Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Под ногами – Восточный Саян

Али Алиев
Под ногами – Восточный Саян
Под ногами – Восточный Саян Под ногами – Восточный Саян Под ногами – Восточный Саян Под ногами – Восточный Саян Под ногами – Восточный Саян

Саянский хребет тонул гольцами в молоке низкой облачности, ветер носился вихрями по мохнатым ущельям, временами взлетая к суровым «жандармам» из серого гранита. Охотники стояли на отвесных уступах, подставляя лица теплым потокам восходящего воздуха. По губам бродили счастливые улыбки, под ногами открывалась потрясающая воображение картина зажатого в скалистые теснины Енисея…

Профессиональный путешественник все время пребывает в состоянии поиска места, где человек еще не успел вмешаться и испортить шедевры, тысячелетиями создаваемые Природой, или Всевышним. Зачем я еду в Саяны, спросили меня домашние. Не раздумывая, ответил: для того, чтобы это увидеть! С одной стороны еще Западная Сибирь с едва ли не среднеазиатскими пейзажами, с другой – через Алтай – уже Сибирь Восточная с могучим Енисеем, заполняющим собой пространство между горных круч. 

Сочетание строгости камня и мягкости воды, бирюзы неба и изумруда летней тайги – все это не дает мне покоя еще с визита на Байкальский хребет и заставляет искать подобные места в разных уголках планеты. В прошлом году наткнулся в интернете на фотоотчет шведского охотника о неизвестных мне местах в России. После долгих выяснений узнал, где находится это охотничье хозяйство и кто его владелец. А также узнал, что туда ездят в основном скандинавы, и на ближайшие три года все лучшие даты выкуплены. 

Надо сказать, что своему испанскому другу я обещал охоту на алтайского козерога, но в связи с ее закрытием в национальных парках Казахстана, возможность выполнить обещание была потеряна. Поэтому предложил поехать в Сибирь – за сибирским козерогом. Организатор рекомендовал ноябрь, но у Джорди в это время было много работы. Оставалось окно только в августе. С трудом, но договорились. И хотя в такое время козероги прячутся на самом верху, нас это не остановило! Так начался обратный отсчет до конца августа 2018 года. 

Добирались до места долго. Сначала самолетом из Алматы через Москву в Сибирь, затем пару сотен километров на машине до Енисея, потом еще несколько сотен километров на быстроходном катере вверх по течению.

Что испытываешь, когда отрываешься от цивилизации, а ближайший населенный пункт в сотнях километров? Правильно – СЧАСТЬЕ!!! 

Гуд шот

Базовый лагерь оказался опрятным, в скандинавском стиле. Вечером познакомились с проводниками, а утром вышли в горы. Выкидной лагерь был запланирован на водоразделе, туда уже занесли палатки, провизию и воду. Мы шли с полным набором снаряжения, поднимали свои палатки и спальники на случай, если придется перемещаться по гольцам. С первого же дозорного места, еще у реки, определили несколько групп козерогов. Самчишки, правда, небольшие, самки с козлятами, но уже приятно... 

Наконец дошло дело до монотонного вертикального подъема длиной в километр. По дороге несколько раз останавливались, спотили и даже чай пили. Уже почти на гребне нас накрыло мощной грозой с градом, громом и молниями. Прятались под куском полиэтилена, прихваченного на такой случай гидом.

Надо отметить, что всю дорогу мы видели козерогов – группами от 2 до 15 голов они паслись после дождя на всех открытых участках. 

За пару часов до заката удалось добраться до выкидного лагеря. Времени на установку уже не было, поэтому сразу вышли на дозорное место и нос к носу столкнулись с группой из четырех козликов, которые, попозировав нам, спустились метров на двести ниже. Неожиданно из леса, в котором мы собрались переночевать, вышло стадо самцов! Больше полутора десятков голов! Но все от пяти до восьми лет. Напомню, что трофей у сибирского козерога значительно меньше, чем у среднеазиатского. Так, у чемпиона алтайского козла – 135 см, а у тяньшанского козерога – 160 см. Отсутствие старого самца особо не расстроило – путешествие только началось, и мы с удовольствием снимали происходящее на фото и видео.

День заканчивался, козероги паслись ниже нас метрах в двухстах. И вдруг из-за соседней гривки вышла группа животных с матерым самцом во главе. В сумеречном свете была явственно видна его белая шея. Присмотрелись в оптику: точно – трофейный! Джорди решил не искушать судьбу, что очень профессионально: есть трофей – надо брать! В мою задачу входило снимать охоту и немного ему ассистировать. Козлы, как назло, сбились в одну кучу, но в конце концов выстрел прозвучал. Козерог упал, как подкошенный. 

Гуд шот – отличный выстрел! Радость, обнимашки, поздравления... В последних лучах солнца провели фотосъемку, разделали трофей и поспешили вернуться в лагерь. Вечер имел кулинарно-фольклорное продолжение – жарили печенку и вырезку, пили ром и травили охотничьи байки.

Находители приключений

Утром второго дня не спеша собрали лагерь и начали спускаться – нужно было провести первичную обработку трофея и вынести мясо. Нещадно палило солнце. Не знаю, кто как, но я устал больше, чем за день до этого на подъеме. 

В лагере отдыхали, купались в реке, парились в бане. Повар Вася на базе творил кулинарные шедевры и всячески нас закармливал. Вечером пошли со спиннингом на реку. Местные отнеслись к этому с некоторым скепсисом, но, когда за полчаса мы надергали отличных окуней, ребята тоже вооружились снастями.

Джорди на следующий день решил остаться на базе – вечером хотел поохотиться на косулю. А мы с Василием, нашим гидом, в пять утра снова вышли в горы. Задача первая – добраться до горного лагеря и забрать часть вещей и продукты, задача вторая – в течение дня перейти на другой участок.

Поднимались в тыр по южному склону, шли тяжело, затаскивали воду. В полгоры на соседнем склоне наблюдали елика, еще пара самцов отчаянно бранилась из зарослей. Карабкаться вверх без тропы всегда очень непросто, но за пару часов все-таки дошли. 

Жаль, неправильно понял аутфиттера и с рюкзаком ошибся. Из переговоров мне показалось, что балаган поставим у реки, откуда будем выходить вверх каждый день на охоту, поэтому взял небольшой штурмовой рюкзак. Если бы знал, что охота будет в стиле бакпакингхантинг, выбрал бы побольше. Короче, мой шлюмбержак был обвешен кучей снаряжения и раздут, как бочка. 

Снова подъем. Тропа идет местами по гребню, но в основном в лесу. Тайга тут разная, иногда даже приятная, светлая и не захламленная, но иногда просто дремучий лес из страшной сказки – вся в лишайниках, заросшая мхами и зарослями рододендрона. Где-то на середине пути после пары часов выхода из первого лагеря чуть не случилось ЧП.

Идем мы, значит, с Василием, болтаем о том, о сем, как вдруг метрах в двадцати поднимается медведь. Здоровый взрослый самец черного цвета. Естественно, срываю карабин с плеча, щелкаю затвором, мишка встает на задние лапы, но потом разворачивается и бежит прочь. В принципе, ничего страшного не произошло – медведь спал, а тут мы.... Идем дальше. Замечаю, что-то мелькнуло в кустах метрах в двухстах впереди, правее нашего курса… А ведь медведь-то налево убежал. Говорю Дяде Васе, что дело неладно. Решаем выйти на полянку правее, где нет деревьев и кустарника. Сбрасываем с плеч рюкзаки, стоим. Тут я еще немного правее глянул, и вижу крадущегося вдоль кустов медведя. Мы неторопливо, если сравнивать со скоростью звука, перемещаемся на дальний край полянки, а медведь в рододендрон – нырк. Василий сильно удивлен: неужели скрадывает нас? Сейчас, говорю, узнаем – если с другой стороны кустов появится, стреляю. И точно, секунд через 30 медведь выходит из кустов прямо к нашим рюкзакам! 

Глядя ему в глаза, я понимаю, что он еще до конца не решил, кого будет есть первым. Я же, нисколько не сомневаясь в том, что помимо двух тысяч долларов за лицензию на него мы потеряем еще и минимум два дня, так как придется снова спускаться-подниматься. В общем, стреляю поверх мохнатой головы. Зверь подпрыгивает от неожиданности и бросается прочь. На склоне, метрах в трехстах, выскакивает… потревоженный волк, и пока я думаю, стрелять в него или ожидать атаки медведя, серый благополучно скрывается в кустах. 

- …!!! …! …! – вслед медведю кричит Дядя Вася.

В его практике это первый случай такого поведения медведя. В моей – третий. Что было бы, если бы мы были без ружья?! Перевели дух немного, обругали косолапого по-всякому и дальше пошли.

День выдался жаркий, и пока добрались до лагеря, воды выпили половину. К пяти залагерились, и – на площадку для наблюдений. К сожалению, ничего интересного нам этот вечер не принес, только с десяток самок с козлятами. Очень устали, поэтому, похлебав супчика, улеглись спать. 

Другой человек

Поднялись до рассвета, допили остатки воды и отправились проверять с гребня отщелки. Вся грива была завалена горелым лесом. Видно, частенько деревья молнией бьет. Идти по такому бурелому – отдельный кайф. Трава за много лет заплела ветви упавших лиственниц, и нет гарантии, что в этом месте ты не провалишься по пояс, ободрав ноги о сучья. Старались ходить только по стволам, перепрыгивая с одного на другой, как эквилибристы.

За пару часов просмотрели в деталях несколько километров скалистых склонов – основного биотопа сибирского козерога. Но кроме самок и молодых самцов ничего интересного не обнаружили.

По карте было видно, что на территории хозяйства это не основной скальный массив, и в качестве плана Б я рассчитывал сменить локацию, чтобы поискать трофейных самцов в более перспективных местах. Начал «закидывать» своему проводнику, но тот как-то от ответа уходил, что показалось странным. В конце концов Василий не выдержал и признался, что это невозможно, так как там сейчас охотится ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК! Тут пазл и сложился: необычная активность в базовом лагере, загадочный вид главного менеджера и прочее, и прочее. Оказывается, даже по центральному телевидению показывали…

Проводник чувствовал себя неловко, но я поспешил его успокоить и сказал, что и тут найдем, раз такое дело. Действительно, уже в девятом часу в трех километрах выше по ущелью заметил большого рогача. Внутри екнуло и сразу отлегло: что делать дальше – ясно. А пока собирались, Василий разглядел ниже нас спящего марала, и это еще больше подняло настроение! Оставалось сделать всего-ничего: дойти до палаток, найти воду, перенести лагерь и обнаружить этого козла вечером. 

Так и поступили.

Найти воду!

Больше всего меня смущала идея искать воду в лесу. Сразу вспомнился старик Конфуций с его черной кошкой, но Василий убедил, что обязательно найдем «мочажины» – естественные скопления воды в лесу. Меня смущало начало этого впервые услышанного слова – «моча». А главное то, что за весь пройденный многокилометровый путь мы ничего похожего не видели – лес был сухой. Больше всего боялся, что будем ходить по тайге, измотаемся, а воды так и не найдем. 

Но буквально через час ходу к лагерю под №3 воду нашли! Мочажина оказалась обычной лужей с чуть зеленоватым оттенком. Возле нее обнаружились дикие плантации черной смородины и брусники. Устроили привал и накипятили чаю! На душе стало окончательно спокойно.

Тайга по гребню была светлой, для взора и души приятной. Пушистый ковер из толстых мхов и лишайников смягчал наши шаги, грибы всех цветов и форм горели ярким орнаментом на зеленом бархате, брусника и костяника светились рубинами в тонких лучиках света, пробивающихся сквозь лиственничный полог леса. Острые пирамиды скал вставали под кронами небольшими причудливыми островками, подобно затерянному миру из кэмероновского «Аватара». 

Иногда с громким шумом с дерева срывался каменный глухарь, а порой взмывала с тонким писком стайка рябчиков. Очень хотелось верить, что мы тут первопроходцы. Хотя сознание не оставляло надежд – это было, несомненно, не так, этот лес человека видел. И не раз. Василий в нем провел последние тридцать лет. В какой-то момент мы вышли к небольшой вершине. На глаза попались остатки тригопункта, установленного в нереально далеком 1932 году… Да, время первооткрывателей нашей эры закончилось между 30 и 60 годами минувшего столетия, когда силами геодезических и геологических экспедиций была дотошно исследована и подробно описана вся территория необъятного СССР.

От размышлений оторвал резкий свист и движение в кустах в метрах тридцати от нас. «Шо, опять?!» К счастью, это была кабарга – небольшой олень серого цвета с длинными клыками вместо рогов спрятался в чаще, возле небольших скалок. Постояв там секунд десять, зверь бесшумно скрылся в сумеречном лесу. 

- Открывается тайга перед вами, – уважительно произнес проводник, 

- Да, открывается, – согласился я и отшутился: – Главное, чтобы в объятьях не задушила.

Друзья говорят, что охотничья удача меня любит, но проведите в лесу столько же времени, сколько и я, и вас полюбит. А может, как один старый охотник сказал, это бог охоты воздает нам за дела хорошие, за то, что природу любим... 

Мысль эта мне понравилась, но развить ее не получилось – пришли к пункту №3. Времени было около 15 часов. Быстро установив лагерь, повалились на спальники и уснули без задних ног. Организм за дни экспедиционных мытарств истощился. Сильно помогали изотоники «Изостар». Влажность тут высокая, как в тропическом дождевом лесу, пот ручьями течет, а электролиты восстанавливать надо – в день минимум три литра выпивал, плюс чай и супы. Есть вообще не хотелось, питался только углеводными батончиками и шоколадом с сухарями. 

Трофей

На вечерку вышли подготовленными – ствол карабина почищен мягким шомполом, антабки смазаны салом, линзы протерты салфетками. Сели спотить.

Темнеет, по «Гармину», в 19.56, но низкая облачность сгустила сумерки уже в семь. Как раз минут через десять показались первые рогачи. Правда, исключительно молодежь. 

Они совершали странные маневры: то выходили, то заходили в лесной колок ниже нас метрах в шестистах. Прятаться днем в лесу их заставляет нещадно палящее в этой части Сибири солнце. Думаю, в горах Заилийского Алатау сейчас прохладнее.

Уже практически закат, а трофейных нет. Неожиданно молодежь собралась в группу и решительно перебралась в соседний распадок. Мы тоже решили поменять место – рванули бегом за гривку левее, а там – дальше на склон с доминирующей скалой. 

Уже в сумерках я увидел суперов, которые только вышли из соседнего леса и стали пастись. Мы сразу начали скрадывать, да так быстро, что пот глаза заливал. Финальный подход делал сам, оставив гида на гребне. Главное, чтобы света хватило увидеть прицельную марку (уже забыл, когда менял батарейку в своем видавшем виды «Вортексе»). Информация для педантов: карабин Christensen Arms custom carbon 300 Win Mag; Vortex scops Viper 4-16x50; Federal ammunition 180 gr Accubond; Kryptek gear; Shlumberjack carbine 2500 backpack; Harris bipod. 

Больших самцов было два, но к моменту, когда подкрался на расстояние уверенного выстрела, в зоне видимости остался только один. Значит, выбирать не придется.

Быстро приложился на камне, но в последнюю секунду козерог запрыгнул в большой куст и скрылся из вида. Чуть сменив позицию, увидел другого козла, и это точно был тот красавец, которого засек утром. Не раздумывая, поймал лопатку в оптику и выстрелил. Пара самок и один самец опрометью кинулись бежать. Только одна самка стояла и смотрела в кусты... Поймав в прицел направление, увидел поверженного козерога! Василий сверху закричал, мол, бей еще, убегает! Но я сделал отмашку руками и крикнул в ответ, что все, мы победили!

Буквально в последних лучах сделали фотосессию, сняли трофей и скинули требуху. Голову укрепили на дереве рядом, чтобы не попортили дикие звери. А дальше, собрав остатки сил, пошли наверх, в лагерь – 600 вертикальных метров по заросшему колючей караганой склону. Добрались глубокой ночью, лесную дорогу хорошо освещала луна, страшно не было. Сил хватило только на чай из мочажины. 

Утром опять работа: лагерь на спину и – за добытым. А потом еще шесть часов до лодки по непроходимой тайге. Остановились только раз на избе Василия у ручья.

Вечером, после бани выпили немного вина, привезенного Джорди и обменялись историями о том, кто как провел эти дни. Испанец, как оказалось, тоже на месте не сидел и добыл хороший трофей сибирской косули. 

Остается добавить, что аутфиттером выступила компания Prohunt.KZ, за что им отдельное спасибо. 


Поделиться: