Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Охота на дагестанского тура.

Охота на дагестанского тура.
После первой успешной горной охоты на сибирского козерога в Горном Алтае решил поехать на Кавказ за дагестанским туром. Добыть трофей дагестанского тура мне удалось только с третьей поездки в братскую гостеприимную республику Северная Осетия-Алания.           
       Первый раз поехал в ноябре 2015 года, охотились в Кобанском ущелье, видели много самок с молодняком, но достойного трофея так и не нашли, пришлось уехать без трофея, но с приятными впечатлениями от радушного приема моими новыми друзьями братьями осетинами.             
       Второй раз приехал в Осетию не один, а с братом Николаем через год  27 декабря 2016 года. Было смешно наблюдать, как нормальные граждане страны торопились домой и несли по улицам елки и пакеты с продуктами, а мы с братом спешили в аэропорт и несли кейсы с оружием и чемоданы с экипировкой. Два дня ходили по сложным заснеженным, полным опасностей горам и только на третий день обнаружили на вершине хребта стадо с достойными рогачами. Подняться на хребет решили ночью так чтоб к рассвету выйти на расстояние выстрела. Подъем был очень тяжелый, шли с выключенными фонарями, на ощупь. Не смотря на сложность и опасность  подъем завершили по плану, даже успели отдохнуть до рассвета. Когда начало рассветать мы обнаружили шесть достойных рогачей, но не на том склоне где мы их ждали, а гораздо дальше на расстоянии 700 метров, подойти ближе не было возможности. Было принято решение стрелять. Я сделал несколько выстрелов, но все к сожалению мимо. Пришлось уехать пустым, без трофея.
      Целый год желание добыть дагестанского тура мне не давало покоя. И вот спустя год в декабре 2017 я в третий раз собрался на охоту в Северную Осетию, в тоже ущелье с  профессионалом высокого уровня и замечательным человеком егерем Георгием.
      В день прилета на внедорожниках и лошадях мы добрались до места охоты в Кобанское ущелье. Решили заночевать и утром начать охоту. Когда проснулись утром, было солнечно, но как только мы начали подъем по ущелью начался сильный буран. Буран был такой силы, что на расстоянии метра ничего не было видно, вместе с бураном резко понизилась температура. Расстроившись увиденным я подумал что и на это раз охота не получилась и надо возвращаться домой в Москву. Но Георгий переубедил меня остаться выдвинув свою теорию, он сказал что непогода может быть нам на руку, сильный буран и мороз могут заставить туров спуститься ниже по ущелью и если мы переждем непогоду, то нам может повезти. Я все это понимая согласился с Георгием, но провести 48 часов пятерым мужикам на двухъярусных нарах в крохотном охотничьем домике-вагончике, выходя из него только по острой нужде это было непростое испытание.
И вот наконец нас встретило солнечное утро. За два дня навалило  много снега местами по пояс. Мы тихо вышли из нашего вагончика и начали готовиться к выходу на охоту, помощники егеря пошли запрягать лошадей, егерь Георгий отошел осматривать в бинокль противоположный склон. Я подготовил оружие, собрал рюкзак вышел из вагончика и в ожидании егеря не спеша взял свой бинокль начал осматривать ближайший склон от нашего лагеря. Каково было мое удивление и восторг когда в первую же точку куда я направил свой бинокль увидел стадо туров и среди них были видны достойные экземпляры, настоящие трофейные рогачи. Хотя я и считаю себя опытным охотником, но от такого количества адреналина, которое через линзы бинокля вспрыснулись в мою кровеносную систему меня начало трясти. В предвкушении охоты я предполагал различные сценарии, но вот такое, выйдя из охотничьего домика увидеть туров я не мог себе представить даже во сне. Стадо из 18-20 голов было рассредоточено на небольшом выступе на расстоянии 427 метров и под углом +35*. Туры стояли неподвижно и  внимательно смотрели в нашу сторону, мне было четко понятно что звери нас обнаружили медлить с выстрелом нельзя, в любую секунду стадо может рвануть с места. Я начал спешно готовиться к выстрелу, в это время ко мне уже подошёл главный егерь Георгий, который отходил биноклевать дальние склоны ущелья. Георгию понадобилось две секунды чтобы посмотреть в бинокль оценить ситуацию и крикнуть мне шепотом «срочно стреляй». В этот момент я уже выбрал нужного мне трофея, внес необходимые поправки на оптике согласно полученным данным баллистического  калькулятора и был готов к выстрелу, одному единственному и решающему выстрелу, к выстрелу которого я жду три года, к выстрелу за которым я приезжаю на Кавказ третий раз. Эти мысли еще больше добавили адреналина в мой уже перевозбужденный организм. Позиция для выстрела была крайне неудобна, стрелять с руки на расстоянии 427 метров и под большим углом это безумие. Не найдя удобной позиции я встал на колени спиной уперся об охотничий домик, карабин осторожно уложил на крыло УАЗика засыпанного снегопадом, под карабин положил рюкзак, наконец то позиция была зафиксирована, я почувствовал себя увереннее и немного успокоился. Все эти телодвижения происходили в течении 3-5 секунд без лишней суеты и спешки. В 35 кратную оптику я быстро нашел своего рогача, он стоял на карнизе скалы и сверху вниз гордо смотрел на меня подставив под выстрел грудь. Трофейный тур стоял так, что при попадании он должен сорваться с карниза скалы пролететь в воздухе около 300 метров и  красиво скатиться прямо нам под ноги. Времени ждать пока он повернется ко мне боком для выстрела под лопатку у меня не было. Я прицелился точно в грудь, сделал выдох и плавно нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел. После выстрела все замерли в ожидании, я посмотрел вверх и никакого красиво и некрасиво падающего тура я не увидел. Я увидел только как стадо туров рвануло с места в рассыпную в верх по ущелью. Промах, я промазал, не может быть, я не могу в это поверить, у меня начала подниматься какая то внутренняя температура, я еще раз посмотрел в бинокль на то место куда я стрелял, там никого и ничего  нет, все стадо уже поднялось по ущелью на хребет и бежит по хребту, вот вот перевалит через хребет и исчезнет, и в убегающем стаде нет ни одного хромающего или отстающего с признаками подранка. Я в шоке, а тут еще и егерь Георгий начинает небольшими порциями медленно сыпать соль на рану, ворча себе под нос, но так чтоб я слышал, типа «ну сколько можно, столько трудов на смарку, что за стрелки, ружья накупили, оптики установили, а стрелять ни….. не научились ……». Мое состояние трудно передать словами, за 15 лет охоты в таком состоянии я оказался впервые. Но я не хочу с этим смириться и предлагаю Георгию что либо предпринять. Немного остыв Георгий спрашивает у меня на какое максимально дальнюю дистанцию я могу стрелять, я отвечаю 700–750 метров,  ладно говорит он, убегающие по хребту туры в середине ущелья вынуждены будут спустится ниже, как раз на метров 700, так как их тропу сильно засыпало снегом и если мы сейчас быстро сядем верхом на лошадей и подойдем по лошадиной тропе по низу к этому переходу, можем попытать еще рас счастье. Я  безусловно соглашаюсь, мы резко запрыгиваем на лошадей и пулей бежим к условленному месту. У меня опять появляется надежда, что не все еще потеряно, может все еще получится. Прибыв на место мы реально видим бегущее по хребту стадо, я спешиваюсь, расчищаю, утаптываю снег, ложусь на снег, расставляю сошки, готовлюсь к выстрелу. Замеряю расстояние до бегущего стада 1000 метров, это выше моих технических и моральных возможностей, я понимаю что стрелять по бегущему стаду на расстоянии 1000 метров это не разумно. И мне ничего больше не остается как помахать рукой уходящему за хребет стаду дагестанских туров. Потеряв последний шанс надежды я ощутимо потяжелевший от огорчения еле взбираюсь на своего мерина Орлика и возвращаемся к охотничьему домику. Прибыв к охотничьему домику помощники Георгия предложили перекусить перед непростой дорогой домой, я отказался по причине сыт по горло. Пока мужики перекусывали я подошёл и встал на то место откуда стрелял с колен, взял бинокль начал осматривать и нашел тот карниз в скале где стоя трофейный тур по которому я стрелял и там по прежнему никого и ничто не было. И вдруг, о чудо!!!, о БОГИ!!!!, о святой Трифон!!!! Что я вижу, сначала начали появляться рога, потом голова, а потом и тот самый гордо смотрящий с верху вниз мой тур. Он был тяжело ранен, качался на месте, еле стоял на ногах. После моего выстрела он был тяжело ранен и вместо того чтоб упасть вниз со скалы и красиво скатиться, он в шоке просто прижался к скале и все это время пока мы догоняли на лошадях убегающее стадо лежал на том же месте. И тут во весь голос я крикнул, Георгий, смотри, он здесь лежал все это время, он ранен. Моей радости не было границ. Нужно было срочно делать второй контрольный выстрел, а то тур может оклематься и уйти, потом ищи его в горах. Оружие уже было упаковано в кейсе и пока я его достал и подготовился к выстрелу, тур немного оклемался и еле качаясь на ногах начал уходить с этого места вскоре совсем скрылся из виду между скал. Вектор моего настроения начал опять меняться. Ну сколько может это издевательство над нервами человека продолжаться и все это в один день. Тут уже Георгий начал меня успокаивать, бодрить, приговаривая «не волнуйся, ранение похоже серьезное, далеко не уйдет, по любому доберем», Но на меня уже эти нежности не действовали, я жаждал окончательного решения этой баталии в горах Кавказа. Через некоторое время раненый тур опять появился на наше обозрение, но уже гораздо выше. К этому появлению я уже был в полной боеготовности. Замерил расстояние 550 метров, внес соответствующие поправки и выстрелил. Попал, попал крикнул Георгий, он наблюдал в бинокль и увидел как тур упал на месте как скошенный. Но падать вниз он даже мертвый не собирался, он остался лежать там на высоте 550 метров. Я не успокаивался, предложил Георгию вместе подняться к добытому трофею и спустить его вниз, но Георгий категорически отказался и запретил кому либо из помощников подниматься за трофеем и был прав, за что ему спасибо. В горах выпало много свежего снега, пухляка, после такого снегопада в горы подниматься очень опасно. Георгий поздравил меня с полем и пообещал мне что сам лично поднимется и спустит трофей вниз, но надо чтоб три четыре дня посветило солнце в горах для того чтоб образовался наст, который выдержит человеческий вес и по которому можно будет ходить. Поздравления с полем я принял, но моя охотничья душа не успокаивалась. Ну как это так добыть такой сложный достойный трофей и не иметь возможности подойти к нему, выразить добытому зверю свою благодарность и восхищение, сфотографироваться для истории, для потомков. Даже через три дня когда мне в Москву позвонил Георгий и сообщил что он нашел моего тура, спустил вниз и скоро пришлет мне голову для изготовления чучела ко мне не приходило чувство радости и удовлетворения. И только тогда кода я получил голову моего трофея, а это оказался 8 летний дагестанский тур с длинной рог 42 см., вполне достойный экземпляр, ко мне пришло чувство долгожданной радости и полного удовлетворения. Друзья таксидермисты изготовили достойное чучело трофейной головы, которое заняло свое долгожданное место в моей трофейной комнате и где наконец то я сделал фото для истории.

Поделиться: