Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Лучше тура может быть только следующий тур! Часть 2

Лучше тура может быть только следующий тур! Часть 2

Вот уже более 10 лет я каждый год езжу в Азербайджан на охоту на тура. 9 лет из них – в район Шеки, урочище Филь-Фили. После каждой поездки делаю видеофильмы об этих охотах. В 2010 году даже удалось заснять живого тура с невероятным трофеем. На следующий год он был добыт охотником из США Джоном Амистосо. Трофей набрал невиданные 181 и 3/8 балла по замерам SCI с длиной правого рога – на минуточку! – 119,68 см!!!

Дагестанский тур №2

В июне минувшего, 2017 года мы с двумя австрийскими клиентами отправились как обычно в Шеки. Уже несколько лет подряд директор Шекинского охотхозяйства Эльшад приглашал меня самого поохотиться. Но, ведь понятно, что, сопровождая охотника-клиента, ты, как аутфиттер, прежде всего должен заботиться о том, чтобы клиент добыл желаемый трофей. Не очень приятно выглядела бы такая картина: аутфиттер добывает трофей прямо из-под носа своего клиента. В общем, компромисс найти в такой ситуации непросто, но порой получается...

И вот мы с моими австрийскими друзьями (и все-таки клиентами) прибыли в Шеки – район на западе Азербайджана, граничащий как раз с теми местами, где я 12 лет назад добыл своего первого тура. Как оказалось, в Филь-Фили, где так хотелось поохотиться и на этот раз, из-за неурядиц с новым номинальным владельцем попасть было невозможно. Эльшад тысячу раз извинился и предложил поехать в не менее хорошее место, граничащее с Филь-Фили – Дошаглы. Ничего другого не оставалось, как согласиться. К тому же Ильгар, мой давний друг из Филь-Фили, приехал специально, чтобы сопровождать нас.

Почему охота была запланирована именно на начало лета? Известно ведь, что состояние шкуры туров в это время оставляет желать лучшего – они линяют. Но, с другой стороны, это период, когда можно выследить довольно большие экземпляры на более низких пастбищах. НА верхних пиках после зимы еще не проросла свежая трава, поэтому тур спускается для кормежки вниз. Охота проходит практически в полгоры.

Место было заранее разведано. Руководитель участка со звучным кавказским именем Эльбрус сообщил, что лагерь уже поставлен, и нас ждут, наблюдая за двумя хорошими группами туров.

В первый же день, пройдя пешком всего около 45 минут от лагеря, мы увидели группу из примерно 50 рогачей! Целый день наблюдали за ними издалека. Клиентов, как я уже сказал, было двое, и мы решили, что есть смысл попробовать вечером, когда туры спустятся, сразу с обоими подойти на выстрел. Возражений не последовало, и в 5 часов пополудни мы увидели, как рогачи начали спускаться на ужин.

Постоянно наползающий и неторопливо улетающий туман помог нам незаметно подобраться к турам метров на 250 метров. Но тут возникла проблема – кому же из охотников стрелять первому или стрелять сразу обоим? В ближайшей группе были два трофейных самца с рогами больше 95 см. И даже у одного из них, по общему мнению, рога были больше метра! Однако тот же туман никак не позволял двум охотникам одновременно поймать в прицел свои цели. При этом каждый из них категорически не хотел обидеть другого. Между тем туры вовсе не интересовались особенностями взаимоотношений охотников и продолжали двигаться к намеченной цели, благодаря чему в скором времени оказались уже довольно далеко. В этот момент один из охотников сказал, что держит самого крупного тура на мушке и потому решил стрелять! Измерив расстояние, а оно составляло уже больше 400 метров, я попытался его отговорить:

- Ты уверен? Если сегодня по ним не стрелять, то завтра эти туры будут тут же. Подумай. Если есть хоть доля сомнения – не стреляй. Дай им спокойно уйти непуганными.

Отговорить я хотел еще и потому, что карабин калибра 8х68 был заряжен патронами, которые, по словам охотника, реально «лягались», и он явно побаивался своего карабина.

Но мои слова не повлияли на решение клиента, и выстрел прогремел. После чего туры целые и невредимые устремились ввысь, под облака.

Приплыли!

Теперь стратегия охоты полностью менялась. Нам надо было на следующее утро карабкаться на самый верх. Причем до рассвета, чтобы застать туров на полпути.

В 3 утра, глотнув чая, начали тяжелое восхождение. Реально с каждого сошло семь потов. Когда была преодолена половина пути по «ровному» (уклон всего градусов 30-40), и мы добрались до скальных тропинок, вчерашний стрелок вдруг заявил, что отказывается подниматься выше. Оказалось, он панически боится высоты! Приплыли! И это он сказал только теперь! Ведь, знай мы об этом вчера, можно все было бы обставить по-другому. Его откровение стало шоком не только для нас, но и для его друга, который, как выяснилось, ничего не знал о такой особенности своего камрада.

Оставив «отчаянного верхолаза» спускаться бочком в лагерь, мы двинулись по сложному маршруту дальше. Складки гор усложняли задачу в разы! Приходилось карабкаться то вверх, то вниз, обходя и огибая наиболее сложные участки. И все это в темноте, почти наощупь…

Рюкзак с видеоаппаратурой и штативом у меня за спиной вопреки всем законам физики стал с каждым метром высоты все решительнее наращивать массу.

Когда забрезжил рассвет, увидели небольшую группу рогачей – семь штук. Один обладал весьма приличным трофеем. До него было 300 метров. Клиент стрелял из Blaser R8, патрон .300 WinMag, оптика Swarovski Z6i. Тур лег там, где стоял. Добирались мы до него через очередной распадок минут сорок, и вымотались изрядно. Впрочем, на фотографиях лица получились весьма довольные.

Сразу после фотосессии заморосил дождик. Переждав его и подкрепившись немного шоколадом (не ели ведь с вечера ничего!), решили глянуть за перевал.

Прямо перед нами красовалась гребенка скалистых пиков, за которой, по словам Ильгара, могло быть еще больше туров. Эта гребенка располагалась так, что туры за ней вполне могли не слышать единственного выстрела. Мы пошли. Двое остались заниматься разделкой добытого зверя. А это, надо сказать, непростая задача. Ведь нужно помимо того, что снять шкуру с головой, еще и отделить все мясо от костей. Кости тащить и по ровному непросто, а уж по таким скалам – вообще не нужно никому.

За гребнем действительно оказалась группа рогачей, спокойно лежавших или пасшихся метрах в четырехстах прямо под нами. Один из них мне показался особенно интересным. Сильно закругленные «колесом» рога были пообколоты спереди. Сомнений не оставалось – это аксакал. Очень старый самец. И сколы эти образовались у него от многочисленных брачных боев. Такой трофей – достойное украшение любой коллекции!

Тур спокойно лежал. Однако лежал он недалеко от края обрыва, и ребята объяснили, что этот обрыв практически бездонный. Если тур не останется на месте, а скатится в него, достать его вряд ли кто-то сможет. Это место просто очень опасно, и будь даже у них с собой альпинистское снаряжение (а они фактически альпинисты), они бы ни за что не полезли туда. Не могу сказать, что это сообщение прибавило мне энтузиазма.

Тем не менее, установив камеру на штатив и максимально выкрутив трансфокатор, я нажал на кнопку съемки и начал прикладываться к моему Blaser R93 (патрон .300 WinMag от Sako Arrowhead II, прицел Swarovski Z5i 3,5-18x44). Баллистические вычисления подсказали, что при таком угле вниз следовало стрелять, как на 300 метров. Понимание того, что у тебя нет права на ошибку, заставило потратить на прицеливание почти целую вечность. Я постарался вытянутся в «струну» – этот прием уже не раз помогал мне делать точные выстрелы: становишься как бы продолжением ружья и через прицел оказываешься на одной прямой с животным. Я был совершенно спокоен и уверен в момент выстрела. Даже показалось (с 350 метров-то!), что услышал хлопок по туловищу. Но Ильгар, наблюдавший за зверем в бинокль, решительно заявил – мимо! Пуля прошла выше. Действительно, тур, как подорванный, вскочил и, развернувшись буквально в воздухе, через два прыжка исчез из виду в том самом бездонном обрыве.

Приплыли!

Описать словами состояние подавленности невозможно. Я был расплющен. Все камни с окружающих гор рухнули на меня одновременно и вдавили все мое существо в подножную пыль.

Не знаю, что именно, наверное, отчаяние заставляло меня продолжать и продолжать задавать вопросы: «Вы реально видели, что пуля прошла мимо? Может, все-таки сбегаем вниз и посмотрим?». Меня утешали: «Успокойся. Ничего страшного не случилось! С кем не бывает!».

И все-таки что-то во мне отказывалось верить в такой позорный провал. Нет! Не может быть! И тут осенило: «Камера!»

- Давайте посмотрим запись!

Я совсем забыл, что она все это время снимала, а ведь красный огонечек над объективом приветливо подмигивал мне: «Загляни сюда!».

Попадание даже на маленьком экранчике камеры было видно четко. Есть! Прямо в лопатку! Только поле этого ребята согласились пойти вниз. Меня, впрочем, все равно с собой не взяли из-за очень крутого и потому опасного склона (и как они бегают по таким скалам в своих резиновых сапожках?). На месте они сразу заметили кровяной след. Пошли по нему и исчезли… за краем обрыва!

Приплыли!?

Прошли долгие 10 минут, прежде чем ребята – о счастье! – показались левее скалы, куда мы даже и не смотрели, будучи убежденными в промахе. Шаг, другой, третий, сто метров, и… один из них поднимает голову бездыханного тура.

ДА! ДА! ДА! У меня все получилось!

Этот опыт, эта охота, на которой я умудрился заснять свой выстрел по такому желанному трофею – тур оказался 14-летним с рогами длиной 93 см – они никогда не сотрутся ни из моей памяти, ни теперь даже и из памяти моих многочисленных друзей по всему Кавказу! Я благодарен этим горам за то, что подарили мне столько счастливых моментов во время охот на кавказского тура!

Лучше восточно-кавказского тура может быть только западно-кавказский, или, как его еще называют, кубанский тур. И о нем следующая история…

(Продолжение следует)


Поделиться: