяком случае после того, как я оплатил «остальной вес», меня отыскали в очереди и радостно сообщили, что не сразу догадались увеличить «коэффициент», а теперь вот догадались и просят еще доплатить. Я не стал возражать, тайно понадеявшись на то, что доплата пойдет на латание дыр в самолете.

Кстати, о стоимости билета. В бизнес-классе «Аэрофлота» на рейс Москва – Петропавловск-Камчатский (длительность полета 11 часов) она составила 112 тысяч рублей. За полтора часа до Паланы в эконом-классе пришлось заплатить больше половины – 57 тысяч рублей (плюс 8 тысяч за багаж). Вероятно, такой тариф насчитывают за то, что багаж в самолет тебе доверяют тащить и грузить самостоятельно. Нужно сказать, что «затариться» для охоты на Камчатке пришлось основательно. Из-за неопределенности с погодой и ее особенностей в горах организатор в рекомендациях по одежде указал вероятность весьма основательного разброса температуры – от +25 до -20˚C. В результате одежды, обуви и подарков (я вез с собой книги в подарок) набралось более 50 килограммов. И вот, сдав оружие, я поволок свои «чугунные» чемоданы в автобус, а когда он подъехал к самолету, поступила команда: «Женщины с детьми садятся в салон (да, внутренность местного «ведра» тоже называется салоном), мужчины выстраиваются цепочкой и начинают загружать вещи». Мы подавали свои пожитки второму пилоту, который привычно укладывал их в чрево воздушного судна, затягивая сеткой. Пожалуй, остается только добавить, что пассажиры садятся в «салон» через «бомболюк» (аппарель).

Полет длился 1 час 40 минут. Рядом со мной летел охотник Владимир из Екатеринбурга. На правах бывалого он взялся объяснять, что рейс тяжелый, в воздухе серьезная болтанка, а потому необходимо грамотно подготовиться, то есть основательно выпить. Я отказался, а он воплотил задуманное в жизнь от всей души, после чего так крепко заснул, что по прилету еле удалось его разбудить. Вообще история с проносом спиртного на борт была довольно забавной. Как человек «опытный», Володя взял с собой спирт. Понимая, что ручная кладь подлежит досмотру, он залил спирт в термос и попытался пронести его под видом чая. Это не сработало. Сотрудники пропускной службы предложили или вылить, или выпить «напиток». Владимир отправился выливать содержимое термоса в туалет, но там сказал себе: «Нет! Это не по-нашему». И в результате все-таки ухитрился пронести спирт в термосе на борт. Но меня больше удивило не это, а то, что человек всего второй раз на выездной охоте и сразу решил добывать барана. Будучи убежденным в том, что до горной охоты надо «дорасти», я поинтересовался причинами, побудившими его отправиться за снежным бараном. Он ответил, что хочет… испытать себя.

В Москве подготовку моего тура осуществляла компания «Сталкер», они оформили все необходимые документы, купили билеты и так далее, то есть свою часть работы выполнили. Задачу, которая стояла передо мной, – добраться до Паланы – выполнил я. Теперь дело было за местными организаторами.

В аэропорту меня встретил Константин Каллин. Он быстро организовал получение оружия, помог загрузить багаж в машину, и мы поехали на «конспиративную» квартиру. На самом деле в Палане у его компании есть такая на случай, если клиенту или сотруднику понадобится переночевать в городе или еще для каких-то нужд. В нашем случае была нужда переодеться в охотничью одежду. Мне хотелось бы отметить грамотный подход к организации тура со стороны Константина. Он предложил не рассусоливать, хотя время было («Лучше мы его оставим про запас»). Сейчас, пока еще до темноты оставалось несколько часов, он предложил пообедать, переодеться в той самой квартире и на ГТС (гусеничный тягач средний) отправиться в тундру, на ближнюю базу. До нее 35 километров (это примерно 3,5-4 часа движения на ГТС), а оттуда можно продолжить путь дальше уже завтра.

Так и поступили.

Нужно сказать, что ГТС мы буквально оседлали, то есть расселись на «броне». С высоты примерно трех метров открывалась широчайшая панорама на все 360 градусов. А виды были очень и очень интересные. Машина шла то среди сопок, то по болотам, то по бескрайнему травяному ковру тундры. Да, ее, а вместе с ней и нас немного потряхивало, и шума, как меня и предупреждали, наше транспортное средство производило в избытке. Но для компенсации последнего достаточно было надеть наушники (настоятельно рекомендую брать их с собой). И все-таки я мало обращал внимания на неудобства, поскольку с захватывающим дух восторгом первооткрывателя любовался картинами камчатской природы и… считал медведей. В тот день на глаза попалось 12 особей. На следующий увидел уже два десятка. Всего за весь период охоты встретилось более 40 медведей! При этом надо понимать, что обычное для этих зверей время бодрствования – утро и вечер, днем они встречаются гораздо реже. Интересно отметить, что часто попадались на глаза медведицы с потомством. Как правило, медвежат было по трое. Константин объяснил, что проблемой для медведиц является взрослый самец, который передвигается осторожно, незаметно и всегда готов напасть, убить и сожрать медвежат. Медвежата до двухлетнего возраста для вечно голодного взрослого самца довольно простой в добыче корм, и практически все матерые звери каннибалы, специализирующиеся на выслеживании медвежат. Поэтому медведицы выбирают открытые места, чтобы вовремя обнаружить опасность, и, соответственно, чаще попадают нам на глаза.

Интересный момент – когда медведи дерутся, то подставляют друг другу бока, а убивает один другого вовсе не мощным ударом лапы, а хватая пастью за голову и прокусывая череп.

Раз уж зашел разговор о медведях, забегу вперед и расскажу об одном эпизоде, который заставил меня сильно понервничать. Даже очень сильно, можно сказать, дал взрывной выброс адреналина в кровь. Когда я отстрелял барана, ребята принялись его шкурить и разделывать, а мне, поскольку дорога была известна, пришло в голову отправиться в лагерь. По времени путь должен был занять около четырех часов, а поскольку ребята легче меня на ногу, то все равно догнали бы. Старший согласился, и я пошел. Ошибкой стало то, что карабин взял всего с тремя патронами в магазине. Отошел уже прилично по ущелью, в самом низу которого протекал шустрый ручей, как вдруг увидел, что навстречу движется медведь. Я поднялся повыше и тут увидел позади первого двух крупных пестунов… Что делать, было непонятно. Ясно только, что стрелять я начну лишь в самом крайнем случае. И тут вспомнил, что у меня всего три патрона! Стало не по себе. Начал кричать, чтобы остановить косолапых, но медведица меня явно не слышала, видимо, из-за шума ручья, да и ветер был на меня. Расстояние между нами неумолимо сокращалось, и мне оставалось только подняться по ущелью как можно выше. Скорости, с которой я вскарабкался на гору, позавидовал бы отец Федор из «Двенадцати стульев», удиравший с колбасой во рту от Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова. Оказавшись на господствующей высоте, я принялся бросать камни (как вы догадываетесь, совсем не из озорства) в медведей, которые продолжали упорно двигаться в мою сторону. Но увидеть или услышать это «последнее китайское предупреждение» косолапые соизволили только тогда, когда камень едва не попал в медведицу. После чего она наконец меня заметила и не пошла в мою сторону, а… побежала. Напряжение моих голосовых связок достигло предела. Мне казалось, что мой крик заглушил бы целый хор Пятницкого. Но это не помогло. Вскинул карабин к плечу, снял с предохранителя и приготовился стрелять. Пестунов я почему-то не очень боялся. Косматая мамаша проскочила метрах в двадцати и увлекла за собой отпрысков...

Не сразу спустился я вниз. А когда спустился, то быстро пошел дальше, периодически оглядываясь. Когда добрался до места, где договаривались встретиться, вызвал по рации ребят. В ответ на мою возбужденную речь прозвучал резонный ответ: не просто так меня предупреждали о большом количестве зверя, за каждым кустом здесь может оказаться крупный хищник. Да, Камчатка – это не подмосковный парковый лес. Оказалось, что в этом районе ходят восемь медведиц с медвежатами, и ребята их знают «в лицо». Мне повезло нарваться на ту, которая никогда не уступает дорогу и всегда идет напролом.

Возвращаясь к нашему путешествию на ГТС, повторюсь, что три с половиной часа пути я посвятил внимательному осмотру окрестностей, в течение которых у меня была возможность прочувствовать, как это увлекательно идти по тундре, по болотам.

Надо сказать, что в нашей компании нашлось место курцхаару Константина Камильевича. Охота по перу была разрешена, и мы дорогой из-под стойки смогли отстрелять двух бекасов, куропатку и рябчика. Пернатые в дальнейшем отправились в котелок! Кстати, у Константина это непреложный закон – добывать животинку только для дела. Кстати, из грудки рябчика получаются прекрасные отбивные!

До базового лагеря добрались благополучно. Надо сказать, что в сложенной из бревен избе был даже камин и интернет. Перекусили, немного поговорили о планах на завтра. На следующий день запланирован ранний подъем и переезд в другой, уже палаточный, лагерь, а это 13 часов дороги.

Весь вторник мы тряслись на ГТС, как ссыльные декабристы на телеге, смотрели по сторонам, считали медведей, фотографировали окрестности. Посреди пути остановились наловить рыбы и пособирать грибы – опять же, сколько нужно для еды. Кстати, во время рыбалки удалось увидеть трех медведей, один из которых подошел довольно близко – метров на тридцать. В этой связи мне поступила команда достать карабин, а то не понятно, что у этого «дурака» на уме.

В лагерь прибыли, когда уже стемнело, разместились в своих «бунгало» (палатка с печкой). Повар Лена сразу приготовила рыбку и грибы.

Егеря пришли через час, рассказали, что нашли группу баранов и, если погода позволит, будем подходить к ней сутра.

Утро выдалось хорошим. И сразу в путь. У нас было три лошади. На всякий случай взяли с собой палатку, спальники и еду. Тут все по-взрослому: идешь на день – бери на неделю. Предыдущий охотник, например, добыл барана поздно вечером, и пришлось ночевать у костра, благо не было дождя.

Когда добрались до места, Константин установил трубу и попытался найти на склоне баранов. Нашел! Вроде бы до них недалеко, всего-то несколько километров, но это, братцы, Камчатка! Тут подъем – спуск, подъем – спуск. И так раз восемь.

Вначале шли на лошадях. Вернее – я на лошади. Мои силы берегли для подъема в гору, а ребята вели лошадей в поводу. Добрались через пять часов до подножия горы, перекусили, обсудили, как подходить к баранам. Было два варианта, но в итоге старший определил один, оказавшийся верным. Пошли. И тут ребята применили психологический прием – объяснили, что подняться надо относительно невысоко – «вон до того места». А как поднялись, так стали уверять, что нужно еще подняться. И так – пока не оказались через три часа на господствующей высоте. Я аж начал злиться: «Чего же сразу-то не сказали?!» На что они заулыбались: «Сразу было бы слишком тяжело».

На вершине сфотографировались со знаменем Клуба горных охотников, после чего по гребню вышли к месту, откуда должен был открыться вид на баранов. Но тут нас ждало разочарование – баранов там не оказалось! Что делать, куда они делись? Старший встал, огляделся и увидел, что они… прямо под нами. Быстро легли, но вожак уже что-то заметил, уставился в нашу сторону.

Определили расстояние – всего-то 160 метров! Единственное неудобство – стрелять придется под большим углом. Прицелился в вожака – он был самым крупным. И… совершил ошибку. При стрельбе сверху-вниз траектория проходит ниже цели, а я не сделал необходимую поправку. Пуля буквально оторвала ногу барану. Подранок! Выстрелил еще раз, потом еще – всего четыре раза. Баран исчез с глаз, впрочем, как и все стадо.

Пошли смотреть и вскоре убедились в том, что все в порядке, зверь добыт. Камчатский баран взят!

Последовала фотосъемка в различных ракурсах: с карабином и без, с флагом и без, со всеми и поодиночке, лежа, сидя, стоя. Ну, а затем была та самая встреча с медведями в ущелье…

В лагерь вернулись в темноте. Меня встретила рюмка водки и бутерброд с красной икрой – здесь такая традиция.

Вся охота заняла немногим больше двенадцати часов, и это, по местным меркам, просто миг. Таким образом мы сэкономили время для охоты на другого барана – корякского. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Спасибо Константину Камильевичу, спасибо «Сталкеру», спасибо всем – повару Елене Аркадьевне, егерям Геннадию Ивановичу, Александру Сергеевичу, Эвкумье Александровичу, помощнику Олегу и коневоду Сергею, а также нашему мотористу Алексею.


Поделиться: