Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Буду помнить всю жизнь

Роман Полисецкий
Буду помнить всю жизнь
Буду помнить всю жизнь Буду помнить всю жизнь

Наступил декабрь, последний месяц охоты на копытных на территории Республики Казахстан. Чем же привлекателен этот зимний месяц для охотника помимо того, что дает последнюю возможность закрыть лицензии? А привлекателен он тем, что хорошие трофейные экземпляры горных козлов с большей вероятностью покинули труднодоступные вершины и спустились в лиственную зону, где переждать непогоду и холод гораздо легче (хотя есть конечно и те, кто всю зиму остается наверху, если солнцепеки открыты и есть возможность кормиться).

В преддверии новогодних праздников решил поохотиться несколько дней в Алматинской области – на руках имелась одна незакрытая лицензия на самца сибирского козерога. Договорившись о времени и дате с егерем, начал подготовку. Дневная температура постоянно держалась на отметке ниже нуля, что настраивало на выбор одежды из теплой, но ходовой линейки. Много лет использую модель «Кадог» известного горным охотникам бренда «Криптек». Одежда хорошо работает на ходу, даже при температуре минус пятнадцать градусов, хорошо отводит влагу от тела в сочетании с термобельем «Мерино». Теплый спальный мешок. Обязательно солнцезащитные очки, иначе можно сильно подпортить глаза. В машину закинул пару лопат и обязательно цепи. Плюс всегда беру один дополнительный спальник для егеря (спать скорее всего будем в машине). Цепи у меня надеваются только на задние колеса, но хорошая зимняя резина с шипами отлично вгрызается в мерзлую землю и лед. Вот и все – вещи сложены, впереди горы.

Егеря забрал из дома в десять часов вечера, чтобы не стоять в пробках. По пути заправили машину и выпили кофе. Дорога была сухая (в отличие от обратной дороги домой – при плохой видимости и чистой наледи время в пути возросло раза в три). Путь прошел в разговорах и обсуждениях планов на утро.

В угодьях, куда мы ехали, я уже бывал весной и осенью, так что примерно представлял места охоты. Больше всего переживал за подъем в предгорья – речка в одном месте перемерзает, и образуется наледь…

Свернув с трассы, надели цепи, чтобы потом не мучиться на склоне. Снега было немного, но по ущелью то и дело пробивались через передув. На наледи цепи сильно облегчили задачу! Лед был крепкий, и машина с легкостью прошла опасный участок. Весь путь до базового лагеря (места, где планировали оставить машину) занял три часа. Ночь. Попив чая из термоса, легли спать. Проснулись с первыми лучами солнца – вставать затемно не имело смысла, поскольку мы никуда не спешили и по светлому времени планировали найти следы и самих зверей. На улице стоял хороший минус. Закипятили воду, что в наше время очень простая задача, если есть современная горелка. Разогрели гречневую кашу с медвежатиной и плотно поели.

В горы шли по «строчке», которую оставил молодой кабанчик. Через некоторое время на противоположном склоне срисовали двух косуль. Они лежали с теневой стороны, друг напротив друга, наблюдая, нет ли хищников поблизости.

Пройдя километров шесть и набрав высоту в четыреста вертикальных метров, стали биноклевать. 

Первую группу егерь заметил в трех километрах от нас. Пять коз и один молодой козлик. Понаблюдав за ними, пошли дальше. Наша цель – взрослый самец. По моим наблюдениям и рассказам егеря, такие здесь есть.

Остаток дня провели в пути. Видели группу уларов на южном склоне. Тут практически не было снега. Очень интересный контраст – на севере снега по колено, а на юге можно сидеть и загорать на солнце. 

Спустившись к машине, решили попробовать пробиться в другое ущелье. Переехали в него уже в полной темноте.

Склоны тут были гораздо круче, но с рассветом мы увидели большое количество следов и переходов. Правда, были они весьма далеко. Но мы парни крепкие и покорять горы нам не впервой. Трекинговые палки в этот раз я не взял, о чем пожалел позже. Егерю дал свой рамный рюкзак, который хорошо себя зарекомендовал при выносе мяса. Этот рюкзак потом сослужит мне хорошую службу.

Стоял солнечный, морозный день, было много следов на снегу, и чем выше мы поднимались, тем они оказывались свежее. И все-таки по ходу восхождения зверей не видели. Только когда прошли больше пятнадцати километров и набрали шестьсот вертикальных метров, заметили группу козерогов. В ней были три хороших самца с отличной базой рогов и три текухи с двумя сеголетками. Звери паслись на противоположном склоне, через ущелье. Необычным показалось, что теки держались близко к лесу.

Начали их скрадывать. Пройдя по тропе, сократили расстояние до пятисот метров. Можно было стрелять, но я предпочитаю, если есть возможность, подходить ближе и увеличивать таким образом свои шансы. Поспешный выстрел потом может сниться всю жизнь, будешь перематывать его в голове сотни раз. Не люблю стрелять через ущелье – не знаешь, как подует ветер. Особенно если нет травы, то его направление практически невозможно определить.

Крадясь как барс, наблюдая добычу краем глаза, стал выбирать место для выстрела. Но места не оказалось: крутой склон с осыпью, без крупных камней и деревьев. Не было даже смысла выдвигать сошки. Егерь шел впереди. Посмотрел ему на спину, и тут меня осенила идея – попросил снять рюкзак. 

Поднявшись по мерзлой осыпи, замерил дистанцию – почти триста восемьдесят метров. Угол в тридцать пять градусов. Егерь заломил кустик и поставил поверх сломанных веток рюкзак с непромокаемым мешком внутри в виде рулона. Я выдвинул сошки. Куст под рюкзаком и карабином ходил ходуном. Но, что делать?!

Козел стоял грудью ко мне. Палец медленно потянул спусковой крючок, перекрестье прицела колебалось в области убойного места. Выстрел! Потом тишина. И уши режет голос егеря: «Промах!» Как промах?! От таких пуль не уходят! И в то же мгновение слышу: «Нет, готов!»

Все! Сразу все отступило – холод, метры, жажда. 

Поймал козла в прицел. Тот лежал за кустом арчи. Только рога хорошо виднелись на фоне серых скал. Остальные медленно поднялись вверх и скрылись за перевалом.

Взяв карабин, отправился забирать добычу. Проводник остался на склоне для координации. Быстро поднялся по осыпи, подошел к добыче. Козерог дошел. Я попросил его простить меня и отдал почести Байанаю.

Когда спустил добычу вниз, дал себе время отдохнуть. Заварили чай, посидели и принялись за работу – начали разделывать. Мясо срезали с костей, так как лишний вес нести не хотелось, да и было достаточно далеко до лагеря. 

Наконец погрузили все мясо в мешок. При помощи егеря взвалил ношу себе на плечи, и мы пошли.

По пути в лагерь вспоминал былые охоты и уже строил планы на следующий год. Этот год можно считать закрытым. Но то, как он был закрыт, буду помнить всю жизнь.


Поделиться: