Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Главное – правильно поставить задачу. Часть 2

Главное – правильно поставить задачу. Часть 2
Главное – правильно поставить задачу. Часть 2 Главное – правильно поставить задачу. Часть 2 Главное – правильно поставить задачу. Часть 2 Главное – правильно поставить задачу. Часть 2

В августе 2017-го, на старте сезона охоты на горных копытных в России я поставил перед собой амбициозную цель – взять пять разрешенных к охоте подвидов снежных баранов в течение года. Сезоном раньше уже удалось добыть камчатского барана, так что дело было за остальными.

За третьим

Расстояние всего в 70 километров до района обитания Корякского снежного барана в Чукотском автономном округе удалось преодолеть на кадроциклах за 8 часов.

Мы с Алексеем добирались в новый лагерь вторым «эшелоном», и к нашему приезду Виктор Николаевич Ким уже успел добыть свой трофей чукотского снежного барана.

Нам же с Алексеем еще предстояло это осуществить.

Следующим утром наша команда, включая организатора охоты и егерей, выдвинулась на поиски трофея. Разбившись по сопкам, начали наблюдение. Буквально в течение 15 минут мы заметили одинокого барана. Светового времени оставалось не так много, и высоких требований к трофейным качествам барана я решил не предъявлять: главное, чтобы возраст барана был не менее 10 лет. Начал подход с егерем Володей, а другой Владимир наблюдал от русла горной реки за передвижениями животного.

Пока я поднимался на 400 метров для выбора более удобной позиции для выстрела, над горами навис густой туман и пошел моросящий дождь. Когда добрался до выбранного места, оказалось, что баран тоже передвигался. Правда не так активно – он отошел всего метра на три, но так, что мои усилия оказались напрасными. Выстрелить в него отсюда было невозможно. Пришлось снова спускаться вниз, к реке, и забираться уже на соседнюю сопку. В итоге всех этих передвижений мне удалось приблизиться к барану на 460 метров. Он стоял, глядя в мою сторону, совершенно открыто, будто мишень в тире, на фоне скалы, сливаясь своим окрасом с природным рельефом и цветовой гаммой горного массива.

После первого выстрела он согнулся и уперся рогами в камень. Второй свалил его с ног и подвел финальную черту в этой охоте.

После традиционной фотосессии с трофеем, произвели отбор генного материала и по возвращении в лагерь узнали, что Алексей тоже добыл своего барана.

За четвертым

Первая поездка в Охотск, о которой я рассказал в самом начале, за двумя баранами увенчалась успехом лишь наполовину. И потому в начале октября все того же 2017 года я снова оказался в Хабаровском крае. Организатором этой охоты стал Александр Мальков. Команда была практически та же, только место Дмитрия занял более опытный проводник Сергей.

В очередной наш с оператором Александром Рожковым прилет в Охотск погода решила не демонстрировать свой норов, и вертолет за 40 минут забросил команду на место будущего базового лагеря.

В первый день охоты обнаружили много следов, однако тех, что искали мы – бараньих – среди них не оказалось. Ночью выпал снег, и это могло облегчить поиски. Но и второй день мы безуспешно обследовали территорию, наблюдая лишь малозначительные следы присутствия баранов. Ситуация весьма знакомая. Стало понятно, что в этом районе обнаружить их вряд ли удастся, а, если и удастся, то времени и сил на это придется потратить непозволительно много. Потому не стали экспериментировать и вызвали вертолет. 

Где-то километрах в 60 от Охотска, повыше в горах удалось рассмотреть с высоты птичьего полета следы присутствия баранов и, недолго думая, здесь и приземлились. Следы и в самом деле оказались свежими, их было много, и это вселяло надежду.

Лагерь раскинулся в необычном месте – в конце прошлого века здесь случился гигантский лесной пожар, выжегший территорию в десятки километров. Деревья погибли, но остались стоять, поражая зрелищем природного апокалипсиса.

Бараньих следов и помета было много, нашли и лежки. В конце дня наткнулись на самку с детенышем. А на следующий день увидели несколько групп баранов! Правда, уже в сумерках, поэтому охоту отложили до следующего утра.

Представьте, как было досадно на следующий день наблюдать лишь самок и молодняк… И не только в это день – пришлось пережить еще четверо суток разочарований и волнений, в результате которых я без особой радости понял, что нужно возвращаться домой – трофейных самцов здесь тоже нет.

На пятый день решил отдохнуть и остался в лагере, а егеря отправились в горы. В 8.30 по рации Сергей сообщил, что нашел группу из семи баранов с трофеями подходящего качества. Наша команда совершила решительный марш-бросок – 6 километров с подъемом на 700 метров за полтора часа. Практически бегом! По рации Сергей вывел нас к своей позиции.

Четверть часа мы искали животных, которые успели скрыться, но потом мы вдруг обнаружили на склоне четырех неплохих баранов. Выстрел был сделан с расстояния 680 метров. Звери бросились бежать вверх по склону, но один вдруг захромал и встал. Потом… встал и еще один. В него я никак не мог попасть. Пуля прошила первого и срикошетила? Позже оказалось, что он просто из любопытства стоял и смотрел на остановившегося вдруг вожака, а потом ушел вслед за остальными. Так был добыт 13-летний охотский снежный баран с рогами по 82 сантиметра.

За пятым

Из-за повторной поездки в Охотск график охот пришлось переверстывать. Исходно планировал охотиться в Якутии в октябре, а пришлось лететь сюда в ноябре, в очень непростое для здешних мест время года. В Якутск мы с оператором прибыли 17 ноября, и без особой радости узнали, что температура здесь уже стабильно держится ниже -30°С! К тому же я мог посвятить охоте только 8 из запланированных 12 дней.

Хорошо известно, что Якутия – самый холодный регион планеты, и более 40% территории республики находится за Северным Полярным Кругом. Местами зимой температура опускается здесь до -70°С. Но одно дело знать это теоретически и совсем другое – ощутить собственным организмом.

От Якутска, где нас встретил Александр Моторин, до места охоты, на которое они с братом Константином до последнего времени возили только иностранцев, а с 2017 года начали сотрудничать с КГО, предстояло преодолеть на Лэнд Крузере 750 километров. Трасса Р504, больше известная как Колымская. Это гигантская транспортная артерия общей протяженностью 2032 км, протянувшаяся сквозь вечную мерзлоту от Якутска до Магадана. Трасса пересекает много рек и озер. Зимой их приходится преодолевать по льду, что иногда заканчивается трагически, а чаще машина, не выбравшись из наледи, вмерзает и остается тут до лета. На большей части покрытие трассы грунтово-щебеночное. Какой она и была заложена в 1932 году и строилась руками узников ГУЛАГа для перевозки золота и угля с местных рудников. Стройка продолжалась и летом, и зимой, узники тут гибли массово, и чтобы не возиться с мерзлотой, мертвецов клали под полотно дороги. С тех пор она известна еще и как «Дорога на костях».

В поселке Хандыга остановились на первый ночлег. Почти весь следующий день добирались до поселка Нежданинское, выстроенного на месте одного из крупнейших месторождений золота в России. Впервые «презренный» металл здесь был обнаружен в 1951 году, после чего поселок начал интенсивно расти. К девяностым население перевалило за две тысячи, однако в новую экономическую модель государства местная золотодобыча не вписалась в силу неэффективности, и большинство жителей покинули Нежданинское. Какие-то работы здесь еще ведутся, но в целом это поселок-призрак.

Дальше путь планировали продолжить на Ленд Крузере, ГАЗ-66 и «Урале» местного жителя дяди Пети. Эти последние 80 километров следовало проехать вверх по руслу горной реки. Из-за обилия наледей одному по такой «трассе» передвигаться зимой нельзя. Застрявший автомобиль промерзает в считанные минуты, и, если его не достать сразу, дальше он уже не поедет. Мы решили, что три автомобиля будут двигаться вместе, подстраховывая друг друга. Посоветовавшись с местными, организаторы предложили отправиться в дорогу не на ночь глядя, а сутра и переночевать в поселке. И это было правильное решение – весь следующий день мы то и дело вытаскивали проваливающиеся в наледи машины, что ночью было бы в разы сложнее, если не вовсе безнадежно. Кстати, «Урал» дяди Пети лишен тормозов, иначе колодки примерзали бы к дискам, так что остановить его можно, только тормозя двигателем. И даже этот «Урал» застревал в водно-ледовых ловушках несколько раз. Лучше других с задачей справлялась «шишига», легко преодолевая самые сложные участки.

На эту финальную часть пути мы потратили 7 часов. В базовый лагерь прибыли поздно вечером совершенно вымотанные дорогой, которая заняла у нас в общей сложности 40 часов, и оказалась далеко не самым приятным на свете делом. Хорошо, что ночевать пришлось в теплом, пусть и не самом комфортном кунге.

Охота в ноябре, по заверению организаторов, здесь очень эффективная, поскольку бараны спускаются с гор. Но не всем это по силам, поскольку охота происходит при температурах от -35 до -45°С. Единственное, что несколько спасает, это совершенно сухой воздух, благодаря чему его температура кажется немного повыше, чем на самом деле.

Поскольку на дорогу был потрачен весь световой день, на охоту у меня оставался лишь один день. Один день после тяжелой, выматывающей дороги…

На рассвете приступили к обследованию территории, и я буквально опешил от обилия горных копытных! Подобного раньше не приходилось наблюдать. Возможно, только в Северной Осетии встречался с чем-то похожим. Буквально из базового лагеря одновременно разглядел несколько групп баранов, движущихся по сопкам.

Отъехав на машине с Константином и Василием буквально 3-4 километра, обнаружили пять небольших групп, среди которых были вполне достойные экземпляры. Но мы уже «положили глаз» на тех животных, которых присмотрели накануне, когда еще двигались в сторону базового лагеря. Они находились примерно в 5 километрах, и машина целенаправленно двигалась к ним.

К счастью, бараны были на месте. Четыре трофейных рогача находились на вершине одного из холмов. Обходить их пришлось по другой стороне сопки с подъемом на 600 метров в снегу по колено, при -37°С. Ноги мерзли, а под теплой одеждой я был весь мокрый уже после первых ста метров подъема.

Когда добрались до заснеженной гряды, сразу увидели эту четверку, медленно поднимавшуюся в гору. До них было 535 метров.

Я быстро приготовился к стрельбе, загнал патрон в патронник, прицелился, нажал на спусковой крючок и услышал слабый металлический щелчок. Еще раз – тот же результат. Затвор карабина замерз! Пришлось извлечь его и сунуть под теплую одежду, чтобы отогреть. Бараны тем временем остановились. Через 7 минут я извлек все еще покрытый инеем затвор и вставил на место. Снова прицеливание, снова нажатие на спусковой крючок, и… первым же выстрелом баран был взят!

Необходимо отметить, что охота в минус тридцать семь кое-чем отличается от просто горной охоты. Сама по себе горная охота – это экстрим, но, если вам все-таки не хватает адреналина, есть способ усилить его выброс в разы – нужно просто поохотиться при -40°С. Поверьте, это впечатлит!

Удачей на этой охоте я во многом обязан Александру Моторину, профессионально ее организовавшему, егерям, прекрасно разбирающимся в повадках зверей, да и вообще всей команде, сделавшей наше пребывание в горах насколько это возможно комфортным и результативным.


Поделиться: