Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

На ветру перемен

Магия Настоящего Сафари. Макарский
На ветру перемен

Как быстро и непредсказуемо меняется погода в горах. Только что припекало солнце, и в ход шел крем от загара, а спустя несколько минут возникшие из ничего порывы ураганного ветра выхолаживают тебя за секунды. Но так же внезапно, как и начались, стихают. И опять становится жарко. 

Пятый день охоты, 6 часов утра. Ветер нещадно треплет палатку, продавливая вовнутрь стенки и крышу. Невольно вспоминаю про унесенную ветром Элли с Тотошкой и даже начинаю понимать, почему самолеты летают. Покидать теплый спальник нет совсем никакого желания. А ночью, похоже, шел снег. По тенту стучали замерзшие крупинки. Каждое утро, выглядывая из палатки, ждешь сюрпризов от погоды. Засыпая вечером, не знаешь, при какой погоде проснешься.

На этом месте мы уже биноклевали одно утро и пару вечеров. Результат предыдущих наблюдений не вселял оптимизма. Но голос проводника, возвещающий о подъеме, ставит точку в споре желаний. Теперь нужно быстренько превратиться в кочан капусты в условиях тесной «теплицы» и, распахнув полы палатки, узнать, чем же сегодня погода тебя удивит.

Снежку немного насыпало, но не холодно. Пока одевался, ветер утих. Бинокль в зубы, коврик в руки и – вперед, на господствующую высоту на обзор склонов.

В очередной раз удивляюсь способностям местных охотников находить зверя в бинокли, место которым на помойке. Не прошло и 10 минут как Шухрат зовет и пытается объяснить, где он видит маралуху с теленком. Вглядываюсь до боли в глазах, но ничего не вижу. Очередная попытка Шухрата дать более точную привязку по месту нахождения зверя увенчалась успехом, наконец-то разглядел. В отсутствии быков, хоть на самку с детенышем поглядеть.

Через некоторое время находим быка. Неторопливо пасется, медленно поднимаясь по склону в сторону елок. Еще несколько минут, и он скрывается на дневку в тишине и прохладе стройных горных елей. План на вечер готов. А сейчас собираем лагерь и – на кордон, где ждет вкусный обед, горячая баня и ровная кровать на часок. 

...А начиналось все очень даже хорошо. В первое утро замечаем группу козерогов, поднимающихся с кормежки на дневку в скалы, и решаем вечером их встретить на пути следования вниз к водопою. К 16 часам мы на месте и, прильнув к биноклям, вгрызаемся в каждую складку местности. Нахожу козерога, лежащего на уступе, пытаюсь донести до Шухрата его местоположение. Пока говорил, зверь исчез. Теперь уже Шухрат через пять минут находит стадо, чуть ниже того уступа спускающееся к ручью. Определяем позицию, на которую надо выйти, и бегом вниз. Уже через 25 минут вышли в заданную точку. Дальномер показывает дистанцию 520 метров, но есть возможность сократить расстояние. Козерог конечно не выдающийся по трофейным качествам, но не хочется рисковать промахом или тратить время на поиск не дошедшего на месте зверя. Еще 20 минут экстремального отчасти спуска, и до цели 180 метров. Практически вертикально под нами. Козероги к этому времени уже успели пополнить свой водный баланс и начали подъем. Раскат выстрела повторяется отраженным от скалы эхом, и 8х68 не оставляет рогачу шансов. Козерог, опрокинувшись, скатывается вниз. Это одновременно и радостный и грустный момент, кульминация охоты и ее в то же время окончание, перевод в разряд воспоминаний. 

…Вечером мы с Шухратом вышли на склон, с которого хорошо просматривается ельник с полянами, куда скрылась самка с теленком. Из расчета, что сейчас идет гон, мы предполагали, что где-то рядом с ней должен крутиться и самец. Мы и увидели его, но уж слишком он был юн по своим моральим годам. А Ильшат ушел на склон, где видели пасущегося быка, но он так и не показался.

К утру земля была покрыта десятисантиметровым белым одеялом, небо основательно затянули тучи, и снег в ближайшие часы точно не собирался прекращаться. Жаль, утро для охоты потеряно. Однако шансы обнаружить на заснеженных склонах зверя в последующем резко возрастают. А сейчас можно спуститься на кордон и немного расслабиться.

Снег шел 36 часов, и только к обеду следующего дня тучи стали расползаться. Показавшиеся куски голубого неба вселили надежду на вечернюю охоту.

Собираем вещи, обедаем и – в седла. Спустя час мы уже на точке, с которой открывается обзор практически на 360 градусов. Заснеженные склоны отлично просматриваются даже без бинокля. В три пары глаз мониторим окрестности.

Вот в ущелье показалась самка, через несколько секунд еще одна. Понимаем, что бык где-то рядом, но не выходит. И как только из-за елки выплыли рога, я уже понимал, что он мой. По размерам он в два раза превосходил своих подруг. Мощный и красивый хозяин горных ущелий. Времени на подход – более чем достаточно, снег и уже голубое небо дают хорошую прибавку в видимости и после захода солнца. Ильшат остается корректировщиком, а мы с Шухратом садимся на лошадей и максимально возможно сокращаем путь. Лишь на крутом подъеме, где лошадь под Шухратом заваливается на бок, переходим на свои ноги, которые сразу утопают в снегу. Спотыкаясь и карабкаясь по скользкому склону, наконец-то выходим на относительно ровную площадку. Остается пройти каких-то 100 метров, и рогач будет как на ладони. Холод и снег в азарте даже не ощутимы, хотя ноги уже промокли от забивающегося в ботинки снега.

Двадцать метров до гребня. Ставлю оптику и гуськом преодолеваю еще десяток метров. Самки на противоположном склоне беззаботно пасутся, изредка посматривая в нашу сторону. Мы с ними практически на одной высоте. Все, дальше только лежа. Выдвигаю сошки на максимальную длину. Едва хватает, чтобы ствол не утонул в снегу. Ползу к краю.

Вот он, как истинный повелитель гарема, лежит на можжевеловом кусту. Дальномер показывает 170 метров. Крестик прицела ложится за лопатку. Прости, парень… Отчетливый шлепок попадания, но бык встает и неторопливо идет через ущелье в сторону самок. Зашел за ними в елки, вот уже и подруги показались выше ельника, а его нет. Проходит минута, и все становится ясно...


Поделиться: