Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Чеченский монстр

Чеченский монстр
Чеченский монстр Чеченский монстр Чеченский монстр Чеченский монстр Чеченский монстр

Это была очень жесткая и мощная охота, насыщенная и терпкая, как двадцатипятилетний «Чивас». Таких охот в моей практике еще не было. 

В декабре прошлого года с группой чеченских охотоведов я принял участие в экспедиции по Аргунскому ущелью и Ведучи Итум-Калинского района Чечни. Цель – прикидочная оценка популяции тура. Меня же, прежде всего, интересовала возможность проведения трофейной охоты, и потому сосредоточился на изучении вариантов пеших межскальных проходов, условий подъема в горы в этих районах, а также расположения кошар – мест возможных остановок на отдых в процессе охоты. Этот декабрьский опыт помог мне спланировать охотничью экспедицию на следующий год. Это был полезный опыт.

Вылет в Чеченскую Республику запланировал на середину января 2018 года. Получив одобрение от принимающей стороны на проведение охоты, мы с Владимиром Смеловым вылетели в Грозный. За дагестанским туром… 

Мои коллеги по Клубу горных охотников лучше других знают, что охота на дагестанского тура в Чечне закрыта со времен двух Чеченских войн, что уже многие годы на горных животных охота в республике вообще не проводится, и, узнав об этой моей цели, недоуменно произнесут сакраментальное «Не понял…». На самом деле нам просто повезло оказаться на острие прорыва – нам удалось впервые официально получить лицензию на отстрел в Чечне одного самца тура! Думаю, что после этих слов уже не придется рассказывать, насколько тщательно мне со своей командой пришлось к этой охоте готовиться. Не только по снаряжению и стрелковым тренировкам (это в первую очередь), но и в психологическом плане. Поверьте, это не просто преодолеть простому смертному барьер, возникший в душах и русских, и чеченцев после войны. 

Да, действительно за 20 лет в Чеченской Республике не было произведено ни одной охоты на горных полорогих, а здесь это безоаровый козел, дагестанский тур и кавказская серна. Охотились только на волка и шакала. Но сейчас в рамках государственной программы по развитию культуры и туризма в Чеченской Республике организация трофейной охоты считается важным направлением деятельности. Прежде всего потому, что необходима организация государственного контроля над популяцией горных животных. И еще потому, что это даст новые рабочие места в труднодоступных районах. А для этого необходима разработка программы по развитию охотничьего туризма с привлечением компаний-организаторов охот со всего мира. 

В рамках этих программ необходимо организовать проведение комплексных мероприятий по отстрелу (выбраковке) старых самцов безоарового козла и кавказского тура, не способных уже к оплодотворению всех самок своих «гаремов», но и не подпускающих к ним молодых самцов, благодаря чему не происходит «взрывного» роста численности животных. Необходим ряд и других биотехнических мероприятий по воспроизводству диких копытных. Специалисты отмечают, что последние проводятся уже не один год – животных подкармливают в тяжелые периоды года, регулярно снижают численность хищников, борются с браконьерством. Следует отметить и тот факт, что ни в одном регионе нет такого значительного состава егерской службы (123 человека!) как в Чеченской Республике. 

По последним данным, поголовье дагестанского тура в Чечне может составлять около 4000 голов (!), также весьма высоки популяции краснокнижного безоарового козла и кавказской серны. Велика численность и кавказского медведя. Это гарантированно вызовет огромный интерес к охоте и экстремальным путешествиям в Чечне у трофейных охотников всего мира и, повторюсь еще раз, привлечет в республику как российских, так и зарубежных аутфиттеров. В этом несомненно большая заслуга Президента Чеченской Республики – Рамзана Ахматовича Кадырова, который уделяет особое внимание развитию туризма в республике, сохранению и преумножению животного мира в горах. Значительную роль играет и правильно поставленная работа республиканского Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, а также Управления охотничьего хозяйства по ЧР и соответствующих департаментов. 

Здравствуй, Грозный!

Самолет приземлился в аэропорту столицы республики во второй половине дня. Нас встречал Руслан. 

С Русланом, который пригласил меня на эту охоту, нас связывает многолетняя дружба. И это не только охотничьи интересы. С ним всегда легко можно найти общий язык на любые темы: от культурного наследия чеченского народа, например, до экономических перспектив республики. Он деловой и уважаемый в городе человек, яркий представитель настоящих горцев. На мой взгляд, он один из самых продвинутых в охотничьем деле чеченцев. Возможно, совсем скоро, мы увидим его в роли профессионального организатора горных охот в Чечне в случае уже скорой, я надеюсь, легитимизации охоты на дагестанского тура. Хочу отметить тот факт, что Руслан профессионально разбирается в любом оружии и один из немногих в Чечне, кто уверено стреляет в горах на большие дистанции. 

В течение получаса удалось получить багаж, и, не спеша, мы вышли на площадь перед аэровокзалом. Первое, что произвело впечатление, была вечерняя молитва. Ее трудно было бы не услышать – звук шел из больших динамиков на минарете, стоявшем прямо по центру площади.

В Исламе существует главная молитва – Намаз.С ее помощью человек может держать духовную связь с Аллахом. По заветам Пророка, каждый верующий мусульманин должен читать намаз не менее 5 раз в сутки.Другой вид молитвы – Дуа, что в переводе обозначает «мольба». И это второй из двух видов поклонения Аллаху. В Коране говорится: «Обращайтесь ко Мне с дуа – и Я отвечу вам». 

Большинство чеченцев – глубоко верующие люди. И эта многовековая вера, прививаемая каждому ребенку с рождения, делает их рассудительными, отзывчивыми и… необычайно гостеприимными! Во взгляде всех встречавшихся мне «горцев» я ощущал душевную доброту, скромность и отзывчивость. И при этом нельзя не почувствовать, что они готовы, не раздумывая, отдать жизнь за друга, за брата, за Родину.

Постояв с минуту на площади, мы проследовали всей группой до внедорожника Руслана. Загрузили вещи и оружие в машину и под вечернюю молитву отправились через весь Грозный в горы. 

Надо отдельно сказать, что горные хребты и межгорные долины занимают более трети площади Чечни. Именно в горах находятся самые старинные селения: большую часть архитектурного наследия республики можно найти именно здесь, на труднодоступных склонах и в затерянных ущельях. С горами связаны главные страницы чеченской истории, ее самые громкие победы. И конечно горы Чеченской Республики до сих пор хранят множество тайн этого древнего народа. 

Горы в Итум-Калинском, Шаройском, Ведучи и других пограничных районах Чечни – одни из самых красивых гор Кавказа. Преимущественно это высокие и, главное, остроконечные горные образования, крайне обрывистые и каменистые, по которым пройти наверх трудно и очень опасно, не имея соответствующего альпинистского снаряжения. Аргунское ущелье в погранзоне, по которому течет река Аргун, представляет собой горный распадок, тянущийся на многие километры до самой Грузии. По обеим его сторонам возвышаются неподъемные для пешего охотника скалы. Только по отдельным горным тропам или проходам можно «пробиться» наверх, туда, где обитают стада копытных. Благодаря такому сложному горному рельефу подход к зверю весьма непрост. На «верху» охота может идти по обычному сценарию: поиск зверя, его скрадывание, последующее выцеливание и выстрел. Начальные «рабочие» дистанции стрельбы будут составлять от 400 метров до 800 м с небольшими угловыми величинами, ветровые нагрузки на внешнюю баллистику сказываются незначительно. Всегда нужно быть готовым к выстрелу через ущелье. А вот с нижних платформ стрелять придется вверх под очень большими углами – от 30 до 40 градусов.

Наш путь лежал через родное село Руслана – Гойты, где он родился и вырос, и далее – в Итум-Калинский район, к селу Гучум-Кале, где и находилась база. Она представляла собой большой двухэтажный дом, выстроенный прямо на краю обрыва у горной речки. При доме – хозяйственные пристройки. Дом оборудован беспроводным интернетом и всеми необходимыми удобствами для достойного приема гостей. Нужно сказать, что здесь мне довелось побывать уже не раз.

Вперед и вверх!

На базе разгрузились, наспех поужинали мясными чеченскими деликатесами и после непродолжительных разговоров легли спать – на завтрашнее утро планировался первый подъем в горы. 

Поднялись в 6.00. Быстро собрались и «оседлали» охотничий «крузер» Руслана. Машина в компактном стиле «ретро», для гор – просто идеальное решение. И особенно версия FJ, которая лично мне очень нравится – приземистый, с широким лобовым обзором. Как медведь, он забирался без напряга в любую горку. 

В эту поездку я взял проверенный карабин для высокоточной стрельбы – HS Precision под патрон 338 LapuaMag, снаряженный тяжелой пулей Scenar (16 г). Этот карабин самым лучшим образом показал себя на предыдущей охоте при выполнении быстрых подъемов и скоротечных вылазок в горы. Карабин оборудован прицелом NightForce 5.5-22, с объективом 56 дюймов, что в совокупности с сеткой MOAR дает больше шансов при стрельбе на большие дистанции. Прицельные сетки MOAR или MIL-DOT очень удобны и при стрельбе навскидку, и накоротке с позиции стоя, а также при сопровождении трофея в движении, когда необходима корректная прицельная стрельба без ввода поправок на тактических барабанах во время быстрых изменений дальности до цели. 

С нами был егерь Итум-Калинского охотхозяйства Данилбек. Он постоянно сопровождал нас, следил за процессом охоты и участвовал в ней. Данилбек – мужчина спортивного телосложения, не особо разговорчивый, но четко понимающий, что делать на охоте. Погода за бортом была отменная, температура в 0º С бодрила, ветер практически не ощущался. 

Дорога от базы привела к селению Ведучи, где, кстати сказать, совсем недавно состоялось открытие первого в республике горнолыжного кластера. Далее на машине нужно было подняться по горной гравийке к погранзаставе Шаройского района. 

Через пару часов дорога уперлась в шлагбаум. В будку с оконцем передали свои паспорта дежурному офицеру. Проверка машины и вещей на въезде была очень тщательной, особенно оружия, фото- и видеоаппаратуры. Лишь через час дежурная смена, еще раз уточнив цели нашего прибытия, подняла второй шлагбаум. 

Отъехали от погранзаставы на 10-15 километров, забирая по серпантину все выше и выше. Далеко внизу краем глаза я заметил село Ведучи. Через каждые 3-5 километров дороги попадались погранпосты. Один «погранец» всегда стоял на обочине и по рации докладывал о нашем перемещении, второй как правило с пулеметом сидел повыше в скалах и контролировал дорогу. 

Постепенно колеса нашей Тойоты на подъеме принялись пробуксовывать в попытке дорыться через лед и щебень до грунта. Несколько раз останавливаясь и с капота машины пытались отыскать с помощью биноклей группы туров. Чаще обнаруживали одиночных самцов, которые неподвижно стояли на вершинах скал, на больших расстояниях от нас, как правило, грудью к нам и спокойно рассматривали «незваных гостей». Численность тура в этих местах необычайно высока! 

Исследуя распадок за распадком, я регулярно цеплялся биноклем за группы дагестанских туров численностью 50, а то и 70 голов! Стада такой численности позволяли надеяться на добычу «особенных» трофейных особей. 

В конце концов мы поднялись практически на самый верх. Перед восхищенными взорами нашей команды раскинулась живописная панорама островерхих гор, укрытых снегом и кое-где опаленных лучами восходящего солнца. Немного спустив машину с хребта на пониженной передаче, Руслан заглушил Тойоту. 

Мы аккуратно выбрались из машины. Данилбек также вышел из УАЗа, остановившегося чуть дальше. Я достал рюкзак, проверил еще раз снаряжение – запасную одежду, навигационные девайсы, телефон, бинокль с дальномером. Зрительная труба для поиска и оценки трофейных качеств животных была у Владимира Смелова. То есть в горы мы шли налегке. На ботинки установили быстросъемные кошки. У Данилбека через плечо был перекинут моток крепкой веревки, в руках – палки для подъема-спуска. 

Kestrel показал температуру и давление, что позволило сразу же ввести несколько примеров стрельбы на разные дистанции по снаряженному патрону в баллистический калькулятор и сориентироваться в расчетных поправках при стрельбе на большие расстояния. Угловые значения сейчас были первостепенными, и таблицы поправок на этот счет, подготовленные заранее, пришлись кстати. Высотомер Fenix показал 1890 м. Я расчехлил карабин и пару раз вскинул, поймав в перекрестье горный пик. Дослал патрон в патронник и закинул карабин за спину. Руслан сказал, что подниматься будем недалеко, и с собой много вещей не возьмем. Сам он был вооружен карабином Blaser в 308 калибре (на случай подстраховки). 

Переглянувшись взглядом с Русланом, кивнули друг другу, и всей группой двинулись вперед по горной тропе, забирая круто вверх. 

Лавируя среди огромных валунов и цепляясь за все, что придется, мы двигались вперед и вверх практически без остановок. Основной подъем выдался нелегким – метров триста «вертикалки» и до километра в полуподьеме. Он занял больше двух с половиной часов. Вышли на вершину хребта и, крадучись, принялись «пробивать» биноклями ближайшие ущелья и распадки. Поиск ничего не дал. Прошли дальше по верхам до уступа, осторожно спустились чуть ниже и залегли. Перед нами сиял залитый солнцем горный гребень, резко переходящий в плато, которое по нижней кромке плотно засыпало снегом. От нас его отделяла гигантская пропасть. 

Добыть трофей

Стадо туров увидели практически все и сразу. После чего мгновенно спрятались за камнями. Туров было немного – голов пятнадцать. Среди самок «засветились» пять приличных самцов. Сняв карабин со спины, я разложил сошки и сразу определил дистанцию. Дальномер показал комфортные 460 метров. Давление было в горной норме, и ветер практически отсутствовал. 

Самки двигались среди мелкого кустарника и небольших голых деревцев немного выше по склону, где снега было не так много. Самцы все были как на ладони и как на подбор! Животные тут непуганные – это было очевидно, явно сказался двадцатилетний запрет на охоту в республике. Перемещаясь среди молодняка, трофейного качества рогачи паслись на хорошо прогретом солнцем плато. Смелов сразу вычислил крупного самца, по которому, как он выразился, можно было бы «отработать». Но… чутье мне подсказывало, что здесь должен быть РОГАЧ. 

Все время рассматривая стадо в прицел, я чувствовал, что он здесь. Должен же быть «господин», который управляет всем этим хозяйством. Прошло минут 20, и прошла первая волна подвижек туров на гребне. И вдруг появился ОН. Развернувшись задом к нам, высоко поднял голову. Зверь выглядел просто нереально мощным на фоне стоящих рядом с ним самок и молодняка. Я мгновенно приник к прицелу, переведя его на максимальное увеличение – 22х. Впился взглядом в рога. Это было что-то! Спиралевидные, до шеи! Такого чуда я не видел ни в Осетии, ни в Карачаево-Черкессии. Природа от души «поглумилась» над этим чудо-зверем – два кольцевидных рога сошлись на шее сзади, образовав почти что замкнутый овал! Концы рогов шли параллельно друг другу и оказались непривычно вздернутыми вверх. Сложилось такое впечатление, что они срослись у основания шеи. 

Невероятно, но никто из нашей команды почему-то не выделил этого самца среди других. Все их внимание было приковано к другому зверю, и они его бурно обсуждали. 

- Руслан, ты его видишь? – прошептал я. 

- Которого? – спросил он на всякий случай. 

- Смотри слева по склону, почти у обрыва, в группе из четырех самок. 

Руслан принялся рассматривать «моего» самца! 

- Ну, как он тебе? 

Руслан в привычной ему манере буркнул, что вроде неплохой, и добавил, что тур необычный, что таких раньше не встречал. 

Владимир, переориентировав свое зрение на моего «визави», тоже задумался и несколько раз повторил: «Что-то в нем не так». 

Именно – «что-то не так»! 

Неординарный трофейный самец дагестанского тура был в стрелябельной зоне, и я решил его «достать». Начал готовиться к выстрелу.

Дистанция слегка увеличилась – с 460 до 520 метров. Самца постоянно что-то беспокоило, он постоянно вертелся, все время меняя позицию. Группа самок затягивала его в свои «амурные» сети, увлекая под обрыв. Переминаясь с ноги на ногу, они перепрыгивали с камня на камень, то открывая, то закрывая от меня желанную добычу. Как бы то ни было, положение его тела было неудобным для выстрела. Он стоял уже час в полоборота задом к нам, открыв только часть лопатки и толстую шею с увесистыми рогами. Надеяться на перемену положения, как я понял, в ближайшее время не приходилось. Надо стрелять! 

Тур, медленно поедая сухостой, двигался от нас, уменьшаясь в размерах. По опыту многочисленных охот я уже знал, что будет дальше – он уйдет за хребет, и больше мы его никогда не увидим. В этом месте и в это время нужно было действовать.

Ввел поправки в прицел, дослал патрон в патронник и, «навалившись» на карабин, вложился щекой в гребень приклада. Сошки жестко ушли вперед и зацепились резинками за мерзлый грунт. Стрелять надо было, как говорят в авиации, в «заднюю полусферу». Он стоял слева направо вполоборота. Три четверти корпуса перекрывала трава. Дистанция 530 метров. 

Я вывел горизонт, отстроил параллакс и навел прицельную сетку с перекрестьем на тура. Был уверен, что пуля выйдет где через грудь, левее. И сразу, больше не раздумывая, задержал дыхание и выстрелил. Громким эхом выстрел отозвался в горах. Отдача триста тридцать восьмого толкнула назад, но хороший дульный тормоз позволил остаться прицелу на трофее, и я, кажется, увидел, куда попала пуля! Жесткий Scenar ударил, будто молотом, четко по месту! Вертикаль и горизонт были правильными в расчетах. Волна прошла по всему телу тура, ноги несуразно разлетелись в стороны, и он грузно грохнулся на землю. Запрокидываясь головой вперед, он покатился вниз и скрылся из вида. Я поднялся в рост, уверенный, что попал. Поднялся Руслан, мы обнялись, и он поздравил меня с удачей. Владимир и Данилбек буквально засыпали поздравлениями, не переставая поражаться точности и дистанции выстрела. 

А горы вдруг ожили. Все пришло в движение! Самки тура, перепрыгивая со скалы на скалу, потекли лавиной вниз. У деревьев внизу они провалились в глубокий снег, прямо напротив нашей засады. Потом, выкарабкиваясь, зигзагом начали восхождение, подолгу задерживаясь под деревьями и среди валунов. Четыре крупных самца наоборот – резво промчались напротив нас по горизонту и начали забирать резко вверх. Остановились только на удалении 800 метров от нашей позиции. Было похоже, что они ждут вожака, который «почему-то» к ним не спешил присоединиться. 

Я ликовал! Знать бы тогда, чем это ликование вскоре обернется…

(Продолжение не за горами)

ВРЕЗЫ:

Годы монголо-татарского нашествия – именно в этот период произошли события, которые, на мой взгляд, помогут нам понять то, насколько мужественен, стоек и свободолюбив чеченский народ. 

Во время нашествия царство Алания подверглось почти полному уничтожению кочевыми ордами двух полководцев Чингис-Хана – Джебе и Субедея. Монголо-татары не щадили никого. Мирное население либо убивали, либо уводили в рабство. Сотни сел и городищ кочевники превратили в пепел, скот и имущество разграбили. Жестокий удар по предгорьям Кавказа был нанесен и полчищами Батыя в 1238-1240 гг. Населению удавалось спасаться только бегством в горы. Но оно не только пряталось в горах, нохчи (самоназвание чеченцев), оказали врагу поистине героическое сопротивление. Из поколения в поколение чеченцы передавали предания и легенды о том, как их предки в неравной борьбе сохранили свободу, язык, обычаи, культуру.

Гора Тебулосмта расположена на юго-востоке территории, которую занимают сейчас Чечня и Ингушетия. Она поднимается на 4512 метров над уровнем моря. Восхождение на вершину Тебулосмта – тема многих старинных поверий. Одно из них рассказывает, как, узнав о нашествии «несметных полчищ врагов на лошадях, которые закрыли землю, как черные тучи в ненастье закрывают солнце», люди решили уйти в недоступные для врага места. Старики выбрали гору Тебулосмта. Самые опытные и отважные охотники – 12 молодых чеченцев во главе с 50-летним охотником Идигом пошли искать путь к вершине. Их первое восхождение по восточному склону кончилось трагически – смельчаки преодолели немало преград, но почти у самой вершины попали в снежную лавину. Только трое остались в живых. Несмотря на неудачу, сразу же новый отряд начал восхождение. Там, где дует теплый ветер, то есть с юга, где на склонах меньше снега. Два дня потребовались чеченским воинам, чтобы дойти до вершины Тебулосмта и громко прокричать боевой клич. Здесь они нашли удобные площадки для размещения людей. Пустили вниз стрелу из лука, затем копье, и увидели их полет почти до самой земли. Те, кто оставался на равнине, запасали корм для овец и топливо. Когда работа была закончена, женщины, дети и домашний скот укрыли в потаенных местах в горах. Остальные женщины и все мужчины, вооружившись копьями и стрелами, поднялись на Тебулосмта, где заготовили много камней, которые должны были остановить вражеских конников. 

Несметные полчища врагов в конце концов подошли к горе и расположились на ночлег у подножия Тебулосмта. Ночью на них обрушилась каменная лавина. Оставшиеся в живых в панике разбежались. Днем полководцы собрали выживших в карательный отряд и повели в гору – они горели желанием изрубить нохчей в куски! Но лишь потеряли еще больше людей – они снова нарвались на каменную лавину. Месяц с лишним длилась кровавая битва чеченцев с захватчиками. Пришла осень. В горах выпал снег, и кочевники вынуждены были уйти зимовать на юг – в ущельях не было корма для лошадей. Но желание уничтожить горцев, наказать, как это было принято в орде, за сопротивление, никуда не делось. На следующий год, с наступлением лета, вновь пришло войско и предприняло немало безуспешных попыток овладеть горой, на которой засели отважные чеченцы. Думаете, монголо-татары махнули рукой? Вовсе нет – так продолжалось 12 лет!!! Как саранча, уничтожающая посевы, полчища ордынцев превратили богатые предгорья Кавказа в безжизненные, каменные пустыни. Но чеченцы, засевшие на Тебулосмта, мужественно продолжали борьбу. 

У этой легенды есть разные финалы. Одни говорят, что коварные кочевники, обманув чеченцев посулами, уговорили их спуститься с горы, а потом перебили всех до единого. Другие рассказывают, что захватчики, устав осаждать неприступную гору, ушли. А чеченцы создали здесь вольное поселение на многие века.

Система военной дисциплины нохчей вошла в народные предания. Периодически совет старейшин – «мехк кхел» – проверял готовность мужского населения к боевым действиям. Неожиданно, чаще всего ночью, объявлялся всеобщий сбор. Того, кто приходил с опозданием, сбрасывали со скалы.


Поделиться: