Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Статьи

Альпинисты, скалолазы, охотники

Альпинисты, скалолазы, охотники

Охоты не всегда получаются так, как планируешь. Всегда находятся различные обстоятельства, которые могут помешать. В Турцию я отправлялся с полной уверенностью, что добуду два трофея - конийского муфлона и безоарового козла, по размерам как минимум входящих в первую пятерку по Книге рекордов SCI. Но судьба справедливо наказала меня за гордыню. Зато наградила незабываемыми впечатлениями и открыла для меня Турцию как страну с замечательными охотничьими традициями и разнообразными трофейными животными. Это олень, косуля, муфлон, серна, козерог, кабан, пернатая дичь и так далее. Причем организация была (в этот раз охотились с S……….. SAFARI) на самом высоком профессиональном уровне. Но все по порядку. Тур планировал недолго. Мой товарищ и сотрудник компании «Сафари и Экспедиции» Дима Ястребов уже давно знал принимающую сторону, поэтому это не заняло много времени. Нашими трофеями были, как сказано выше, два животных. Конийский муфлон находился на грани вымирания, но турки смогли поднять его популяцию, создав сначала одну заповедную территорию, а потом добавили еще две. Сейчас численность достигла неугрожающих размеров, и в год выделяется четыре лицензии, одна из них для турецких охотников. Остальные отданы иностранцам. А айбекса можно найти практически на всей территории Турции. С самого начала поездка пошла вроде бы ничего - мы смогли пробиться во «Внуково» через сильнейший снегопад и, несмотря за задержку вылета на два часа, даже умудрились попасть на стыковочный рейс в Стамбуле дальше в Конью. Еще больше удивило, что турки сумели перегрузить оружие за 40 минут, которые у нас остались на пересадку. Правда, таможенники в Конье были очень удивлены, когда увидели на ленте с багажом кейсы с оружием. Так, видно, спешили с перегрузкой, что забыли их об этом предупредить. Но нас уже ждали организаторы, и формальности заняли не больше 15 минут. Конья оказалась большим городом с населением более миллиона человек и очень разбросанным по площади - примерно 39 000 квадратных метров. Он по праву считается у турок одним из главных мусульманских городов - очень религиозный. За небольшим исключением все женщины в платках. В ресторанах города спиртного не продают. В городе находится известный музей одного из последователей пророка Мухаммеда, Джалаледдина Руми. Центральный отель Rixosвеликолепием не поразил, но зато еда была на высшем уровне, даже угостили пивом. Построив планы на завтра, разошлись спать. Подъем в семь утра и выезд. Дорога была хорошая - 50 км асфальта, три брусчатки, и мы в горной загороженной территории размером 5000 га. Довольно-таки большая. Нас уже ждали наши гиды и смотрители заповедника. После недолгого знакомства двинулись в путь.       Надо сказать, что на эту охоту я взял новую винтовку SurgeonRiflesScalpen.300 WinMag, которая может стрелять на 1000 м. Для меня это была первая с ней поездка. И так как опыта стрельбы из этого ружья еще не было, я сделал несколько приблизительных баллистических таблиц под имеющиеся патроны и взял их с собой. Первых баранов увидели где-то через полчаса, их было около трех десятков, но больших среди них не оказалось. Потом еще одно стадо, голов 150, но тоже без рекордов. Потом еще и еще, но тоже ничего достойного. Решили выйти и немного размяться. Стояла солнечная погода, но ветер был такой, что когда поднимаешь ногу, то ее просто сносит, да что там ногу, в некоторых местах нас и самих сносило. Я даже не знаю, какую поправку надо делать при таком ветре. Часовая прогулка пешком тоже ничего не дала, кроме просмотра еще двух десятков баранов не нашего качества. И надо сказать, что у нас создалось ощущение, что бараны ведут себя так, как будто на них постоянно охотятся. Уже за километр, увидев машину, они шустро убегают. После полудня нас повели на обед - немного маслин, хлеб и, конечно же, чай. И опять объезд территории. Видели пару больших стад, но ничего трофейного и только в конце дня на заходе солнца обнаружили двух неплохих муфлонов, но они не дали нам ни малейшего шанса, быстро исчезнув из виду. Немного удрученные, поехали обратно в гостиницу, запланировав завтра начать охоту немного пораньше и с этого же места. Вечером решили проверить местную кухню и отправились в центр города в национальный ресторан. Как раз в нем и узнали, что спиртного у них, конечно, тоже нет. Пришлось довольствоваться айраном. И очень вкусной местной едой, что-то вроде пиццы, но тонкой, как арабская лепешка, плюс различные добавки и острые специи. А еще был вкусный десерт с жареным сыром. На следующий день встали пораньше и уже в восемь часов начали охоту. Вот тут и начались наши приключения. Патроны .300 WinMagмне собирал специалист, именно для дальней стрельбы. Но, видно, партия была неудачная, или он их плохо снарядил - один развалился прямо в стволе. У меня появилось нехорошее предчувствие, и оно сбылось. Через 30 минут увидели неплохого барана. Он тут же понесся в гору, правда периодически останавливался, оглядываясь на нас. Я выскочил из машины, установил ружье, померил дистанцию - 400 метров, загнал патрон в патронник… Ан нет, не загнал! Затвор не закрывался! И пока я пробовал его туда снова загнать (даже патрон поменял), баран скрылся из вида. Причиной оказался порох, который уже попал мне в ствол, когда развалился первый патрон. Прочистив ствол, попытался вставить другой патрон, но и он прямо в магазине развалился. Ну, думаю: «Поперло». Из двадцати патронов, которые взял, примерно половина оказалась в таком состоянии. Настроение, естественно, немного подпортилось, но, выбрав три самых лучших, двинулись в погоню за муфлоном. Однако, пока мы копались с оружием, его и след простыл. Но через несколько минут наткнулись еще на одно стадо - голов в 280. Они тоже не стали нас ждать и быстро ретировались. Я, чтобы подстегнуть ситуацию, заявил нашим устроителям, что на обед поедем, только когда добудем трофей. Они согласились. Погода в этот день была великолепная, маленький ветерок, солнце и +12-15 градусов. В одной из лощин наткнулись на два огромных стада, которые также поспешили от нас убежать, но тем не менее дали немного времени на осмотр, и мы засекли вроде бы неплохого самца. Я быстро принял положение для стрельбы, определился, до него было 425 метров. Дима даже успел включить камеру. Бараны карабкались вверх по склону, и, когда наш замер на секунду, я выстрелил. Все стадо скрылось из вида, наш тоже. Говорят - чистый промах, но этого не могло быть. Мы просмотрели видеосъемку на камере, и точно, пуля ушла далеко влево.       Решили вернуться на базу проверить оружье, а запас патронов в связи с некачественной закаткой у нас, как известно, невелик. Проверка показала, что я ногой сбил барабан горизонтальной настройки на несколько щелчков, пока ездили в джипе. И так как ветра не было, я даже не подумал проверить поправки. Вот так уверенность бойцов подводит. Даже на 100 метров погрешность была 20 см - это мы установили, потратив несколько патронов из «золотого запаса». Все исправив, опять двинулись вдоль горы. Почему-то местный смотритель, который обычно ехал сзади, сейчас решил поехать первым, а так как в охоте он разбирался слабо, то, естественно, не заметил стадо баранов на ближайшем склоне, проехал. Они, правда не торопясь, стали от нас удаляться. Проводник сказал, что есть неплохой, и я лег на изготовку. Он мне показал зверя и попросил подождать, когда тот будет отдельно, чтобы не задеть остальных. Я так и сделал. Дистанция, остановка, выстрел - пробежав 70 метров, баран свалился. Вроде бы все хорошо, но оказалось, что он не очень большой. Вот так моя мечта о муфлоне на первую пятерку растаяла. Все очень расстроились, но делать нечего. Фотосессия прошла в молчании. Как только сделали несколько снимков, без обеда и чая рванули в город.             Там, чтобы сменить тему, посетили музей, несколько старинных мечетей (некоторым из них более 900 лет), мечеть и усыпальницу Мевланы и других местных святых. Здесь хранится реликвия - частичка пророка Мухаммеда, которая пахла ладаном, она была закрыта крышкой, у которой сверху дырочки, чтобы все могли понюхать. Тут была когда-то открыта одна из первых древних школ для монахов. Отсюда пошли многие мусульманские обряды, в том числе намазы. Некоторые очень оригинальны, например, общаясь с Аллахом, монахи, вращаются в течение многих (семь-восемь) часов в одну сторону, не прекращая. Нам показали такое шоу, и оно нас впечатлило. Как они так могут, не понимаю. Нашу познавательную программу решили закончить на шумном базаре, где закупились свежайшим рахат-лукумом, орешками и сухофруктами для дома. Поужинали в сопровождении музыкального национального трио с изумительными голосами, посмотрели танц-шоу и двинулись в сторону Анталии, в местечко за 150 км от Коньи. И уже где-то в час ночи были на месте. Здесь у нас произошла незапланированная смена егерей - у одного из старших заболела мама, а второй был его сын. Но уже в 6 утра у нас были новые, самые лучшие егеря фирмы-организатора. Ночлег был неплохой, бутик-отель с деревянными панелями. Очень уютно, если бы в нем еще было тепло, но так как туристов там мало в это время года, на топливе экономили. Нам дали в номер по обогревателю, а в столовой иногда топили камин. Из обслуживающего персонала было всего лишь два человека: мужчина, который говорил на немецком, поварил и исполнял всю работу по дому, и женщина, которая непонятно чем занималась. Подъем был ранний, в пять часов утра, а в шесть мы были у подножия очень красивых гор, недалеко от одной из маленьких деревушек. Здесь нас ждали восемь человек местного населения, которые уже неделю наблюдали за нашим козерогом. Их снабдили даже телефонами. Они сообщили, что козерог на месте и нам надо идти. И показали куда. «Мамочки мои, да ведь там же даже намека нет на подъем», - подумали мы с Димой, но, собрав наши пожитки, двинулись вверх. По мере подъема нам открывались тропки и проходы, которые проводники знали досконально, и в принципе он оказался не тяжелым, всего три часа. Погода стояла хорошая, солнечная, около 7 градусов тепла, но на вершине стал задувать ветерок. В этот день нас радовало все. Еловый запах леса, по которому мы проходили. Скалы, по которым ползли, журчанье ручьев, и даже ветер не расстраивал - он еще не разогнался в полную силу. Козерогов нашли там, где и предполагали. Легли, заняли позицию и стали ждать, когда из-за елок появится наш герой. Он показался, и не очень быстро. Шанс выстрелить у меня был, но Дима еще не успел поймать его в камеру. «Не беда», - подумали мы. Но как бы не так - козерог оказался таким мудрым, что ой-е-ей. Мы прождали его до двух часов дня. В течение этого времени он нам показался два-три раза на дистанциях 500, 700 метров и перевалил через гору. Он просто удивительно умел находить деревья на склоне и, прячась за ними, проходить не замеченным для нас. После обеда решили проследовать за ним, так как наши помощники, находившиеся внизу, сообщили, что он находится на другом склоне. Еще полуторачасовой переход (вымокаешь на переходах страшно, так что берите с собой запасное белье, чтобы не замерзнуть), и мы у цели. Картина повторилась почти в точности. Он не дал нам шанса даже прицелиться. Показался два раза на расстоянии 700 и 1000 метров и вернулся на склон, где мы его видели утром. К вечеру проводники обрадовали нас, сказав, что с утра у нас та же программа, только выйдем немного пораньше. Возвращение заняло два часа, но казалось почти прогулочным. Мы спускались через красивейшее ущелье. На полпути развалины какого-то дома и колодец, которые в летнее время местное население использует для выпаса овец и ночевки. От них шла чудесная горная дорога, по которой спокойно можно было передвигаться на лошадке. Очень уставшие, добрались до нашего отеля, а там нас встретили угарным газом. Как оказалось, травили не нас, просто они не умели растапливать камины. Один небольшой совет: осматривайте ваши ложа в лесу, мы нашли клещей на себе. Одного Дима, одного я. Душ с горячей водой помог нам взбодриться. Турок-немец-повар приготовил неплохой обед из баранины. Быстро перекусив и заев все нашими сладостями, легли спать. Заснули мгновенно - только коснувшись подушки головой. И уже кукареку - это местный петух будил нас в пять утра лучше любого будильника, причем еще и кукарекал гад почти без перерыва до шести утра. Быстрый завтрак, и через 30 минут мы на месте. Вся вчерашняя группа уже там и радостно сообщила, что козерог тоже на месте. Начали свой очередной подъем, ножки немного гудели после вчерашнего, но ничего, идти можно. В самом начале откололся один гид - немного приболел, поэтому его вещи распределили на всех. Кто охотился в горах, тот знает, что значат каждые лишние 100 граммов. Где-то через час нам пришлось изменить маршрут, так как по пути находились самки. Ушли немного вправо и попали в очень непростой скальный подъем. Дима назвал это охотой с элементами альпинизма. Надо честно признаться, что такого сложного подъема за мою охотничью карьеру у меня еще не было. Приходилось и ползти на карачках, и просто по отвесной скале проходить по узкому карнизу, а внизу пропасть. У тебя еще ружье или рюкзак, в общем, ощущения не из приятных. Преодолели скалы, облегченно вздохнули, и остальная часть пути показалась детским лепетом. Потом проводники признались, что немного ошиблись с дорогой, но обратного пути не было, и что мы, мол, молодцы, потому что пошли. Иначе они не знали бы, как нас спустить обратно. Козлов мы застали практически на том же месте. Наш, как всегда, скрывался в деревьях. Прождали два часа, и наконец-то он показался метров в четырехстах. Мы уже были готовы, и я быстро выстрелил - все стадо в секунду исчезло из вида. Я понял, что допустил чистый промах - забыл сделать поправку на ветер, а он к этому времени уже достигал 20 метров в секунду. Расстроился ужасно, но проводники не раскисли, а все дружно с биноклями и телескопами перебежали на другой склон и стали наблюдать за противоположными горами. Там, по их мнению, должны были появиться наши козероги. И где-то минут через 40 мы их действительно увидели, но как же далеко… В телескоп они выглядели просто маленькими букашками на фоне горы. Проводники спокойно развели костер и стали перекусывать, оставив одного человека наблюдать за козерогами. Я спросил, какой у нас план. Они ответили, что если козероги пойдут вверх, то перевалят через гору, и тогда идем домой, а если останутся на той высоте, на которой находятся, то будем вырабатывать план. Перекусив чем Бог послал (маслины, хлеб, сыр, тунец в банках), продолжили наблюдение за козерогами, и уже через 40 минут стало понятно, что нам повезло - они остались на той же высоте и передвигаются не спеша по склону влево. При этом кормятся, что говорит о том, что после выстрела они уже успокоились. Тут же у проводников созрел план. Нужно быстренько пробежать около 5 км вверх-вниз по горам (два с половиной часа) и зайти им спереди. Мы с Димой переглянулись – веселенькая перспектива, но делать нечего, сам накосячил, надо исправлять. Описывать наши мучения долго не буду, но были и снег, и ручьи, и завалы. В общем, все как в горах. В конце еще ветер чуть нас не предал, стал дуть прямо в сторону козлов. Были близки к провалу, но решили проблему. Решили зайти на гору и подняться выше, чтобы ветер шел выше козлов, что нам и удалось. Вышли прямо на них через ущелье, и вот дистанция 400 м. Все стадо в сборе, а наш красавец еще и лежит под деревом, отдыхает. Я грешным делом, хоть и знаю, что в лежачих зверей стрелять не принято, не удержался - так он меня уже замучил своим поведением. Попал в цель, но немного сдуло вправо, и попадание, видимо, пришлось по животу. Козерог отбежал десять метров и встал. Выстрелил еще раз (при сильном порыве) и перебил две задние ноги. Козел залег. Все проводники прыгали и радовались, как дети. Обнимались и со мной и с Димой. У меня самого было ликование в душе. Я сделал это! Потом они попросили добрать его и выставили даже свои видеокамеры (как оказалось, у гидов они есть всегда с собой для отчетности перед начальством). А у меня осталось всего два патрона, и надо было не оплошать. Собрав всю волю в кулак, тщательно прицелился, выстрелил - и козел очень красиво рухнул вниз. Вершины гор еще раз огласились радостными криками. Чувства переполняли всех. Дима сказал, что это одна из самых интересных и сложных охот в его жизни. Я подтвердил, что для меня она тоже была нелегкой, но очень интересной и увлекательной. Потом спустились вниз, и трое проводников пошли доставать козла. Мы развели с Димой и главным проводником Джегаром костер и перекусили. Вскоре послышались радостные крики, и мы пошли навстречу. Козел оказался очень неплохим - 134 см (а обещали 142), трудовым - а это одна из самых главных причин, по которой запоминаешь свой трофей. Фотосессия, причем больше снимались с козлом егеря, чем мы. Они снимали и на камеру, и на телефоны, и фотоаппараты. Пока этим занимались, к нам в гости спустился вечер, но какой, с дождем и снегом. Егеря как можно быстрее разделали тушу и даже попытались утащить ее целиком, но, слава Богу, не хватило рук, и они подвесили ее до завтрашнего утра на дереве. Наконец выдвинулись в сторону дома, дорога, надо сказать, была ужасной. Камни намокли, снег, дождь, да еще полная темнота, хорошо хоть были фонарики, а у кого не было, подсвечивали себе путь телефонами. Кто бывал в горах, знает, что такое ночной спуск в таких погодных условиях. Хоть было и тяжело, но на душе очень радостно. За счет этого возвращение не оказалось утомительным. Через два часа мы оказались на лесной стоянке и в заброшенном шалаше нашли костер и еще двух проводников. Они нас ждали, чтобы помочь. Нас попоили чаем, и, немного обогревшись, двинулись в сторону дома, что заняло еще два часа. Но дорога была уже знакомой по вчерашнему дню и довольно-таки удобной. Вскоре были на месте, где нас встречала оставшаяся группа проводников. Опять поздравления, у нас завалялась бутылочка водки, и, по русской традиции, обмыли трофей вместе с нашими новыми друзьями. Потом была раздача чаевых. Без них они дальше работать не будут и, если ты о них забудешь, обязательно напомнят. Но надо признать, что отрабатывают они их на все 100 процентов.    Вернувшись в отель, быстро залезли под теплый душ. После такого зимнего похода это было просто счастье. Слава Богу, успели домыться, так как непогода усилилась, молнии стали блистать все чаще, и одна ударила совсем рядом. Отключился свет, так что ужинали уже при свечах, что было довольно-таки романтично. Поблагодарив радушных хозяев, в 23.00 выехали в Анталию. До нее было почти 140 км, а у нас с утра рейс на Москву. Дорога дня нас прошла незаметно - проспали, но водителю пришлось очень тяжело, ночь, сильный дождь со снегом, гололед. А наутро, вы не поверите, открыли шторы на окнах, а на улице светило яркое солнышко, в небе ни облачка, бирюзовое море, полный штиль, и еще корабли по морю ходят. После вчерашнего – разительный контраст. Вот она, охота - такая штука!
23.12.2014
Олег Андреев
Горные горизонты науки

Горные горизонты науки

Во время одной из горных охот в Киргизии я стал невольным участником научной экспедиции, так как на меня было оформлено разрешение на научный отстрел аргали в целях сбора генного материала. Сопровождали меня ученые Киргизской Академии Наук, грамотные и увлеченные профессионалы. На протяжении многих лет они ведут учет численности и изучение популяции аргали и других диких животных на территории Киргизии. Я был удивлен тем обстоятельством, что все пробы геноматериала киргизские ученые направляют для анализа и сравнения в США, так как именно там сформирован максимально полный банк геноматериала диких копытных животных. На протяжении многих лет крупнейшие охотничьи ассоциации Нового света, такие как Safari Club International и Grand Slam Club OVIS инициировали различные научные экспедиции и программы по изучению диких копытных по всему миру. Результатом их работы стали достоверные данные по численности популяций животных, банк ДНК (главная молекула генома) горных копытных всей планеты. Такой грамотный, научный подход к изучению животного мира, вызывает уважение и заставляет задуматься о состоянии дел у нас в России. Когда-то академик Николай Вавилов создавал банк сельскохозяйственных растений, собранных в самых разных странах мира. Позже ученые стали создавать банки одноклеточных организмов, вирусов. Сегодня, когда есть возможность анализировать и сравнивать состав митохондриальных или ядерных ДНК, очень важно иметь банк данных, которые позволят определенно становить принадлежность чем-то похожих многоклеточных животных к одному вид или роду. При формировании идеологии «Клуба горных охотников» инициативная группа сочла необходимым в качестве приоритетного направления деятельности поставить вопрос поддержки различных научных программ. И, несмотря на то, что работа над уставом клуба и его регистрация еще не завершилась, мы уже обратились в Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской Академии Наук с предложением разработать совместную программу по изучению диких копытных животных. По целому ряду причин пилотным проектом станет исследование молекулярно-генетической изменчивости горных козлов (туров) Кавказа (Capra caucasica, C. cylindricornis, C. aegagrus). Во-первых, тур – эндемик, уникальное животное, обитающее только в этом горном массиве и формирующее устойчивые популяции от Кубани на северо-западе до Азербайджана на юго-востоке. Во-вторых, по причинам военных конфликтов там уже давно не проводились научные экспедиции, и потому крайне недостаточно информации, основанной на изучении генов. Североамериканский Клуб горных охотников Ovis выделил среднекавказский подвид в качестве отдельного охотничьего вида. Сделано это по двум причинам. Первая: включение в список новых подвидов или популяций животных создает условия для активизации охотничьего туризма. Охотник-трофейщик, ведомый страстью коллекционирования, с удовольствием отправляется в новые для него регионы охоты в надежде добыть зачетный трофей. Вторая: те, кто охотился на среднем Кавказе, в Карачаево-Черкесии в частности, знают, что действительно на границе двух популяций встречаются особи с нехарактерными трофеями, которые внешне отличаются от дагестанского и кубанского туров. Российский «Клуб горных охотников» решил выступить с инициативой разработки научной программы, цель которой состоит в оценке генетического разнообразия популяций горных козлов на Кавказе (Capra caucasica, C. cylindricornis, C. aegagrus), что позволит приблизиться к решению вопроса систематики этих животных. Но и ограничиваться только этими исследованиями было бы неразумно. Сегодня количество российских охотников, посещающих многочисленные регионы мира ради охоты на горных копытных животных, значительно возросло. Вместе мы вполне в состоянии оказать содействие российской науке в создании максимально возможного молекулярно-генетического банка данных для их последующего анализа, изучения, систематизации и учета. Это крайне важно и для будущих поколений. По понятным причинам ни одно научное учреждение сегодня не в состоянии организовать аналогичные экспедиции самостоятельно, но при взаимодействии с крупнейшими компаниями-аутфиттерами и непосредственно с самими охотниками ученые справятся с такой задачей. За короткий промежуток времени эту идею поддержали такие компании, как «Профи Хант», «Сафари и Экспедиции», а также охотники-горники, разлетающиеся в разгаре сезона в различные уголки земного шара за своими заветными трофеями. Призываю и вас, уважаемые читатели, присоединиться к инициативе «Клуба горных охотников» и внести свой вклад в дело изучения диких копытных охотничьих животных. Ниже представлена несложная инструкция по отбору тканей для исследования генофонда копытных. 1. Лезвие ножа для взятия пробы промыть чистой водой и протереть спиртом или водкой 2. После этого до лезвия не дотрагиваться руками и не касаться им других предметов 3. Сделать надрез наружных слоев мышц туши животного, шеи, головы или языка и вырезать изнутри кусочек мышечной ткани размером с горошину (1-3 грамма). 4. Ножом, не касаясь пробы руками, положить в пробирку со спиртом. 5. Пробирку закрыть и прикрепить бумагу со следующими данными: -  Вид животного (животных) -  Дата отстрела -  Муниципальный район и субъект федерации для России и максимально подробное описание для других стран - Пол и возраст животного (животных) - ФИО взявшего пробы - При наличии возможности – GPS/Голонасс координату места добывания 6. Сделать фотографии трофея с разных сторон 7. Произвести измерения трофея По вопросам получения расходных пробирок для хранения биоматериала, а также получения инструкций по месту его доставки можно обращаться к куратору направления в «Клубе горных охотников» Гомонову Александру по тел.+79151357635. А журнал «Сафари», я уверен, выражая благодарность со стороны начного сообщества, будет публиковать на своих страницах имена и фамилии охотников, поддержавших эту инициативу и внесших вклад в формирование российского молекулярно-генетического банка диких охотничьих животных.
17.12.2014
Впервые на Крыше Мира

Впервые на Крыше Мира

Я смотрел на фотографию и едва покачивал из стороны в сторону головой. Не потому, что не верил в то, что видел на снимке, а потому, что от увиденного у меня буквально перехватило дыхание и не было сил произнести сакраментальное: «Нииии-чего себе!..». На фотографии был изображен баран Марко Поло с рогами в 182 сантиметра. Не берусь судить о том, какое впечатление эта цифра произведет на того, кто не болен горными охотами. Скорее всего, не особо удивит. Другое дело – те, кто знает, что действующий рекорд мира, который с невероятным трудом и в результате множества охот, проведенных в горах Таджикистана и Киргизии, смог вырвать у судьбы знаменитый американский охотник иранского происхождения Хусейн Голабчи, достигает размера 178 см. Я оторвал глаза от снимка и, посмотрев на его автора, Юрия Матисона, снова с улыбкой покачал головой – не нужно было ничего говорить, все было понятно без слов. Юрий, хорошо известный среди охотников на горных баранов как DoctorPoli, сидел напротив меня в базовом лагере у озера Каракуль и, как обычно, по-доброму улыбался. Сразу скажу, что человек он очень интересный, незаурядный. Я много передвигаюсь по миру, охочусь в разных регионах и странах, встречал на своем пути много хороших людей, много охотников – талантливых и не очень, но Юрий произвел на меня неизгладимое впечатление. Хотя журнал «Сафари» уже подробно рассказывал о нем (№ 3/2000), но было это достаточно давно, и потому не грех кое-что повторить. С конца 80-х годов Юра занимается охотой на Памире и в совсем непростых условиях местного менталитета и всеобщего бардака сумел добиться колоссальных успехов в вопросе организации и проведения охот для клиентов из разных стран. Кто-то его считает матерым браконьером, кто-то отдает должное его организаторским способностям, но можно сказать уверенно: в Таджикистане Юрий Матисон – это бренд. Его знают все аутфиттеры, которые направляют своих клиентов в Таджикистан, ну, и конечно, его имя разносится через уста сотен, а, может быть, и тысяч охотников, побывавших в этих суровых местах за многие годы. Юрий вместе с родителями жил в Ташкенте, где и увлекся горными охотами, потом поступил в Ленинградский медицинский институт и по его окончании добровольно распределился в Таджикистан. Имея базовое образование нейрохирурга, из-за нехватки профессиональных кадров он овладел и многими другими медицинскими специальностями. Но главной его любовью были и остаются горы Памира и увлекательная охота в этом регионе. Прошли годы, развалился Советский Союз, но Матисон на протяжении более двадцати лет душой и телом остался памирцем. В среднем он проводит в горах по шесть-семь месяцев в году, организуя замечательные охоты на различных горных зверей. Он создал развернутую по всей стране сеть лагерей, сумел собрать большую группу профессиональных проводников, многие из которых работают с ним уже более двух десятков лет. Сам Юрий, по натуре, человек очень скромный и спокойный. Без спешки и дерганья он как-то умудряется решать многочисленные проблемы, связанные с местной нестабильностью, утрясать вопросы и с властью, и с хапугами всех мастей. Уверен, что именно его уравновешенный характер как раз и помогает находить трезвое, рациональное решение в этих непростых условиях. В свои 53 года он находится в замечательной форме, совершает длительные индивидуальные переходы в поисках самых крупных архаров Марко Поло. Изображенного на снимках барана с рогами длиной 182 сантиметра добыл как раз Юрий. На мой вопрос, почему он не заявил этот трофей, как рекордный, Юрий ответил, что ему это не нужно, он начисто лишен подобных амбиций. Но лично мне кажется, что дело здесь в другом. В списке десяти лучших трофеев барана Марко Поло, шесть, включая мировой рекорд, добыты Хусейном Голабчи. О нем, кстати, тоже достаточно подробно рассказывал журнал «Сафари» (№ 4/2000). Хусейн (для друзей – Суди) за многие годы охоты в этих местах (а бывало, когда он прилетал по два-три раза в год) стал настоящим другом Юры. Сейчас ему 74 года, и я думаю, что Юрий просто не хочет расстраивать своего приятеля, потеснив его с первого места. Это очень благородно с его стороны. Но добытый Матисоном баран, безусловно, является уникальным. И вот теперь Юрий оказался организатором нашей охоты в Таджикистане. В экспедицию сюда я собирался давно и с большим желанием. Во-первых, конечно же, хотелось добыть представителя самого трофейного барана на земле. Во-вторых, каждая горная охота для меня всегда долгожданна, а на Памире я к тому же еще и не охотился. В-третьих, запланирована она была более чем за год, и наступившее время вылета воспринималось с особым чувством. В-четвертых, я активно подбираюсь к рубежу в 12 баранов, чтобы получить престижный приз ассоциации Ovis«Супер Шлем», и время барана Марко Поло пришло…   Итак, на Крыше Мира Самолет авиакомпании «Сибирь» доставил нас с Сергеем Успенским в Киргизский город Ош, откуда вертолетом мы вылетели в Таджикистан, в район озера Каракуль. Наш базовый лагерь располагался на высоте 4200 метров над уровнем моря, на берегу горного соленого озера. Вполне приличное жилье с теплыми батареями и туалетом создавало необычный для высокогорья уют. Прежде всего базовый лагерь служит для адаптации – к недостатку кислорода и пониженному давлению необходимо привыкнуть, иначе охота превратится в пытку. У нас на привыкание ушли целые сутки, после чего мы с Сергеем разъехались в очередной раз испытать охотничье счастье в разные стороны – в заранее разведанные ущелья, где были замечены крупные самцы баранов. Юрий поехал со мной. За рулем нашего тюнингованного УАЗика сидел его ближайший соратник, мой тезка, памирец Эдик. Почти четыре часа я любовался из окна автомобиля величественными горными пейзажами, и потом еще два часа мы шли пешком, пока не добрались до конца ущелья, где разбили временный лагерь. Я быстро поставил свою проверенную одноместную палатку и достал новый спальник, рассчитанный на -20 градусов. Все-таки был уже ноябрь, и ночная температура достигала -18 градусов. Должен сказать, что спальник выдержал испытание, и я вполне комфортно проспал всю ночь. Утром в сопровождении еще трех человек мы вышли в горы, поднимаясь по ущелью к снежникам. Сначала заметили группу горных козлов, численностью до двух десятков голов. Среди них были вполне трофейные, и я решил попытаться взять одного из них. Подойти с подветренной стороны удалось на дистанцию чуть более сотни метров, и первый же выстрел стал роковым для неплохого козерога. Кстати, второго выстрела я бы и не смог сделать – раздутая гильза осталась в патроннике, и справиться с ней удалось далеко не сразу. В это самое время Юрий, который ушел вперед на поиск баранов, сообщил по рации, что видит большую группу, среди которой есть несколько трофейных самцов. Ребята пасли эту группу с июня месяца, периодически проверяя, не разогнали ли ее волки. Одного волка мы, кстати, заметили во время перехода в русле реки. Юрий дал нам направление движения, и начался долгий, изнурительный подъем. По пути на глаза попадались самки и самцы горных козлов, но ветер был благоприятен, и они не мешали нашему продвижению к баранам. Мы шли, шли и шли, все чаще отдыхая по несколько минут. И только на высоте 4800 метров увидели наконец группу дремлющих после кормежки рогачей в количестве не менее двадцати голов. Но располагалась эта группа почти на километровом расстоянии от нас. Сократить его не было никакой возможности – между нами паслись самки баранов, которые обязательно спугнули бы своих «кавалеров», заметив людей. Оставалось только одно – ждать. Внизу в долине показались еще несколько групп баранов, мирно пасущихся на заснеженных склонах. Прошло около часа, прежде чем появилась возможность приблизиться к рогачам после ухода самок. Тронулись в путь, но тут горы надумали преподнести свой обычный сюрприз – воздух постепенно разогрелся, и его потоки начали менять направление на весьма для нас неблагоприятное. Удалось подползти лишь на 550 метров. Кто как стреляет в горах. Некоторые полагают, что следует подобраться к потенциальному трофею не далее, как на сотню шагов. Другие готовы стрелять на большие дистанции, но определяют для себя критическое расстояние, за которым вероятность образования подранка достаточно велика. Для меня приемлемы выстрелы на значительные расстояния, и полкилометра – это далеко не предел. Конечно, смущал тот факт, что стрелять приходилось из чужого ружья, но предварительный контрольный отстрел показал вполне удовлетворительные результаты. Я постарался удобно лечь, используя складки местности и специально подложенные под локти камни. Правда и у меня есть свое табу. Я не стреляю по лежачим баранам. Причин тому несколько, и как-нибудь в другой раз назову их. А теперь стал молча ожидать, когда звери начнут подниматься на вечернее кормление. Пролежать практически без движения пришлось около полутора часов, и тело реально стало подмерзать. Время уже перевалило за пять часов вечера, а бараны все не вставали. Зато у меня было достаточно возможности разглядеть будущий трофей. Он явно выделялся в группе, хотя видел я его только со спины. Юра, находившийся где-то внизу, в долине, отсматривал баранов в телескопическую трубу и тоже отметил именно этого самца. Наконец животные стали по одному подниматься. Но тот, что лежал ко мне спиной, явно никуда не спешил. В скором времени стояли уже все бараны, и они несомненно ждали, когда поднимется «мой». Это был явный лидер, который величественно продолжал отдыхать, не взирая на готовность стада к движению. Выдержав солидную паузу, встал наконец и он. Несколько секунд понадобилось на то, чтобы зверь принял удобное для меня положение, и грохот выстрела разорвал безмолвную тишину долины. «Аксакал» рухнул и прокатился вниз по камням, сделав несколько оборотов. Бараны известны своей крепостью на рану, и этот не стал исключением. Он довольно быстро поднялся и, с каждым шагом теряя силы, стал медленно подниматься вверх. Прошло несколько мгновений, и рогач скрылся за камнями… Юре было хорошо видно, что подранок уже не жилец, но зверю все-таки хватило сил подняться на самый хребет и там затеряться среди сородичей. Светлого времени на штурм высоты, увы, не оставалось, нужно было двигаться вниз, отложив поиски на завтра. На спуск ушло около двух часов, и последние сорок минут мы шли в полной темноте. В лагере Юрий принял решение: два проводника остаются здесь, чтобы с утра начать поиск в ущелье, а мы возвращаемся в базовый лагерь и утром выдвинемся в сторону противоположного ущелья на случай, если раненый баран перевалил через хребет. Я был уверен, что подранок, которого не стали сразу преследовать, вскорости дойдет. И даже не сомневался в том, что он не перевалит за хребет и будет найден недалеко от места стрела. Поведение раненых баранов стандартно – они пытаются максимально подняться, уходя от преследования, и спокойно отлежаться. Подранку нет смысла переваливать через хребет и спускаться вниз, он будет отсиживаться наверху. А учитывая огромную кровопотерю и холод, он должен был лечь быстро и быстро дойти. Но при всей уверенности в таком исходе настаивать я на своем не стал. На следующий день все получилось так, как я и предполагал, уже около 7.30 утра проводники вышли по спутниковому телефону на связь и сообщили, что баран дошел и скатился почти до самого низа ущелья. Трофей оказался вполне достойным – 156 см. Разумеется, это не 182, но замечу, что всего десять с небольшим лет назад Юра рассказывал о том, как они с Галобчи добыли исключительный экземпляр – почти 168 см, но из-за бурана, в котором едва не погибли, пришлось рога бросить. Тогда Юра сказал: «Я думаю, такого архара не скоро кому-то еще удастся взять». Пусть сегодня мой трофей барана Марко Поло не рекордный, но весьма неплохой, и главное, что он приблизил меня еще на один шаг к «шлему». На мой взгляд, охота оказалась очень удачной – в один день удалось добыть два трофея! К слову сказать, у Сергея охота тоже удалась – он взял барана с рогами около 153 см. В лагере мы узнали о том, что в очередной раз прилетел Хусейн Голабчи, но находился он в другом месте, ближе к китайской границе. Жаль, хотелось бы еще раз с ним увидеться и поговорить. Дело в том, что впервые я встретился с ним в августе 2007 года в салоне самолета, следовавшего рейсом Москва – Петропавловск-Камчатский. Тогда я еще не знал, кто такой Галобчи, но, поняв, что мы оба летим на охоту, с удовольствием поговорили об этом. Охотники всего мира – это отдельная национальность. Им всегда есть о чем и ком поговорить, многие знают или слышали друг о друге и готовы оказать помощь в сложную минуту. Со времени той нашей встречи многое изменилось и в моей охотничьей биографии, значительно изменился и круг охотников, с кем посчастливилось познакомиться. Честно говоря, я горжусь этим. Непросто войти в элитарный клуб горных охотников. Кстати в базовом лагере я встретил трех французов, один из которых меня узнал, так как являлся членом французской делегации CICи близко знаком с моим другом Бернаром Лозе. Вот как тесен охотничий мир. Еще раз хочу вспомнить теплым словом Юру Матисона и его команду, отметить оказанный нам хороший прием. Я решил приехать в Таджикистан вновь, чтобы поохотиться на еще один замечательный трофей, обитающий в этих горах. Даст Бог, когда-нибудь и о нем также расскажу на страницах «Сафари».
10.12.2014
Радиоактивный свет и кое-что из биохимии

Радиоактивный свет и кое-что из биохимии

Источник энергии на Земле, к сожалению, опасен нашему брату не только последствиями солнечного удара. Солнечный свет, или правильнее сказать солнечная радиация (не путать с ионизирующим излучением) – это электромагнитное и корпускулярное излучение Солнца. Сначала о «загадочном» корпускулярном. Это та часть солнечной радиации, которая сформирована в основном протонами и электронами, высвобождающимися в результате вспышек на солнце. Эти частицы больших энергий формируют космические лучи, которые в свою очередь, взаимодействуя с магнитосферой Земли, создают всем известные магнитные бури. Воздействие их на человека до конца не изучено, во время этих бурь гипертоники обычно чувствуют себя хуже, у них появляется головная боль, усталость, повышается давление. Сегодня ученые научились давать точные прогнозы по магнитным бурям, и люди метеозависимые могут заранее узнавать о вспышках на солнце. Что касается электромагнитного излучения, то действует оно на всех без разбора тремя способами: – непосредственно солнечными лучами; – рассеянной солнечной радиацией (из-за прохождения солнечных лучей сквозь земную атмосферу, отражения от облаков); – солнечной радиацией, отраженной от земной поверхности. В спектре солнечного света условно выделяют три основных компонента – инфракрасное излучение, видимый белый свет и ультрафиолет. Ультрафиолетовый спектр, как известно многим, убийственен для живых организмов – все зависит от величины организма и дозы облучения. Именно он создает основную опасность для человеческого организма, так как именно его пагубное воздействие сильнее всего. Злоупотребление солнечными ваннами может вызвать и ожог, и злокачественную меланому – рак кожи. Мощность излучения ультрафиолета различна и зависит, во-первых, от географии: чем ближе к экватору, тем она больше ввиду меньшего расстояния до Земли при прохождении через атмосферу, являющуюся естественным «светофильтром». Во-вторых, от времени года – из-за изменения орбиты при движении Земли вокруг Солнца и наличия снежных покровов (отражающих до 70 %УФ). В третьих, от времени суток. Если солнце находится в зените, то его лучи проходят самый короткий путь к Земле через атмосферу. При высоте стояния солнца 30° этот путь увеличивается вдвое, а при заходе солнца он длиннее в 35,4 раза, чем при отвесном падении лучей. В-четвертых, от состояния облачности. И, наконец, от высоты облучаемого объекта над уровнем моря. Проходя через атмосферу (в том числе и пресловутый озоновый слой), а особенно через нижние ее слои, содержащие во взвешенном состоянии частицы пыли, дыма и водяных паров, солнечные лучи в определенной мере поглощаются и рассеиваются. Поэтому, чем больше путь этих лучей через атмосферу, чем больше она загрязнена, тем меньше интенсивность солнечной радиации. Высокогорье – это зона высокой интенсивности солнечного света и активности ультрафиолета. На больших высотах яркий солнечный свет может вызвать ожоги первой и второй степени. Ультрафиолет ответственен за раздражение кожи, ее покраснение, появление пузырей. Как результат – дискомфорт, боли и довольно ощутимые, а при неправильной обработке – заражение крови и прочие неприятные последствия. Охотники конечно не разгуливают в стрингах на трех тысячах, но не стоит забывать про незащищенные участки – кожу лица и рук. Самая простая профилактика – это солнцезащитный крем. И чем больше его солнцезащитный фактор (SPF) – обычно двузначная цифра не менее 30 – тем лучше.   Еще одна напасть – это офтальмия, или ожог конъюнктивы и роговой оболочки глаза ультрафиолетовыми лучами, отраженными от снега, льда или поверхности воды. Практически весь охотничий сезон в горах мы находимся в зоне риска, высокое количество УФ в высокогорном солнечном спектре, многократно отражаясь от снега, может за несколько минут вызвать ожог роговицы, а при более длительном времени и повреждение сетчатки глаза. Устройство глазного яблока позволяет уменьшать количество поступающего света, благодаря сужению зрачка, но, тем не менее, риск офтальмии существует. Особенную опасность представляет облачная погода. Ультрафиолет имеет способность практически беспрепятственно проходить через облака, а ввиду того, что в пасмурную погоду уменьшается контрастность и неровности рельефа смазываются, зрение напрягается, и зрачок широко открывается для получения более яркой картинки. В это самое время вездесущее ультрафиолетовое излучение и наносит ожог. Основные симптомы снежной слепоты такие: слезливость глаз, опухоль конъюнктивы, покраснение белков глаз, ощущения «песка» в глазах, размытость изображения вплоть до полной его потери. В истории альпинизма зафиксировано немало трагических случаев из-за потери зрения. Проблема эта остро существовала с момента появления человечества и самыми древними средствами профилактики офтальмии были деревянные дощечки с прорезями для глаз, кожаные повязки с отверстиями и прочее. Сегодня с этим прекрасно справляются солнцезащитные очки, которые могут существенно различаться по степени защиты глаз от ультрафиолета. Очки без защиты от УФ только усугубят ситуацию, поскольку темные стекла вызывают расширение зрачка, что заканчивается УФ-ожогом. Кстати, линзы у очков не обязательно должны быть темные, бесцветные стекла тоже защищают от УФ. Я пользуюсь очками с дополнительным поляризационным покрытием, которые убирают блики и отражения. Предпочитаю окраску стекол теплых тонов (оранжевый, коричневый), поскольку они дают более контрастную картинку. «Солнце необходимо всем нам, но его избыток может быть опасен – и даже смертелен, – совершенно справедливо замечает директор Департамента ВОЗ по общественному здравоохранению и окружающей среде Мария Нейра. – К счастью, болезни, возникающие от воздействия ультрафиолета, в частности, злокачественная меланома и другие разновидности рака кожи, ожоги глаз практически на 100% можно предотвратить при использовании необходимых мер защиты». Итак, все, о чем рассказывалось выше, коротко: 1) используйте солнцезащитный крем для кожи, рекомендую не меньше SPF, особенно если вы «белокожий». 2) в высокогорье, особенно когда лежит снег, носите хорошие солнцезащитные очки, в том числе в пасмурную погоду! Немного о биохимии и биофизике Горным охотникам известны слезы и отчаяние, вызванное невероятными усилиями, без которых не обойтись в горах (кстати, по опыту, самый сложный этап, как правило, связан с «выносом тела» – добытой дичи). Как же реагирует наш организм на нагрузку в горах? Для ответа на этот вопрос придется опять погрузиться в мир физиологии, биохимии и биофизики человека. Источников энергии в нашем организме несколько, их можно условно разделить на – турбо-реактивные, представленные молекулами аденозинтрифосфата (АТФ), – реактивные, состоящие из креатинфосфата, – быстрые, представленные гликогеном (полисахарид, образованный остатками глюкозы), – медленные – жиры. АТФ – мощнейший источник энергии, дающий максимальное усиление на несколько секунд. Например, при рывке штангиста. Запас АТФ мгновенно заканчивается, и в клетках начинается синтез новых молекул из креатинфосфата, энергии от которого хватает на спринтерский рывок 7-8 секунд. Далее мощность организма падает и начинается анаэробный (бескислородный) метаболизм гликогена, запасы которого хранятся у человека в печени и мышцах. Энергии гликогена хватит еще на час. Побочным продуктом синтеза является молочная кислота, которая, как говорят, «забивает» мышцы, в них появляются болевые ощущения. Для вывода ее из организма опять потребуется кислород, энергия гликогена – это энергия кислородного аванса. Жиры являются самым медленным источником энергии. Для их переработки в «тепло» требуются значительные(!) количества кислорода, которыми, как известно, высокогорье не отличается. В свою очередь и мышечные волокна делятся на быстрые и медленные, которые работают (сокращаются) в соответствии с названиями. Быстрые мышцы требуют бескислородного метаболизма и, соответственно, быстрых источников энергии. Медленные более выносливые и используют продукты кислородного синтеза. У обычного городского жителя пропорции мышц приблизительно равные, но у натренированных людей, например, спортсменов-лыжников, доля медленных мышц доходит до 90 %. То есть, у нас с вами при условии системных интенсивных тренировок продолжительностью более сорока минут есть все шансы увеличить количество медленных мышц, без которых в горах нечего делать. Правда, следует заметить, что эта теория имеет противников, считающих, что спринтер ты или стайер – все это заложено генетически. Думаю, «правда где-то посередине». Откуда же в организм поступает эта энергия? Креатинфосфат, дающий АТФ, это продукт белковой группы (хотите быть сильным – ешьте мясо!). Гликоген – это углеводная производная (хотите быть крепким – ешьте углеводы!). Жиры нужны как растительного так и животного происхождения, выносливость без них невозможна! Соотношение по весу в рационе питания для любителей гор должно быть такое: 1часть белка, 1 часть жиров, 4 части углеводов. Классическое соотношение продуктов в рационе 1-1,5-4,4, но в горах рекомендуют употреблять больше углеводов, дающих анаэробный гликоген – отличное топливо при взрывных нагрузках. Дополнительным регулятором активности в нашем организме выступает гормон адреналин. Выделяемый в кровь, он увеличивает частоту сердцебиения, глубину вдоха, кровь переправляется к мышцам, в теле появляется легкость и даже эйфория. На охоте это особенно сильно проявляется при визуальном контакте с дичью. В адреналиновом возбуждении охотник может промазать по крупному зверю с нескольких метров, а трофейщики нередко просят сделать выстрел гида, будучи не в состоянии справиться с тремором рук. Не знаю, как кого, меня адреналин мощно стимулирует. Увидишь на дальнем горизонте точку – и побежал... Часто от неспособности реально оценить свои силы и последствия подобных бросков случаются проблемы, потеря сил и желания возвращаться, блукания по угодьям, досадные промахи и так далее. С опытом это проходит (особенно к концу сезона), появляется несвойственная охотникам рассудительность... В конце концов, высокогорный дефицит кислорода, перегрузка мышц, расход кальция при их сокращении, истощившиеся запасы гликогена, медленный синтез энергии из жира вызывают усталость. За этим словом кроется неспособность мышц поддерживать КПД при серии повторяющихся движений. Спасение одно – тренировки. Они отодвигают усталость путем улучшения энергопроизводства, увеличением объема сердечной мышцы, количества эритроцитов, повышением энергии и силы мышц, накоплением дополнительного гликогена и др. Как ни печально, результаты тренировок очень недолговечны – без них все ваша «физика» быстро опустится до средней нормы за пару недель. Плюс ко всему генетики выявили прямую зависимость общих физических возможностей на геном уровне. Наличие определенного гена типа I дает обладателю больше силы. Исследование генома у группы новобранцев выявило, что воины с геном этого типа в 11 раз дольше удерживают тяжелый груз, чем испытуемые с геном D. Проявилась эта особенность после тренировочного цикла. Кстати, альпинисты, поднимающиеся  на высоты за 7000 м без кислорода, тоже несут в себе этот ген. Не знаю, как вы, но у себя в крови гена I не чувствую. Генами определяется и количество преобладающих быстрых или медленных мышц, другими словами – стайер вы или спринтер. Вот тут мне очевидно подфартило. Выносливость в горной охоте – ключевой фактор, определяющий успех экспедиции. Она, в свою очередь, зависит от антропометрических параметров горного охотника. Чем он крупнее, тем ему труднее, даже если процент жира невысок и он обладает фигурой атлета. Дело в том, что сила мышц пропорциональна квадрату сечения, а масса при этом увеличивается в кубе. Поэтому почти все великие восходители имели сухощавую, жилистую конституцию. Что же тогда толкает нас на все лишения и сложности, что заставляет рисковать, подвергая свой организм стрессу и порой нечеловеческим нагрузкам? И на этот вопрос есть ответ у физиологов, даже нематериальное удовлетворение от новых «покоренных вершин» имеет научное объяснение. Дело в том что, во время физических нагрузок в нашу кровь выбрасываются эндорфины (эндогенные морфины, или «гормоны счастья»), они воздействуют на рецепторы так же как морфины: улучшают настроение, кристаллизуют мысли, улучшают самочувствие, хотя основное предназначение этого гормона – обезболивание. Так что, если вы подустали от реалий окружающего мира, выйдите во двор и почистите его от снега, эндорфины поднимут настроение, и вы ощутите себя молодцом. Существует даже термин «тренировочная эйфория», в нашем случае – горная. К ней можно пристраститься, и тогда вынужденный отказ от нагрузок вызовет беспокойство и раздражение. От себя добавлю, что на высоте 3000 метров смесь адреналина и эндорфина при добыче желанного трудового трофея абсолютно ни с чем не сравнима! Думаю, человек в этот момент находится в состоянии абсолютного счастья. Коротко по теме: 1) источники энергии в организме разнообразны и возобновляемы; мы получаем ее из пищи – жиры, углеводы и белки дают разные компоненты для нашей энергетической системы 2) повысить порог усталости помогут систематические тренировки 3) адреналин и эндорфин не опасны для вашего здоровья, а где-то даже и полезны.
12.11.2014
Али Алиев
Горы и оружие

Горы и оружие

Среди безбрежного моря возможного есть сравнительно небольшой островок оптимального оружия, максимально соответствующего «тактике боя с горными копытными». Карабин Понятно, что винтовка для горных охот должна быть нетяжелой, но точной. Пожалуй, из многотиражных инструментов наиболее привлекательны многозарядные винтовки американской компании Кристенсен армс (Christensen Arms). Ее основные преимущества связаны с применением углепластика в производстве стволов. Внутри ствола находится стальной леер из лучшей американской ствольной нержавеющей стали – 416 R, а сверху он усилен углепластиком. Устроенный таким образом ствол имеет на 25% большую живучесть (настрел) по сравнению с цельнометаллическим стволом. Кроме того, благодаря высокой прочности и малому коэффициенту теплового расширения стволы даже при умеренной длине (550-650 мм) обеспечивают кучность в половину угловой минуты. Вся винтовка собрана из лучших агрегатов: затворная группа Remington 700, спусковой механизм компании Jewel, имеющий регулировку натяжения спуска в широких пределах. Винтовки имеют несъемный магазин емкостью три патрона. Как опция возможно оснащение шнеллером. Еще одной важной особенностью этих карабинов является легкая карбоновая ложа, практически не поглощающая влагу и имеющая стабильные размеры при любых погодных условиях. Калибр этих винтовок может быть почти любым, но серийно производятся стволы от .270 WSM до .338 LapMag и даже .416 RemMag. Масса карабинов от 2,3 до 2,7 кг. Такая невероятная легкость связана еще и с тем, что ствольная коробка и затвор изготавливаются из титанового сплава. Говоря об использовании титановых сплавов для изготовления охотничьего оружия, следует сказать о фирме Иоганн Фанзой (Johann Fanzoj), которая, по меньшей мере, уже года три демонстрирует на выставке Arms & Hunting охотничьи карабины, в которых все, кроме ствола, сделано из титанового сплава. Карабины производятся на самой надежной и безопасной системе Маузер 98 магнум. Они специально проектировались для горных охот и при любых калибрах кажутся нереально легкими. Действительно, они имеют массу менее трех килограммов. Но, поскольку они изготавливаются только штучно, их себестоимость и цена получаются довольно внушительными. Правда, нужно иметь в виду, что и механическая обработка титановых сплавов требует специальных инструментов. Зато титановым деталям совершенно не страшна коррозия. Один из титановых карабинов успешно прошел испытания на Памире. Там он безотказно работал в зимнем высокогорье, и «шестисотметровый» горный козел стал трофеем Патрика Фанзоя. Нисколько не рискуя показаться ангажированным, могу посоветовать для трудных горных охот многозарядный карабин Semprio германской компании Krieghoff , который появился на оружейном рынке в 2007 году. Его революционная конструкция разработана молодым оружейником Вольфгангом Шмидтом. С удовольствием стрелял из этого карабина и на загонной охоте и неоднократно в тире. Причем в Мюллеровском стрелковом центре (недалеко от Ульма) стрелял и в «стрелковом кино», и в трехсотметровой галерее. И именно на трехсотметровой дистанции не только я, но и все участники тестовой стрельбы были потрясены невероятно высокой кучностью. «Лучшие люди» уложили пять пробоин в 20 мм. В переводе на оружейный язык получается 0,3 угловых минуты. Уровень самых продвинутых снайперских винтовок! Это кажется невероятным, если учесть, что стволы у карабинов были длиной всего 550 мм. Нужно сказать, что мы стреляли патронами RWS новой разработки калибра .30-06 Spring с пулями Target Elite Plus массой 10,9 грамм. Однако никакой патрон не в состоянии компенсировать пороки ствола. Тестирование позволяет утверждать, что стволы карабина безукоризненны. Это и не удивительно, ведь они поставляются знаменитой фирмой Anschuetz, имеющей хорошее ствольное производство. В 2011 году произошло весьма знаковое событие – компания Аnschuetz самостоятельно вышла на рынок нарезного охотничьего оружия с охотничьим карабином модели 1780, который стали выпускать в достаточно серьезных европейских калибрах: .308 Win, .30-06 Spring, 8Х57 IS, 9,3Х62. Компания в полной мере использовала свой опыт изготовления точных стволов, затворов и спусковых систем. Учитывая наступающий кризис, они нацелились в нишу бюджетного оружия. Им это вполне удалось и более того, карабины получились весьма удобными для охотников. Серьезного облегчения удалось добиться за счет прямого запирания, при котором боевые упоры входят в проточки казенной части ствола. Это позволило разгрузить ствольную коробку и выполнить ее из легкого алюминиевого сплава. Стволы винтовок всех калибров имеют одинаковую небольшую длину – 560 мм. В новых карабинах установлены закрытые спусковые системы с возможностью регулирования натяжения спуска в довольно широких пределах. Карабин выпускается в красивом ореховом дереве четырех моделей. Масса карабина представляется вполне подходящей для горных охот – 3,2 кг. В связи с темой оружия для горных охот я считаю необходимым упомянуть молодое российское предприятие ORSIS, которое производит оружие тактического, спортивного и охотничьего назначения. Оно имеет собственное современное производство нарезных стволов, в качестве материала для которых использует американскую нержавеющую ствольную сталь 416 R. Компания производит две модели многозарядных охотничьих карабинов, одна из которых (Orsis Alpine) специально разработана для горных охот. Существенно, что карабин производится под патроны, обеспечивающие пуле настильную траекторию. Емкость съемного магазина – 3 патрона, при этом еще один патрон может находиться в стволе. Свободно вывешенный ствол умеренной длины облегчен канелюрами, которые к тому же увеличивают скорость его охлаждения. У карабина продольно-скользящий затвор, который при повороте на 90 градусов запирает патронник на два боевых упора. Спусковая система фирменной конструкции помещена в закрытый корпус и имеет регулировку натяжения спуска. Все металлические детали выполнены из стали с повышенной коррозионной стойкостью. Ложи из оружейного ламината могут быть трех сдержанных оттенков. Конструкция верхней антабки приспособлена не только для погонного ремня, но и для крепления легких сошек регулируемой высоты. Конструкция ствольной коробки позволяет устанавливать кронштейны для оптического прицела. Если говорить о точных винтовках с продольно-скользящими затворами, то необходимо рассказать об охотничьих карабинах, которые производит компания Готтфрида Прехтля из германского города Биркенау. Думаю, что главным направлением работы этой компании можно считать производство высокоточного спортивного оружия на базе системы Маузер 98 магнум. Используя собственный опыт высококлассного стрелка и технологические достижения компании, при разработке охотничьих винтовок Прехтль внес некоторые изменения в классическую конструкцию маузера. Основные изменения были направлены не на упрощение технологии и снижение себестоимости изготовления, а на повышение надежности и точности работы механизмов и обеспечение абсолютной безопасности стрелка. Из-за высокого давления газов, которое развивается при стрельбе современными патронами, диаметр отверстия в затворе для бойка уменьшен с 2 до 1,7 мм. Соответственно и боек сделан тоньше. Диаметр затвора увеличен на 0,2 мм, что сделало более плавным его ход. Чтобы размещать новые типы патронов, на 1 мм увеличена ширина магазина и приемного окна ствольной коробки. Чтобы надежность пружины стала больше, на 17 мм увеличена длина выбрасывателя. Обновлена конструкция курка, взаимодействующего с закрытой спусковой системой ружейного типа. Так же, как на последнем охотничьем маузере образца 1930 года, в задней части ствольной коробки есть проточка, которая обеспечивает надежность работы и дополнительную безопасность работы затвора. Соответствующий боевой упор находится в задней части стебля затвора. Затвор и ствольная коробка изготавливаются из цельных заготовок современной швейцарской хром-марганцевой калящейся стали с пределом прочности при растяжении более 800 Н/мм2. На мой взгляд, это лучшие охотничьи винтовки в Европе. Они гарантировано обеспечивают кучность лучше половины угловой минуты. В значительной мере это определяется и тем, что стволы для них поставляет фирма Лотар Вальтер. Штуцер Мне представляется весьма полезной европейская традиция – охотиться на горных животных с одноствольными «переломными» штуцерами. Конечно, их однозарядность, требует более собранной и точной стрельбы. В качестве очевидных достоинств следует назвать небольшую массу, лучшие по сравнению с карабинами с продольно скользящими затворами баланс и меньшие габариты, откуда и лучшая управляемость. Россию родиной штуцера никак не назовешь, но и у нас такое оружие производят. Например, Ижевский механический завод в теченеи последнего десятилетия прошлого века разработал и выпустил модель ИЖ 18 МН, которую в Европе отнесли к классу Kipplaufbuchsen – престижных однозарядных штуцеров. Нужно отдать должное высокому качеству стволов, стало быть и высокой кучности стрельбы, конечно, при качественных патронах. Ижмех выпускает эти ружья в широком спектре калибров от .222 Rem до 9,3 х74R. Правда, масса нашей «переломки» получилась более трех килограммов (3,2 кг) при длине стволов 600 мм, в то время, как у западных аналогов она значительно меньше. Крупные германские предприятия производят одноствольные штуцеры, которые имеют привлекательную эстетику и весьма приличный бой. Фирма Merkel производит два таких штуцера К-3 и К-4 , которые различаются диапазоном калибров. К-1 приспособлен к более легким, а К-2 к более тяжелым калибрам. На этих штуцерах есть внешний нагнетатель боевой пружины, обеспечивающий высокий уровень безопасности. Они снабжены шнеллерами, что необходимо для точной стрельбы. Другая крупная немецкая компания Blaser также производит одноствольные штуцеры, имеющие торговую марку К-95. Они полегче меркелевских штуцеров за счет более короткого ствола (500 мм) и производятся под патроны от .243 Win. до 8х57 IRS. Еще одна германская компания Krieghoff производит однозарядные одноствольные переломные штуцеры под маркой Hubertus. Эти ружья выпускаются в разных уровнях исполнения с большим количеством полезных опций. Диапазон калибров весьма широкий – от .222 Rem до 9,3х74R. Стволы недлинные – от 550 до 600 мм. Масса в зависимости от калибра от 2,5 до 3, 2 кг. Ради объективности необходимо добавить, что одноствольные переломные штуцеры производят и небольшие европейские компании, производящие только штучное оружие. В качестве примера можно привести компании Иоганн Фанзой и Вернер Зодиа из Австрии, Томас Шпор из Германии и некоторые другие. Типы нарезного оружия, о которых говорилось выше, хорошо известны российским охотникам. Но существует еще оружие, которое у нас никогда не производилось, а в Западной Европе весьма распространено. Это одноствольные карабины с блочными затворами. Так называют карабины, у которых при перезарядке затвор опускается вниз, и одновременно экстрагируется гильза. Длина затвора этих ружей может быть меньше длины патрона. Это система запирания очень напоминает клиновые затворы артиллерийских систем. Гильза в стволе запирается большей частью задней поверхности затвора, которая упирается в тыльную часть ствольной коробки. Такая система позволяет использовать самые мощные патроны при небольших габаритах и массе. Они имеют минимальные размеры и хороший баланс, поскольку ствол максимально приближен к плечу стрелка. Это делает их динамичными, хорошо управляемыми. Жесткая и постоянная фиксация ствола в колодке обеспечивает высокую кучность стрельбы. Карабин можно быстро перезарядить, не изменяя его положения относительно тела стрелка. Высокая прочность системы запирания гарантирует высокий ресурс (настрел). Европейские охотники считают такие карабины оптимальными для охоты на горных животных. Не спроста несколько известных оружейных фирм (Лебо-Курали, Верне-Каррон и др.) в последние годы освоили производство ружей такой конструкции. И наконец, для успешной охоты в горах иметь хорошее оружие совсем не достаточно. Совершенно необходимо еще иметь подходящий оптический прицел, хороший бинокль, дальномер и оптимальные патроны. Но, пожалуй, еще важнее иметь личную подготовку, которую можно разделить на общую физическую и специальную стрелковую. Представление о том, что человек с хорошей винтовкой и современным прицелом автоматически становится снайпером – глубочайшее заблуждение. Хорошо стрелять из нарезного оружия довольно сложное искусство. Освоить его по книгам невозможно. Этому можно научиться только стреляя.
11.11.2014
Владимир Тихомиров
Температура

Температура

Нашего брата в высокогорье весьма часто подстерегает риск отморозить себе что-нибудь или получить тепловой удар. Если зимой подмерзать доводилось практически всем любителям активного отдыха, угорать от жары «повезло» далеко не каждому. Я – один из немногих «счастливчиков». Дело было в начале 2000-х, в первой половине августа... Стояла страшная жара. А нас пригласили в Богуты (горы к востоку от Алматы) на охоту, и мы отправились туда вдвоем с товарищем и проводником из местных. Уровень подготовки и снаряжения оставлял желать лучшего, но это с лихвой компенсировалось молодостью и обилием дичи. В первый же день к обеду была возможность закончить охоту, но с расстояния 200 м попасть не смогли. Пошли дальше по хребтам и снова была возможность реализоваться, но и 150 м тоже не покорились. Как потом выяснилось, оптика у СКС была сбита. Часам к шести мы оказались уже очень далеко от лагеря. Ни воды, ни еды с собой не было – не думали, что охота будет долгой. А я еще и без шапки пошел. Все в поту, сгоревшие на солнце мы дошли до очередной группы теков, и повезло одного взять, а другой подранком ушел вниз по щели – мой, конечно. Процесс охоты, как известно, выделяет ударную дозу адреналина, и я на этой волне бросился за своим подранком. Тем более, что это был мой первый тек! Ребята остались свежевать козерога, а меня кровяной след увел далеко вниз по ущелью. Во время поисков начала проявляться усталость, дало знать себя и обезвоживание (кто бывал в Богутах, знает, что вода там страшный дефицит). В конце концов добычу отыскать удалось, и это стало поводом для нового всплеска положительных эмоций. Ножа у меня не было и пришлось уподобиться Самсону – взвалил козерога на спину. Он был небольшой, но затащить его удалось всего метров на 200 вверх. Дальше сознание помутилось, перед глазами появились круги, из носа хлынула кровь... Уже почти в темноте я выкарабкался из этого злополучного ущелья. По глазам ребят догадался, что выгляжу «не айс» – весь перемазанный кровью и дерьмом козерога, а также собственной кровью из носа. Правда, в тот момент мне было все равно, как я выгляжу – меня мутило и шатало. Не помню, как дошел до машины. Помню только, что все время думал о бутылке пива, которая лежит под сиденьем, о том, как жадно, большими глотками выпью ее… Вот так я испытал на себе тепловой удар, спровоцированный зноем, обезвоживанием, физической активностью, эмоциональными всплесками и собственной глупостью. Механизмы терморегуляции человека Начнем с основ. Температура внутренних органов здорового человека чуть меньше 37 градусов по Цельсию. Пределы отклонения – 35-42 градуса. Если ниже 35 градусов, нам плохо, но организм еще способен функционировать (при определенных обстоятельствах). Если выше 42 градусов, белки крови свертываются, и наступает смерть. Очевидно, что при такой чувствительности к перепадам температур в организме должна быть стройная система «датчиков», анализаторов и средств борьбы за выживание. И они, естественно, есть. В быту мы постоянно сталкиваемся с элементами этой системы – нервные окончания в коже и языке постоянно сигнализируют нам об изменениях температуры окружающей среды. Это так называемые периферические рецепторы. Однако очевидно то, что для человека гораздо важнее его внутренняя температура, а не поверхностная. В конце XVIII века ученые установили, что центральный «термодатчик» находится в гипоталамусе головного мозга. Один отважный физиолог позволил вживить себе в мозг настоящий термодатчик, чтобы доказать, что для контроля температуры важнее рецепторы в мозге, а не в коже. Для того, чтобы опустить температуру тела не снаружи, а изнутри, ему пришлось съесть почти 10 кг мороженного. Последовавшая реакция подтвердила роль рецепторов гипоталамуса. Но вернемся к периферии. Рецепторы кожи делятся на две группы – реагирующие на тепло от 36 градусов и выше, а также реагирующие на понижение внешней температуры (от 35 до 13 градусов). Эти «датчики» определяют местную реакцию организма. Если вы помоете руки в горной речке, они покраснеют. Это произойдет потому, что кровь направится в верхние слои кожи для нейтрализации действия холодной воды, хотя при этом внутренняя температура тела не изменится. И с другой стороны, несмотря на то, что человек с внутренней температурой выше 42 градусов не жилец, мы спокойно проводим некоторое время в сауне при температуре воздуха более, чем сто градусов по Цельсию (при которых сырые яйца за то же самое время сварятся вкрутую). От перегрева нас спасает потоотделение, при котором поверхность кожи охлаждается, а вместе с ней и весь организм. По этой же причине, выбираясь на господствующую высоту, мы обливаемся потом, так как при нагрузке организм в результате химических реакций вырабатывает тепла зачастую в пять (!) раз больше, чем в обычном состоянии. Поэтому для охотников чрезвычайно важно иметь одежду с возможностью дополнительной вентиляции, сшитую из быстросохнущих материалов (некоторые синтетические ткани сохнут в 20 раз быстрее, чем натуральные), хорошим коэффициентом отвода влаги от тела, так как вслед за перегревом при нагрузке высокогорье встретит вас шквальным ледяным ветром, и мокрая одежда вызовет гипотермию (переохлаждение). С избытком тепла организм борется не только потоотделением. Задействованы электромагнитное излучение (не в большом объеме), теплопроводность – процесс передачи энергии (тепла) от одного объекта к другому (речь об объектах, находящихся в непосредственном контакте), вынужденная конвекция – передача тепла в подвижной среде, например, на ветру или в горном потоке (в подвижной среде вокруг вас не создается термооблако, и потеря тепла проходит очень быстро). Но основную роль все же играет потоотделение, им управляет гормон адреналин, выделяющийся при повышении внутренней температуры или во время стресса (поэтому когда вам страшно, потеют лоб и руки). С потом может увеличиться отдача тепла в 20 раз! На жаре за день человек может потерять 10-12 литров влаги, особенно в условиях вынужденной конвекции, благодаря которой испарение происходит быстрее – вспомните, как легко становится идти, когда вас обдувает легким, прохладным ветерком. Поэтому не стесняйтесь на подъеме раздеваться, дайте конвекции ускорить процесс терморегуляции! Если день безветренный и жаркий, обливайтесь водой – это поможет. Она будет испаряться с поверхности тела и тем охлаждать ее. В противном случае солнце, физическая нагрузка, обезвоживание, отсутствие охлаждения приведут к тепловому удару, 30% которых заканчивается смертью. Лучшее «противоударное» средство в полевых условиях – это обтирание теплой водой (холодная вызывает сужение сосудов и усугубляет ситуацию). Акклиматизация по увеличению потоотделения в жаре происходит в течение недели, одновременно с обессоливанием выделяемого пота (так как теряемые с потом соли необходимо сразу восстанавливать). Во время большой физической активности мы теряем влаги больше, чем можем выпить, поэтому пить надо, даже если не хочется. В общем, с запасом соли и воды человеческий организм в состоянии справиться с жарой и горами. Холод Охотничий сезон у нас выпадает на осень и зиму. В высокогорье в это время нас подстерегает он – холод. Своими цепкими лапами он забирается к нам под одежду, сковывая движения и сознание. Каждые сто метров над высотой уровня моря понижают температуру примерно на 1 градус. Не сложно посчитать, что при минус 10 С на высоте 3 км будет за тридцать! При наличии теплой одежды и высококалорийного питания вполне терпимая для человека температура, если только нет вынужденной конвекции из-за ветра. Американский исследователь Пол Сайпл опытным путем в Антарктиде установил зависимость между силой ветра и теплоотдачей (сейчас это соотношение известно как ветро-холодовой индекс). Так – 29 С с ветром 4-5 м/с ощущается как – 44 С, а с ветром 6-7 м/с будет восприниматься как – 66 С, и этого достаточно, чтобы получить обморожение открытому участку кожи за 30 секунд. Если ваш организм остывает, то первое, чем жертвует тело – это руки и ноги, так как именно через конечности идет наибольшая теплоотдача (за счет большой площади и насыщенности капиллярами). Есть еще одна опасность – возможность примерзнуть на морозе к любимому карабину голыми руками. Это происходит из-за тонкой пленки влаги на вашей коже. Военные рекомендуют в подобном случае на это дело помочиться. Кстати, мороз-холод увеличивают выработку мочи – сосуды сужаются, а излишки жидкости выводятся. Какой все-таки стресс для организма горная охота! Прешь, потеешь, теряешь влагу, перегреваешься, потом сидишь, мерзнешь, опять обезвоживаешься… Пока внутренняя температура не опустилась ниже 35-34 градусов, организм птается противостоять понижению температуры покровов. Сосуды сначала сужаются, но когда температура кожи падает до 10 градусов, расширяются. При этом вы чувствуете сильную боль (говорят, что это из-за медленного отвода метаболитов – продуктов обмена), а кожа из светлой становится ярко-красной. Иногда процесс расширения сосудов может быть активирован физической активностью замерзших членов тела (помните, как герой фильма Рязанова прыгал вокруг елки со словами «Надо меньше пить»), эмоциональным всплеском (адреналиновым), экстремальным воздействием – например, растиранием (снегом врачи не очень-то рекомендуют) шерстяной тканью. Мне при слове «холод» вспоминается, как зимой я оказался на высоте 3000 м в резиновых сапогах с мокрыми носками. С заходом солнца температура упала ниже минус двадцати. Ноги начали перемерзать. В конце концов, я понял, что надо что-то предпринять, иначе все закончится обморожением. К счастью, у меня были запасные носки из шерсти. Снял сапоги. Конечности уже имели «бледный вид» и совершенно потеряли чувствительность. Выжал стельки, тщательно растер свитером ноги, в сухих носках они ожили. Как же было больно! Создавалось ощущение, что при каждом шаге наступаешь на тысячи игл. При значительном охлаждении организм согревается обычным для себя способом – непроизвольным сокращением мускульных волокон, которое мы именуем дрожью. Но, несмотря на все защитные механизмы, случаи переохлаждения в горах не редкость. Самым неприятным последствием является потеря чувствительности и моторики рук, и такое простое действие, как зажигание спички, превращается в сложнейшую задачу. Поэтому подготовьте костер в лагере перед выходом на охоту, возможно, это спасет вам жизнь. Год назад на Хантенгри замерз польский альпинист, потерявшей из-за потери чувствительности рук пластиковый верх от ботинка. Переохлаждение имеет и другие симптомы: слабость, апатия, тяжесть в теле, сонливость. При температуре тела +32 С дрожь прекращается, заканчивается энергия. При 30 С происходит потеря сознания. Когда тело остывает до 20 С, сердце останавливается. Куда чаще мы отделываемся малой кровью – обморожениями (как правило конечностей и лица). Происходит это на фоне общего переохлаждения, когда температура тканей падает ниже 0 градусов – в клетках образуются кристаллы льда, мембраны клеток рвутся, ткань отмирает. Обморожения лучше лечить в стационаре. Процедура очень болезненная и не проходит бесследно. Получив легкие обморожения пальцев рук в молодые годы (сдавал зачет по одиночному пионерскому восхождению), мучаюсь до сих пор – при малейшем падении температуры воздуха пальцы теряют чувствительность. Броды и переправы таят еще больше опасностей в холодный сезон. Вода в горной реке в 25 раз быстрее охладит ваш организм. Поэтому форсирование реки вброд без страховки является очень опасным мероприятием. Тело во влажной одежде остывает в 20 раз быстрее, чем в сухой. Поэтому всегда носите сменку и хорошее влагоотводящее термобелье. В заключение – все сказанное тезисами: 1) Физическая нагрузка во время горной охоты в жаркую погоду может вызвать тепловой удар. Для предупреждения его используйте легкую, продуваемую одежду, не забывайте головной убор, пейте больше жидкости, не стесняйтесь снимать лишнюю одежду для лучшей конвекции. Если есть возможность, обтирайтесь влажной тряпкой – это ускорит теплоотдачу. 2) Во время потоотделения вы теряете не только воду, но и соли (в жаркий день – до трех чайных ложек соли!). Не забывайте восстанавливать минеральный запас организма. 3) Одевайтесь по сезону: в холодный период используйте термобелье, оно отведет влагу от тела и уменьшит теплопотерю. Совет из практики: если сильно холодно, а надо после хорошего подъема долго сидеть на ветру, и вы не уверены в влагоотводящих свойствах своих вещей, используйте хэбэшную майку (как промокашку) между бельем и основной одеждой. Сняв ее наверху, вы уменьшите теплопотерю. 4) Чем холоднее, тем больше вам потребуется калорий. Запаситесь калорийной пищей и не забывайте про теплое питье. Зимой на подъеме вы будете потеть не меньше, чем летом. 5) Используйте дышащую, ветроустойчивую, влагозащитную одежду, предназначенную для горной охоты. 6) Внимательно следите за конечностями на морозе. Низкая температура блокирует чувствительность нервных волокон, вы просто можете незаметно получить обморожение.
10.11.2014
Али Алиев