Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Первая горная в Испании

Первая горная в Испании

Да простят меня приверженцы испанских охот за, возможно, на их взгляд, спорные суждения, высказанные мною в этой статье. Уж так устроены охотники, что порой мы имеем различные цели и взгляды на ожидания от одних и тех же процессов.

Большинство отчетов об охоте на испанских козерогов сводится к не самому драматичному сюжету: совместил охоту с семейным отдыхом, за 1 день добыл желаемый трофей и т.д. Достаточно четко понимая все это, я поставил для себя задачу найти что-то свое, особенное. Как-то с самого начала не хотелось, чтобы было все просто. Забегая вперед, признаюсь: не особенно-то нашел. Надеюсь, что пока.

Итак, следуя изначальной установке – «надо протестировать» – время выбирал оптимальное с точки зрения «не мешать работе» и «совместить с семейным отдыхом». Ну, да, воспользовался банальным решением – майские праздники. А в качестве усложнения, чтобы помучиться по-взрослому, решил, что надо добыть пожилого, но не медального самца. Исходил из предположения, что в Испании много либо немедальных молодых, либо старых медальных.

Связался с Юрием Морозовым («Сталкер Групп») и начал обсуждение тура. Так как я пытался придумать для себя какие-то особенные сложности, то изначально уделил внимание различным важным для меня мелочам, которые хотелось во всей полноте донести до испанского аутфиттера. Чем, полагаю, немного потрепал нервы Юрию. И снова забегая вперед, скажу, что благодарен ему за то, что в результате все было сделано на высшем уровне!

Итак, мы (моя жена, две дочки и я) вылетели ранним утром в Валенсию. Охота предполагалась на бесейтского козерога в местечке под названием Фортанете (Fortanete). Это важный аспект запланированного процесса – проживание в аутентичной испанской глубинке с целью максимального «погружения». А дабы семейству не было скучно, к ним был прикреплен гид с машиной.

В аэропорту нас встретили Алехо Сопино (аутфиттер) и Анхель Кортес (гид). Оба – колоритные испанские личности. Алехо, он же Леха, по нескольку раз в год бывает в России на охоте и вполне сносно может произнести несколько фраз на русском. Владеет обширными охотугодьями в Испании и очень впечатляющей собственной трофейной коллекцией. Анхель в своем немолодом уже возрасте начал рисовать (особенно ему удаются рисунки обычным карандашом) и даже «засветился» в одном из номеров журнала «Магия настоящего Сафари», поскольку у него много работ, изображающих охотников с трофеями.

Бессмысленно подбирать слова, чтобы рассказать о феерическом испанском гостеприимстве и радушии, с какими здесь принимают гостей из России, поэтому ограничусь лишь констатацией факта.

Уже через 3 часа после приземления мы окунулись в деревенский колорит. В деревне проживает около 100 жителей, в основном пенсионеры, к которым по выходным приезжает молодежь. За 3 дня в пределах видимости я от силы насчитал человек 10-15, остальные, видимо, не стремились показываться на глаза. Как я понял, деревня живет в основном за счет летнего вело- и пешего туризма, а также сельского хозяйства. Каменные дома датируются XVIII веком, а в центре деревни, как тут принято, стоит колокольня с часами и трезвонит каждые 15 минут на разные мотивы. Окна нашего номера выходили аккурат на башню…

Для осмотра всех достопримечательностей и окрестностей хватило минут сорока. Жили мы во вполне приличных апартаментах, а трапезничали в единственном функционировавшем на тот момент кафе. Но! Какое это было замечательное место!!! Об испанском чревоугодии можно написать поэму. Когда Алехо услышал от меня «Хочу хамон», он собственноручно нарезал мне со стоящей в центре кафешки ноги полкило этого чуда, дал корзину с хлебом и бутылку красного. Полагаю, что на этом можно остановиться и начать рассказывать собственно об охоте. Попробую…

Кстати, оказалось крайне полезно наличие отдельной машины для семейства, потому что до ближайших интересных мест типа Морелья или Таурель ехать надо было около часа, чем семейство и занималось, пока я гулял по горам или спал.

На охоту я подбил сходить младшую дочку Катю. Предполагалось, что большую часть времени мы будем ездить на машине и лишь в случае обнаружения нужного зверя осуществлять вполне комфортный подход.

С самого начала я начал выносить мозг Алехо, требуя сложную горную охоту, но он только понимающе улыбался и остужал мой боевой пыл, заверяя, что весной охота даже проще, чем в другое время года. Но я не сдавался.

Алехо выдал мне карабин Blaser R93 в калибре .300 UltraRemMag, безусловно мощном с настильной траекторией, но, на мой взгляд, излишним для местной фауны.

Проводника звали Лионель и он, понятно всей душой болел за Барсу, в отличии от Анхеля, который за Реал... Практически все время, которое мы передвигались на машине, Лионель о чем-то бурно беседовал с Алехо и замолкал, только когда смотрел в бинокль.

Мне все нравилось. Горы очень своеобразные и живописные. Скорее даже не горы, а эдакие каньоны и расщелины. То есть мы в основном ездили по плато на уровне 1700 м. н.у.м. и время от времени заглядывали вниз. Везде, куда ни кинь взор, сплошной ландшафтный дизайн – «подстриженная» травка, можевельники с туями и различного размера альпинарии. Зверья в первый вечер увидели множество – и кабанов, и козерогов, но в основном самок с малыми. Только уже совсем в сумерках обнаружили небольшую группу «стрелябельных» козлов на ближайшей к деревне горе. Точнее у подножия горы, когда они возвращались с вечерней трапезы к себе наверх. Как хорошо, что в первый же вечер не довелось стрелять! Я всячески пытался быть полноценным участником процесса, чтобы не превращаться просто в стрелка.

Наутро выехали, едва рассвело. Опять видели массу разнообразных животных. Дочь была в восторге, разглядывая склоны в бинокль. В том же горном массиве, но с другой стороны горы обнаружили подходящее стадо, и Алехо скомандовал подход, хотя ветер был не в нашу пользу. Я попытался подискутировать: мол, давай крюк сделаем, ноги разомнем. Но они с Лионелем не поддались. В итоге Алехо констатировал бегство козерогов без какого-либо сожаления – еще найдем, «ноу праблэм».

Мы исследовали горные массивы с двух сторон от Фортанете. Причем явно с одной стороны зверья попадалось на порядок больше, что я и обсудил с Алехо.

На второй вечер я предложил перед закатом проверить то место, где видели козерогов в первый день. Так и сделали. Выехали в поле, встали напротив горы и принялись ждать. Как по расписанию, после 8 вечера показались голов десять, спускавшихся с горы на кормежку. Мы решили подходить, поднявшись немного в гору. Дело осложнялось тем, что на склоне была достаточно густая растительность, и в таких условиях со стрельбой могли возникнуть проблемы. Так, собственно, и случилось. Поднявшись метров на двести над козерогами, мы принялись их разглядывать, выбирая потенциальный трофей. И тут испанский темперамент дал себя знать. Алехо с Лионелем хоть и шепотом, но достаточно эмоционально принялись что-то обсуждать. После чего Алехо стал вдруг торопить меня, быстро чередуя команды «шут!» и «донт шут!». В общем, когда наконец стало понятно, в которого стрелять, а я по просьбе Алехо закинул камеру в кусты, чтобы не мешалась, козлы, явно почуяв неладное, напряглись и резко начали хаотичное движение, постоянно заходя в кусты и меняясь друг с другом местами. В итоге, для выстрела по нужному десятилетнему козерогу мне не хватило буквально двух секунд.

Ну, да ладно! «Ноу праблэм», – снова сказал Алехо, и полчаса темноты убил на поиски моей камеры.

А я в душе опять радовался – процесс-то не завершен!..

На следующее утро погода сильно испортилась, и весь день дул очень сильный ветер. Алехо авторитетно констатировал, что в такую погоду зверь обитает только на дальнем кордоне, и действительно за утро и вечер мы не видели в горах ни одной живой души.

Днем съездили всем семейством в городишко Таурель, получили эстетическое удовольствие от созерцания древних маврских сооружений и заели его вкусной испанской едой.

Вечером – опять в бой. Выехали немного раньше обычного, часов в 6 вечера. Проследовали по каким-то новым маршрутам, миновали откуда-то взявшиеся дремучие леса и в конце концов добрались до скал. Долго искали животных, но их не было, и потому отправились дальше. По пути заехали на солонец, где спугнули трофейного самца косули. А потом и пару хрюнделей. Наконец оказались в каком-то полупрозрачном лесу. Алехо предупредил, что сейчас со всех сторон нарисуются айбексы, чтобы я был наготове, а он мне в случае чего передаст карабин, который все время находился в чехле – безопасность прежде всего.

Буквально через 10 минут передвижения по этому лесу Лионель резко тормозит, Алехо быстро вытаскивает карабин из чехла, передает мне и в сильном возбуждении шепчет: «Шут, шут…». А куда «шут» и в кого «шут» – шут его знает! Во всяком случае мне с заднего сиденья ничего такого, что хоть отдаленно напоминало бы козерога, не было видно. Тем не менее выскакиваю с карабином наперевес из машины. В голове, как заезженная пластинка, крутится мысль: это явно не горная охота, а какая-то иная… При этом загоняю патрон в патронник, параллельно мониторя окружающий лес.

Козерога вполне кондиционных качеств, удивленно вылупившегося на нас, засекаю метрах в шестидесяти. Очень быстро вскидываюсь, прицеливаюсь и делаю «шут», но всему этому мешает мысль о том, что это совсем не горная охота. Промах, видимо, был предсказуем… Немного прошерстили то место, где стоял козерог, но ничего интересного не обнаружили. На сей раз Лионель авторитетно заявил: «Ноу праблэм». Мы прыгнули в машину и помчались дальше.

Снова скалы, снова лес, снова ландшафтный дизайн… Накатавшись вдоволь, я предложил вернуться на самое «хлебное» место. Спутники со мной дружно согласились, и мы, не сбавляя скорости, рванули к скалам рядом с нашей деревней, где каждый вечер стабильно наблюдали самцов.

Здесь все подчинялось раз и навсегда сформированному расписанию, и мы предсказуемо обнаружили небольшое стадо, состоявшее из одних самцов. Правда не шибко выдающихся качеств. Требовалось совершить короткий пеший подход, мучительным который при всем желании не назовешь, и выстрелить на 200-300 метров. С учетом того, что это был завершающий день охоты, я принял решение добыть самца из этой группы.

Надо было поторапливаться до сумерек, и мы достаточно быстро вышли на нужную точку, откуда с 200 метров единственным выстрелом по месту я добыл своего восьмилетнего айбекса. Испанцы радовались, как дети, восхищались моим превосходным выстрелом (видимо, после прошлого досадного промаха им он показался чудом). Лионель даже бросился целоваться на радостях. Конечно же, я тоже был доволен: процесс был логично завершен.

Трофей был именно таким, как я хотел: немолодой и немедальный. И – да, я достиг поставленной цели, добыв незабываемые впечатления от всего, воздействовавшего на мои органы чувств комплекса – процесса охоты, превосходной природы и семейного отдыха…

По дороге в Валенсию Алехо любезно пригласил нас на свое ранчо, уютно расположенное между гор, вдали от населенных пунктов, где я приготовил все-таки мясо добытого козерога, а Алехо выставил бутылку красного. За трапезой мы обсудили детали возможной в будущем охоты на гредосского козерога с учетом моих непременных пожеланий касательно сложности процесса.

Так что продолжение, безусловно, следует!


Поделиться: