Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Секреты старой «Чезетты»

Секреты старой «Чезетты»

ОХОТА ЗА РУБЕЖОМ

Текст и фото: Андрей Сторчилов

СЕКРЕТЫ СТАРОЙ «ЧЕЗЕТТЫ»

или БОГ ТРОИЦУ ЛЮБИТ

На охоту в Болгарию мне хотелось поехать довольно давно. Мечтой была балканская серна – трофей весьма престижный. И вот, наконец, в минувшем апреле мы с моим другом Александром и аутфитером Иреком Хасановым – вдохновителем и организатором многих моих европейских и других охот – вылетели в Софию.

«Курица – не птица, Болгария – не заграница», - говорили в советские времена. Как это ни странно, в одной из самых близких для нас стран сегодня бывает не так уж много русских охотников. А вот немцы, испанцы, киприоты, итальянцы и французы приезжают туда все чаще и чаще. Кто – за благородным оленем, муфлоном или ланью, кто – пострелять птичку, а кто – за кабаном. Для «трофейщиков» Болгария весьма привлекательна: добытые там трофеи каждый год завоевывают десятки медалей.

Я очень люблю горные охоты, и с целью поездки определился сразу – балканская серна. Лучшее место для этого горы Родопы Именно туда мы с Иреком и Сашей и направлялись.

Честно говоря, первое впечатление от Болгарии было довольно грустным – нищая страна. Средняя зарплата – 200-250 евро. София еще как-то держится, а вот чем дальше от нее отъезжаешь, тем больший упадок видишь. Через 100-200 километров все чаще проезжаешь маленькие деревушки с полуразрушенными домами, сломанными столбами (видимо, и с электричеством проблемы). В общем, запустение полное, как будто время повернуло вспять.

Но после того, как мы поднялись по горному серпантину до «Кормисоша», впечатления изменились. Красота потрясающая: огромные отвесные горы, сумасшедшие пейзажи. «Кормисош» - это бывшая дипломатическая резиденция, куда часто приезжал главный болгарский коммунист Тодор Живков, управлявший страной 33 года. А поохотиться к нему прилетал другой политический долгожитель – Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев.

И хотя с тех пор немало времени прошло, в «Кормисоше», кажется, этого никто не заметил. Если характеризовать его в двух словах, то это помпезность и умиротворение. Резиденция – совковый гламур: мрамор, фонтаны, шикарные номера. В столовой красивые белые скатерти, серебряные приборы, богатая сервировка. Готовят очень вкусно и обильно, в основном, мясные блюда. Приносят до 40 блюд, интересуются какого года подать вино.

Обслуживающий персонал сохраняет те же манеры, которые, видимо, были им привиты для встречи почетных гостей. В первый же день за ужином я поинтересовался: «А где обычно сидел Живков?» Оказалось, что я занял именно его кресло. Все это производит определенное впечатление. Кажется, что «Кормисош» - вне общего болгарского социума. Этакое государство в государстве, сохранившее свою ауру – и дипломатическую, и охотничью.

Угодья занимают часть Пресланского массива гор Западные Родопы. Общая площадь – около 42 тыс. га. Зверя достаточно много.

Вышки для охоты на кабана на каждом шагу. И какие вышки! В них и печки, и кровати, и даже ковры. Но, главное – «ноу хау», с которым я до того, нигде не сталкивался. На вышках стоят огромные фары, постоянно (!) освещающие все поле. Кабаны привыкают и света вообще не боятся -  спокойно выходят кормиться. Никакой ночной оптики не нужно, стреляешь, ночью как днем. Но кабаны в мою программу не входили.

Организация охоты – на пять с плюсом. Все четко и вовремя. Очень профессионально работают егеря. Охота на серну очень трудовая, все время вверх-вниз по горам. Где-нибудь в Киргизии егеря бегут вперед как горные бараны – им-то что, можно сказать, дом родной. А клиент или сразу безнадежно отстает, или старается держать темп, которые ему не по силам, сбивается с дыхания, задыхается, устает. А болгары (по крайней мере, в этом хозяйстве) щадят клиента, поначалу присматриваются, идут медленно, с остановками. Правда, когда поняли, что я могу ходить быстро, тут же темп прибавили. Конечно, так быстрее устаешь, но зато появляется свобода маневра: гораздо больше можешь осмотреть.

Сложность охоты на серну еще и в том, хотя и самцы и самки являются трофейными животными, нет периода, когда можно стрелять их одновременно. Самцов можно добывать или весной – с 10 апреля до 10 мая, или зимой – с 1 декабря до 15 января, а самок – только осенью (с 15 сентября до 31 октября). Я, кстати, довольно быстро сам научился отличать, «ху из ху» -  форма рогов у них разная. У самцов рога очень загнуты к низу и имеют остроносый крюк, а у самок этот загиб более пологий и не так четко  выраженный.

Конечно, по закону подлости самок (некоторые были уже «тельными», с раздувшимися боками) мы видели гораздо больше, чем самцов, а те, если и попадались, то в основном молодые, для трофейщиков не интересные. (Я даже в какой-то момент успел подумать, что могу уехать с пустыми руками.) Стояли близко - на 160-200 м, а несколько раз видели и на 30-ти. Меня, впрочем, не пугали и дальние расстояния: я давно увлекаюсь дальней стрельбой, много тренируюсь на дистанции до километра на полигоне в Подольске, так что 500-600 м для меня не проблема.

Прилетели мы без оружия, рассчитывая взять его на месте. И вот тут-то и началась история про три карабина.

Признаться, я был обескуражен тем, что при такой помпезности апартаментов арсенал в хозяйстве оказалось бедным и весьма посредственным. 

В первый день я пристрелял старый болтовой «Браунинг» калибра.300 WinMag и древним прицелом Meopta (который и новый-то для гор – не лучший выбор). Однако первый день закончился без выстрела. Мы довольно быстро обнаружили потенциальный трофей. Серна лежала на склоне скалы. Увидев ее с дистанции в полкилометра, аккуратно подошли метров на 60-70. И тут я выяснил для себя, что болгарские егеря – ребята не простые. Они тебя классно подводят к зверю и говорят: «О, какой самец! Пунктов 95-100!»

На самом же деле рога чувствительно меньше. Но, во-первых, решение принимает сам охотник – они только советуют. Во-вторых, лицензий много. Вот они и  рассчитывают, что в азарте ты сегодня возьмешь одного, завтра – другого побольше, ну, и так далее, т. е. организуют классический «набой». Со мной, правда, такая схема не сработала, и стрелять я отказался: изучил потенциальный трофей в оптику и понял, что рога небольшие, совсем не то, что я ищу. По дороге к базе увидели на горе роскошную серну, вышли из машины. Рога гигантские, трофей великолепный, но… самка.

Моему другу Саше достался личный карабин управляющего «Корамисошем». Это был ни много ни мало «Блазер» с толстым стволом под патрон .338 Lapua Magnum, с ложой ЛРС , с хорошей тактической оптикой. Стреляет эта штуковина, конечно,  на километр. Но и весит под 10 кг. Так что Саша денек этот карабин потягал – и выдохся. Охота оказалась тяжелее, чем мы думали. В день приходилось наматывать по 20-25 км, а горы для ходьбы сложные, напоминающие Киргизию, - почва каменистая, обрывы… В общем решили поменяться: я отдал Саше свой «Браунинг» и взял этот «Блазер».

Наверное, у каждого из нас, «трофейщиков», есть свой ангел-хранитель, с которым ты время от времени разговариваешь. Обычно о чем-нибудь просишь, но иногда он по собственной инициативе дает тебе советы. Вот и в этот день, когда увидели одного самца с неплохими вроде бы рожками, мой ангел мне сказал: «Андрей, не надо тебе его стрелять! Будет еще получше.» Но очень хотелось. Я не послушался, выстрелил и… промазал. Конечно, положение для стрельбы было неудобное, и угол большой, но все равно обидно.

Буквально через час-полтора следующая ситуация. С 450 м увидели двух серн, причем у одного самца рога выглядели очень прилично. Решил стрелять с этой дистанции. Пристроился, поставил сошки, отрегулировал оптику. Решил, что не буду спешить, подожду, пока серна встанет в более удобную позицию. Но не тут-то было. Вместо того, чтобы повернуться боком, она вдруг взяла и ушла за хребет. Мы сделали большой крюк, вышли в торец этой горы – нету серн. Осмотрели все окрестности и обнаружили их на гребне другого хребта. Подошли. Вроде бы близко - дистанция 200 м, но произвести прицельный выстрел очень сложно: пологий спуск, пристроить сошки практически невозможно. Я поставил один упор сошки на землю, второй -  себе на левое предплечье. Пытаюсь выровнять карабин по горизонтали, но при этом скольжу вместе с ним по мокрой траве. Кое-как все-таки выцелил, выстрелил… И опять промах!

Ирек в шоке: «Ты же суперпрофи, на километр стреляешь и не мажешь!» Я, естественно, тоже расстроился. Конечно, промахи у всех бывают, но это утешение слабое.

Мой ангел-хранитель, конечно, не удержался и напомнил, что накануне директор хозяйства мне предлагал взять с собой не тяжелый «Блазер», а старую «Чезетту» под патрон .270 Winchester. Я даже пару раз из нее выстрелил. Била они точно, ничего сказать не могу, отдачи никакой – не .338 LM. Но вид такой, как будто из нее крайний раз партизаны  году в 1945-м стреляли. И я сделал выбор в пользу «Блазера».

На следующий день (а это был последний день нашей охоты) я решил взять «Чезетту».

Наш отряд был дополнительно укреплен еще одним егерем. Поднялись в горы, прошли 3-4 километра, вышли на уступ, с которого можно было осмотреть все окрестности. Ближе к полудню обнаружили несколько серн, которые после кормежки устраивались на отдых. Среди них был достаточно приличный самец.

Вдвоем с егерем Зораном отправились его скрадывать. Аккуратно подошли под уступ, тихонько заглянули за угол. Дистанция 160 м, угол под 60 градусов. Выцелил, выстрелил, Козел сразу скатился вниз. Карабин действительно оказался комфортным. Правда, визирная сетка забавная, как в старых фильмах про снайперов на войне – с «пеньком».

Я, конечно, был удовлетворен тем, что результат есть. Но аппетит, как известно, приходит во время еды. И я попросил своего ангела-хранителя: «Прости мне, пожалуйста, два моих промаха. И если можешь, дай еще шанс, а я уже попробую его не упустить!»

Тронулись в обратный путь. До машины, и, соответственно, до прощания  с охотой в Болгарии оставалось километров пять.. И тут слева с горы сорвалось стадо муфлонов. Проводил их взглядом и замер: на дистанции около 200 м лежали два огромных валуна, а рядом с ними стояло что-то темное. Я передал бинокль Зорану. Он глянул и аж задрожал от возбуждения: «О, какой трофей серны!»

Я тут же лег, балансируя на краю обрыва, приспособил карабин на рюкзак.  Серна была наполовину закрыта кустами, но я все же выстрелил. Промах! И тут мне впервые за эту охоту откровенно повезло: козел смотрел на стадо муфлонов, очевидно, пытаясь понять, отчего это они бегут, и удивительным образом не среагировал на выстрел. Сместился метров на 40 подальше и опять встал.

Теперь он был чуть подальше, но зато на открытом. Я плотно прижал приклад к плечу, выдохнул. Выстрел! Козла перекосило, он дернулся пару раз и улетел в кусты. Потом выяснилось, что попал ему в шею. Только тут я осознал, что мое лицо заливает кровь –доисторическим прицелом я все-таки здорово разбил себе переносицу.

Зоран пошел за козлом. Тащить пришлось метров 300. Но когда мы увидели трофей вблизи, стало ясно, что это, бесспорно, золотая медаль. Огромный самец балканской серны, очень старый - лет 13-14, с потрясающими рогами.

Я уже совсем по-другому взглянул на свою «Чезетту». Казалось, в этот момент она со мной говорила: «Ну, вот видишь, я же обещала тебе помочь. Я еще вполне могу поработать!». Старое оружие как будто бы хранило весь свой предыдущий охотничий опыт и вызывало у меня уже не сомнения, а огромное уважение.

И, как выяснилось, не только у меня. Когда мы фотографировались у моей роскошной серны, Ирек сказал: «Наверное, именно из таких ружей и добываются самые памятные трофеи». 


Поделиться: