Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

Статьи

Юбилейное

Юбилейное

14 февраля нынешнего года исполняется 80 лет редактору нашего журнала Владимиру Тихомирову. Читатели «Магии…» знают Владимира Сергеевича по статьям об охотах в Германии и России, об оружейниках Европы. Но нам кажется, что юбилей – это повод рассказать о его жизни вне охоты и журналистики. Родился Владимир Тихомиров в Москве в 1940 году, но семья практически сразу же переехала в Касимовский район Рязанской области, а через год с небольшим началась Великая Отечественная война. После школы в 1958 году поступил в московский Институт тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова. На третьем курсе определился с темой дипломной работы в лаборатории радиационной химии. По совету заведующего лабораторией В.Д. Орехова прослушал курс лекций в Физтехе, часть же практической работы проходила в Физико-химическом институте им. Карпова. Учась в институте, активно занимался спортом – гимнастикой, легкой атлетикой, лыжными гонками, стрельбой и биатлоном. Практически все сессии сдавал досрочно, чтобы в летние и зимние каникулы попадать на спортивные сборы. В институтском комитете комсомола отвечал за спортивную работу. После защиты диплома получил распределение в организацию, занимающуюся исследованием изменений структуры и работоспособности материалов в условиях воздействия ионизирующей радиации. Работы проводились в интересах космической и ракетной техники. При этом приходилось изучать и теоретические, и экспериментальные аспекты радиационной физики, соответственно помимо немецкого, который был в школе и институте, потребовалось освоить технический перевод английской, французской, а потом и японской научной литературы. В это время познакомился с ведущими учеными отрасли – Президентом АНСССР А.П. Александровым, директором Института химической физики Н.Н. Семеновым, директором Объединенного института ядерных исследований Г.Н. Флеровым и другими выдающимися специалистами. В 1971 году защитил кандидатскую диссертацию по выбранному направлению. Все работы, в которых участвовал и которыми руководил, были связаны с использованием мощных источников ионизирующей радиации. Это позволяло иметь отпуск около двух месяцев, которые проводил либо в вулканологических экспедициях, либо на промысле в интересных регионах. В том числе последние 25 лет добывал пушнину в Горном Алтае с лайками. Несколько раз был бригадиром в компании с двумя местными охотниками. Добытая пушнина шла в зачет МООиРа. За участие в промысле получил право на приобретение нарезного оружия. С конца семидесятых вошел в состав Академического совета по радиационной физике твердого тела. В связи с этим были командировки в академические институты и университеты союзных республик. Были интересные работы, связанные с актуальными проблемами в космической и ракетной технике. В 1984 году принял приглашение перейти в Физико-химический институт им. Л.Я. Карпова, которым руководил ныне покойный академик Я.М. Колотыркин. После государственного переворота стал сотрудничать еще с двумя академическими институтами, хотя три зарплаты в сумме от нуля отличались совсем немного. Как-то удавалось сводить концы с концами за счет грантов, что, правда, требовало большого объема бумажно-бюрократической работы. К началу двухтысячных, к моменту ухода из науки, ставшей для государства «несчастной падчерицей», на счету Владимира Сергеевича было уже более 130 опубликованных научных работ и 35 авторских свидетельств и патентов. Писать об охоте и природе начинал в конце семидесятых в районной газете. В середине девяностых появилась возможность подрабатывать переводами. В качестве переводчика попал в издательский дом «Друг», где выходил журнал «Охота», редактором которого был ныне покойный В.В. Бедель. За истекшие годы сотрудничал со многими периодическими охотничьими изданиями, а с 2014 года стал редактором журнала «Магия настоящего САФАРИ». Редакция журнала с особым чувством уважения поздравляет Владимира Сергеевича Тихомирова с 80-летием и желает здоровья, долгих лет творческой активности и только позитивных событий и свершений в жизни! Fabbrica Armi Luciano Bosis, Brescia, Italy Dear Mr Tikhomirov, We know that soon will be your 80th birthday. We are writing this letter to send you our birthday wishes and to wish you many years ahead of successful work due to your great professionalism, competence and kindness. Wish you the best, Luciano Bosis Gardone V.T. Italia. Caro amico! Accetta sinceri auguri per il Tuo glorioso anniversario! Per me è sempre stato importante sapere il Tuo giudizio da imparziale specialista con profondo talento di conoscenza ingenieristica che distingue le specifiche di produzione delle armi, e aiuta i lettori a fare la giusta scelta! Voglio augurarti salute, positività e successo nel lavoro. Sabatti Emanuele. (ГАРДОНЕ В.Т. ИТАЛИЯ. Дорогой друг! Прими искренне поздравления с Твоим славным юбилеем! Для меня всегда было важно знать Твою оценку как объективного специалиста, обладающего глубокими инженерными познаниями, который разбирается в специфике производства оружия и помогает читателю сделать правильный выбор. Хочу пожелать Тебе здоровья, позитива и успехов в работе! Сабатти Емануеле). Für die Firma Peter Hofer Jagdwaffen war und ist es immer wieder eine sehr große Herausforderung, sich mit ihren einzigartigen Kreationen weltweit in den unterschiedlichsten Kulturkreisen zu etablieren. Die Mentalität und die Jagdgepflogenheiten des jeweiligen Landes standen für uns bei der Kreation unserer erlesenen handgearbeiteten Jagdwaffen stets im Vordergrund. Bereits seit dem Jahr 2000 ist die Firma Peter Hofer Jagdwaffen für viele sehr versierte Jäger und Sammler in Russland tätig. Schon zu Beginn seiner Präsenz in Russland hatte Peter Hofer das Glück, Vladimir Tikhomirov kennenzulernen und hat in all den Jahren ein sehr freundschaftliches, fast väterliches Verhältnis zu ihm aufgebaut. Für Peter Hofer gilt Vladimir als wohl der am besten informierte Jäger in Punkto Waffen und Waffensysteme. Herr Tikhomirov wird daher von Peter Hofer immer wieder zu Rate gezogen, wenn es darum geht, seine Texte in ein fachlich korrektes Russisch zu übersetzen. Oft ist es so, dass gewisse Fachbegriffe in anderen Sprachen nicht existieren und daher umschrieben werden müssen, oft wird sogar der deutsche Begriff verwendet. Der Wissensdrang von Vladimir ist ebenso grandios wie einzigartig. Wenn er uns in Ferlach besucht, ist er immer bestrebt, sein waffentechnisches Wissen zu erweitern und kommt aus dem Fragen häufig nicht mehr heraus. Jedes Mal, wenn ich ihn treffe, erfüllt es mich schon beim Händedruck und der Umarmung mit Dankbarkeit, denn ohne Vladimir Tikhomirov hätten die Leser unserer Artikel nicht so viel Klarheit über die komplexe Welt der Waffentechnik erlangt. Wir beten zu Gott, dass Vladimir mindestens noch einmal so alt wird und wir ihn noch sehr lange als tollen Freund und Lektor an unserer Seite haben, um dem hoch interessierten russischen Jäger auch weiterhin von unseren handgefertigten Kunstwerken berichten zu können. Wir wünschen Vladimir Tikhomirov auf diesem Wege alles erdenklich Gute zu seinem bevorstehenden 80. Geburtstag und bedanken uns für seine langjährige Freundschaft. Mit freundlichen Grüßen Hofer Peter Моей компании, производящей оружие, непросто утверждаться на новых рынках мира с разными культурами. Менталитет и охотничьи традиции соответствующей страны всегда были для нас на первом плане при создании нашего охотничьего оружия ручной работы. С охотниками и коллекционерами России мы работаем с 2000 года. С этого же времени мне повезло познакомиться с Владимиром Тихомировым. За эти годы у нас сложились очень дружеские, почти родственные отношения. По-моему, Владимир самый квалифицированный оружейный эксперт, хорошо знающий многие системы охотничьего оружия. Поэтому я всегда консультируюсь с ним, когда дело касается перевода моих текстов на технически правильный русский язык. Он один из немногих, кто не только понимает устройство оружия, но и может доходчиво объяснить его читателям. Уникальные знания юбиляра объясняются его высоким техническим образованием, любовью к оружию и постоянным стремлением к его изучению. Когда он посещает нас в Ферлахе, он всегда стремится расширить свои знания в области конструкции и оружейной технологии. Каждый раз, встречаясь с ним, я с благодарностью приветствую и обнимаю его, потому что без него читатели наших статей не получили бы столько ясности в сложном мире оружия. Я молю Бога, чтобы Владимир прожил, по крайней мере, еще столько же, и чтобы он оставался моим большим другом и просветителем в течение долгого времени, чтобы российские охотники получали добротную информацию о наших ружьях. Желаю юбиляру всего наилучшего и благодарю за многолетнюю, плодотворную дружбу. С дружеским приветом, Петер Хофер Наша первая встреча с Володей Тихомировым произошла несколько лет тому назад и оставила след в памяти, как знакомство с опытным охотником, исколесившим Россию. Встреча не осталась случайной, и со временем мне открылся внутренний мир этого замечательного человека. Володя оказался собирателем и хранителем удивительного многообразия составляющих нашей русской Природы. В наш быстрый и богатый событиями век техногенеза, электроники и градостроительства человек беспощадно отстраняется от общения с Природой. А Володя помимо охоты, как особого занятия в познании природы, с детства впитывал сведения об использовании в быту ее даров: разных видов древесины, ягод и плодов деревьев, зверя и птицы. Красной и крепкой нитью через всю его жизнь и деятельность проходит внимательное, бережное отношение к истории и современному сосуществованию людей и Природы. Особое уважение к Лесу и его обитателям и бережное, рациональное пользование природной средой с четким понятием: «Не навреди». Можно долго, с вниманием и удовольствием слушать его рассказы о Природе, которая рядом с нами. Было бы особой радостью прочитать рассказы Владимира в книге, главным героем которой будет Природа и также ее осторожное, умелое пользование Человеком.  С пожеланием добра, здоровья и удачи, с уважением и признательностью, Валентин Пажетнов Дорогой, замечательный Владимир Сергеевич! От всей души поздравляем Вас с юбилеем! Желаем крепкого здоровья, нескончаемой энергии и оптимизма, новых творческих планов и свершений! Не перестаю восхищаться Вашими замечательными статьями, обширными познаниями в ружейной сфере. Благодарна судьбе за встречу с Вами. Искренне ценю дружеское отношение, помощь и поддержку. Очень надеюсь на долгие и плодотворные годы сотрудничества! С уважением, от лица нашего коллектива директор Школы ружейного мастерства им. Л. Васева Ломаева Людмила Геннадьевна. С Владимиром Сергеевичем Тихомировым я познакомился близко в 2006 году на турнире по варминтингу клуба «Сафари»; до того знал его заочно по публикациям в оружейных изданиях. Мой опыт общения с ним позволяет говорить, что Владимир Сергеевич – весьма квалифицированный эксперт в сфере охотничьего оружия. Этому способствует его личный опыт охотника (а в молодости он еще и занимался биатлоном, достигнув вполне высокого уровня – кандидат в мастера спорта), отменное владение несколькими иностранными языками, в первую очередь немецким – языком стран-лидеров европейской оружейной промышленности. Это позволяет ему изучать эту область и по публикациям, и, что называется, в «полевых условиях» (он лично знаком со многими ведущими оружейниками Европы), прекрасное физико-техническое образование – немногие могут похвалиться таким «портфолио». И при этом – скромность, абсолютное отсутствие «столичных понтов», умение дискутировать, а не настаивать на своем. Поэтому общение с Владимиром Сергеевичем бывает неизменно и полезным, и комфортным. Владимир Сергеевич! На Востоке 80 лет – это возраст ранней мудрости, так что у Вас еще многое впереди. Хочу пожелать в первую очередь здоровья на долгие годы и осуществления всех Ваших жизненных планов! Михаил Драгунов, ведущий инженер-конструктор Ижевского механического завода, заслуженный деятель науки Удмуртской республики. 14 февраля 2020 года исполняется 80 лет одному из самых опытных и известных оружейных журналистов России Владимиру Сергеевичу Тихомирову. Мы с радостью присоединяемся к поздравлениям Юбиляра с этой датой, желаем ему крепкого здоровья, интересных охотничьих троп, сотен захватывающих статей и репортажей, больших творческих успехов. Редакция журнала «Калашников» Много лет назад я пригласил Владимира Сергеевича Тихомирова в студию «Радио России» для участия в моей охотничьей программе в качестве оружейного эксперта и опытного охотника. Сказать, что первый наш совместный эфир был ярким и интересным – не сказать ничего! Ваши воспоминания, дорогой Владимир Сергеевич, истории и приключения и тогда, и сейчас слушались и слушаются на одном дыхании: будь то рассказы о жизни промысловиков в глухой алтайской тайге, о Ваших интереснейших экспедициях на Камчатку или банальная, на первый взгляд, охота на кабана в ближайшем Подмосковье. Я уже не говорю о Ваших воспоминаниях о коллегах и друзьях – выдающихся российских и западноевропейских оружейниках с мировым именем! И далеко не все ограничивается этими рассказами и воспоминаниями. Можно долго говорить о Ваших замечательных качествах прекрасного семьянина и мудрого человека, многое повидавшего на своем веку. Говорить о Вас, как о патриоте, безгранично любящем свою родину и свой народ. Или как об ученном-физике, работавшем на благо науки. Или же как о великолепном журналисте, материалы которого могли бы украсить любое издание. Можно говорить как о человеке светлого ума и энциклопедических знаний. И наконец как о великолепном эксперте по охотничьему оружию и превосходном охотнике, который бережно или даже трепетно относится к природе и животному миру. Но есть такое простое, на первый взгляд, понятие, вбирающее в себя очень и очень многое – ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК. И я благодарен Судьбе, что много лет назад она свела меня с таким ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ – Владимиром Тихомировым! С Юбилеем Вас, дорогой Владимир Сергеевич! Здоровья и счастья, благополучия, успехов и удачи во всех начинаниях, и конечно же всегда нашего охотничьего «Ни пуха, ни пера!» С уважением и почтением, всегда Ваш, Николай Мамулашвили, политический обозреватель «Радио России», автор и ведущий программы «Ни пуха, ни пера!» Едва ли найдется человек столь же открытый, любознательный, идущий по жизни с такой же пытливостью, как наш Владимир Тихомиров. Вероятно, именно эти качества позволили ему стать одним из лучших экспертов в области охоты и охотничьего оружия на российском рынке outdoor. Его профессиональные знания производят сильное впечатление. Этот человек – ходячая энциклопедия! Его тексты проникнуты любовью к природе и к человеку. Похоже, что времена, проведенные им на Алтае охотником-звероловом, научили его глубоко гармоничному подходу к жизни. Трудно встретить человека более приветливого, симпатичного и скромного. Его деятельность в качестве оружейного эксперта оказала устойчивое влияние на облик российских охотничьих журналов. Особую ценность представляет собой его последняя серия в журнале «Магия настоящего САФАРИ», где он описывает свой личный охотничий опыт, открывает целый пласт современной истории, знакомит читателя со своим внутренним миром, исполненным любовью и уважения ко всему живому. Истинный охотник – в лучшем смысле этого слова. Дорогой Владимир Сергеевич! Благодарим Вас за неизменно высокую журналистскую оценку нашей фирмы, нашей семьи и нашей продукции и сердечно поздравляем Вас с юбилеем. Пожалуйста, оставайтесь с нами еще много лет!  Даниэла Фанзой, вице-президент компании «Иоганн Фанзой» BRESCIA-ITALIA Caro Vladimir, con tutto il cuore Ti faccio gli auguri per il Tuo anniversario. Apprezzo molto il lavoro fatto con Te, mi ha sempre fatto piacere, perché Ti ritengo un grande e sincero intenditore di armi. Ti auguro una salute forte, successo in tutti gli affari e fidati collaboratori. Con rispetto. Osvaldo Manzoni Дорогой Владимир! От всего сердца поздравляю Тебя с Юбилеем. Очень ценю наше сотрудничество, мне всегда приятно иметь дело с тобой, настоящим ценителем и знатоком оружия. Желаю Тебе крепкого здоровья, успеха во всех делах и надежных партнеров! С уважением. Освальдо Манзони
21.02.2020
Магия настоящего САФАРИ
О пристрелке охотничьего оружия, праве на оружие и нигилизме в законодательстве

О пристрелке охотничьего оружия, праве на оружие и нигилизме в законодательстве

Почему у нас так не любят человека с ружьём? Риторический вопрос, который последнее время приобретает особую актуальность.  Причём не любят его и некоторые простые граждане, не имея представление  о том, что такое охота, не любят  и официальные власти, судя по мерам, применяемым к охотникам. Так  всё же почему,  и где для этого основание? Начнём с явно драконовских мер по отношению к охотникам в части использования охотничьего оружия.  Разрешение хранение и ношение выдают государственные уполномоченные органы в лице отделов ЛРР МВД, а теперь Росгврадии. Есть охотбилет. Есть путёвка или разрешение на охоту. Есть разрешение ныне от Росгвардии на «хранение и ношение»  оружия. Но, странная вещь! Разрешение сделать выстрел по чисто человеческой логике даже это разрешение-то НЕ ДАЁТ! С хранением всё понятно. Но вот с «ношением» всё гораздо сложнее. Словарь С.И.Ожегова такого слова вообще не даёт. Приравнивает «ношение» к глаголу  «носить», что в свою очередь значит: «… обозначает действие, совершающееся не в одно время …». Упоминается словосочетание «Ношение оружия». В то же самое время термин  «ношение», с лингвистической точки зрения на мой взгляд, не подразумевает  возможность использования или практического применения того, что ты носишь?!  Очевидное?! Но вместе с тем и невероятное! Ты можешь носить оружие по этому документу, но стрелять из него фактически не имеешь права. Но, не смотря на это, стреляешь.  А если имеешь право хранить и носить, соответственно и стрелять, то и право на стрельбу у тебя никто не может отнять. И стрелять априори ты можешь там, где хочешь?! Значит РОХа не ограничивает твоё право на использование оружия. И в этом случае уже никакие подзаконные акты ограничить твоё право на стрельбу уже не могут, раз у тебя есть разрешение, выданное уполномоченным государственным органом! Однако в настоящее время стали выписываться административные протоколы за пристрелку оружия в охотничьих угодьях. Есть случаи судебной практики присуждения административных штрафов с конфискацией оружия.  По анализу судебных дел такого рода, складывается впечатление, что у судей нет задачи вникнуть в суть, а скорее выполнить заказ другого госоргана на обвинение, штрафы и конфискацию оружия. Возможно это новый процесс коммерциализации контроля охотничьей деятельности или принудительные меры по сокращению численности собственников оружия. Один мой друг сообщил мне, что уже есть «заказные» факты лишения оружия граждан, когда определённым лицам захотелось иметь понравившееся у другого охотника оружие. Как ни странно, но инициаторами запрета пристрелки охотничьего оружия в местах охоты стали разъяснения 2017-2018г.г. сотрудников ЛРР Росгвардии РФ. То есть должностных лиц, которые и выдают разрешения на оружие. Странно, но факт. В своём письме от 14.11.2018 №3/180000094299 заместитель начальника Управления ЛРР Росгвардии А.З.Дышеков ссылается на то, что-де «… понятие «охота» не включает в себя процесс пристрелки охотничьего оружия и поэтому не может осуществляться на территории охотничьего угодья». Цитата. Однако, стоит заметить, что ЛРР как структурное подразделение Росгвардии, федерального органа исполнительной власти (ФОИВ), не наделено правом разъяснения федерального законодательства, тем более не относящегося к его сфере деятельности:  к охоте. Вопросы охоты относятся к компетенции Министерства природных ресурсов РФ. Отсюда следует, что любые разъяснения сотрудников Росгвардии, тем более по вопросам охоты, заведомо не законны и не имеют юридического значения. Это является  превышением полномочий. Трудно понять логику письма, Законодательное определение «Охота – деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой» (пункт 5 ст.1 ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…») не включает в себя процесс пристрелки охотничьего оружия, то поэтому пристрелка не может осуществляться на территории охотничьих  угодий. Сама пристрелка письмом А.З. Дышекова по его словам  «… является одним из видов тренировочных занятий». Данное определение не может  не вызвать удивление. Прежде всего, потому, что прежде чем тренироваться, оружие необходимо проверить на качество стрельбы, затем пристрелять его с прицелом на необходимые дистанции. И только после этого можно тренироваться. Ссылка на п.62.1 Правил оборота гражданского и служебного оружия… (Пост. №814 Правительства РФ) вполне обоснована, но не применима к пристрелке. Тренируются спортсмены, стендовики пулевики, пятиборцы, биатлонисты и другие. К пристрелке оружия тренировки не имеют никакого отношения. А если охотник хочет просто проверить вновь купленное оружие на банальную пригодность для охоты. Имеет на это право в течении 12 дней со дня приобретения. Где ему это делать, если в городе или деревне тира нет? В очередной раз хочется обратиться к «Типовым правилам по технике безопасности при обращении с охотничьим оружием… на территории РСФСР» от 05.05.1983года. Там дано определение пристрелки и чётко указано, что «Пристрелка охотничьего оружия должна производиться в местах специально отведённых для этой цели, либо в организованном порядке в местах  с естественным ограждением (овраги, рвы, и т.п.) или в отдельных случаях в местах, хорошо просматриваемых на всю дистанцию полёта снаряда». Так почему же у нас в очередной  тысячный раз откровенно игнорируют предыдущий опыт специалистов? Разрушается всё до основания, а вместо нового создаётся убогое подобие актов, не отражающих объективные составляющие процессов в обществе да и просто не в ладах со здравым логически обоснованным смыслом. Всё было изобретено ранее. Так почему кому-то надо вставить пятое колесо в телегу, которая была на ходу? Не для того ли, чтобы оказать лишнее давление на категорию граждан носящую гордое имя – охотники? Инициаторы бумажных перемен в традиционных обычаях, очевидно, забыли многие исторические реалии.  Гражданский кодекс РФ определяет, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Следует задать самим себе такие вопросы, например. Кто был лучшими снайперами во время Великой Отечественной войны? Правильно охотники, которые выводили из строя целые вражеские подразделения.  А были ли в то время у тех же сибирских охотников промысловиков специальные места для пристрелки оружия? Их и сейчас-то нет на большей части Сибири, Дальнего Востока, Приморья. А где малые народы Севера сейчас пристреливают своё оружие, от которого зависит их выживание в суровых условиях? В тайге и тундре таковых не имеется. Но местные и охотятся и пристреливают оружие, так как им это нужно. А сбился у тебя прицел на охоте в горах или тайге, так что сворачиваться и ехать в специально отведённое место для его пристрелки за сотни или тысячи километров? Не абсурдна ли такая ситуация? Или что у нас все местные сибирские, якутские и алтайские охотники сразу же являются нарушителями законов?!  Оружие пристреливалось в лесах, оврагах, болотах  и в дореволюционной России и в Советском Союзе. И что-то не было слышно,  о каких-то проблемах с этим. То есть у нас, как говориться всё было. И было всё логически и юридически обосновано. Ещё вопрос. Зачем это нужно было ломать? Даже не забираясь в сибирскую глушь можно точно сказать, что в России на данный момент государством не созданы условия для пристрелки оружия для основной части охотников и любителей пулевой стрельбы.  Сколько тиров для пристрелки оружия в каждом городе, населённом пункте? Мало того, что законодательство не стало учитывать существующие реалии, но и не создаются условия для выполнения положений законодательства. Где новые стрельбища или оборудованные места? В классической охотничьей литературе авторами не раз указывалось на необходимость учитывать исторически сложившиеся обычаи местного населения. Естественно, что понятие «охотничьи угодья», это место для проведения охоты. Соответственно, это место, где согласно правилам охоты, разрешена стрельба из огнестрельного охотничьего оружия. Охотник промазал по зверю. Пустой выстрел.  Это тоже можно отнести к пристрелке по логике тех, кто ставит пристрелку вне закона кроме пристрелки в тире?! Во время Советской власти вопросы охоты контролировались государством. Приведём некоторые примеры нормативно-правовых актов Советского времени, которые определяли непосредственную связь охоты и пристрелки. 1 марта 1974 г. приказом N 66 Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР были утверждены типовые правила охоты в РСФСР. Этими правилами на всей территории РСФСР запрещалось хождение с заряженным оружием и стрельба в населенных пунктах, стрельба на охоте по невидимой или неясно видимой цели, на шум и шорох, стрельба ниже роста человека в зарослях, стрельба по дичи из гладкоствольных ружей далее 35 м, пользование ружьем в нетрезвом состоянии. п.15, подп. а). Примечание к этому пункту допускало пристрелку: «Пристрелка охотничьих ружей производится на специально оборудованных стрельбищах. Там, где таких стрельбищ нет, пристрелка ружей может производиться в местах с естественным ограждением, исключающим несчастные случаи (овраги, рвы и т.д.), вдали от населенных пунктов, с выставлением сторожевого охранения. Пристрелка ружей вне специальных стрельбищ в запрещенное для охоты время не допускается». То есть пристрелка производилась как на стрельбищах, так и вне таковых. Стрельбища могли быть созданы как в охотничьих угодьях, так и за их пределами. При этом, пристрелка ружей разрешалась на охоте и вне стрельбищ, в местах с естественным ограждением, исключающим несчастные случаи (овраги, рвы и т.д.), вдали от населенных пунктов, с выставлением сторожевого охранения. То есть как в охотничьих угодьях, так и за их пределами. Сюда же можно было отнести, например, и отработанные карьеры, поймы рек, находящиеся вне населенных пунктов. 4 января 1988 г. приказом N 1 Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР были утверждены новые типовые правила охоты в РСФСР. Новые правила от 1988г.  разрешают пристрелку и в охотничьих угодьях: «Пристрелка охотничьего оружия производится на специально оборудованных стрельбищах или площадках. В охотничьих угодьях пристрелка разрешается только в период охоты при наличии у охотника документов на право охоты или специального разрешения органов Госохотнадзора. При пристрелке охотник обязан соблюдать меры безопасности, исключающие возможность причинения вреда человеку или животному». К великому сожалению охотников сегодня логически обоснованные  «Правила…» 1988 года отменены. Что взамен? В 1978 году выходит книга автора Э.В. Штейнгольд "Все об охотничьем ружье". Глава "Проверка дробовых ружей на кучность, резкость и постоянство боя", где приводится подробное описание пристрелки оружия: проверки боя и кучности стрельбы. Текст главы содержит конкретные рекомендации. Приводит примеры необходимости пристрелки: после покупки ружья для сопоставления паспортных данных с фактическими результатами стрельбы и определения положения точки попадания относительно точки прицеливания; при отыскании наилучшего заряда пороха и снаряда дроби для данного ружья вообще и по времени года в частности; после ремонта ружья или переделки ложи; при изменении качества боеприпасов или способа снаряжения патронов; при переходе на стрельбу картечью или пулей. Проверочную стрельбу дробью, картечью или пулей производят в безветренную погоду в тот период года, к которому ружье и боеприпасы готовят. При сильном ветре это делают на укрытом с боков стрельбище или в овраге».  В наставлении речь не идёт ни об учебной, ни о  тренировочной стрельбе. Пристрелка охотничьего оружия здесь ставится в зависимость от времени года! Чисто техническая причина.  Таким образом, процесс пристрелки, связан не только с изготовлением и использованием охотничьих ружей, но и с процессом охоты. Все эти документы определяют пристрелку именно охотничьего оружия. В редакции 1988 года оговаривается, что пристрелку осуществляет охотник, а не учитель, тренер или ученик, то есть определяет ее как самостоятельный вид стрельбы, и не относит ее к тренировочной стрельбе. 16 ноября 2010 года приказом № 512 Минприроды России вновь утверждаются «Правила охоты". Но эти правила, не имеют конкретной ссылки или определения пристрелки охотничьего оружия. В то же время, п. 16 (16.1-16.6) раздела I. «Общие положения» приведен перечень запрещений при осуществлении охоты и пункты 53 (53.1-53.7) раздела VIII. «Ограничения охоты» которыми определены запрещения при осуществлении охоты - не запрещают производить пристрелку охотничьего оружия в охотничьих угодьях во время охоты. По состоянию на сегодня, на сегодняшний день, пристрелка охотничьего оружия на охоте не запрещена действующим законодательством, а официально предусмотрена и разрешена «Типовыми правилами по технике безопасности при обращении с охотничьим оружием и проведении охот с применением охотничьего огнестрельного оружия на территории РСФСР" 1983г. Соответственно информация разъяснительных писем по вопросу незаконности пристрелки охотничьего оружия в охотничьих угодьях не соответствует действующему законодательству имеющимся обычаям и устоям России. Согласно самому знаменитому и известному приказу - от 12 апреля 1999 г. N 288 МВД РФ (подп. е пункта.130; подп. г пункта.133; подп. з пункта 189; Приложение №39) (регулировавшему наш вопрос с 1999г. по 2012г.); - Административному регламенту МВД РФ по предоставлению государственной услуги по выдаче юридическому лицу лицензии на приобретение гражданского, служебного оружия и патронов" утвержденному приказом МВД России от 11.05.2012 N 501, приложение 4.1. (действовавшему с 2012г. по 2019г.); - Приказу МВД России от 30.12.2014 N 1149 (ред. от 21.07.2018) "О внесении изменений в нормативные правовые акты МВД России" (акт списания патронов к гражданскому и служебному оружию); - Административному регламенту Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче юридическому лицу лицензии на приобретение гражданского, служебного оружия и патронов" утвержденному Приказом Росгвардии от 27.02.2019 N 63. Приложение №5 (действующему с 2019г. по настоящее время) было предусмотрено и предусмотрено сейчас семь видов стрельб: учебные стрельбы, тренировочные стрельбы, контрольный отстрел огнестрельного оружия с нарезным стволом, проверка боя оружия и его пристрелка, стрелковые соревнования, выполнение служебных задач. Инструкцией о порядке учета, хранения, выдачи, использования и транспортировки боевого ручного стрелкового оружия, а также охотничьего огнестрельного оружия, используемого в качестве служебного, и специальных средств утвержденной приказом Минсельхоза России от 25.02.2013 N 119 предусмотрено шесть видов стрельб: учебные стрельбы, ученья, контрольный отстрел огнестрельного оружия с нарезным стволом, пристрелка оружия, проверка боя оружия, выполнение служебных задач в отделах территориальных органов Росрыболовства (п.2.15 Инструкции). Инструкция имеет многочисленные ссылки на приказ № 288 МВД РФ, т.е. фактически принята во исполнение приказа №288 МВД РФ. Интересно и видение вопроса глазами Рослесхоза РФ, отраженное Приказом от 17.06.1996г. № 98. Главой семь указанной инструкции предусматривалось проведение пристрелки нарезного оружия и проведение тренировочных стрельб. При этом тренировочные стрельбы проводились из оружия, прошедшего проверку технического состояния и пристрелку. Следовательно, информация разъяснительных писем по вопросу отнесения пристрелки охотничьего оружия к учебно-тренировочной стрельбе опять же противоречит нормам Главы XII и соответственно п.п.62 и 62(1) Постановления № 814: Охота отдельно, учебная и тренировочная стрельба отдельно. Утверждение, что пристрелка охотничьего оружия регулируется пунктом 62(1) Постановления № 814 и может производиться только на стрелковых объектах противоречит как самому п.62(1) (он не регулирует вопросы использования охотничьего оружия), так и подп. г) пункта 62 и всему п.62 Постановления № 814 разрешающему использование охотничьего оружия на охоте. Удивительно, что устранения противоречий в законодательстве привлекается Ростех. На совещании 18 апреля 2019г. специалистами Государственной Корпорации «Ростех» было доложено, что экспресс-анализ показал наличие проблемных зон, корректировка которых не затрагивает общественную безопасность, но значительно упрощает жизнь участникам рынка. Так в области охоты была выделена проблема, что пристрелка оружия перед охотой незаконно приравнена к незаконной стрельбе. Было принято решение создать специальную группу (общественное движение) под руководством М.М. Хубутия для полного определения проблемных вопросов оружейного законодательства и передачи предложений по их разрешению в Правительство России. Непонятно кем принималось такое решение? Где Ростех и где пристрелка и охота? Гражданину на регистрацию приобретенного оружия даётся две недели. Это срок, в течение которого необходимо убедиться в качестве купленного оружия. Проверить его в действии. Выявить скрытые дефекты. Осуществить пристрелку и отстрел оружия. Поверить бой оружия. Принять решение: регистрировать его или произвести замену в магазине. Гражданин должен иметь право на пристрелку независимо от времени года, от периода есть охота или нет. Независимо от наличия или отсутствия стрельбищ. Околица за поселком есть всегда, а стрельбища и тиры в целом ряде районов вообще отсутствуют. Просто необходимо уложиться в правила безопасности. Уже сегодня, срочно необходимо потребовать от Министерства Природных ресурсов отразить информацию по пристрелке охотничьего оружия в Правилах «Охоты», а возможно и непосредственно в законе «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов…». Почему не использовать Правила принятые ещё в СССР?  Чем они не устраивают? В каждом участке охотничьих угодий необходимо предусмотреть и выделить общедоступные стрельбища и места для пристрелки охотничьего оружия используя карьеры, овраги и специально оборудованные места. При этом, хотелось бы проводить аналогию с фактами и законодательными актами и ответственностью за нарушения гражданами в других сферах повседневной жизни. Необходимо соотнести ответственность за нарушения КоАП и УК РФ совершённые как охотниками, так и всеми другими категориями граждан, включая водителей автомобилей как средства повышенной опасности. На дорогах в ДТП гибнет ежегодно от 23 000 до 25 000 граждан России. Но до сих пор никому не пришло в голову лишать водителя автомобиля за нарушения.  Около 24 000 случаев домашнего насилия с применением кухонных ножей, сковородок, утюгов и других бытовых предметов! Так почему же по отношению к охотникам существует такая дискриминация?
11.02.2020
Горнолыжный трофей

Горнолыжный трофей

Именно такое определение первым приходило мне в голову в размышлениях об охоте на серну в австрийских Альпах. В убранстве альпийских шале повсюду непременно присутствуют небольшие с крючком рожки, и передо мной, как охотником, всегда вставал естественный вопрос: «Ну и где же они тут водятся?» Под горнолыжными подъемниками, на не тронутом лыжами снегу постоянно приходилось видеть дорожки следов от копыт, а вот самих серн – ни разу. Так и сформировалось устойчивое желание поохотиться на «диковинного» зверя – добыть того, кто живет там, где мы катаемся на горных лыжах. Романтично, не правда ли… И такой шанс неожиданно выпал, когда на новогоднем корпоративе КГО мне посчастливилось выиграть соответствующий лот – «Охота на серну в Австрии» от компании «ПрофиХант». Надо отдать должное туроператору и лично Артему Веселову – все оговоренные условия и пожелания были соблюдены в точности и в полном соответствии с лотом. К определенным лотом условиям я добавил возможность поехать с семьей и взять непосредственно на охоту дочь, что, в свою очередь, еще и жестко определяло даты поездки в период школьных каникул, несмотря на не самое оптимальное для охоты время (как утверждают сами австрийцы – лучше ноябрь или август). Примерно за неделю до выезда Артем сбросил мне все рекомендации и контакт моего австрийского пиэйча Уве, с которым я благополучно списался и согласовал мелкие детали. Кстати, в аренду предложено было выбрать карабин из достаточно богатого арсенала самого Уве. Выбор остановил на Blaser R93 в калибре .300 WSM. Изначально охота планировалась непосредственно в угодьях самого Уве, в местечке Rissek, но за день-два до поездки он решил, что лучше будет поохотиться в соседних угодьях, у своего знакомого егеря Ульриха. В Австрийской Каринтии, в местечке Muldorf мы оказались 5 октября. Встретились с Уве, разместились в типичных и душевных австрийских стометровых апартаментах с видом на долину. В соседнем доме находился не менее типичный и душевный ресторан отца хозяина апартаментов. Все просто, понятно и без лишней суеты. Итак, ближайшие три дня должны были быть посвящены охоте. После завтрака протестировал выданный мне карабин. Удивила простота подхода. Мы просто спустились в долину, отъехали один километр от трассы к небольшому озеру и не далее, чем в трехстах метрах от каких-то домиков, я выстрелил по мишени, установленной в кустах на противоположном берегу озера. Дорога в угодья Ульриха шла по вполне себе безлюдным скалам, заросшим высоким хвойным лесом. Относительно равномерно чередовался лес, голые скалы, ярко-зеленые лужайки с бренчащими своими колокольцами коровками. Изредка попадались вполне приличного вида сарайчики. Невероятно живописно! Ульрих живет посреди всего этого великолепия с женой и пятью детьми. И конечно же с коровками! Но когда мы приехали, Ульриха дома не оказалось. Из дома вообще никто не вышел (хотя, как мы потом выяснили, все кроме него самого были дома). В ожидании хозяина угодий мы с любопытством рассматривали двор его дома, по которому всюду валялись или были прибиты к стенам оленьи рога разных мастей. Этих животных хозяин угодий и его клиенты добывают чуть ли не из окон дома. Ульрих примчался минут через пятнадцать на своем пикапе и, поздоровавшись, гордо объявил, что был на разведке. Хотя не признался, видел зверя или нет. Но, самое главное, Ульрих выглядел именно так, как в моем представлении и должен был выглядеть – в австрийской охотничьей шапке с пером и кожаных портках. При этом вполне интеллигентной наружности! Пообщавшись с Ульрихом, мы на двух машинах выдвинулись вдоль живописнейшего ущелья непосредственно в угодья. И примерно через полчаса, выйдя из машин и пройдя по грунтовке в лесу метров двести, на противоположном склоне увидели пасущуюся серну, метрах в четырехстах. Значит, Ульрих не зря побывал на разведке… Теперь нам предстояло спуститься по склону и немного пройти по ложбине, что и было сделано без особых усилий. Подойдя к старенькому навесу-засидке, оказались непосредственно под вырубкой на склоне. Но между пеньками от срубленных вековых елей серны не было. Перешептываясь и перемещаясь постепенно правее, начали осматривать склон и в конце концов увидели самца на другом краю вырубки. За те полчаса, которые понадобились нам для подхода, зверь перешел с правого на левый край поляны и сейчас был всего в ста метрах от нас. Уве начал вести со мной такую беседу: мол, Михаил, смотри, решай, вроде, хороший трофей, да и самец, как ты хотел (перед охотой мы с ним обсудили пожелание охотиться только на самца и только с подхода). А я уже увидел не только то, что перед нами самец и очень приличных трофейных качеств, а и то, что он уже смотрит на нас сверху вниз и вот-вот сбежит в лес. Уве с Ульрихом так обрадовались «перфектному шуту»! Оказывается, далеко не все клиенты так хорошо стреляют. На 100 метров… Конечно же, это была удача и скоротечная, легкая охота. Но в то же время это была абсолютно дикая охота в открытых угодьях в дикой (насколько это возможно) природе Австрии. Просто так повезло! Трофей оказался и впрямь замечательный! По 23 см каждый рог. Возраст не считали, но понятно, что старый. И я в этой поездке лишний раз убедился в правильности своего подхода к охоте – это не просто рога на стенку, а путешествие с возможностью окунуться в новую атмосферу. В результате у нас еще осталась масса времени, чтобы покататься с семьей по Каринтии и насладиться австрийским гостеприимством.
27.01.2020
Растущий охотничий рынок Китая

Растущий охотничий рынок Китая

Охотничий рынок может значительно вырасти благодаря все возрастающему количеству состоятельных людей из Китая, которые интересуются охотой. В ноябре состоялась ежегодная встреча членов профессиональных охотников Южной Африки, на которой выступил Джерри Ли, исполнительный директор и основатель первой охотничьей выставки в Китае. Г-н Ли провел презентацию в которой рассказал о растущем интересе к охоте среди состоятельных жителей Поднебесной.Уже сейчас в стране существует большой сегмент охотников, которые заинтересованы в расширении своей охотничьей географии. Растущий интерес и подтолкнул г-на Ли запустить проект Китайской Охотничьей Выставки в 2019 г. Она стала первой международной выставкой такого плана. Он пригласил членов Профессиональной Ассоциации Охотников принять участие в следующем шоу в марте 2020 в Китае.Несмотря на жесткие правила по контролю за использованием оружия, охотничья и спортивная стрельба находят все больше и больше поклонников среди китайских граждан, которые становятся членами государственных охотничьих клубов. Охота в Китае разрешена только на территориях, закрепленных за так называемыми охотничьим компаниями, которые принадлежат государству.По словам Ли, сейчас в стране зарегистрировано 180 таких компаний. Они существуют в 21 из 26 провинций Китая. Число членов клуба может доходить до 13 000 человек. Основным объектом охоты в Поднебесной является дикий кабан, лицензии выдаются региональным правительством провинции, где организуется охота.Кто он, китайский охотник? Ли считает, что большинство из них принадлежать к верхушке среднего класса и к состоятельным людям. « Китайский охотники очень богаты,- говорит Ли.- Как правило, большинство из них имеют свой собственный бизнес или занимаются инвестициями».Что отличает этих людей от охотников из других стран? К сожалению, у них нет за плечами того, огромного опыта охотничьей культуры, который сформировался у охотников из Северной Америки, Европы, Африки и других стран. Рынок этой страны только зарождается, и его участники заинтересованы в охотничьем туризме за пределами своей страны и могут позволить себе самые разные виды охот.Большинство местных охотников мечтают иметь трофейные комнаты, наподобие тех, что они видели в книгах, но почти все они не имеют достаточных знаний для этого. И одной из целей выставки стало повышение образования и укрепления связей между китайскими охотниками и их международным сообществом.«Китайские охотники доверяют зарубежным аутфитерам и полны желание путешествовать и охотиться»,- сказал г-н Ли.В первом шоу в 2019 году приняли участие операторы из Африки, Новой Зеландии и Канады. Джимбо Мур из Чапунго- Камбако Сафари один из участников, сказал, что Китай это большой рынок с огромным потенциалом, но те операторы , которые заинтересованы в клиентах из Китая должны быть готовы обучать своих их искусству охоты. «Новые охотники» полны желания принять участие в как можно большем количестве охот и добыть как можно больше трофеев, но их еще не хватает знаний и опыта трофейных охотников. Большинство из них просто хотят оказаться в настоящем буше и готовы стрелять по любой цели, которую могут видеть в прицел. Они полны энтузиазма, но им необходима помощь гидов чтобы стать настоящими профессионалами. По словам Мура, среди китайских охотников есть те, кто уже готов к настоящей охоте, но и есть и те, кому пока достаточно принять участие в отстреле бракованных животных прежде, чем они смогут принять участие в настоящем приключении.Ли описывает Китайскую Охотничью Выставку, как международную платформу, где представители всех сфер бизнеса причастных к миру охоты, могут найти то, что их заинтересует. В выставке принимают участие охотничьи аутфитеры, агентства и производители охотничьих и сопутствующих товаров.Цель Выставки помочь охотникам поднебесной и производителям охотничьего оборудования лучше узнать и взаимодействовать с коллегами из международных сообществ.«Мы открыты к сотрудничеству с партнерами со всего мира. Наша цель развивать охотничий рынок нашей страны и лучше узнать охотничью культуру мира».Для получении более подробной информации по участию в шоу посетите наш сайт www.chinahuningshow.org.cn. Связаться с г-н Ли вы можете по почте jerryli@chinahuningshow.org.cn.
21.01.2020
ВПЕРВЫЕ В МИРЕ: РУБЕЖ ПОЛСТА!

ВПЕРВЫЕ В МИРЕ: РУБЕЖ ПОЛСТА!

Президент КГО Эдуард Бендерский стал первым охотником в мире, добывшим 50 горных копытных по списку Capra КГО, и обладателем Приза «КОЗЛЫ МИРА СУПЕР 50». Как-то Эдуард Витальевич Бендерский сказал: «Моя жизненная позиция – занимаясь чем-либо, ставить перед собой высокие цели и стремиться их достичь. Горная охота во всем мире приобретает все большую популярность среди охотников, они создают клубы, достаточно узко специализированные в плане объектов охоты и стараются выйти на определенные уровни. И я решил поставить перед собой подобные цели. Где-то с 2010 года стал отдавать предпочтение горным охотам, и коллекция трофеев начала довольно быстро расти. Сегодня не меньше 80% моих охот – это охоты на горных копытных». И вот в начале октября текущего года Эдуард Бендерский первым в мире добыл 50 ВИДОВ, ПОДВИДОВ И МОРФ ПО СПИСКУ CAPRA КГО! Списки Ovis и Capra существуют и в других клубах горных охотников мира, однако есть два важных отличия. Во-первых, в иностранных клубах введено искусственное ограничение по количеству горных копытных, которых могут добыть охотники (в то же время по другим видам животных – оленям, например – подобных ограничений нет). Трофейная комиссия КГО сняла подобные ограничения и существенно расширила списки. Во-вторых, в списке GSCO, например, 47 баранов, но уже несколько лет как добрый десяток из них попал в Международную Красную книгу. То есть кто-то когда-то, до того, как эти животные попали в МКК, добыл их, и в число этих счастливчиков ни один новичок уже не сможет попасть – достичь уровня в 40 баранов теперь невозможно априори. Если говорить о списке Capra GSCO, то в нем чуть больше сорока объектов, из которых тоже несколько зверей законно добыть нельзя. Кому и зачем нужны такие непонятные ориентиры, остается загадкой. Клуб горных охотников пошел по другому пути – в рейтинги КГО включены животные одного вида или подвида, но добытые в разных регионах, в разных странах. То есть клуб делит вид не только на подвиды, но и на популяции и морфы. Это дает много плюсов: у охотников появляется стимул испытать новые приключения в незнакомых местах, познакомиться и пообщаться с людьми в этих районах. В то же время это обеспечивает работой людей на местах, создает возможность увеличивать популяции этих животных, которых охотхозяйства начинают беречь, охранять от волков и браконьеров. Если не для таких целей существует клуб охотников, то тогда для чего?! У членов КГО есть возможность добыть и 50 горных копытных, и 60 горных копытных, поскольку списки гораздо шире. При этом КГО ни с каким клубом не соревнуется, наоборот стремится продуктивно контактировать, сотрудничать. И никто не против того, чтобы члены КГО являлись членами других охотничьих клубов. Однако, при всем уважении к североамериканским клубам и охотникам, к их опыту и статусу, они не являются по указанным причинам для КГО системно определяющими. Традиционно, поскольку в США, откуда пошло увлечение горными охотами, несколько видов горных баранов и всего один вид Capra – коза скалистых гор – охотники стараются превзойти друг друга в добыче баранов. Не случайно один из американских Больших шлемов – это 4 барана, обитающие в Северной Америке. Но мир не ограничивается североамериканским континентом, и в нем ничуть не меньше горных копытных, относимых к группе Capra. При этом охота на некоторых из них нередко оказывается гораздо интереснее потому, что они обитают в наиболее труднодоступных местах, предпочитают скальный рельеф, из-за чего охотиться оказывается тяжелее. В свое время, с удовлетворением оценив сложность добычи козерогов, Эдуард Бендерский, продолжая охоты на баранов, предпочел им добычу представителей Capra, и в результате сначала достиг уровня Супер 40, а к настоящему моменту – Супер 50! Редакция журнала и администрация Клуба горных охотников поздравляет Президента клуба, Эдуарда Витальевича Бендерского с выдающимся результатом и желает новых достижений в этом непростом и важном для сохранения и приумножения дикой природы деле!
15.01.2020
Магия настоящего САФАРИ
КАВКАЗ - МОЯ ПЕРВАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ОХОТА (продолжение)

КАВКАЗ - МОЯ ПЕРВАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ОХОТА (продолжение)

День пятый.   Выспавшись в уютном доме после охоты на Кубанского тура, утречком выехали из села. Еще раз пристреляли винтовку, т.к. если помните предыдущие выстрелы серьезно отклонялись правее. Каково же было удивление и чувство удовлетворения, что интуиция не подвела, группа «пуля в пулю» из двух выстрелов отклонилась правее на пять сантиметров на 100 метрах, а это почти две угловые минуты!   Выдвинулись далее в новое ущелье уже ближе к самой высокой вершине Европы и России - Эльбрус (5642м). Считается районом обитания средне-кавказского тура, который является гибридом между двумя видами: западно-кавказским кубанским и восточно-кавказским дагестанским.     На этот раз к лагерю можно было доехать на машине, и мы ехали как на батуте по ухабистой дороге почти на новом УАЗе Хантере. Меня несколько развеселило, что новый продукт автопрома до сих пор имеет три ключа: зажигания, дверей и багажника. И у проводников это занимало некоторое время: правильно подобрать ключ для открытия багажника, к примеру.   Почти у окончания лесной зоны на высоте 2100м был небольшой лесничий домик из кругляка, где мы с Максимом и разместились, а наши проводники в палатке рядом. На ужин приготовили незамысловатое блюдо макароны по-флотски, но хочу сказать, что было невероятно вкусно и я уплетал порция за порцией. Проводник поделился одним секретом готовки: он использовал белорусскую тушенку.   На следующий день вышли в четыре часа утра. Взяв темп, шли по ущелью вдоль горной реки в темноте. После рассвета начали крутой подъем на правый склон. После взятия склона поняли, что подъём еще не завершился и мы всего лишь подошли к подножью другой каменной гряды, усыпанной небольшими камнями, среди которых были и «живые». Это усложняло подъём, но что поделать охотничий инстинкт хороший мотиватор. Мы взяли и этот склон поднявшись на самую вершину на 3300 метров. 1200 вертикальных метров за сутки мой новый личный рекорд подъема. Кроме трофея, которого не на всякой охоте добываешь, горные охоты дают еще один вид удовлетворения - это преодоление себя для достижения новых результатов и собственных рекордов.   На дальней точке перпендикулярного хребта проводник увидел отличного тура, который отдыхал на солнечной стороне почти у вершины. Обсуждая подход к нему, решили, что лучше ждать, другие туры и особенно самки, которые находились между нами могли спугнуть нашу цель. Возможно, что отдохнув, туры начнут подходить к нам или хотя бы перевалят на другую сторону склона. Прождали несколько часов, наблюдая за ними в трубу. На самой вершине они чувствовали себя в безопасности. Ожидание напрягало...   В какой-то момент самки начали переваливать на другой склон, и самцы не спешно последовали за ними. Мы быстро собрались и пошли за ними. Пройдя метров 700 по хребту мы начали спуск раньше, чем то место где спустились они. Спускались по кулуару к одному из плеч. Уклон кулуара был очень сильный в 40-45 градусов с глубоким снегом в один метр. Преодолев его, мы залегли на плече изучая склон. Гора была исполосована глубокими кулуарами и острыми ребрами. Но туров не было… Я нервничал, предлагал разные варианты продолжения подхода. Но Максим и наш проводник не приняли мои доводы и сказали, что нужно ждать снова. Здесь они были правы, это я привык всегда что-то делать, а часто нужно и полезно ничего не делать)   Хочу отметить профессионализм Максима и проводников, которые уже второй раз рекомендовали ждать, останавливая подход. Я бывал на других охотах, где проводники часто идут напролом и конечно, отпугивая животных. Вдруг мы увидели одного самца, но это был не тот. Через некоторое время как первый самец перевалил на другую сторону горы появился и наш тур.   Дул шквальный ветер: Кестрел показал 10 метров в секунду с порывами. Дистанция до тура 570 метров! До этого я стрелял 470м и это была новой дистанцией выстрела для меня. Сложные условия... я сменил позицию, чтобы найти более комфортное положение. Ждал... ведя перекрестье за туром, который медленно поднимался к вершине. Я ждал момента, когда стихнет ветер, уверен напряжение у Максима и проводника было на пределе, ведь мы проделали такой путь забравшись на эту высоту и вот он тур, но условия были тяжелыми. На этот раз они молчали, не напрягая призывами к выстрелу. У меня же напряжение как сняло рукой и пришло какое-то абсолютное спокойствие и хладнокровие. Пока вел его в прицел, в мозгу последовательно анализировались факторы стрельбы: ветер, техника спуска курка, давление ложа на мое плечо, дыхание. Периодически левая рука нажимала кнопку на оптике для определения новой дистанции для расчета правильной баллистики. С момента как я вел тура прошло аж 4 минуты, столько времени потребовалось, чтобы ветер стих до 3-5 метров в секунду. Мой охотничий момент истины наступил... я медленно начал сжимать курок... выстрел. Автоматом перезарядился. В оптику видел, как передернуло тура, и он пробежал метров десять к вершине, но не смог продолжить и развернулся резко вниз. Проводник  сказал: "попал, попал отправь второй, когда остановится" через метров тридцать тур остановился и я произвел второй выстрел в лопатку. Тур подскочил вверх и тут же бросился бежать вниз, но уже через метров 50 упал.   Все смотрели в свои оптические приборы, короткое мгновение молчания пока мы все осознавали, что произошло или пока эндорфины, не взорвали наш мозг... а дальше радость, эйфория всей команды от отличной и крайне сложной охоты. Чувство глубокого удовлетворения не покинет меня еще долгое время, точно могу сказать, что трудовые охоты дают особое чувство счастья.   С огромным чувством благодарности Всевышнему я сделал земной поклон. Я верю, что именно Его предопределением животные подходят и встают в удобную позицию и складываются все другие факторы для удачной охоты или наоборот и охота завершается без результата.   Обсудили как все у нас прошло. Ребята подшутили, что с выдержкой у меня явно все в порядке. Решили поторопиться, через час уже закат. Нам предстояло опять подняться по кулуару на гребень и попробовать обойти башню над нами. Напрямую к туру мы не смогли подойти, на плече на котором мы находились был резкий обрыв. При подъеме в кулуаре пригодилась треккинговая палка, совмещенная с ледорубом. При таком угле я цеплялся ледорубом за скалы, - что помогало держать равновесие и дополнительно использовать силу руки. Ледоруб также поможет вам при прохождении ледников или склонов с крепким снегом, где есть риск сорваться.   Перевалив за гребень, снова спуск по кулуару и балкону на другую сторону склона. Здесь, спустившись к подножью этой башни мы поняли, что не сможем пройти дальше для выхода на седловину за этой башней. Как в передаче "Что, где, когда" высказывали разные идеи, но в итоге с учетом вечернего времени решили, что наиболее безопасно вернуться той же тропой к базовому лагерю и на следующий день подняться к туру по той же балке, в которой он залег.   Часто я ловлю себя на мысли, что не хочу проигрывать взятую высоту и что хотел бы остаться там же, разбив флай кэмп, чем спускаться на базу и снова подниматься на следующий день. Но для этого нужно с собой брать бивак: мини палатку, спальник, также еду и запас воды если нет снега. Всего этого у нас не было. С другой стороны, это дополнительно около четырех килограмм веса на человека, которые нужно брать на такой случай.   Мы начали спуск к базовому лагерю в приподнятом настроение, ведь результат уже есть, и вроде оставалось лишь добраться до тура с другой стороны горы. По дороге наконец-то мы полюбовались Эльбрусом, который особо выделялся в этом горном массиве. Был шквальный ветер, такой, что мы просто не слышали друг друга, т.к. ветер тут же уносил наши звуки. Суровость заснеженных гор при закате солнца давала неописуемую красоту. И мы спускались окруженные красотой, поглощенные в свои мысли. Я шел с огромным чувством удовлетворения, я доказал сам себе, что могу преодолеть эти испытания - это закаляет дух мужчины.   На половине спуска уже пришлось включить налобные фонари, при спусках у меня часто начинают ныть колени, и чтобы избежать этого я ношу ортопедические наколенники. Также я применил новую тактику спуска с подпрыжкой, оказалась очень эффективно и в плане скорости, и в плане снижения давления веса на колено. Ведь тело еще не успевает полностью опереться на одну ногу, как ты уже ставишь другую ногу.   Хочу отметить, что на кавказских охотах впервые использовал 30-литровый легкий дневной рюкзак с функцией крепления ружья, весь этот вес уходил в тазобедренную часть и малая часть на плечи, что оказалось крайне удобным. Также можно складывать лишние слои одежды при подъеме и наоборот утепляться на засидках. Нести запас еды и утвари. Кстати, очень важно всегда брать с собой средний пуховой слой одежды (down insulation) как верх, так и низ, это жизненно важно если придется по каким-то экстренным причинам остаться на горе на ночь и в холод.   В тот день мы в итоге прошли 17,5 километров, взяли 1200 вертикальных метров. Весь поход туда-обратно занял более 17 часов. А количество эмоций нельзя описать цифрами, но оно точно зашкаливало, даже в сравнении с моими другими охотами.   Мы вернулись в лагерь, но хорошие эмоции не давали взять верх усталости. Мы все долго обсуждали прошедший день и другие охотничье дни. Я был очень благодарен Максиму и проводникам, вообще у них работа дарить чувство счастья, редко встречаются такие профессии в жизнедеятельности человека. Я понял, что важно ездить в такие поездки с аутфиттером, который имеет опыт оценки трофейных качеств животного, правильного подхода. Это не относится к нашим проводникам в этой поездке, но часто из-за наплыва охотников в ограниченный сезон, задача проводников бывает быстрее завершить охоту. Что я и доказал в своей другой охоте без аутфиттера, когда добыл не самый лучший трофей из возможных. В случае Максима это еще постоянный смех от шуток и обсуждения охот, этики, и других факторов нашего хобби. И к тому же он очень классный видеооператор с навыками охотника, ведь важно правильно подкрасться к животному. Успеть правильно поставить камеру и на животное и на охотника чтобы эффектно заснять выстрел и попадание, не говоря уже о съемке природы с дрона.    Мне повезло с проводниками: у нас не только религиозные и исторические тюркские корни, но и общая любовь к охоте и природе. Они очень постарались найти мне хорошего трофейного тура, завели туда куда никогда и не ходят ввиду сложности, но со знанием, что старые трофейные самцы всегда в тяжелых и безопасных местах.    Конечно, охота еще не завершилась, как мне казалось. Совершена простительная ошибка: доболтались до поздней ночи, что не позволило хорошо выспаться ведь завтра предстоял тяжелый день поиска и спуска нашего тура. По моей просьбе снова ели макароны по-флотски, понравились что еще сказать!   На следующий день снова в путь ранним утром. Один из проводников остался у реки, чтобы ориентировать нас в скалах наблюдая в подзорную трубу. Второй проводник, Максим и я начали крутой подъем. Недосып очень плохо отражается на выносливости, мой подъем был намного хуже, чем вчера и на одной трети я уже не мог не остановиться и не поспать. Передав, свои кошки проводнику я остался. Они вдвоем продолжили путь. Немного подремав, я начал искать их в бинокль и увидел, что они метров 200 от меня у подножия более отвесной балки и Максим уже возвращался в мою сторону, а второй проводник продолжал подъем. Когда Максим вернулся, он рассказал, что без кошек там делать нечего: замершие ручья и затвердевший снег с таким уклоном делали подъем очень опасным. Когда проводник уже спустился он сказал, что кошки были критически важным элементом успешного подъема и спуска, и пожалел о решении отказаться от предложенного ледоруба.   В общем героическими усилиями нашего проводника тур был спущен уже к вечеру. При этом большей части туши к большому сожалению спустить не удалось. Я подарил кошки нашему проводнику, это снаряжение может спасти жизнь когда-нибудь.   Мы сразу оценили трофейные качества. Это был средне-кавказский тур с рогами в 82 сантиметра в возрасте 13 лет. Красивые рога, с хорошей базой, я был счастлив. Сделав фотосессию, мы начали возвращаться на базу. Уже при спуске грусть начала подкрадываться ко мне, ведь охота завершилась, и я буду возвращаться к суете сует. Человек очень контрастное существо: с одной стороны, грусть завершения и не желание возвращаться к рутине жизни, а с другой стороны я уже начал скучать по семье, моим сладким детям.   Вернувшись, мы поужинали и собрав вещи начали спускаться. Мы покидали незабываемые кавказские горы и поселок Эльбрусский уже по дороге в Минеральные воды.   Хочу завершить свой рассказ стихом, который я составил из текста одной из книг горного охотника:   Я начал путь свой по земному шару среди гор и не представлял места, которые увижу и людей которых встречу и животных которых даст Аллах мне добыть!
25.12.2019
Кавказ - моя первая зарубежная охота

Кавказ - моя первая зарубежная охота

Для меня это очень волнительная поездка. Первая охота за пределами моей родины – Киргизии, впервые меня будут сопровождать новые незнакомые мне люди, при этом они профессионалы этого дела. Будут оцениваться твои физические способности, выносливость, хладнокровие, умение стрелять, проявление терпения в суровых условиях. Тянь-Шаньские горы около Бишкека очень сложные, со средними углами в 30-40 градусов, но что ожидает на Кавказе я не знал, в отчетах указано что это одна самых трудных и даже опасных охот в России. Все это волновало меня несколько дней перед вылетом. Я отношу себя к подготовленным охотникам: не пропускаю сезон охоты у себя, стреляю на стрельбище. Изучал все элементы охоты: баллистику, снаряжение и готовил себя физически. К своей первой зарубежной охоте готовился особо, ведь в течении месяца я снизил свой вес с 87 до 79 кг, дополнительные 8кг на охоте лишними не будут. Перед выездом я узнал, что на охоту присоединиться Максим Воробьев основатель и руководитель компании ПРО (Профессиональные Русские Охотники), к которой я обратился для организации охоты. Меня это очень обрадовало, для новичка как я, охотящегося впервые за рубежом, такая поддержка нужна. И вот волнительный день вылета настал, накануне собрал свое снаряжение по своему обычному чек-листу. И ночью выехал на рейс Аэрофлота в Москву. Я минималист и все мое снаряжение с едой уместилось в 85 литровый рюкзак, 60 литровый гермо-мешок и 32 литровый дневной рюкзак. Из неудобств было то, что при переезде между терминалами в Шереметьево нельзя было использовать каталки для перевозки багажа, и пришлось все тащить на себе некоторое время. В следующий раз нужно будет взять сумку с колесиками. Если читатель позволит я буду коротко описывать опыт использования различного снаряжения. Возможно это будет полезно. В аэропорту встретился с Максимом, знакомство и общение сразу пошло легко, и мы говорили на разные охотничьи темы до самих Минеральных вод куда мы прибыли около 4 часов дня. Погода была пасмурная, и ожидала снегопада который должен был пойти на следующий день. Несколько часов переезда из аэропорта в Карачаево-Черкесию поселок Эльбрусский в компании Максима и представителя нашей принимающей стороны прошли незаметно. Оказалось, я первый киргиз - трофейный охотник в этой местности. Утром познакомились с двумя нашими проводниками. Пристреляв ружье и подтвердив на дистанции в 600 метров, мы выдвинулись в ущелье. К обеду начали 3-х километровый подъем с высоты 1600 метров к месту нашего базового лагеря, на высоте 2200 метров и который мы сделали за пару часов. Шли через лесистую местность вдоль горной речки. Наслаждались красивыми видами здешней природы, которая очень напоминала горы и леса Иссык-Аты. В целом эту охоту можно назвать backpack hunting (охота с рюкзаком) с пометкой что базовый лагерь не менялся. Вечером разбили лагерь. Установили палатки. Чтобы не рисковать попасть на соседа, который храпит, я люблю спать один. Тут же на склоне увидели группу туров, очень интересные животные которых я увидел впервые. Ну а вечером начался снег... В эту поездку я решил поэкспериментировать по рекомендации Джейсона Хейрстоуна основателя компании Kuiu. Взять с собой более легкий пуховой спальник для нуля градусов в 660 грамм вместо более тяжелого также пухового, но для -30 градусов в 1500гр. Но спать одетым в средний слой пуховой одежды при температуре -8С. Эксперимент для меня прошел почти приемлемо, но все-таки в следующую охоту буду брать соответствующий более тяжелый спальник. Проснувшись утром вышел из палатки и обнаружил как изменилась природа вокруг: все было в снегу. За ночь прилично навалило и снег продолжал идти. Проводники сообщили что можно продолжать отдыхать, т.к. как выход в такой снегопад не имеет смысла. Здесь в рамках рекомендации: если не менять ежедневно базовый лагерь, то стоит взять двухместную более просторную палатку, да тяжелее, но более комфортно, чем в тесноватой одноместной. Я наслаждался общением с проводниками и Максимом, это первая встреча с людьми, которые разделяют с тобой любовь к охоте и природе. Горная охота это не просто хобби, это становится стилем жизни. Я хожу по лестнице вместо лифта, слежу за диетой и весом, ведь на похудевшие 8кг я «бесплатно» могу нести в горах ружье и даже бинокль. Даже привычное постоянное слежение за скоростью ветра оттачивает навыки оценки. Конечно не стоит упоминать о вредных привычках, которые в суровых горах обойдутся очень дорого. Когда представлялась возможность между туманами, мы наблюдали группу туров на противоположном склоне. Туры намного крупнее привычных для меня козерогов при этом рога короче. Поэтому видишь крупное тело и сливающиеся с ними рога. Козерога более легче увидеть в горах из-за выступающих рогов. Среди этой группы выделялся один достаточно крупный самец и мы решили сделать подход к нему чтобы разглядеть поближе. Из-за крутых скал мы смогли снизить дистанцию лишь до 900 метров, рога были оценены проводником и Максимом не плохими. На такой дистанции не решились стрелять, тем более с туманами, которые как волны накрывали туров и отпускали. На следующий день снег прекратился, но был туман. Мы вышли из лагеря и начали поход выше по речке. Было очень красиво: лес покрытый снегом и туман создавал невероятно захватывающие виды. Пройдя всего полтора километра, мы увидели группу самцов на немного скрытой балке правее от нас. Начали подход к ним. Туман продолжал играть. Среди группы из приблизительно 15ти туров мы увидели крупного, темного самца, которого решили брать. Здесь выявился один из немногочисленных минусов моей любимой оптики Swarovski dS5 при работе в тумане. Не простреливалась дистанция, чтобы рассчитать баллистику. Барабанов чтобы сделать это вручную можно сказать нет. Напряженные моменты выбора позиции среди бурно растущего рододендрона были очень непривычны для меня: ведь дома я обычно охочусь на каменистой местности без особой растительности. Выбор правильной, удобной позиции один критически важных навыков для горных охотников, который вырабатывается опытом. Играющий туман, не простреливающая оптика, выбор позиции, - все это создавало напряжение для меня и моих проводников. Они повторяли все время про необходимость выстрела, - т.к. животные двигались и могли исчезнуть за скалами. В самый последний момент, когда выбранный тур начал скрываться за камнем, удалось определить дистанцию, которая составляла 470м. Оптика показали новое перекрестье. Я уже не видел головы тура и одну третью его тела, но произвел выстрел. Группа рванула вправо. Первое время было непонятно, попал ли. Вдруг проводники сказали, что попал, хотя самец даже начал обгонять всю группу. Когда он на мгновение остановился, я произвел второй выстрел, целясь в область лопатки. Туры - очень крупные животные и он некоторое время доходил, прежде чем упасть и скатиться к ручью в глубине ущелья. Я был благодарен Всевышнему за Его милость! Добыт мой первый трофей за пределами родины. Им оказался 12 летний самец с рогами 77см и очень большой базой. Проводники удивились, осматривая рога, что им оказался Кубанский тур, а не средне-кавказский. Кончики рогов загибались вниз как у козерога, а не вдоль тела. Также борода росла с подбородка, а не по бокам. В целом это не удивительно - ведь мы находились на приграничной территории двух подвидов. Западно кавказский тур или кубанский тур обитает в западной части Кавказских гор в относительно маленьком ареале чуть менее 5000 кв километров. Кубанский тур назван в честь реки Кубань в Карачаево-Черкесии которая берет свое начало около пика Эльбрус. Что меня очень удивило первый выстрел попал в заднюю часть туловища. То есть пулю отклонило вправо достаточно сильно для 300го калибра и дистанции в 470 метров. Также и вторая пуля попала чуть правее лопатки в живот. Я не очень понимал природу отклонения пули и сомнения начали терзать меня что пристрелка расстроилась. Позже мы вспомнили, что в первый день, когда наблюдали за турами в тумане на крутом склоне, ружье завалилось и упало оптикой на камень. Проведя еще раз пристрелку ружья, мы узнали, что сбили прицел. И он стрелял аж на 5см вправо на 100 метров. Удивительно, что вообще попал в цель. Сделав фотосессию и разделав тушу, мы начали спуск и возврат на базу. Я был в целом очень доволен охотой. Вечером в лагере развели костер, чтобы просушить обувь и одежду. Проводник с очень умелыми руками сделал шампуры из дерева и приготовил вкуснейший шашлык из нашего добытого тура. Здесь один из ребят рассказал, что американские охотники строго на строго запретили солить мясо при его мариновании. Это они делают только на окончательном этапе жарки мяса, чтобы мясо не высушилось. Шашлык приготовленный на природе был вкусным. На следующий день мы опять вышли в поход, теперь уже более длительный. В этот день мы прошли 12,6 километров с высоты 2200 до 2900 метров над уровнем моря. Хочу отметить, что тренировки и мои походы в Киргизии не прошли даром, и я очень хорошо шел шаг в шаг с проводниками, неся ружье и дневной рюкзак весом около 8кг. Я был несколько удивлен легким для меня походом, но здесь сказывалось, что на родине я хожу на высотах между 3000 и 4000 метров над уровнем моря с углами 30-40 градусов. Здесь, хотя горы такие же отвесные, все-таки высоты ниже на 1000 метров. А значит насыщенность кислорода выше, что делает подъем более легким. При переходе некоторых отвесных балок использовал альпинистские кошки. У меня очень легкая модель весом всего 420грамм. Кошки must have (должны быть) для горных охот в октябре-ноябре месяце, что мы еще раз подтвердили несколько дней позже. В целом мы видели много туров - на каждой горе по несколько групп. В виду обилия животных сложно было организовать хороший подход, т.к. самки начинали сигнализировать об опасности и животные уходили. В этом походе активно использовали трубу для определения трофейных качеств. Это тоже must have для трофейных охот. И я получил первый опыт активного использования трубы вкупе с адаптером для мобильного телефона. Что позволило оперативно снимать видео и фотоматериалы и с дополнительным увеличением оценивать рога на телефоне. К вечеру мы спустились к базовому лагерю. Немного передохнув, решили сразу спуститься в село, чтобы на следующий день переехать в другое ущелье, - для поиска среднекавказского тура. Я получил огромное удовольствие от этой охоты. Было сложно температура -80 С ночью, сильный снег, туманы. Скажем: полный спектр погодных сложностей придали этой охоте особый вызов, как испытанию. Конечно особенно запомнятся ночевки в палатке со спальником. Продолжение следует...
11.12.2019
Проект «Серна в Крыму»

Проект «Серна в Крыму»

Еще в 1961 году известные советские ученые-зоологи Гептнер В.Г., Насимович А.А. и Банников А.Г. в фундаментальном труде «Млекопитающие Советского Союза. Парнокопытные» выдвигали идею акклиматизации серны в горах Крыма. На первый взгляд, эта идея представляется весьма заманчивой, поскольку условия крымских гор во многом совпадают с альпийскими в Европе, где серна обитает с незапамятных времен. Кроме того, это животное прекрасно акклиматизировалась в Новой Зеландии, и сам факт его интродукции в места, где оно ранее не обитало, позволял надеяться, что и в Крыму серна прекрасно прижилась бы. То, что в Крыму это было бы скорее реинтродукцией, чем интродукцией, следовало из отчета об экспедиции по Крыму профессора зоологии Киевского университета Карла Кесслера в 1858 году, который сообщал: «…гораздо многочисленнее (в сравнении с оленями – А.Г.) в горных лесах Крыма серны». Руководствуясь приведенной выше информацией и желанием всячески способствовать повышению численности и разнообразия в России горных копытных, Клуб горных охотников посчитал целесообразным провести научное изучение этой проблемы, для чего заключил с ФБГУ «Федеральный центр развития охотничьего хозяйства» договор о проведении предварительных исследований по возможности (ре)интродукции серны в Крыму. В соответствии с договором сотрудники ФГБУ и привлеченные специалисты должны были провести анализ исторического ареала серны на территории нашей страны, в частности в Крыму. В задачу специалистов входило также изучение возможности (ре)акклиматизации серны в Крыму в современных условиях. Для чего планировалось изучить не только соответствующие фаунистические источники и провести анализ правовых документов, но и определиться в ходе полевых работ с оптимальной для (ре)акклиматизации серны территорией в пределах полуострова. Речь шла о территории с минимумом лимитирующих факторов (минимум или полное отсутствие крупных хищников и минимальное антропогенное воздействие), достаточной пастбищной емкостью и иными аналогиями с биотопами кавказской серны. К настоящему времени камеральные и полевые работы уже завершены и ответственными исполнителями (главный специалист 1 категории к.б.н С.Л. Пономаренко, ведущий специалист к.б.н. Т.П. Сипко) подготовлен отчет «Крым – территория вероятного исторического ареала серны (Rupicapra rupicapra L. 1758) и перспективы ее вселения в устоявшуюся экосистему». В соответствии с частью 1 статьи 9 №33-ФЗ от 14.03.1995 г. «Об особо охраняемых природных территориях» на территории государственных природных заповедников запрещается интродукция живых организмов в целях их акклиматизации. Так что в отношении Крымского природного заповедника оставался только вариант с реакклиматизацией. Консультации со специалистами Крымского федерального университета, а также изучение литературных источников исключили вероятность обитания серны на территории полуострова. Что касается упомянутого выше отчета Карла Кесслера, то, вероятнее всего, он оговорился, назвав серной косулю, поскольку в странах Восточной Европы, например, косуль называют srnčy. Не подтвердили вероятность обитания серны в Крыму и данные многолетних палеонтологических исследований. Таким образом речь может идти только об интродукции серны на территориях охотничьих хозяйств. Тем не менее, специалистами были изучены условия потенциальных биотопов для обитания серны на территории заповедника и проведены визуальные оценки на маршруте протяженностью более 130 километров. Оказалось, что многие территории заповедника обладают значительно потравленными пастбищами, благодаря обитающим там оленям, косулям и муфлонам (плотность населения копытных в заповеднике составляет 64 особи на 1 тысячу га); серьезный ущерб особенно в зимний период наносят копытным одичавшие собаки и появившиеся с 2014 года в заповеднике волки, а скальники, на которых копытные могли бы укрыться от хищников, обнаружены только в незначительных по площади местах, где невозможно обитание больших популяций серны. Так что и с точки зрения оптимальных биотопов идея интродукции серны на охраняемых территориях не нашла поддержки. В конце июня специалистами ФБГУ были обследованы территории ГАУ РК «Алуштинское лесное хозяйство» и ГБУ РК «Охотничье хозяйство «Холодная гора» (общая протяженность маршрута – 143 км). В Алуштинском хозяйстве Демерджи яйла находится в зоне охраны охотничьих ресурсов, и на ее территории охота запрещена. Здесь также оказалась достаточная кормовая база и высокая защитность угодий для расселения серны. По прогнозам специалистов ФБГУ здесь могло бы обитать до 85 голов серны. На хребте Караби яйла в охотхозяйстве «Холодная гора» возможно обитание более 100 голов серны. Эти два центра общей площадью 4861 га расположены в 4 километрах друг от друга, и со временем здесь могла бы образоваться общая микропопуляция серны численностью не более 200 голов. При этом необходимо отметить, что, по крайней мере, один крымский специалист, а именно кандидат биологических наук, заведующий лабораторией мониторинга очаговых экосистем А.И. Дулицкий дал негативную экспертную оценку возможности акклиматизации серны на территории Крыма. Его основным аргументом является то, что площадь предполагаемой акклиматизации невелика и плотно заселена копытными, из-за чего заселение этих территорий серной может привести к серьезным экологическим проблемам. В качестве примера Дулицкий привел негативный опыт троекратного расселения в Крыму зубра, для которого площади лесов полуострова оказалось недостаточно. На основании проведенных исследований ФБГУ «Федеральный центр развития охотничьего хозяйства» сделал заключение, которое мы приводим полностью: Заключение «Согласно полученным литературным и опросным данным следует полагать, что п-ов Крым не является историческим ареалом серны (Rupicapra rupicapra L. 1758). В результате проведенных исследований не имеются аргументированные данные для основания полагать, что серна (Rupicapra rupicapra L. 1758). обитала на территории п-ва Крым. В результате настоящих исследований о возможности акклиматизации серны (Rupicapra rupicapra L. 1758) на территории полуострова Крым можно сделать следующие выводы: 1. В ходе работы в период с 28 по 30 мая 2019 года были обследованы горные хребты Крымских гор, расположенные на территории Крымского природного заповедника. Изучение проведено по комплексу признаков: достаточность кормовых ресурсов, межвидовая трофическая конкуренция, качество защитных угодий. Была обследована 28 мая 2019 г. гора Малая Чучель, Никитская и Ялтинская яйлы, общая протяженность маршрутов составила 91,2 км. Склоны горы Малая Чучель имеют высокую заеденность угодий, что не позволяет рассматривать вселение новых видов. Защитные условия слабые. При обследовании Ялтинской яйлы выявлено, что плотность населения копытных животных значительно ниже, чем на склонах горы Малая Чучель и растительный покров затравлен в меньшей степени. Имеется большое влияние хищников, в особенности бродячих собак. Защитные условия средние. Никитская яйла имеет травостой в средней степени затравлености. Защитные условия достаточны в любое время года. Таким образом, высокая степень защитности угодий снижает фактор хищничества. Данное место могло бы подойти для жизни небольшой группировки серны. Кроме того, был обследован 29 мая 2019 г. западный и южный макросклон хребта Чатырдаг яйлы с вершиной Эклизи-Бурун, пеший маршрут составил 14 км. Защитность угодий достаточная, много скальных выступов и уступов. Конкуренцию могут составить олени, косули и кабаны. Кормовые ресурсы достаточны, но незначительная площадь пригодных угодий не позволит содержать на этой территории какую-либо значительную группировку серны. Хребет Бабуган яйла обладает наиболее суровыми условиями обитания в зимний период. Данные угодья обладают достаточными защитными условиями и кормовыми ресурсами. Из хищников регулярно отмечается волк, бродячие собаки, лисы и енотовидная собака. Таким образом, из всех исследуемых склонов хребтов относительно пригодными следует считать Никитскую яйлу, западный и южный макросклон хребта Чатырдаг яйлы с вершиной Эклизи-Бурун. 2. Процесс акклиматизации несет за собой масштабные изменения в устоявшиеся природно-климатические и экологические условия данной территории в целом, поэтому следует полагать, что внесение на ограниченную территорию п-ва Крым не обитавших здесь ранее животных может нанести большой урон для биоценоза полуострова. Вселение в экосистему нового вида, как следствие, несет за собой высокую нагрузку на кормовую базу, которая и так имеет большое воздействие от ныне живущих на данной территории копытных животных. Кроме того, были проведены совещания с научными сотрудниками Таврической академии и Крымского агротехнологического университета. Научное сообщество выступает против завоза серны на п-ов Крым в связи с тем, что серна никогда не обитала на данной территории и ее акклиматизация повлечет за собой нарушение сложившейся экосистемы и биоценоза. Вместе с тем в случае разнонаправленности позиций с научным сообществом полуострова могут возникнуть конфликтные ситуации, что повлечет за собой волну негативных последствий как со стороны экологических организаций, так и государственных природоохранных организаций. Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что проведение акклиматизации серны на территории п-ва Крым нецелесообразно». Проанализировав отчет специалистов ФБГУ и экспертное мнение зоолога Дулицкого, руководство Клуба горных охотников пришло к заключению о том, что казавшийся перспективным проект интродукции серны на полуострове Крым в настоящее время и в ближайшем будущем не имеет достаточных оснований для реализации. Клуб горных охотников не стремится во что бы то ни стало добиваться осуществления своих идей, если они не поддерживаются наукой. Известно немало случаев, когда люди, руководствуясь исключительно своими желаниями, занимались «партизанской» интродукцией чужеродных биологических видов на тех или иных территориях, что нередко приводило к экологическим катастрофам регионального масштаба. Клуб горных охотников отвергает подобную практику и подходит к осуществлению своих планов в соответствии с принципом «Не навреди». С этой целью и было предпринято изучение специалистами ФБГУ «Федеральный центр развития охотничьего хозяйства» перспектив расселения серн на Крымском полуострове. В результате негативные по сути своей экспертные оценки специалистов приняты во внимание, и проект реализовываться не будет. Однако, как известно читателям журнала, это не единственный проект КГО, и о тех исследованиях, с которых начинаются другие проекты клуба, мы планируем информировать вас в дальнейшем.
28.11.2019
Как я провел лето. И осень

Как я провел лето. И осень

Новогодняя встреча членов Клуба горных охотников 19 декабря 2017 года традиционно проходила в плавучем ресторане «Чайка» на Москва-реке. Сергею Леонидовичу Мазуркевичу, с которым мы сидели за одним столом, был вручен Российский кубок горного охотника. Я предложил наполнить ковш шампанским и всем присутствующим выпить за победителя, а игристое вино должно было символизировать тот пот, который пролил Сергей в горах России, добывая 13 трофеев. В тот момент, когда я пил из Кубка, мне пришла в голову мысль: «А слабо тебе, Серега Михайлович, за год собрать недостающее количество трофеев?» Вернувшись домой, составил список. До 13 не хватало… 10 трофеев. Я понял, что не стоит даже пробовать. Две неудачных экспедиции на Камчатку, во время которых ни разу не видел самца барана, никак не добавляли оптимизма. А тут надо только снежных баранов добыть 6 разных штук! Но, как говорится, глаза боятся – руки делают. И еще это – попытка не пытка. Решил попробовать добыть в 2018 году 6 трофеев: камчатского, корякского, чукотского и якутского снежных баранов, саянского козерога и дагестанского тура. Что не получится, перенесется на следующий год. Пусть не за год, но за два года можно попробовать! И понеслось… Усиленные тренировки, бассейн два раза в неделю, беговая дорожка с углом подъема в 40 градусов, закупка недостающего снаряжения, составление графиков перелетов. Отдельное спасибо работникам Аэрофлота – все было четко организовано. Камчатка. Корякский баран При планировании этой экспедиции сразу столкнулся с проблемой, которая называлась Чемпионат мира по футболу в России. Большинство аэропортов были «закрыты» для перемещения с оружием. Начало – так себе, как говорит один мой знакомый. Что делать? Из крупных городов «открыт» только Новосибирск. И есть прямой рейс из Минска. Это подарок судьбы! Правда, сутки надо ожидать состыковку на Петропавловск-Камчатский, но это уже мелочь. Авиационная безопасность Новосиба подтвердила, что пропустит с оружием. Дальше из Петропавловска надо лететь в Палану. Рейс бывает не каждый день, придется трое суток просидеть в городе. Делать нечего, соглашаюсь с таким раскладом. Ибо у меня в этот приезд на Камчатку запланировано две охоты – на корякского и камчатского барана. Надо все успеть! И вот наконец-то я тронулся в путь. Перелет Минск-Новосибирск-Петропавловск-Камчатский. Все по плану, никаких срывов. В аэропорту получил багаж, оружие и чуть не подпрыгнул от радости – услышал объявление по громкой связи: «Рейс на Палану задерживается до 15:00». Задерживается?! Он должен был улететь за час до нашего приземления. Можно сэкономить три дня. В кассу бежал бегом. – Билеты есть? – Есть, но с самолетом проблемы: улетит – не улетит? Меня это уже меньше всего волновало: когда-нибудь да улетит! Созвонился с местным аутфиттером Виктором и услышал желанное – готовы раньше принять, можно вылетать. Дальше был интересный момент возврата в советское прошлое. Про это многие писали, но разве прочувствуешь прочитанное, если не испытаешь все сам! Пассажиры здесь самостоятельно грузят багаж в самолет! Даже не верится, что на земле еще остались такие «заповедные» места! Хорошо местные все знают, и процесс происходит организованно, привычно, без ропота и митингов. Самолет – Як-40 явно старше меня. Зато понятно, что это неубиваемая советская техника! А дальше был перелет. Естественно, с воздушными ямами. Над заснеженными горами. В аэропорту Паланы встретили, и все сложилось наилучшим образом – вездеходчик Михаил Иванович оказался земляком и согласился сразу выдвинуться в горы. К вечеру мы уже были на базе Виктора. По дороге наблюдали большое количество медведей. Мне даже удалось заснять одного из них на видеокамеру с расстояния 20 метров! Уточню: с брони ГТТ заниматься экстремальными съемками не так напряженно, как с земли. На следующее утро коряки Антон, Виктор и Денис уехали на лошадях разбивать лагерь в горах. У меня получился день отдыха и пристрелки оружия. Скучать не пришлось. Мимо базы сперва прошла громадная медведица с двумя медвежатами, а за ними очень большой самец. К обеду вернулись Виктор с Денисом, Антон остался в горах – будет изучать обстановку. Собираться долго не пришлось, оседлали лошадей и отправились в базовый лагерь. Дорогой выясняли отношения с лошадью Машкой. Сначала она упала в болоте, и я кувырком слетел с нее. Она это дело отметила про себя и стала периодически пионерскими приемчиками проверять седока на вшивость – резко опускалась на колени на сухой тропе. Пришлось показать характер, она его адекватно оценила и подначки прекратились. К вечеру были в базовом лагере. Ребята – молодцы, все хорошо подготовили, так что оставалось только перекусить и завалиться спать – на утро намечался ранний подъем. В горы вышли в 6.30. Под покровом низко нависших туч забрались на вершину сопки. И тут, как в кино, облака вдруг в один миг разошлись, засияло солнце, открылись чудные горные ландшафты. Баранов мы увидели практически сразу же. Расстояние до них – немногим более километра. Подход сделали по предложению проводника Антона так, чтобы оказаться на расстоянии выстрела перед каменной осыпью, через которую бараны, как считал проводник, перейдут. Виктор остался на месте наблюдать за животными и корректировать наши передвижения по рации. Самое первое, что сделали, едва добравшись до места, принялись ждать. Минуты тянулись мучительно долго, чего не скажешь о сомнении в целесообразности ожидания, которое росло довольно быстро. Наконец терпение закончилось, и решили идти к рогачам навстречу. Этого не оценили местные горные эльфы – пищухи – и со всех сторон принялись предательски свистеть. И ведь бесполезно уговаривать, чтобы заткнулись! Когда нам наконец удалось добраться до большого камня на гребне, оркестр свистунов играл уже во всю мощь! Выглянули мы очень аккуратно и внизу, метрах в двухстах заметили небольшого толсторога. Связались по рации с Виктором, и он сообщил, что выше есть зверь получше. Пришлось подождать, когда трофейный чубук появится из-за хребта. Дистанция – 300 метров. Видимо, художественный свист малогабаритных оркестрантов сыграл свою сигнальную роль – баран почуял неладное и устремился вверх, подальше от нас и свистунов. Отчаянье толкнуло меня сделать выстрел по бегущему на такой дистанции. Разумеется, промахнулся. Но нет худа без добра – баран вдруг остановился! Видимо, эхо выстрела заставило его усомниться в правильности выбранного направления. Он замер и стал прислушиваться. Я быстро замерил дистанцию – 386 метров. Ввел корректировку, покрутив барабаны на прицеле. Приник к окуляру и выстрелил. Баран пошел. И только тогда до нас донесся шлепок. Чубук, как подкошенный, рухнул в ущелье. Трофей «номер раз» был добыт! Камчатка. Камчатский баран Перелет в Петропавловск-Камчатский прошел без приключений. На следующий день должен был прибыть мой товарищ с Украины Юра с внуком Егором. Вместе мы планировали выдвинуться на автобусе в сторону Майского, откуда вертолетом заброситься в район реки Сторож. Так все и произошло. Разбить лагерь успели до темноты. В первый день охоты видели четырех медведей. Причем один из них на 15 метров подошел к моему проводнику и егерю Владимиру. А тот был увлечен осмотром склонов, на одном из которых заметил важенок. Мне пришлось свистнуть, чтоб обратить внимание одно и второго на себя, а главное Владимира на мишку. Поняв, что нас двое против одного, мишка дипломатично ретировался. Мы же, так и не найдя баранов в этот день, вернулись в лагерь. На следующее утро приняли решение идти на Чертов нос, где в прошлом году добыл хорошего барана Сергей Аркадьевич Волочкович. Володя был уверен, что бараны там есть. Подъем наверх, крутой спуск к речке. Переход реки. Под громадным валуном находим медвежью лежку и весьма впечатляющую значительной величиной кучу медвежьего помета. Становится как-то немного не по себе. Пошли, топая и разговаривая как можно громче. Далее крутой подъем и набор высоты. Преодолев 200 метров по вертикали, вышли на поляну – пастбище пищух. Через мгновение мы их увидели и услышали. Далее – подъем к Корефанам (не думаю, что это официальное название, просто так Володя назвал одиночно стоящие скалы). Отдых за чашкой крепкого и горячего чая. Холодно, погода неустойчивая, то и дело накрапывает дождь… Дальше продолжаем движение. Еще метров через двести Володя вдруг присел и засигнализировал мне руками. Четким скульптурным силуэтом на кирыне (так на корякском языке называется хребет горы) красовался баран. Дистанция – 1100 метров. Мы перешли на другой склон и начали подъем в полгоры. Вышли на точку. Баран пасся на хребте, уходя от нас. Как только он пропал из вида, мы начали движение. Баран снова появился. Мы, как подкошенные, упали на землю. Баран, вероятно, что-то заметил и стал время от времени посматривать в нашу сторону. Дистанция – 700 метров. Что и говорить, намного ближе! Хотя для выстрела из обычного карабина заводским патроном дистанция по-прежнему запредельная. Минут двадцать пришлось лежать. Как только он скрылся за горизонтом, мы вскочили и – вперед. Но тут вдруг появился другой чубук! Словно по команде «Лежать» мы мгновенно упали на склон. И тут… нас накрыл туман. Это хорошо или плохо? Вышли на Чертов нос. Это уже 2.000 н.у.м. Видимость – нулевая. Идти при этом по скалам опасно. Надо ждать. А дождемся ли? Время 16.00. Может быть так, что горы уже и не откроются. А еще надо и вниз спуститься. Хорошо, в навигаторе забиты контрольные точки. Но туман рассеялся. По нашим предположениям, бараны должны были быть в соседнем распадке. Вышли на седловину. Володя решил сделать здесь солонец – недаром же он тянул с собой пять килограммов соли. Но ветер опять начал нагонять тучи, закрутил в ритме вальса. Нам пришлось быстро перемещаться, чтобы успеть заметить баранов раньше, чем склон снова закроют облака. И Володя их наконец увидел, после чего мы в очередной раз дружно упали на склон. Бараны ниже нас. Дистанция 175 метров. Три штуки. Два взрослых и один молодой. Он закрывает старого и... смотрит в нашу строну. Надо стрелять, иначе уйдут. Молодой сдвигается на полшага вперед. Уклон -30 градусов. Неудобно целиться. Принимаю решение стрелять сидя, с колена. Выстрел. Рогач падает на месте. Из-за склона появляются еще девять. Вот это расклад! За косогором мы их не видели. Они сбиваются в кучу, не зная, куда бежать. Быстро достаю камеру и начинаю снимать. Неспешным шагом они уходят, так и не поняв, что произошло. А дальше была фотосессия и разделка трофея в самых комфортных условиях – под дождь и град. Холод стоял неимоверный, но мы его не замечали. Я так вообще был безумно рад! В 2016 году дважды приезжал на Камчатку. В первый приезд даже в горы не попал – десять дней шел дождь, и вертолет не смог забросить нас в горы. Во второй раз охотился в соседнем Глубоком распадке, где за 12 дней не видел ни одного рогача, хотя каждый день поднимался в горы и проходил, как минимум, по 10 километров. И вот третья попытка позволила добыть двух баранов. При этом трофей камчатского категории «золото». Спасибо организаторам и моему проводнику Владимиру за прекрасную и интересную охоту! Чукотка. Корякский баран Несколько дней отдыха дома, и самолет до Чукотки. Из аэропорта на пароме переехали в Анадырь. Столица этого холодного края земли меня поразила. Какой-то город-сказка! Разноцветные здания и сооружения на сваях – край вечной мерзлоты все-таки – как игрушечные. Вид их не может не радовать глаз даже в самую лютую стужу. Должен сразу сказать, с погодой мне повезло. Были и туманы, и небольшие дожди, но это сущий пустяк для здешних мест. За городом ждал вертолет. Небо затянули облака, но вертолетчик сказал, что знает, как их облететь. Честно говоря, его слова вызвали у меня, мягко говоря, сомнение. Но буквально минут через двадцать мы вышли на чистые просторы. Светило солнце, тундра переливалась яркими красками, словно ее нарочно одели в праздничный наряд. Да здесь просто рай для фотографов! Можно не выбирать ракурс и перспективу – только успевай нажимать на затвор фотоаппарата. Первый день в базовом лагере – день отдыха и пристрелка. Чем-то особенным он не запомнился. А на следующий день выдвинулись в горы. Долго переваливались через хребты. Видели самок баранов с малышней, диких северных оленей. Рогачей почему-то не было, хотя неделю назад, по словам егерей, их наблюдали регулярно. В настроении стали образовываться бреши, в голову полезли воспоминания о прошлых камчатских неудачах… После обеда егерь Михаил предложил еще раз проверить соседний распадок, где в прошлый раз видел самцов. И вскоре дыры в настроении были залатаны – есть три самца! Как мы их днем не заметили?! Егеря, хорошо знавшие местность, предложили сделать «загон». Тимофей толкнет баранов, а мы с Мишей будем ждать на перевале – они туда должны выйти. Прошел час ожидания. Место, выбранное для «засидки», весьма неудобное – кругом кустарник, что заставило меня понервничать. Видя мое состояние, Миша предложил не суетиться – бараны подойдут близко. И вот они появились. Дистанция – около 100 метров. Звери вышли на перевал и медленным шагом направились в нашу сторону. – Которого стрелять? – Первого. Семьдесят метров! Выстрел. Такое ощущение, что пуля ударилась о камень. Второй выстрел. Опять о камень. Да, что за бронебойный баран! Он вот-вот исчезнет за перевалом. Решил стрелять второго – ребята предупредили, что у них есть лицензии, а сезон подходит к завершению. Выстрел! И тут замечаю, что одновременно падают и первый, и второй. Ежкин кот! Кстати, у второго рога оказались больше! Чукотка оставила неизгладимое впечатление. Хочется сюда еще раз вернуться. Надеюсь, у меня это получится. Магадан. Колымский баран Вернувшись с Чукотки, решил посмотреть свой список. До Кубка мне еще не хватает колымского и охотского баранов, алтайского козерога, и ради чистоты «эксперимента» надо добыть западно-кавказскую серну в КЧР, хотя у меня есть такой трофей, но добытый в Абхазии. Решил однозначно, что ставки надо увеличивать! Процесс пошел, не надо тормозить. Нашел в своем рабочем календаре свободные «окна» и стал, что называется, «с колес» договариваться с местными организаторами. Хорошо, одноклубники по КГО дали несколько контактов. Первым пришел на ум Кляцын Александр из Магадана. Он мой земляк. Я уже как-то вел с ним разговор об охоте. Настало время действовать. Переговоры не заняли много времени и завершились положительно. Вскоре я уже был в Магадане, и к месту охоты пришлось добираться на катере, с которого хотелось, честно говоря, побыстрее перебраться на сушу – не мой это вид транспорта – морской. Суша! Не качает! Как здорово! Хотя тело еще автоматически качается. С моря гора казалась неприступной, но за два часа мы поднялись на 500 метров н.у.м. По пути заметили группу важенок. Смотрели они на нас с удивлением и без страха. Такое ощущение, что впервые видят человека. Пока двигались по хребту, я не переставал удивляться скромностью кормовой базы. Травы практически не видно, кругом стланик. Если бы не видел самок, подумал бы: что мы здесь делаем? Через некоторое время заметили одиноко пасущегося молодого самца. Выглядел он каким-то зачарованным. Подошло время обеда, и солнце припекало уже вовсю. Егерь Василий предложил отдохнуть, попить чаю. А потом, говорит, будут и бараны. Забавно, что именно так и получилось. Сперва заметили двух молодых самцов. А выше, прям у нас над головой стоял ОН! Очень крупный, атлетического телосложения «мужик»! Даже не надо было рассматривать рога. Это настоящий самец! Дистанция 225 метров. Практически вверх на 90 градусов. Выстрел! Промазал!? Нет, кровь фонтаном бьется из шеи. Есть! Попал! Надо сделать второй выстрел? Василий остановил – не надо. Скинули с плеч рюкзаки и стали готовиться к подъему практически по вертикальной стене. И очень высоко. Но тут произошло чудо! Баран сделал пару шагов и полетел со скалы вниз. «Рога обломает!» – успел подумать я. С замиранием сердца подошел к трофею, оказавшемуся почти у нас в ногах. Целы!!! Справа целы, а слева отломан кончик рога, но это старый скол. Трофей добыт. Отличный самец! 10-11 лет. Колымский снежный баран добыт! (Продолжение не за горами)
29.10.2019
Стандарты проведения горной трофейной охоты

Стандарты проведения горной трофейной охоты

Уважаемые члены Клуба. Все мы на практике встречаемся с различным уровнем орагнизации наших охотничьих экспедиций. Видим и положительные и отрицательные примеры в работе местных аутфитеров. Предлагаем совместно разработать стандарты, которые Клуб будет продвигать среди своих партнеров. Будем признательны за присланные предложения на этот счет Контакты Э.Бендерский                           Важные моменты в подготовке экспедиций Вопросы подготовки документов       Получение Разрешений на добывание объектов животного мира. Документы оформляются или непосредственно на охотника или же на сопровождающего его егеря.        В случае, если охота проходит в пограничной зоне, то организатор обязан получить от территориального подразделения погранслужбы соответствующее разрешение на нахождении в погранзоне.        Непосредственно перед охотой организатор охоты должен получить от охотника оригинал охотничьего билета и РОХа на оружие для оформления всех документов на охоту. Вопрос подготовки базового лагеря             Как правило, при организации охоты в горной местности речь идет о палаточном базовом лагере, но встречаются и стационарные лагеря. При организации палаточного лагеря необходимо следовать следующим рекомендациям:- Желательно размещать охотников по одному или максимум по два человека в палатке      - Наиболее подходящая модель канадские палатка Cabelas. Производитель указывает, что в палатке могут размещаться 4 человека, но на практике она идеально подходит для одного охотника. - В палатке следует устанавливать раскладушки. Очень удобные раскладные варианты, которые компактно собираются и удобны в транспортировке       - Данная палатка имеет входную группу, где хорошо размещается обувь- В лагере должна быть большая палатка-каюткомпания с совмещенной с ней кухней. Это могут быть две отдельные палатки, совмещенные между собой. Палатки должны быть с высоким коньком, просторные, преимущественно квадратной или прямоугольной формы     - В центре кают-компании устанавливается сборный столик для приема пищи- В зимний период желательно иметь печку, на которой можно и готовить и отапливать кают-компанию     Оборудование кухни - На кухне должен работать специально выделенный повар, прошедший предварительно медицинский осмотр. Он обязан соблюдать меры гигиены и всегда содержать все в чистоте.        - В кухне также должен быть установлен стол для приготовления пищи   - Кухня оборудуется газовой двухконфорочной газовой плитой. Одноразовые газовые баллоны закупаются в достаточном количестве. В день, как правило, уходит до 4-5 баллонов.       - Кухня должна быть оборудована всеми необходимыми столовыми приборами и посудой. В обязательном варианте кастрюли, сковорода и чайник. Необходимо иметь половники и иные аксессуары для приготовления пищи, включая тарелки глубокие и мелкие, емкости для приготовления салатов.   - Отдельно создается каталог продуктов, в который входят: картофель, лук репчатый, капусту, морковь, чеснок,  макаронные изделия, рис, рыбные и мясные консервы, приправы, соль, перец, сахар, масло растительное, яйца, по возможности колбасные изделия и мясные полуфабрикаты, маринованные огурцы, помидоры и  разносолы, сезонные овощи и фрукты, зелень. - Необходимо иметь большое количество хлеба, печенья, конфет, мед, джемы, чай- Желательно иметь варианты для освещения; или же освещение от генератора или энергоэкономичные светильники     - По возможности иметь жидкость для мытья рук с бактерицидными свойствами       - Бумажные полотенца- Бумажные одноразовые или целлофановые скатерти       - Большие крепкие пакеты для сбора мусора- Емкости для согрева воды- Разделочные доски и набор ножей- Спички или зажигалки- Решетки для приготовления мяса или рыбы  - Жидкость для мытья посуды        - Одноразовые тряпки и губки Необходимое оборудование для базового лагеря- Бензиновый электрогенератор для выработки электроэнергии и зарядки батарей      - Отдельный туалет с туалетной бумагой       - Душ со специальным полевым оборудованием       - Умывальник около  кухни и в лагере с жидким мылом        - Топорик и саперная лопатка, пила обычная или бензиновая      - Базовая аптечка, которую можно скомплектовать или лучше закупить готовую       - Набор веревок или канатов- Большое количество соли для предварительной обработки шкуры трофеев - Емкость для вываривания череповРасчет персонала лагеря       Исходя из количества охотников, производится  расчет необходимого персонала экспедиции. Рекомендуется на одного охотника иметь не менее одного егеря, лучше два. В базовом лагере должен быть профессиональный повар, таксидермист, который произведет первичную обработку шкуры и трофея. Весь персонал должен быть вежливым и внимательным к пожеланиям охотников и сопровождающих его лиц. Не допускать панибратства и хамства. Категорически запрещается распитие спиртных напитков, как самостоятельно, так и с гостями. Егеря должны быть обучены для работы в качестве сопровождающих проводников. Основные дисциплины и навыки егерей:  - Знание Правил охоты и сроков охоты       - Уметь правильно заполнять все необходимые документы для охоты       - Знание территории проведения охоты  - Знание об объектах охоты, половозрастные отличия, особенности поведения, умение визуально оценивать размер трофея. Для взрослых особей  снежного барана характерной особенностью является наличие завитка рога, когда кончик рога доходит до глаза, рог как-бы делает полный поворот   - В различное время суток и время года животные имеют свой жизненный уклад и повадки. Их знание помогает выбрать оптимальные способы подхода и охоты к ним.  Важно знать, что у животных очень хорошее чутье, нельзя допускать ветер в спину охотников, направленный в сторону животных. С высокой долей вероятности звери поймают ветер и учуют опасность. Днем, как правило, ветер идет снизу вверх из-за нагрева воздуха, вечером после захода солнца, ветер меняется и дует сверху вниз. Дневной подход к животным всегда лучше делать сверху. Животные в это время суток находятся на кормешке или дневном отдыхе и только ближе к ночи они поднимаются вверх для ночлега.  Обнаружив животных утром или днем, необходимо спокойно обдумать способ подхода к ним с подветренной стороны, времени для этого если животные не заметили группу охотников предостаточно. - Знание мер безопасности и умение оказывать первую помощь   - Егерь никогда не должен оставлять охотника одного в горах или на значительном удалении от лагеря        - Егерь должен подстраивать свой темп ходьбы и восхождения на гору под охотника, а не наоборот. Слишком быстрое восхождение быстро утомит охотника, что может привести к негативным последствиям как для самой охоты, так и для здоровья- Егерь должен уметь качественно снимать шкуру с трофея в зависимости от пожелания охотника или шкуру целиком или по грудь, так называемый кейп или же только череп с рогами. Важно перед началом обработки трофея уточнить у охотника о его пожеланиях      - Егерь должен уметь сделать качественное фото охотника с трофеем. Животное укладывается в естественную позу, убираются кровоподтеки, срезается трава перед трофеем. Желательно чтобы при фотографировании было видно небо это всегда делает фотографию более интересной. Охотник должен располагаться на солнце, чтобы  оно светило в спину фотографу. Необходимо следить, чтобы никакие тени не попадали в кадр. Важно, чтобы в кадр попадало все тело добытого животного, а не только его отдельные части. Ничего не должно заслонять животное и охотника, светотеней на лице охотника не   должно быть. Также важно, чтобы на заднем фоне ничего не мешало, лучше, когда в кадр попадают оба рога добытого животного. Необходимо сделать несколько фотографий с разных ракурсов, чтобы можно было выбрать лучший кадр. Нельзя допускать съемку сверху вниз, необходимо держать камеру или на уровне с животным или снизу вверх.      В целях первичной обработки трофея в лагере должен быть или опытный егерь или таксидермист Они должны:  - Уметь аккуратно снять шкуру с головы животного. Там расположено много мелких деталей возле глаз и губ, которые легко повредить. Необходимо работать острыми маленькими ножами, аккуратно снимая шкуру - С черепа удаляется лишнее мясо, по желанию клиента удаляется нижняя челюсть животного     - Необходимо аккуратно выварить череп и снять чехлы для их обработки внутри      - Произвести спил ненужных частей черепа. Для этого нужно знать варианты по спиливанию, лучше провести консультации с опытными таксидермистами      - Со шкуры снимаются остатки мясной и жировой ткани      - Шкура обильно просаливается и консервируется       - Перед транспортировкой череп трофея оборачивается плотным картоном или целлофаном для сохранения мелких деталей и костей черепа.
24.10.2019
ОРУЖИЕ И ОХОТА 2019. Международная выставка в Гостином Дворе

ОРУЖИЕ И ОХОТА 2019. Международная выставка в Гостином Дворе

Эту выставку с особым интересом ожидают все любители охоты в нашей стране. Она, бесспорно, самая интересная для нас. Прежде всего, потому, что это единственная выставка у нас, на которой представлено охотничье оружие и все, что связано с ним и охотой. Кроме того, это лучшая из наших охотничьих выставок. К сожалению, сравнивать эту выставку с крупнейшими зарубежными могут только люди, не посещавшие их. Боле того, по ряду причин с каждым годом уменьшается количество иностранных производителей охотничьего огнестрельного оружия, участвующих в экспозиции. Но российский рынок очень интересен для них и они пытаются держать руку на его пульсе. В субботу встречался с несколькими итальянскими оружейниками, приехавшими к нам лишь на один день. Известные санкции невероятно осложнили их работу с российскими клиентами. Кроме того, европейские производители говорят о неадекватно высокой арендной плате за выставочную площадь. Кстати и цена на входные билеты для посетителей тоже не гуманная. Несмотря на это в выходные на выставке было настоящее столпотворение. Организаторами выставки были компания «Кольчуга» и фирма «Русская охота». За четыре дня работы выставки ее посетило около 24000 человек. В этом году на выставке было 58 иностранных фирм из 15 стран. Российских компаний было 247. Огорчает, что отечественные производители охотничьего огнестрельного оружия были представлены довольно скромно. Концерна «Калашников» на этой выставке не было вовсе, равно как и экспозиции Ижевского механического завода. С трудом обнаруживалось оружии компании «Орсис» и ЦКИБСОО. Вятско-Полянские оружейники были с привычным ассортиментом продукции, которая скорее отражает кризис машиностроения в нашей стране, чем радует охотников. Переделки армейского оружия в охотничье, что началось после первой мировой войны, сегодня мало кого устраивают. Как «луч света в темном царстве» сияли австрийские штучники –компании Иоган Фанзой, Петер Хофер, Герхард Фукс, торговый дом «наследники Шпрингера». Конечно были и европейские оружейные гранды и в первую очередь «Беретта». Наше холодное оружие было представлено значительно интереснее. Производителей хороших ножей было довольно много. В этом направлении мы развиваемся вполне успешно. Иностранные ножевые компании были представлены весьма интересными изделиями. Кроме того на этой выставке экспонировалось оружие самообороны, патроны для различного оружия, прицелы различных принципов устройства, бинокли, дальномеры, средства ухода за оружием. Отдельный большой раздел – экипировка охотника и любителя путешествовать. На выставке были павильоны охотничьих хозяйств из многих стран и представительства охотничьих туристических компаний. Украшением выставки были павильоны таксидермических студий. На стенде нашего журнала были представлены работы участников проекта «Культура охотничьего быта». Они привлекали внимание посетителей и вызывали у них желание обсуждать эту важную тему. 
15.10.2019
Владимир Тихомиров
Ребёнок и ванна с водой: трофейная охота, сохранение природы и сельские домохозяйства

Ребёнок и ванна с водой: трофейная охота, сохранение природы и сельские домохозяйства

Рози Куни 1,2, Кертис Фриз 1, Марко Пани 1, Вернон Бут 1, Холли Дублин 1,3,4, Дилис Роу 1,5, Дэвид Мэллон 1,6, Майкл Найт 1, Ричард Эмсли 7, Шейн Махони 1,8, Буяна Чимедорж 9 Группа специалистов по устойчивому использованию дикой природы и жизнеобеспечению сельских общин (ГСУИЖ [SULi]) Комиссии по выживанию видов (КВВ) и Комиссии по экологической, экономической и социальной политике (КЭЭСП) Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП) 1 Университет Нового Южного Уэльса, Австралия 2 Группа специалистов МСОП по африканским слонам 3 Региональное бюро МСОП по Восточной и Южной Африке 4 Международный институт окружающей среды и развития (IIED) 5 Группа специалистов МСОП по антилопам 6 Группа специалистов МСОП по африканскому носорогу 7 Компания Conservation Visions Inc. (Канада) 8 Монгольский программный офис Всемирного фонда дикой природы 9   Публикация представляет собой перевод статьи, опубликованной в международном журнале лесного хозяйства и лесной промышленности «Unasylva», издаваемом Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО; Food and Agriculture Organization, FAO): Cooney, R.; Freese, C.; Dublin, H.; Roe, D.; Mallon, D.; Knight, M.; Emslie, R.; Pani, M.; Booth, V.; Mahoney, S.; Buyanaa, C. The baby and the bathwater: trophy hunting, conservation and rural livelihoods. Unasylva: An international journal of forestry and forest industries. 2017. Vol. 68. No. 249. P. 3-16. Перевод выполнен И.В.Долговым при финансовой поддержке Клуба горных охотников (Москва). Редактор перевода: С.П.Матвейчук (ВНИИОЗ, Киров). Существуют убедительные доказательства того, что вызывающая полемику практика трофейной охоты может приносить положительные результаты, как для сохранения дикой природы, так и для местного населения. [Ключевые слова: трофейная охота; охота; сохранение диких животных; виды, находящиеся под угрозой исчезновения; Красный список; общинный менеджмент диких животных; устойчивое охотпользование.]  THE BABY AND THE BATHWATER: TROPHY HUNTING, CONSERVATION AND RURAL LIVELIHOODS There is substantial evidence that the controversial practice of trophy hunting can produce positive outcomes for wildlife conservation and local people. [Keywords: trophy hunting; hunting; wildlife conservation; threatened species; Red List; community-based wildlife management; sustainable hunting.] Трофейная охота является предметом бурных дебатов, для которых характерны поляризация позиций сторон, глубокие разногласия и выражение серьезной озабоченности по поводу некоторых методов охоты, их этических основ и последствий. Следствием этих дебатов стали предпринимаемые на различных уровнях шаги, направленные на прекращение или ограничение трофейной охоты, в том числе путем введения запрета на перевозку или импорт охотничьих трофеев. Так, например, в марте 2016 года группа депутатов Европарламента призвала (безуспешно) подписать манифест, призывающий рассмотреть возможность ограничения импорта любых охотничьих трофеев в Европейский Союз. Хотя во многих странах существует острая необходимость в реформировании менеджмента охоты и методов ее проведения, призывы к введению полного запрета на трофейную охоту дают основания предположить, что подобные меры в равной степени пагубны для сохранения; такие призывы часто делаются на основе недостаточной информации и неверных предположений. В этой статье на примерах из различных регионов планеты мы объясняем, как при условии должного регулирования трофейная охота может играть позитивную роль в поддержке сохранения, а также прав и средств к существованию местных общин. Также мы обращаем особое внимание на вероятные последствия полного запрета трофейной охоты и приводим доводы в пользу более сбалансированного подхода к давно назревшей реформе. Что такое трофейная охота? Здесь мы определяем трофейную охоту как охоту, рекреационную в своей основе (то есть, это не «охота для пропитания», которая является составной частью стратегии обеспечения средств к существованию), нацеленную на животных с определенными желаемыми характеристиками (такими, например, как крупный размер или наличие рогов). Трофейная охота обычно подразумевает внесение платы иностранным или местным охотником за осуществление охоты (часто с сопровождением [guided]) одним или несколькими лицами на определенный вид с желаемыми характеристиками особи. Охотник, как правило, сохраняет рога, бивни, клыки, голову, зубы или другие части тела животного в качестве сувенира или «трофея», а мясо добытого животного используется охотником или членами местной общины в качестве пищи. Трофейная охота проводится в большинстве стран Европы, в Соединенных Штатах Америки, Канаде, Мексике, в некоторых странах Восточной, Центральной и Южной Азии, примерно в половине из 54 стран Африки (Booth, Chardonnet, 2015), в нескольких странах Центральной и Восточной Европы, в Южной Америке, Австралии и Новой Зеландии. Отметим, однако, что термин «трофейная охота» может вводить в заблуждение. Охота принимает разные формы, и мотивация охотников также может быть различной. Для некоторых охотников получение трофеев может быть второстепенным или побочным мотивом. Так, например, охотники могут быть мотивированы: перспективой получения продуктов питания; управлением популяцией в целях сохранения конкретных видов растений или животных или обеспечением восстановления лесов; возможностью побыть на природе; сохранением культурно значимых или традиционных умений и практик охоты; общением с семьей и друзьями. Во многих случаях трофейная охота в значительной степени пересекается с охотой ради мяса. Например, многие охотники на оленей могут изначально охотиться на животных с большими рогами, однако, не найдя трофейного экземпляра, выбирают своей целью обычного оленя, то есть охотятся уже ради получения мяса. Объектами трофейной охоты являются представители самых разнообразных видов, от широко распространённых до находящихся под угрозой исчезновения. Большинство из этих видов аборигенные, однако есть и интродуцированные (например, олени в Австралии и Новой Зеландии). На долю интродуцированных видов приходится весьма небольшая доля трофейных охот, и проблемы сохранения, вызываемые такой охотой, отличаются от проблем, связанных с охотой на аборигенные виды, поэтому данный вопрос не обсуждается далее в нашей статье. В средствах массовой информации и со стороны представителей власти прослеживается тенденция отождествлять «консервированную» [«canned»] охоту – охоту в вольерах (из которых невозможно убежать) на выращенных, как правило, в неволе животных или на недавно выпущенных животных, не знакомых с местностью, – с подлинной трофейной охотой. Здесь необходимо отметить, что «консервированная» охота ограничена в своем применении (проводится в основном на львов в Южной Африке) и осуждается крупными профессиональными охотничьими организациями. Тем не менее, такая тенденция создает ряд различных проблем для тех, кто связан с охотой на свободноживущих животных и не обсуждается далее в данной статье.   Трофейную охоту также часто (и ошибочно) связывают с браконьерской охотой для организованной в международном масштабе незаконной торговли дикими животными, которая приводит к почти полному истреблению многих видов, включая африканских слонов (Loxodonta africana) и африканских носорогов (черных, Diceros bicornis, и белых, Ceratotherium simum). Трофейная охота, как правило осуществляется в качестве законной регулируемой деятельности в рамках программ осуществляемых правительственными агентствами по охране дикой природы, менеджерами охраняемых природных территорий, органами коренных или местных общин, частными землевладельцами, природоохранными организациями и организациями, занимающимися вопросами развития, тогда как браконьерская охота с целью незаконной торговли дикими животными незаконна и нерегулируема по определению. Такая незаконная охота, как правило, наносит гораздо больший ущерб как по масштабам, так и по демографическим последствиям, так как при этом часто гибнут самки, участвующие в размножении, и детеныши (телята). Например, в Африке в 2015 году браконьеры убили 1342 африканских носорога (обоих видов – черного и белого), что почти в 20 раз больше, чем те 69 особей, которые были добыты в этом же году в ходе законных трофейных охот (Emslie et al., 2016). При этом все доходы от браконьерства с целью незаконной торговли дикими животными достаются преступникам, тогда как доходы от законной охоты используются в ряде случаев для финансирования деятельности правоохранительных органов или предоставления материальной помощи местным общинам в качестве противодействия стимулам, поощряющим браконьерство (см., например, разбор конкретных Примеров 1, 2 и 4 в этой статье). В некоторых странах все решения об охотничьих квотах, видах охотничьих животных и районах охоты принимаются государственными агентствами по дикой природе (например, в Соединенных Штатах Америки, Пример 3). Однако во многих системах государственного управления в сфере трофейной охоты в решении этих вопросов наряду с государственными органами власти участвуют местные землевладельцы и представители общинных организаций, которые иногда являются ключевыми лицами, принимающими решения, по крайней мере в отношении некоторых видов диких животных (например, в общинных заповедниках Намибии, см. Пример 5). Это отнюдь не означает, что незаконная деятельность не имеет места; она присутствует в той или иной степени точно так же, как и в большинстве других секторов экономики. Многочисленные разрозненные сообщения свидетельствуют о недостатках в механизме регулирования и о незаконной деятельности в сфере трофейной охоты в некоторых странах, иногда в очень серьезных масштабах, а иногда и с участием коррумпированных чиновников. Такие виды деятельности включают охоту сверх установленных квот или в запрещенных местах, добычу животных, запрещенных к изъятию, и «псевдоохоту» (Пример 1). Цены на трофейную охоту могут варьировать в самых широких пределах – от нескольких сотен до сотен тысяч долларов США; в глобальном масштабе с трофейной охотой связаны значительные денежные поступления из развитых стран в развивающиеся (Booth, 2009; Saayman, Van der Merwe, Rossouw, 2011). В развивающихся странах землевладельцы и управляющие земельной собственностью нередко заключают договоры с охотничьими дилерами (аутфитерами [«concessionaires»]), предметом которых является предоставление на определенных условиях прав на охоту на конкретных землях или их аренда (концессия). Условия могут включать (а в некоторых странах и должны включать, если речь идет о землях, принадлежащих государству) обязательства по проведению мероприятий по развитию местных общин и борьбе с браконьерством. Аутфитер, в свою очередь, заключает договоры с иностранными клиентами и непосредственно организует трофейные охоты. Сборы, выплачиваемые охотниками, обычно включают в себя: 1. Расходы аутфитера (в случае необходимости); 2. Платежи местному юридическому лицу (например, общине, частному или государственному землевладельцу или управляющему земельной собственностью), с которым аутфитер заключил договор; 3. Официальные платежи различного типа, установленные государством (например, лицензии и сборы), которые обычно помогают финансировать деятельность по управлению и охране дикой природы. Как правило, в развивающихся странах 50-90 % чистого дохода (без учета расходов аутфитера) распределяется между местными организациями, а остальная часть поступает в государственные органы. Выгоды для местных общин могут быть как максимально возможными, так и практически нулевыми. Мясо добытых животных может высоко цениться в стране пребывания, и его часто дарят или продают членам местной общины (Naidoo et al., 2016). В большинстве стран Европы и Северной Америки часть доходов от трофейных охот поступает, как правило, в распоряжение правительственных органов по охране дикой природы для финансирования деятельности по ее рациональному использованию и сохранению. Как трофейная охота влияет на сохранение?  В зависимости от национальной специфики проведение трофейной охоты характеризуется высокой вариативностью таких сопутствующих факторов, как управление, менеджмент и экологическая обстановка. Соответственно, воздействие трофейной охоты на сохранение диких животных также сильно варьирует: от негативного до нейтрального и позитивного. Отсутствие или дефицит достоверных данных о степени влиянии трофейной охоты на сохранение в зависимости от тех или иных сопутствующих факторов не позволяет в полной мере оценить суммарный эффект. Негативное влияние на сохранение оказывает ненадлежащим образом управляемая и регулируемая трофейная охота, что может выражаться в: чрезмерной охотничьей нагрузке (перепромысле); искусственном отборе редких или гипертрофированных признаков (например, аномальных цветовых морф); генетическом или фенотипическом воздействии (таким, как уменьшение размера рогов); интродукции видов или подвидов за пределами их естественных ареалов (в том числе в других странах); истреблении хищников. Однако очевидно, что при эффективном управлении и менеджменте трофейная охота может оказывать и оказывает положительное влияние на сохранение (как показано на шести примерах в этой статье). Наибольшую угрозу для популяций наземных видов диких животных представляет уничтожение среды обитания, ее фрагментация и деградация, вызванные главным образом расширением экономической деятельности человека (Mace et al., 2005). Кроме того, в качестве основных угроз для сохранения следует упомянуть браконьерство ради мяса и с целью незаконной торговли дикими животными, а также конкуренцию диких животных с домашним скотом. Во многих регионах планеты с богатым биологическим разнообразием растет спрос на продовольствие и земли под освоение, идет погоня за все большей прибылью, что усугубляет угрозы для дикой природы и указывает на безотлагательную необходимость поиска эффективных стимулов для ее сохранения. Организованная надлежащим образом трофейная охота может способствовать сохранению, поскольку она увеличивает ценность диких животных и местообитаний, от которых они зависят, обеспечивая чрезвычайно важные выгоды и создавая тем самым соответствующие стимулы и условия для устойчивого природопользования. Исходя из этого, при разработке программ трофейной охоты необходимо предусмотреть следующие аспекты: • Трофейная охота должна стимулировать землевладельцев (будь то государство, частное лицо или община) сохранять или восстанавливать ресурсы дикой природы на своей земле. Выгоды, получаемые землевладельцами от охоты на своих землях, могут сделать использование дикой природы привлекательным вариантом землепользования, побуждая владельцев земли сохранять или восстанавливать популяции диких животных и среду их обитания, освобождать свои земли от домашнего скота, инвестировать в мониторинг и управление, а также проводить мероприятия по борьбе с браконьерством. Например, в Мексике, Намибии, Пакистане, Южной Африке, Соединенных Штатах Америки и Зимбабве политика, позволяющая землевладельцам извлекать выгоду из устойчивого использования дикой природы, привела к полному или частичному освобождению больших по площади территорий от домашнего скота и возвращению на эти земли диких животных (Примеры 1 и 3-6). Эти льготы распространяются как на государственные охраняемые природные территории, так и на частные земли. В странах Африки к югу от Сахары земли, переданные в концессию для организации охотничьих угодий, сопоставимы по площади с национальными парками или выше (Lindsey, Roulet and Romañach, 2007), и такие земли нередко являются частью национальной системы особо охраняемых природных территорий (ООПТ) (обычно категорий IV и VI по классификации МСОП) 1. 1 Целью ООПТ категории IV МСОП – Управляемая       природная     территория [«habitat/species management areas»] – является защита отдельных видов или местообитаний, и менеджмент отражает эти приоритеты. Целью ООПТ категории VI – Охраняемая территория с устойчивым использованием природных ресурсов [«protected areas with sustainable use of natural resources»] – является сохранение экосистем и местообитаний вместе со связанными с ними культурными ценностями и традиционными системами менеджмента природных ресурсов. [Приводится авторами по: Dudley, N. (ed.). Guidelines for Applying Protected Area Management Categories. Gland, Switzerland: IUCN. X, 86 p. – Примеч. ред.]. Учитывая интенсивную и все возрастающую нагрузку на земли в развивающихся странах, особенно в плане производства продовольствия, будущее этих земель и диких животных, их населяющих, представляется крайне неопределенным без выгод, присущих надлежащему менеджменту дикой природы. • Трофейная охота должна обеспечивать владельцам государственных, частных и общинных земель получение необходимых доходов для менеджмента и сохранения дикой природы, включая мероприятия по борьбе с браконьерством (см. Примеры 1-6). В большинстве регионов государственные агентства зависят (по крайней мере, частично) от доходов, которые приносит охота и которые необходимы для менеджмента дикой природы и охраняемых природных территорий. Например, государственные агентства дикой природы в США финансируются главным образом за счет охотников (как трофейных, так и практикующих другие виды рекреационной охоты) с помощью различных прямых и косвенных механизмов, включая продажу лицензий на трофейную охоту (Heffelfinger, Geist, Wishart, 2013; Mahoney, 2013). Размеры особо охраняемых природных территорий, многие из которых относятся к категориям IV и VI МСОП и включают в себя охотничьи угодья, могут значительно сократиться, если охотничьи угодья станут непригодны для использования. Частные землевладельцы в Южной Африке и Зимбабве и владельцы общинных земель в Намибии используют доходы от трофейной охоты в том числе и для того, чтобы оплачивать труд сотрудников охраны и рейнджеров, закупать необходимое оборудование и в любой иной форме обеспечивать надлежащий менеджмент и защиту дикой природы (Примеры 1 и 5). В Монголии, Пакистане и Таджикистане доходы от трофейной охоты также используются для оплаты труда местных рейнджеров, которые призваны бороться с браконьерством и улучшать среду обитания охотничьих животных (Примеры 2 и 6). Сокращению браконьерства могут способствовать патрульные подразделения, которые непосредственно организуются, финансируются и применяются организаторами трофейной охоты (Lindsey, Roulet and Romañach, 2007). • Трофейная охота должна повышать терпимость местного населения к диким животным, сокращая тем самым незаконную добычу и сглаживая конфликты между человеком и дикой природой. Присутствие диких животных влечет за собой серьезные издержки для местного населения – потерю урожая и скота, нанесение увечий и даже человеческие жертвы, причем у людей нет никаких правовых механизмов компенсации этих издержек. Поэтому браконьерство и умерщвление диких животных в качестве ответа за причиненный ущерб являются обычным делом. Это особенно характерно для Африки, где слоны и другие виды животных уничтожают посевы, а крупные дикие кошки убивают людей и домашний скот. Стимулы, предусмотренные программами трофейной охоты, и доходы от самих охот важны не только для сохранения охотничьих видов: охраняемые территории могут выполнять роль своеобразного «зонта для биоразнообразия» и способствовать сохранению неохотничьих видов диких животных. В Зимбабве, в заповедниках Саве [Savé] и Бубье [Bubye] не охотятся на африканских носорогов и гиеновидных собак (Lycaon pectus), однако доходы от трофейной охоты на другие виды способствуют их сохранению (Пример 4). На Памире, в Таджикистане, на территориях, переданных в концессию для проведения трофейной охоты на архара (Ovis ammon) и козерога (Capra ibex) отмечается более высокая плотность (по сравнению с соседними районами, где не проводится трофейная охота) находящегося под угрозой исчезновения снежного барса (Panthera uncia), что, вероятно, обусловлено более высокой численностью животных, служащих добычей для снежного барса, и более низким уровнем браконьерства (Kachel, 2014). Высокая плотность снежного барса была также отмечена в районах охоты на винторогих козлов (мархуров, Capra falconeri) (Rosen, 2014). В Йеллоустонском национальном парке, США, часть доходов от трофейной охоты на толсторога (Ovis canadensis) была направлена на выкуп земель, занятых под выпас скота, что помогло сократить количество нападений гризли (Ursus arctos) на домашний скот и принесло ощутимые выгоды находящейся под угрозой исчезновения популяции этих животных (K.Hurley, персональное сообщение, 25 февраля 2016 г.). Часто выражается беспокойство по поводу того, что трофейная охота ведет к снижению численности крупных африканских млекопитающих, таких, как слон, носорог и лев (Panthera leo). Хотя имеются свидетельство того, что в отдельных случаях неустойчивая трофейная охота (особенно на льва) способствовала сокращению популяции (например: Loveridge et al., 2007; Packer et al., 2011), она не считается основной угрозой для этих видов. В целом, трофейная охота представляет незначительную или ничтожно малую угрозу для популяций африканских диких животных (Lindsey, 2015). И в настоящее время, и в прошлом основными причинами сокращения численности крупных млекопитающих, на которых ведется трофейная охота, таких, как африканский слон, африканский буйвол, белый носорог, черный носорог, зебра (Equus zebra и E. quagga), горный баран, горный козел, толсторог, различные виды оленей и медведей, является уничтожение и деградация среды обитания, конкуренция с домашним скотом, неконтролируемая браконьерская охота ради получения мяса и с целью торговли продукцией животного происхождения (например, слоновой костью и рогами), умерщвление животных в качестве возмездия за нанесенный в конфликтах между человеком и дикими животными ущерб (Schipper et al., 2008; Ripple et al., 2015). Что касается львов, то главными причинами сокращения численности популяции являются неизбирательное умерщвление животных при защите человеческой жизни и домашнего скота, уничтожение среды обитания и истощение кормовой базы (обычно из-за браконьерства) (Bauer et al., 2015). На примерах, приведенных в этой статье, мы показываем, что надлежащим образом организуемая трофейная охота может способствовать восстановлению и защите популяций многих из перечисленных выше видов, помогать поддерживать их среду обитания. Трофейная охота, права коренных и местных общин и средства к существованию Вклад трофейной охоты в обеспечение средств к существованию коренного населения и местных общин в значительной степени зависит от региона и присущей ему специфики. Во многих случаях трофейная охота осуществляется без полноценного участия общин в принятии решений, касающихся менеджмента диких животных, без надлежащего уважения прав общин и без их согласия, а также в условиях несправедливого или плохо функционирующего механизма распределения доходов, при котором наибольшую выгоду получают организаторы охоты или государственные агентства. Однако целый ряд программ трофейной охоты характеризуется тем, что коренные народы и местные общины самостоятельно и без принуждения выбрали использование трофейной охоты в качестве способа получения стимулов и доходов для сохранения и управления дикими животными на своих землях и улучшения условий жизни (Примеры 2, 3, 5 и 6). Во многих других случаях общины имеют меньше полномочий по принятию решений в отношении трофейной охоты, но, тем не менее, получают определенную долю доходов от охоты (Lindsey et al., 2013). Общины могут получать выгоду от трофейной охоты за счет концессионных платежей или других инвестиций охотников, которые, как правило, повышают эффективность и качество общинных услуг, таких, как: инфраструктура водоснабжения; школы и поликлиники; рабочие места в качестве гидов, охранников дичи, менеджеров дикой природы (а также другие связанные с охотой рабочие места); более широкий доступ к мясу дичи. Как правило, коренные и местные общины, живущие на землях охотничьих угодий и по соседству, крайне бедны, имеют мало источников дохода и иногда не имеют других законных источников мяса. Трофейная охота на практике: примеры положительного воздействия В ходе бурных дебатов, посвященных трофейной охоте, часто делаются громкие заявления о том, что любая трофейная охота угрожает сохранению или ведет к уничтожению тех или иных видов. По этой причине, а также потому, что многие из приведенных в этой статье фактов не получили широкой известности, мы приводим здесь анализ конкретных примеров того, как трофейная охота вносит положительный вклад в поддержку сохранения, а также прав и средств к существованию местных общин. Следует отметить, что существуют также примеры неадекватных подходов к трофейной охоте, которые заслуживают аналогичного изучения, однако они, как правило, связаны с незаконной или непрозрачной деятельностью, что затрудняет получение достоверной информации. Пример 1. Носороги в Намибии и Южной Африке История охоты на носорога в Намибии и Южной Африке наглядно демонстрирует ее устойчивость с точки зрения численности популяции этих животных. С тех пор, как в Южной Африке были введены в действие программы трофейной охоты на белого носорога, его численность возросла с примерно 1800 особей в 1968 году до чуть более 18400 особей в настоящее время (Emslie et al., 2016) (рисунок 1), при этом значительное число белых носорогов были реинтродуцированы в другие страны в пределы естественных ареалов вида. После того как в конце 2004 года Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) утвердила ограниченные охотничьи квоты на черного носорога, численность его популяции в Намибии и Южной Африке увеличилось на 67 %, с примерно 2300 особей в 2004 году до примерно 3900 особей на сегодняшний день (рисунок 1). По состоянию на конец 2015 года на долю Намибии и Южной Африки приходится 90 % от общей численности черного и белого носорога Африки. Рис. 1. Оценка численности белых носорогов в Южной Африке (слева) и черных носорогов в Южной Африке и Намибии (справа) в 1968 и 2005 годах, до и после начала трофейной охоты соответственно. По горизонтали – год, по вертикали – количество особей.  Охота сыграла важную роль в восстановлении популяции белого носорога, предоставив частным и общинным землевладельцам стимулы для содержания диких животных на своих землях, обеспечив получение дохода для их сохранения и защиты, а также помощь в менеджменте и содействие в восстановлении популяции. В Южной Африке ограниченная трофейная охота на носорога в сочетании с продажей живых особей и туризмом обеспечила экономические стимулы, побудившие более 300 частных землевладельцев создать общее стадо численностью примерно в 6140 голов белого носорога и 630 голов черного носорога на 49 частных или общинных земельных участках – это примерно 1,7 млн. га охраняемых земель, что сравнимо по площади с национальным парком Крюгера (Balfour, Knight and Jones, 2016; Emslie et al., 2016). Вклад трофейной охоты в расширение ареала и увеличение численности этих экзотических животных, таким образом, значителен (и возрастает). Многие частные заповедники для покрытия эксплуатационных издержек в значительной степени полагаются на трофейную охоту и продажу особей белого носорога другим заповедникам. Например, один самофинансируемый южноафриканский заповедник осуществляет управление растущей популяцией диких животных, в которую входит 195 белых носорогов, а также представители многих других видов 2. 2 Информация об этом заповеднике имеется в распоряжении Группа специалистов КВВ МСОП по африканскому носорогу (весьма авторитетный и заслуживающий доверия орган), но мы не раскрываем ее здесь, заботясь о безопасности белого носорога. Анализ данных за восемь лет показал, что за счет доходов от туризма было покрыто только около 18 % общих эксплуатационных расходов этого заповедника, основная же часть операционных издержек (63 %) была покрыта за счет доходов от трофейной охоты. Заповедник направляет все доходы, полученные от охоты на носорога, на защиту и сохранение популяции этих животных. Менеджер заповедника отметил, что недавний запрет на импорт в США трофейных львиных шкур уже привел к прекращению некоторых видов охоты, что негативно сказалось на доходах заповедника (M. Knight, R. Emslie и K. Adcock, персональное сообщение, 18 марта 2016 г.). Увеличение расходов на обеспечение безопасности, риски, обусловленные эскалацией браконьерства, и ослабление экономических стимулов привели к тревожной тенденции, которая заключается в том, что некоторые частные землевладельцы и менеджеры отказываются от содержания на своих землях носорога; сохранение этой тенденции может угрожать расширению ареала и численности популяции этих животных. Ограничения на импорт трофеев, ставящие под угрозу целесообразность охоты, вероятно, еще больше снизят стимулы и усугубят эту тенденцию. Охота может также непосредственно способствовать росту популяции путем изъятия из нее самцов, которые могут (например) соперничать с телятами и самками или даже убивать их. В Южной Африке охота на отдельных конкретных «избыточных» самцов черного носорога утверждается только в том случае, если соблюдаются критерии, изложенные в национальном плане управления биоразнообразием черного носорога, для обеспечения того, чтобы охота способствовала демографическому и генетическому сохранению вида. При проведении такой охоты получение дохода для природоохранных мероприятий является бонусом, а не основной целью. В последние годы «псевдоохотники» использовали законную трофейную охоту, чтобы получить доступ к рогу носорога для нелегальной продажи в страны Юго-Восточной Азии, что привело к резкому увеличению числа добытых в ходе трофейных охот животных (максимальная годовая добыча – 173 носорога в 2011 году). Однако введение в 2012 году в Южной Африке мер контроля обеспечило снижение количества добываемых охотниками белых носорогов до прежних уровней (Emslie et al., 2016). Пример 2. Горный баран в Монголии   В 1967 году в Монголии была узаконена трофейная охота на горного барана, в частности, на алтайского горного барана (алтайского аргали, Ovis ammon ammon), который является самым ценным трофейным видом в стране. Однако отсутствие надлежащей системы управления привело к практически неуправляемой охоте в условиях открытого доступа к ресурсу диких животных. Численность популяций горных баранов значительно сократилась, возможно, еще и за счет конкуренции из-за пастбищ с быстро растущей популяцией домашних коз (Page, 2015; Wingard, Zahler, 2006). В 2007 году WWF Монголии инициировал проект по управлению дикой природой на уровне общин в аймаке (районе) Увс [Uvs]на северо-западе Монголии. Цель проекта состояла в том, чтобы заменить неконтролируемое использование диких животных с открытым доступом общинным управлением, осуществляемым представителями семи местных общин, которые получали бы доходы от трофейной охоты, главным образом от охоты на алтайского горного барана. В рамках этого проекта была создана местная ООПТ Гулзат площадью 12,7 млн. гектаров, на территории которой для восстановления численности популяции горного барана был введен запрет на охоту. Благодаря защите от местных скотоводов численность популяции увеличилась с примерно 200 особей в 2003-2004 годах до более 1500 особей в 2014 году (рисунок 2). С началом управляемой охоты в заказнике рост численности популяции алтайского горного барана продолжился. За четыре года после снятия запрета было добыто двенадцать алтайских горных баранов, что обеспечило получение на местном уровне дохода в 123400 долл. США (Буяна Чимедорж, персональное сообщение, 2 марта 2016 г.). Рис. 2. Динамика численности популяции алтайского горного барана в заказнике Гулзат, Монголия. По горизонтали – год, по вертикали – количество особей. Менеджмент охоты в заказнике (на основе рекомендаций экспертов по управлению дикими животными, в том числе из ряда охотничьих компаний) осуществляет неправительственная организация Gulzat Initiative, состоящая исключительно из представителей местных общин. Трехсторонние договоры между охотничьими компаниями, Gulzat Initiative и губернатором аймака повышают прозрачность и контроль трофейной охоты (Буяна Чимедорж, персональное сообщение, 28 января 2016 г.). Недавние изменения, внесенные в законодательство Монголии, создали прочную базу для общинного управления дикими животными, основанном на опыте общинных заповедников в Намибии (см. Пример 5). Пример 3. Толсторог (снежный баран) в Северной Америке   Колонизация Северной Америки европейцами, сопровождающаяся резким увеличением поголовья домашнего скота вкупе с неконтролируемой охотой, привела к быстрому сокращению численности толсторога с примерно 1 миллиона особей в 1800 году до менее чем 25000 особей в 1950 году. С тех пор ради сохранения толсторога и других диких животных сотни тысяч гектаров земель были выведены из хозяйственного использования, главным образом за счет взносов и пожертвований (более 100 миллионов долларов США) со стороны лиц и организаций, причастных к трофейной охоте, а численность снежных баранов выросла более чем втрое по сравнению с историческим минимумом и составляет в настоящее время примерно 80000 особей (Hurley, Brewer and Thornton, 2015). Восстановление поголовья толсторога в Канаде и в Соединенных Штатах Америки было в основном достигнуто за счет сотрудничества охотников с региональными и национальными агентствами дикой природы с целью поддержки исследований и менеджмента диких животных, а также освобождения земель от домашнего скота. Например, в американском штате Вайоминг аукционы на охоту на снежного барана приносят ежегодно примерно 350000 долларов США, из которых 70 % идет на мероприятия по сохранению толсторога, а 10 % – на мероприятия по сохранению других диких животных. Треть из более чем 2 млн. долл. США, выплаченных овцеводам для освобождения от овец 187590 гектаров пастбищных угодий общего пользования, пришлось на долю средств, вырученных от проведения аукционов на охоту на толсторога (остальные две трети расходов были покрыты за счет сборов, выплачиваемых другими группами населения, причастными к охоте, рыбалке и дикой природе; K. Hurley, персональное сообщение, 23 февраля 2016 г.). Трофейная охота, организуемая коренными народами, также способствовала восстановлению популяции толсторога в Мексике. В 1975 году 20 животных были реинтродуцированы на остров Тибурон в Калифорнийском заливе (море Кортеса), принадлежащий и управляемый индейцами племени сери. Первоначальная причина исчезновения этого вида на острове неизвестна, но после реинтродукции популяция быстро увеличилась, достигнув максимальной численности в примерно 500 особей, что, вероятно, соответствует потенциальной емкости экосистемы острова. В 1995 году группа учреждений инициировала программу финансирования исследований и мероприятий по сохранению толсторога, которая обеспечивала бы при этом необходимый доход для племени сери путем проведения международных аукционов по продаже лицензий на эксклюзивную охоту на острове. На первых аукционах цена лицензий часто выражалась в шестизначных числах (в долларах США). В период с 1998 по 2007 год продажа лицензий на толсторога и молодняка животных для переселения принесла индейцам племени сери 3,2 млн. долл. США, которые были реинвестированы в общинные проекты племени, а также в менеджмент популяции толсторога и в сохранение экосистемы острова в первозданном виде. Финансирование мероприятий по сохранению экосистемы острова за счет доходов от трофейной охоты продолжается и в настоящее время; так, недавно племя сери продало несколько охотничьих лицензий по цене 80000-90000 долларов США за каждую. Остров Тибурон являлся одним из основных поставщиков животных для восстановления популяции толсторога в пустыне Сонора и в других районах на материке. Перспектива получения значительного дохода от трофейной охоты на толсторога и чернохвостого оленя (Odocoileus hemionus) побудила многих владельцев ранчо в пустыне Сонора освободить свои земли от домашнего скота (или же значительно сократить его поголовье), чтобы разместить на них диких животных (Valdez et al., 2006; Wilder et al. , 2014; Hurley, Brewer and Thornton, 2015). Пример 4. Частные охотничьи хозяйства в Зимбабве В Зимбабве передача прав на использование ресурсов диких животных землевладельцам в 1975 году повлекла за собой существенные изменения в сфере дичеводства – если в начале пути лишь пара дюжин владельцев ранчо занимались разведением дичи в качестве хобби, то уже к 2000 году в этот процесс были вовлечены 1000 землевладельцев, под управлением которых находились 2,7 млн. га охотничьих угодий. Основной движущей силой этих изменений стала трофейная охота (Child, 2009; Lindsey, Romañach and Davies-Mostert, 2009). С тех пор, вследствие осуществления программы земельной реформы число владельцев охотничьих хозяйств, как и площадь охотничьих угодий, значительно сократилось; тем не менее, несмотря на сложные экономические условия в стране, в настоящее время частные заповедники продолжают играть решающую роль в сохранении дикой природы. Оба описанных ниже заповедника практикуют трофейную охоту в качестве основного источника дохода и были бы нежизнеспособными в случае ее прекращения. Оба предприняли усилия по развитию экологического туризма, который не включает охоту (так называемый фототуризм или фотосафари), но он не приносит значительных доходов (политическая нестабильность в Зимбабве оказала гораздо большее негативное влияние на фототуризм, чем на охотничий туризм). Частный заповедник Саве Вэлли [Savé Valley Conservancy, SVC] площадью 344000 га был создан в 1990-х годах владельцами скотоводческих ранчо, которые пришли к выводу, что менеджмент диких животных может быть более эффективным вариантом землепользования, нежели животноводство. Разведение крупного рогатого скота привело к уничтожению всех слонов, носорогов, буйволов и львов (наряду с другими видами) в этом районе. На сегодняшний день в Саве Вэлли насчитывается около 1500 африканских слонов, 121 особь черного и 42 особи белого носорога, 280 львов и несколько стай гиеновидных собак. Охота на ранчо Санго (Sango Ranch), крупнейшем объекте Саве Вэлли, приносит ежегодно около 600000 долларов США, и ее организацию и проведение обеспечивают 120 постоянных работников, которые представляют более 1000 членов своих семей (Lindsey et al., 2008; W. Pabst и D. Goosen, персональное сообщение, 9 февраля 2016 года; Sango Wildlife, без даты). На территории заповедника Бубье Вэлли [Bubye Valley Conservancy, BVC] площадью 323000 га (также в прошлом скотоводческого ранчо) в настоящее время насчитывается примерно 500 львов (рисунок 3), 700 африканских слонов, 5000 африканских буйволов, 82 белых носорога и 211 черных носорогов (это третье по численности стадо черного носорога в Африке). Трофейные сборы в 2015 году составили 1,38 млн. долл. США. В Бубье Вэлли работает около 400 человек, и заповедник ежегодно инвестирует 200000 долларов США в проекты развития местных общин (BVC, без даты; B. Leathem, персональное сообщение, 17 января 2016 г.). Рис. 3. Динамика численности популяции льва в 1999-2009 гг. в заповеднике Бубье Вэлли, Зимбабве. По горизонтали – год, по вертикали – число особей. Частный заповедник Бубье Вэлли расположен на землях, ранее используемых для скотоводства, и его деятельность зависит от доходов, получаемых за счет проведения трофейных охот, которые обеспечивают финансирование мероприятий по сохранению диких животных. Саманьянга – район в восточной части заповедника на берегу реки Бубье. Отметим, что на этих ранчо доходы, полученные от трофейной охоты, способствуют сохранению и приносят пользу многим видам неохотничьих диких животных, таким, как черный носорог, белый носорог и гиеновидная собака. Пример 5. Общинные заповедники в Намибии  В начале 1990-х годов многие жители общинных земель Намибии считали, что дикие животные представляют угрозу для их жизни и источников средств к существованию, поскольку они уничтожали посевы, разрушали объекты водоснабжения, а также убивали или калечили домашний скот и людей. Но уже в 2015 году 82 общинных заповедника осуществляли менеджмент диких животных на землях общей площадью в 1,6 млн. га, на которых также проживает около 190000 человек, включая представителей коренных и племенных общин (NACSO, 2015). В основе успеха Намибии в общинном управлении природными ресурсами лежит трофейная охота. Недавние исследования показали, что в случае потери доходов от трофейной охоты большинство заповедников не смогут покрыть свои эксплуатационные расходы и станут нерентабельными. Популяции диких животных в этом случае резко сократятся, как и выгоды для местного населения (Naidoo et al., 2016) (рисунок 4). В целом, выгоды, которые общинные заповедники приносят местным жителям (например: денежный доход для отдельных лиц или общин; мясо диких животных; социальные услуги, такие, как школы и медицинские учреждения) в равной степени обеспечиваются как за счет трофейной охоты, так и за счет фототуризма. Большая часть доходов реинвестируется в менеджмент и охрану диких животных. Около половины заповедников получают свои выгоды исключительно за счет охоты, а большинство остальных получают доходы и от охоты, и от туризма. Исключительно на туризме специализируются только 12 % заповедников (Naidoo et al., 2016). Выручка в заповедниках от трофейной охоты на 29 видов диких животных в 2015 году составила 36,4 млн. динаров (около 2,7 млн. долл. США) (NACSO, 2015). Так, за каждую охоту на слона общины напрямую получают около 20000 долларов США, плюс около 3000 кг мяса (Chris Weaver, персональное сообщение, 18 января 2016 г.). Рис. 4. Доход, полученный от трофейной охоты, лежит в основе успеха программы общинных заповедников Намибии. Карты иллюстрируют экономическую жизнеспособность общинных заповедников в Намибии: (А) при существующем положении дел; (Б) при гипотетическом запрете трофейной охоты, где (1) – нерентабельные заповедники; (2) – заповедники, функционирующие на пороге рентабельности и (3) – рентабельные заповедники. С началом реализации программы создания общинных заповедников численность популяций диких животных в Намибии резко возросла. На общинных землях на северо-востоке популяция черной антилопы (Hippotragus niger) увеличилась с 724 особей в 1994 году до 1474 особей в 2011 году, а популяция импалы (Aepyceros melampus) выросла за тот же период с 439 особей до 9374 особей. В заповеднике на северо-западе страны популяция горной зебры Хартмана (Equus zebra hartmannae) – вида, находящегося в уязвимом положении (по классификации МСОП), – увеличилась с менее чем 1000 особей в начале 1980-х годов до примерно 27000 особей в 2011 году, а численность популяции черного носорога увеличилось более чем втрое – это самая крупная популяция свободно пасущихся носорогов в Африке (заповедники не огорожены). Развитие системы общинных заповедников и защита, обеспечиваемая национальными парками, привели к увеличению численности популяции слонов с 7500 особей в 1995 году до более чем 20000 животных на сегодняшний день. В настоящее время популяция льва в заповеднике Kunene увеличилась с примерно 25 особей в 1995 году до 150 особей, кроме того, в Намибии сегодня имеется большое число львов, свободно перемещающихся за пределами национальных парков (NACSO, 2015; C. Weaver, персональное сообщение, 18 января 2016 г.). Пример 6. Мархур и уриал в Пакистане В Пакистане в середине 1980-х годов вожди местных пуштунских племен были обеспокоены тем, что из-за неконтролируемой незаконной охоты для пропитания значительно сократилась численность популяций сулейманского (пряморогого) мархура (Capra falconeri megaceros) (их осталось менее 100 особей) и афганского уриала (Ovis orientalis) (около 200 особей). После безрезультатного обращения к правительству по поводу защиты этих двух видов животных вожди пуштунских племен разработали программу «Комплекс мероприятий по охране природы в провинции Торгар» (Torghar Conservation Project), в основу которой легла простая концепция: члены местных общин откажутся от охоты в обмен на наем в качестве охранников для предотвращения браконьерства, а финансирование программы будет осуществляться за счет доходов, полученных от ограниченной трофейной охоты на мархура и уриала, осуществляемой иностранными охотниками. Программа охватывает около 100000 га, на которых проживают 4000 человек. В период с 1986 по 2012 год охота на эти два вида диких животных принесла 486400 долл. США правительству провинции и 2,71 млн. долл. США местным общинам, причем из этих средств общины платили зарплату более 80 охранникам и финансировали различные общинные проекты, включая школы и медицинские учреждения, а также различные мероприятия, направленные на снижение конкуренции за пастбища между дикими животными и домашним скотом. За эти годы объемы незаконной охоты резко сократились: к 2012 году численность популяции мархура выросла примерно до 3500 особей, а численность уриала по результатам обследования 2005 года была оценена в 2541 особь (Woodford, Frisina, Awun, 2004; Frisina, Tareen, 2009; Mallon, 2013).   Похожие примеры можно привести и для других районов, как в Пакистане, так и в Таджикистане. Все вышеперечисленные факторы способствовали недавнему изменению природоохранного статуса мархура в Красном списке МСОП (IUCN Red List), где он больше не входит в категорию видов, находящихся под угрозой исчезновения. За пределами охраняемых территорий стабильность и рост численности популяций наблюдается только в тех районах, где ведется устойчивая охота (Michel, Rosen Michel, 2015). Как запрет на трофейную охоту повлияет на сохранение, а также на коренное население и местные общины? Прямой запрет на трофейную охоту и ограничения на импорт или транспортировку трофеев, особенно со стороны Европейского союза и США, могут положить конец трофейной охоте, сделав охотничьи программы экономически нерентабельными (см. рисунок 4). Приведенные в этой статье примеры ясно дают понять, что в отсутствие эффективных и устойчивых программ альтернативного развития устранение стимулов и доходов, обеспечиваемых трофейной охотой, может привести к серьезному сокращению численности популяций ряда знаковых или находящихся под угрозой исчезновения видов, что, в свою очередь, может остановить и обратить вспять процесс восстановления некоторых популяций, например, африканского слона, черного и белого носорога, горной зебры Хартмана и льва в Африке, мархура, аргали и уриала в Азии, толсторога в Северной Америке. Кроме того, запрет трофейной охоты может оказать негативное влияние на популяции находящихся под угрозой исчезновения видов, на которые трофейная охота не проводится, таких, как снежный барс и гиеновидная собака. Для некоторых коренных и местных общин запрет на трофейную охоту или ее нерентабельность означали бы утрату денежных доходов от охотничьих концессий на их землях, ограничение доступа к мясу и потерю возможности трудоустройства. Около 5000 представителей коренных народностей кхве сан (Khwe San) и мбукушу (Mbukushu), проживающих в национальном парке Бватвата (Bwatwata National Park), относятся к числу самых бедных жителей Намибии, тем не менее, в последнее время они зарабатывали благодаря трофейной охоте около 2,4 млн. динаров (155000 долл. США) ежегодно (R. Diggle, персональное сообщение, 18 марта 2016 г.). Прекращение трофейной охоты станет для них огромным ударом как из-за потери дохода, так и из-за сокращения доступа к мясу (а так как они живут в национальном парке, это значит, что они не могут пасти скот или выращивать товарные культуры). Если трофейная охота станет нерентабельной, тысячи сельских зимбабвийских домохозяйств, которые напрямую получают выгоду от программы CAMPFIRE 3, потеряют в совокупности около 1,7 млн. долл. США ежегодного дохода, который и так сократился с 2,2 млн. долл. США из-за запрета на импорт в США трофеев, добытых в ходе охоты на слонов (C. Jonga, персональное сообщение, 27 августа 2015 г.). 3 CAMPFIRE (Communal Areas Management Programme For Indigenous Resources) – Программа менеджмента местных ресурсов на общинных землях, реализуемая в Зимбабве, – одна из первых в мире программ менеджмента природных ресурсов на уровне общин [Community-based Natural Resource Management)] (Mutandwa, Gadzirayi, 2007). В странах, где средний доход сельских жителей составляет несколько долларов в день или даже меньше, это значительные денежные суммы. Но, возможно, еще более существенно то, что односторонние ограничения на импорт трофеев уменьшают возможность и без того достаточно маргинализированных сельских общин принимать решения об управлении своими землями и дикими животными на основе уважения права на свободное волеизъявление и максимального соответствия этих решений чаяниям людей в отношении обеспечения средств к существованию. Может ли альтернативное землепользование заменить трофейную охоту? Трофейная охота не является единственным средством повышения экономической ценности дикой природы и получения выгод для местного населения. Часто высказывается мнение о том, что фототуризм мог бы полностью заменить трофейную охоту. Нет сомнений, что это прекрасная возможность обеспечить в различных регионах планеты существенные выгоды для местного населения и сохранения дикой природы, но дело в том, что на сегодняшний день фототуризм экономически рентабелен только в небольшом числе охотничьих заповедников. В отличие от трофейной охоты, для организации фотографического туризма необходима политическая стабильность, доступная и развитая транспортная инфраструктура, минимальный риск заболеваний, высокая плотность популяций диких животных для гарантированного выбора натуры, живописные ландшафты, большие капиталовложения, соответствующая туристическая инфраструктура (гостиницы, снабжение продовольствием и водой, утилизация отходов), а также профессиональные компетенции и навыки организаторов на местах. Фототуризм и трофейная охота часто являются взаимодополняющими видами землепользования, не пересекающимися по времени или территории. Обычно, если в каком-то районе, где проводится трофейная охота, возможно проведение фотосафари, то, как правило, эта деятельность осуществляется (Примеры 4 и 5). При отсутствии тщательно продуманной организации фототуризм (как и трофейная охота) может серьезно повлиять на экологию и оказаться практически бесполезным для местных общин в плане обеспечения выгод, так как вся прибыль от фотосафари осядет в офшорах или достанется местным элитам (Sandbrook, Adams, 2012). Чтобы быть действительно успешными, любые альтернативы трофейной охоте должны обеспечивать реально ощутимые и эффективные природоохранные стимулы. Они должны сделать дикую природу ценной для людей в долгосрочной перспективе и обеспечить местным общинам возможность осуществлять свои права и обязанности по менеджменту и сохранению дикой природы. Различные формы ПЭУ (схем платежей за экосистемные услуги, [PES schemes]) обладают значительным потенциалом для привлечения инвестиций или добровольных взносов со стороны государства, благотворительных фондов, а также частных лиц и компаний для стимулирования деятельности по сохранению различных видов диких животных и их местообитаний. В качестве примера (хотя их число весьма ограничено в связи с трудностью получения стабильного финансирования) можно привести программу аренды земель, принадлежащих общинам масаи, компанией Cottar’s Safari Service в частном заповеднике Olderkesi, Кения (IUCN SULi et al., 2015). Однако, в целом довольно сложно рассматривать различные формы ПЭУ в качестве альтернативы трофейной охоте из-за рисков, связанных с нестабильностью финансирования. Важнейшей задачей здесь является обеспечение устойчивости финансовых потоков в долгосрочной перспективе, так чтобы они не зависели от весьма изменчивых приоритетов спонсоров. Стимулы для сохранения и поступление доходов местным общинам в некоторых регионах может также обеспечить (хотя и со многими оговорками) программа REDD+ 5. 4 REDD+ [Reducing Emissions from Deforestation and Forest Degradation in Developing Countries – СВОД+ (сокращение выбросов, обусловленных обезлесением и деградацией лесов в развивающихся странах), – программа Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО). – Примеч. перев.], – термин, обозначающий усилия разных стран по сокращению выбросов углекислого газа в результате обезлесения и деградации лесов, налаживание сохранения, устойчивого менеджмента лесов, содействующего связыванию углерода (www. forestcarbonpartnership.org/what-redd). Реформирование практики трофейной охоты Несмотря на позитивные примеры, приведенные в этой статье, мы полностью осознаем, что во многих странах в сфере руководства и управления трофейной охотой имеется множество (обычно не подтвержденных документально) слабых мест и недоработок, поэтому следует активно поддерживать грамотные и продуктивные действия директивных органов по улучшению ситуации в этой области. Ограничения на импорт трофеев часто являются самым привлекательным в плане выбора решением для директивных органов стран-импортеров, поскольку эти мероприятия легко реализуемы и не требуют высоких затрат со стороны принимающих решение органов, которые, к тому же не несут официальной ответственности за последствия таких решений для стран-экспортеров охотничьих трофеев. Однако успех в области сохранения редко достигается путем принятия отдельных решений в далеких столицах; как правило, требуется долгосрочное, устойчивое взаимодействие многих заинтересованных сторон на местах и за рубежом. В качестве альтернативы односторонним, всеобъемлющим ограничениям или запретам, которые приводят к сворачиванию программ трофейной охоты, лица, принимающие решения, могли бы рассмотреть вопрос о том, отвечают ли конкретные программы требованиям передовых практик природоохранной охоты (IUCN SSC, 2012; Brainerd, 2007). При наличии проблем в области руководства и управления было бы в высшей степени полезно наладить взаимодействие с соответствующими странами при решении, например, таких вопросов, как транспарентность (прозрачность) финансовых потоков, общинные выгоды, распределение концессий и установление квот; права и обязанности коренных народов и местных общин, мониторинг популяций и охоты. Важную роль в повышении стандартов должны играть все заинтересованные в трофейной охоте стороны – страны-импортеры, спонсоры, национальные регуляторы и менеджеры, общинные организации, исследователи, природоохранные и охотничьи организации, а также представители охотничьей индустрии. В отдельных случаях обусловленные определенными обстоятельствами, ограниченные по времени адресные запреты, направленные на решение выявленных проблем, могут способствовать совершенствованию практики трофейной охоты. Однако мораторий на трофейную хоту вряд ли приведет к улучшению результатов в области сохранения, если нет твердой уверенности том, что совершенствование охотничьей практики приведет к отмене запрета и в том, что страна обладает потенциалом и политической волей для решения этих проблем. Поэтому крайне важно, по крайней мере, для развивающихся стран, чтобы моратории сопровождались финансированием и методической поддержкой для улучшения менеджмента на местах и обследования состояния дел в проблемной области по истечении определенного времени. Заключение Трофейная охота все чаще привлекает пристальное внимание и сталкивается с резонансными и зачастую эффективными кампаниями, призывающими к широкомасштабным запретам. Существуют обоснованные опасения в отношении законности, устойчивости и этичности некоторых видов трофейной охоты, но призывы к ее полному запрету или ограничению импорта трофеев чреваты риском «выплеснуть из ванны вместе с водой и ребенка», поскольку такие призывы негативно сказываются на программах, которые оказывают существенное и жизненно важное позитивное воздействие на восстановление и защиту видов, на поддержание и менеджмент местообитаний, а также на права общин и обеспечение им средств к существованию. В некоторых случаях можно говорить об эффективных и осуществимых на практике альтернативах трофейной охоте, которые могут обеспечить вышеупомянутые выгоды, но для их выявления, финансирования и осуществления требуются непосредственные консультации и взаимодействие с правительствами стран, подвергнувшихся негативному экологическому воздействию, частным сектором и общинами. Финансирование таких альтернативных проектов не должно зависеть от капризов спонсоров и, что крайне важно, такие альтернативы должны обеспечивать в долгосрочной перспективе сопоставимые по эффективности (или более сильные) стимулы для сохранения. В противном случае они не обратят вспять, а еще больше ускорят сокращение популяций знаковых видов, ликвидируют экономические стимулы для сохранения обширных районов обитания диких животных и будут способствовать отчуждению и ослаблению и без того маргинализованных общин, которые живут на одних землях с дикими животными и в значительной степени определяют их будущее. ЛИТЕРАТУРА Balfour, D., Knight, M. & Jones, P. 2016. Status of white rhino on private and communal land in South Africa 2012–2014. Pretoria, Department of Environmental Affairs. Bauer, H., Packer, C., Funston, P.F., Henschel, P. & Nowell, K. 2015. Panthera leo. The IUCN Red List of Threatened Species 2015: e.T15951A79929984 (DOI 10.2305/IUCN.UK.2015-4.RLTS.T15951A79929984.en). Booth, V.R. 2009. A comparison of the prices of hunting tourism in southern and eastern Africa. Budapest, International Council for Game and Wildlife Conservation. Booth, V.R. & Chardonnet, P., eds. 2015. Guidelines for improving the administration of sustainable hunting in sub-Saharan Africa. Harare, FAO Subregional Office for Southern Africa. Brainerd, S. 2007. European charter on hunting and biodiversity. Adopted by the Standing Committee of the Bern Convention at its 27th meeting in Strasbourg, 26–29 November 2007. BVC. Undated. Bubye Valley Conservancy (BVC). Website (available at http://bubyevalleyconservancy.com). Child, B. 2009. Game ranching in Zimbabwe. In H. Suich, B. Child & A. Spenceley, eds. Evolution and innovation in wildlife conservation, pp. 127–145. London, Earthscan. Emslie, R.E., Milliken, T., Talukdar, B., Ellis, S., Adcock, K. & Knight, M.H., compilers. 2016. African and Asian rhinoceroses: status, conservation and trade. A report from the IUCN Species Survival Commission (IUCN SSC) African and Asian Rhino specialist groups and TRAFFIC to the CITES Secretariat pursuant to Resolution Conf. 9.14 (Rev. CoP15). CITES CoP Doc. 68 Annex 5. Frisina, M.R. & Tareen, N. 2009. Exploitation prevents extinction: case study of endangered Himalayan sheep and goats. In B. Dickson, J. Hutton & W.M. Adams, eds. Recreational hunting, conservation, and rural livelihoods: science and practice, pp. 141–154. UK, Blackwell Publishing. Heffelfinger, J.R., Geist, V. & Wishart, W. 2013. The role of hunting in North American wildlife conservation. International Journal of Environmental Studies, 70: 399–413. Hurley, K., Brewer, C. & Thornton, G.N. 2015. The role of hunters in conservation, restoration, and management of North American wild sheep. International Journal of Environmental Studies, 72: 784–796. IUCN. 2017. Protected areas categories. Website (available at www.iucn.org/theme/protected-areas/about/protected-areascategories). Accessed 13 January 2017. International Union for Conservation of Nature (IUCN). IUCN SSC. 2012. Guiding principles on trophy hunting as a tool for creating conservation incentives. V1.0. Gland, Switzerland, International Union for Conservation of Nature (IUCN) Species Survival Commission (SSC) (available at https://cmsdata.iucn.org/downloads/iucn_ssc_guiding_principles_on_trophy_hunting_ver1_09aug2012.pdf). IUCN SULi, International Institute for Environment and Development, Center for Environment and Energy Development, Austrian Ministry of Environment & TRAFFIC. 2015. Symposium report: “Beyond Enforcement: Communities, Governance, Incentives and Sustainable Use in Combating Wildlife Crime”, 26–28 February 2015, Glenburn Lodge, Muldersdrift, South Africa. International Union for Conservation of Nature (IUCN) Sustainable Use and Livelihoods Specialist Group (SULi) (available at http://pubs.iied.org/G03903.html). Kachel, S.M. 2014. Evaluating the efficacy of wild ungulate trophy hunting as a tool for snow leopard conservation in the Pamir Mountains of Tajikistan. Thesis submitted to the Faculty of the University of Delaware in partial fulfillment of the requirements for the degree of Master of Science in Wildlife Ecology. Lindsey, P.A. 2015. Bushmeat, wildlife-based economies, food security and conservation: insights into the ecological and social impacts of the bushmeat trade in African savannahs. Harare, FAO, Panthera, Zoological Society of London & IUCN SULi. Lindsey, P.A., Balme, G.A., Funston, P., Henschel, P., Hunter, L., Madzikanda, H., Midlane, N. & Nyirenda, V. 2013. The trophy hunting of African lions: scale, current management practices and factors undermining sustainability. PLoS ONE, 8(9): e73808 (DOI 10.1371/journal.pone.0073808). Lindsey, P.A., du Toit, R., Pole, A. & Romañach, S. 2008. Savé Valley Conservancy: a large scale African experiment in cooperative wildlife management. In H. Suich, B. Child & A. Spencely, eds. Evolution and innovation in wildlife conservation in southern Africa, pp. 163–184. London, Earthscan. Lindsey, P.A., Romañach, S. & Davies-Mostert, H. 2009. The importance of conservancies for enhancing the value of game ranch land for large mammal conservation in southern Africa. Journal of Zoology, 277(2): 99–105. Lindsey, P.A., Roulet, P.A. & Romañach, S.S. 2007. Economic and conservation significance of the trophy hunting industry in sub-Saharan Africa. Biological Conservation, 134: 455–469. Loveridge, A. J., Searle, A.W., Murindagomo, F. & Macdonald, D.W. 2007. The impact of sport-hunting on the population dynamics of an African lion population in a protected area. Biological Conservation, 134: 548–558. Mace, G., Masundire, H., Baillie, J., Ricketts, T., Brooks, T., et al. 2005. Biodiversity. In R. Hassan, R. Scholes & N. Ash, eds. Ecosystems and human wellbeing: current state and trends: findings of the condition and trends working group, pp. 77–122. Washington, DC, Island Press. Mahoney, S.P. 2013. Monograph: conservation and hunting in North America. International Journal of Environmental Studies, 70(3): 347–460. Mallon, D. 2013. Trophy hunting of CITES-listed species in Central Asia. TRAFFIC report to the CITES Secretariat. Michel, S. & Rosen Michel, T. 2015. Capra falconeri. IUCN Red List of Threatened Species 2015: e.T3787A82028427 (DOI http://dx.doi.org/10.2305/IUCN.UK.2015-4.RLTS.T3787A82028427.en). Mutandwa, E. & Gadzirayi, C.T. 2007. Impact of community-based approaches to wildlife management: case study of the CAMPFIRE programme in Zimbabwe. International Journal of Sustainable Development & World Ecology, 14: 336–334. NACSO. 2015. The state of community conservation in Namibia: a review of communal conservancies, community forests and other CBNRM initiatives (2014/15 annual report). Windhoek, National Association of CBNRM Support Organisations (NACSO). Naidoo, R., Weaver, L.C., Diggle, R.W., Matongo, G., Stuart-Hill, G. & Thouless, C. 2016. Complementary benefits of tourism and hunting to communal conservancies in Namibia. Conservation Biology, 30(3): 628–638 (DOI 10.1111/cobi.12643). Packer, C., Brink, C., Kissui, B.M., Maliti, H., Kushnir, H. & Caro, T. 2011. Effects of trophy hunting on lion and leopard populations in Tanzania. Conservation Biology, 25: 142–153 (DOI 10.1111/j.1523-1739.2010.01576.x). Page, L. 2015. Killing to save: trophy hunting and conservation in Mongolia. Independent Study Project (ISP) Collection. Paper 2086 (available at http://digitalcollections.sit.edu/isp_collection/2086). Ripple, W.J., Newsome, T.M., Wolf, C., Dirzo, R. & Everatt, K.T., et al. 2015. Collapse of the world’s largest herbivores. Science Advances, 1(4): e1400103 (DOI 10.1126/sciadv.1400103). Rosen, T. 2014. Tajikistan brings endangered wild goat from the edge of extinction to the peak of hope. Cat Watch, June 11 (available at http://voices.nationalgeographic.com/2014/06/11/tajikistan-bringsendangered-wild-goat-from-the-edge-ofextinction-to-the-peak-of-hope). Saayman, M.P., van der Merwe, P. & Rossouw, R. 2011. The economic impact of hunting in the Northern Cape Province. South African Journal of Wildlife Research, 41(1): 120–133. Sandbrook, C. & Adams, W.M. 2012. Accessing the impenetrable: the nature and distribution of tourism benefits at a Ugandan national park. Society and Natural Resources, 25: 915–932 (DOI 10.1080/08941920.2011.644394). Sango Wildlife. Undated. Research. Website (available at www.sango-wildlife.com). Accessed 17 January 2017. Schipper, J., Chanson J.S., Chiozza, F., Cox, N.A. & Hoffmann, M., et al. 2008. Status of the world’s land and marine mammals: diversity, threat, and knowledge. Science, 322: 225–230 (DOI 10.1126/science.1165115). Valdez, R., Guzmán-Aranda, J.C., Abarca, F.J., Tarango-Arámbula, L.A. & Clemente Sánchez, F. 2006. Wildlife conservation and management in Mexico. Wildlife Society Bulletin, 34(2): 270–282. Wilder, B.T., Betancourt, J.L., Epps, C.W., Crowhurst, R.S., Mead, J.I. & Ezcurra, E. 2014. Local extinction and unintentional rewilding of bighorn sheep (Ovis canadensis) on a desert island. PLoS ONE, 9(3): e91358 (DOI 10.1371/journal.pone.0091358). Wingard, J.R. & Zahler, P. 2006. Silent steppe: the illegal wildlife trade crisis in Mongolia. Mongolia Discussion Papers. East Asia and Pacific Environment and Social Development Department. Washington, DC, The World Bank. Woodford, M.H., Frisina, M.R. & Awun, G.A. 2004. The Torghar conservation project: management of the livestock, Suleiman markhor (Capra falconeri) and Afghan urial (Ovis orientalis) in the Torghar Hills, Pakistan. Game and Wildlife Science, 21: 177–187.
29.09.2019
КГО
За мясным теком. Часть 2

За мясным теком. Часть 2

Наступил пятый день охоты. Встал я рано. Удивительно, как освежает сон в горах. Вялости и усталости совсем не чувствуется. А когда в рассветных лучах увидел гряду снежных гор, у меня сильнее забилось сердце. Сон и остатки сомнений как рукой сняло. Позавтракал немудреной пищей: салом с луком, с вечера сварил яйца и открыл банку кильки в томате. Запил все это чаем со сникерсом. Яйца брал на охоту впервые. Кто-то скажет, мол, не по уставу. В смысле, не к удаче. А я не заморачиваюсь, если ее не будет, то точно не от куриных яиц. Темп решил выбрать средний, не рвать, и охотиться только до обеда. Если увижу сутра, то мое, нет – так нет, двину домой. Цель теперь была хотя бы увидеть, про добыть я уже загадывал. Свернул с главного ущелья в отщелок, который называется Терспетак. Два гурта кабанов передо мной перешли по реке, следы парили еще. Поднимался не спеша, усталость на пятый день давала о себе знать. Одежа, в который раз пропитавшаяся потом, уже не пахла кисляком, а, может, я уже привык к запаху. Или с меня вышли все токсины, и теперь испарялась родниковая влага? Теплая только. Голова ясная, мысли светлые, душа поет. Какое-то ликование и внутреннее умиротворение. По дороге рассуждал, что важнее на охоте – мясо или впечатления? Думаю, если бы я в первый день завалил того тека, то я не увидел бы такую красоту, а так есть еще возможность. Поэтому не всегда хорошо, когда возьмешь сразу, но и пустым тоже не так весело домой возвращаться. В общем я рассудил так: если у тебя возможность только одного результативного выстрела, то хорошо остаться и наслаждаться красотой, а не спешить домой поедать добычу. Конечно, при условии, что есть время, как у меня в этот раз. Заметил косулек. Далековато, да еще в шипихе. Увидел невооруженным взглядом, померил – 400 метров. Неплохо! Зрение навострилось за дни охоты, биообъекты вижу хорошо. Заметил за собой: как увидишь зверье, сил сразу прибавляется. Стал подниматься веселей. Выйдя на перемычку с соседним ущельем, разглядел двух косуль-рогачей. Долго наблюдал за ними. Странно: дело уже к обеду, а они не спешили залегать. Пошел по хребту выше, набрал достаточную высоту, но теков не видно, пара одиночных переходов и все. Несколько раз слышал, как на противоположном скальном массиве падали камни. Сто процентов – козлы шалили! Но ничего не мог увидеть – на фоне темных скал и шкуру теков совершенно не видно. Вот почему они тут темнее чем обычно? Даже молодые сливаются с окружающей средой. Да, здешние скалы – их дом родной, тут они в безопасности. Наметил шишку и решил так: дохожу до нее, если ничего не вижу, поворачиваю назад. Дошел, а за ней еще шишка… Ну, как тут обратно? Надо же заглянуть, что за ней. И так четыре раза. В два часа перекусил, и странные мысли стали мной обуревать: зачем возвращаться? Давай уже до конца добивай этот день, что уж там, где наша не пропадала! Тем более, что идти теперь все книзу, переть вверх не надо. Знай себе выбирай маршрут, да присаживайся, осматривай склоны. К тому же с противоположной нижней стороны я заметил свежие наброды стада. И очень даже неплохого – голов в пятьдесят. Оценил по следам на снегу его плотность. Теки были подо мной. Но каменные козырьки не давали рассмотреть, где они залегли. Если спуститься, то даже если возьмешь, как его потом вытаскивать? Да и до вечера не успеешь, ночевать тут придется. Такой план меня не вдохновлял, и пришлось прекратить поиски в этом месте. Сосредоточился на осмотре мест впереди маршрута. В три часа дня сел на арчу. Тепло, солнце не яркое, не мешает биноклевать, глаза четко цепляют все объекты и распознают – оно или не оно. Сканирование, отметил про себя, стало равномерным и плавным, как метлой я мягко и равно проходил по склонам. Сразу наел трех коз и сеголетка. Далеко, почти в самом устье ущелья – там, где был я вчера. Немного не дошел тогда до этого места, а сейчас увидел их с более дальнего расстояния – километров с двух. А потому, что сегодня я выше. Да, высота – наше все! Но, где-же козлы? Все козы да козы... Только подумал, как увидел две черные размазанные кляксы на снегу. С рогами! Да это же козлы. Два самца лежали прямо на снегу. Один потом встал и лег за арчу. Позицию заняли четкую – выше ущелья, на склоне, с которого просматриваются все подходы на три стороны, а с четвертой непроходимые скалы. Опытные, матерые козлы. Один лежит мордой в одну сторону, другой в другую. Взаимодействие. Я думаю, они в паре потому и выжили, что в два раза умнее и зорче. Одним словом, контроля над окружающей обстановкой в два раза больше. Пока один спит, второй смотрит. Молодцы. А мне что делать? Подходить! Подход возможен, я имею преимущество в высоте, и главное увидел их первым. Склон, по которому я к ним хотел двигаться, был не крутой, это было начало чаши или цирка. Козлы на одной стороне, я на другой. Двигаться решил напрямки, сбрасывая высоту. Сначала шел, практически не прикрываясь, а потом выбирал арчу и каждые метров пятьдесят проверял – засекли или нет. Перелез одну хорошую складку и опять пошел прямо к ним, сокращая дистанцию. Эх, видно меня! Надо было спуститься по той вон складке. Но поздно. Иду от дерева к дереву… Все. Открытый участок, а там рукав речки. Они на правом берегу, я – на левом. Решил спуститься к речке и вылезти наверх, тогда расстояние будет метров пятьсот – вполне рабочая дистанция. Шел спокойный, как танк. Ни капельки волнения, хоть таких монстров так долго разглядывал впервые. Лежат, не бегут сломя голову, как я много раз видел до этого. Красота, да и только. А не попасть в такой «шкаф» да еще с удобной позиции – это постараться надо. Инструмент у меня хороший. Но все-таки надо подойти как можно ближе, чтобы сделать все четко. Выгребаю, встаю во весь рост – передо мной камень как раз по уровень глаз. Меряю: пятьсот семьдесят метров. Чуть бы поближе… А козлы-то меня учухали! На том открытом участке заметили. Встали, но не убегают. Пора! Позиция у меня очень удобная. Локти – на камень, навожу оптику, нажимаю плавно спуск... Даже не посмотрел, как получилось. Решил еще ближе подкрасться, чтобы фото качественнее сделать. А они что, ждать будут? Их и след простыл. Посидел, посмотрел внимательно все вокруг – следов ухода нет, как сквозь землю провалились. Ушлые, я же говорил. Хоть я и не собирался их стрелять, только фотографировал, свалили, не поверили. Посидел, осматривая сыпцы и пошел обратно. Шел и думал: спасибо горам, сыт впечатлениями, а мясо добуду в следующий раз. Спускаюсь в узкую часть ущелья и вижу переход козлов – свежие следы: паслись, потом ушли. Чуть ниже нахожу следы еще одного стада, среди них есть и трофейные – отпечатки с кулак. Копытища просто, хорошие рогачи! Потом еще переход нашел, эти уже не спешили уходить, а накрутили будь здоров на полянке вдоль реки. Следы совсем свежие, а куда же они делись? Только подумал, как боковым зрением замечаю движение, поднимаю голову – от меня по крутому подъему сваливает бесшумно табунок теков. Голов пятнадцать. Опа! Вот это да! Лейка замеряет 365 метров. Теки не останавливаются. Подъем крутой, поднимаются небыстро, но уверенно. Сразу нахожу в группе козлика – то, что мне надо, и он замыкающий. Впереди – пара рогачей с дугами под метр. Я стою на одном склоне, они – на другом, напротив. Между нами узкое и крутое ущелье. Какая удача: прямо под ногами камень в виде трамплина, площадка с углом как раз в сторону козлов. Вытаскиваю карабин, снимаю колпачки, выставляю сошки на два колена, ложусь на камень – угла хватает как раз. Еще раз замеряю: 398 метров. Показалось, что Лейка мучительно долго думает и наконец выдает поправку – 3.9 МОА. «Так, – шепчу себе, – вот большой камень, вон арча, а вот и козел». Козел встал боком под арчой, его почти не видно – уже темнеет. Ловлю в оптику, подвожу под лопатку, выдох, спуск... Выстрела нет. Что такое?! Забыл передернуть, не взведен курок. Три секунды на это. Снова прильнул к окуляру. Поймал! Козел делает два шага и уже разворачивается задом. На секунду встает, словно думая, куда наступить дальше. Еще шаг, и будет задница во всех смыслах. Выцелить лопатку не получается, она ушла с зоны поражения. Беру ближе к задней ляжке с тем расчетом, что пуля пройдет наискосок через корпус и выйдет через позвоночник между лопатками. Темная шкура уже практически слилась с арчой, вижу только полоску и светлое подбрюшье. Марка прицела уверенно застыла на выбранной точке, пульс спокоен, локти устойчиво провалились в снег, ноги уперты, тело – монолит с камнем. Выдох, спуск. Буммм!.... Чпокх!...Сладкий слуху звук попадания докатился до моих ушей сквозь эхо выстрела. Судя по шлепку «аккубонда» весом в 140 грейн, попадание хорошее. И точно, спустя доли секунды, картинка в оптике встала, и вижу, как козел просел, упал и закувыркался вниз. Пытается встать, но задние ноги не слушаются – перебит позвоночник. Оперся передними копытами, застыл в такой позе, лежа вниз, держа вытянутой шею. Смотрит в мою сторону. Беру его в перекрестие. Он стал ронять голову, потом крутнулся верх копытами и застыл. Ну давай, лети вниз! Нет, застрял. Поздравил себя с хорошим выстрелом. Ууух, вот да! Я уже не надеялся что-либо взять, даже увидеть – на часах 18:28. И тут такой бонус за мое терпение. Точно Бог дал мне за столько дней труда! Теперь надо лезть за добычей, руками и ногами цепляясь за любые выступ и кочку. Земля еще не промерзшая, ботинки почти не проскальзывали. Расстояние до застреленного козла наверх я преодолел за сорок пять минут. А вниз туша полетела, и я следом. За три минуты. Но все обошлось – в том месте не было крутых скал и непроходимых камней. Скинул, вытащил внутренности, с собой взял печень и сердце. А также внутренний жир. Козел, хоть и небольшой, но жирный, по приметам – к холодной зиме.  Шел вниз, усталости не чувствуя. На свет моего фонарика недовольно свистели козы со скал. Козлики хотели харчевать у реки, а тут я шумлю и светом бликую. Созвонился с егерем, он приехал утром на лошади, разделали, погрузили. Вот и окончание моей охоты. Непередаваемой по впечатлениям и классному финалу. Да, горы манят. Они вечны, мы уходим, а они остаются…
24.09.2019
Дмитрий Савченко
На вершине

На вершине

Когда мы вдвоем с проводником вышли из лагеря, было еще совсем темно. Темно и холодно. Горы, окутанные ночью, молчали. Нащупывая налобными фонариками путь, по извивающейся тропинке мы дошли до бурной речки и осторожно, словно канатоходцы, перебрались по упавшему стволу старой сосны над гремящей во мраке стремниной. На той стороне начиналась охота. Сквозь мелкий хмызник, хрустко ломая ботинками заиндевевший бурьян, мы ходко шагаем к горе, откуда начнется восхождение. В больнично-ярком монохромном свете диодного фонаря все кажется таким неживым и плоским. Узкий, как скальпель, луч хирургически точно выхватывает из темноты обрывки предгорного ландшафта: узловатую кору старых елей, уходящих верхушками в непроглядную ночь, сплетения веток приречного ивняка, посеребренные заморозком, серую кожу брюхастых валунов-камней, зачахшую сухую траву под ногами. Только тающий в стылом воздухе пар дыхания все такой же живой и объемный. Тело, разогретое быстрым шагом, просыпается, дышит с непривычки тяжело, пыхтит, кочегарится под многочисленными слоями одежды. Струйки пота побежали по спине, и у самого подножья, сделав короткий привал, я сбрасываю лишнее. Рядом бойкий молодой ручеек, весело журчащий по нагромождению каменой осыпи, словно лесенка наверх, зовет нас в путь. Ну, все, погнали! С камня на камень, выверяя каждый шаг, чтобы не оскользнуться и не замочить ноги, мы споро поднимаемся вверх по ручью. Чистая студеная вода бежит с ледников, намерзая льдинками на мокрых валунах и траве, застывая сосульками под крутыми перекатами. Как же вкусна она и как хорошо утоляет жажду! Мы быстро выходим из предгорного ельника и с полкилометра поднимаемся по открытому пространству. Вскоре ручей раскалывается на два рукава: один уходит в сторону, в узкий кулуар, второй, до дна промерзший, затянул камнепад впереди ледяной глазурью. По такому катку никак не взобраться, и мы выкарабкиваемся из ручья метра три по обрывистому берегу на склон, заросший лавинником. Низкий густой березняк, прилизанный к земле постоянными сходами лавин, дается нелегко. Искрученные узловатые ветки и корни деревьев, словно костлявыми руками-пальцами хватаются за одежду, путаются в ногах, хлестко бьют по лицу, цепляются за притороченную к рюкзаку винтовку. Тридцать метров борьбы с этими джунглями на крутом подъеме, потом небольшой перерыв, чтобы выровнять сердцебиение, и снова – на штурм. Еще одна остановка – перевел дыхание – и опять, и опять – вперед, и только вперед… Наконец лавинник кончается у почти отвесной стенки, поросшей поверху кургузыми деревцами и зеленым налетом молочая. Там, за карнизом, начинается долгий покатый склон, или висячая долина, как говорят альпинисты, – место, где мой проводник Сергей не раз видел пасующихся горных коз – серн. Именно за ними мы и пришли сюда. Подтягиваясь на торчащих из земли корнях деревьев, нащупывая опору под ноги на небольших выемках и уступах, мы осторожно преодолеваем и этот рубеж. Сердце бьется быстрей не то от нагрузки, не то от волнительного ожидания: а есть ли зверь там, за карнизом? И екает каждый раз, когда выбитый ботинком мелкий камушек, звонко цокая на скальнике, стремглав летит вниз… Но склон, покрытый бурой пожухлой травой, пуст. Он тяжело поднимается волной в гору и переходит в следующую долину, не видную нам, пока мы на нее не взойдем. Короткая передышка, осматриваем вершины в бинокль и опять топаем вверх с новой надеждой. А наклон становится все круче, идти уже не так легко, как у подножья, каждый шаг отнимает силы, и остановки случаются чаще. Сорок-пятьдесят метров, и минута-другая отдыха, еще столько же, опять «перекур», и все по новой. Дошли. На дальнем склоне тоже никого нет. Проходим до его конца, где гора еще сильней забирает вверх. Тяжело отдуваясь, сбрасываем рюкзаки и устраиваемся на привал среди обломков скал, немного закрывающих от ветра. Оглядываюсь вниз на ущелье, с которого мы поднимались сюда часа два. Затянутое легкой дымкой, с голубой прожилкой речки внизу, оно кажется таким далеким и крохотным, слово я смотрю на него из иллюминатора самолета. Россыпь темных треугольничков вековых елей у подножья, желтая спичечная коробочка нашего домика, ниточка горной дороги…. А всю эту игрушечную миниатюрность внизу подпирают с боков массивные хребты, огромные и могучие, уходящие заснеженными вершинами в лазурное небо. Вон она – красота и величие Кавказа! Однако, что делать дальше, не понятно. По глазам Сергея вижу, что и он слегка растерян. Мы добрались до крайней точки, куда планировали подняться сегодня, и где, по всем предположениям, должны были встретить серн. Эти копытные не любят забираться слишком высоко, предпочитая держаться ближе к подножью, на скалистых кручах, вблизи пихтового и елового лесов. Но их нигде нет, и значит, наш план не сработал. Остается два варианта: или сидеть тут и ждать до вечера, надеясь, что серны все-таки покажутся, или лезть на самый пик, с которого можно осмотреть ущелья на другой стороне горы. Второй вариант конечно перспективнее, но путь на вершину пугает своим крутым взлетом – постоянно растущий уклон доходит у заснеженных пиков до сорока пяти градусов, и меня это, честно признаться, пугает… Мы оба понимаем, что нужно лезть вверх, но, оттягивая принятие нелегкого решения, начинаем биноклевать. Вскоре Сергей приободряется – заметил группу туров где-то в полукилометре, на нашем склоне, чуть выше. Животные, временами останавливаясь и кормясь, медленно бредут в нашу сторону. Лицензия на тура у нас тоже есть, и грех упускать удачу, если в стаде будет хороший рогач. Припав к камням, внимательно следим за животными. Сейчас – начало ноября, туры уже полостью перелиняли в зимнюю шерсть покровительственного темно-песочного окраса, сливаются с поросшим бурой травой косогором, уследить за ними не так-то нелегко. Пока не можем найти в стаде ни одного взрослого самца, в растянувшейся по склону процессии только самки с козлятами и несколько прошлогодок. Возглавляет караван старая «турка» с загнутой вилкой коротких серповидных рогов, шустрые козлята мельтешат у нее под ногами. Звери идут вдоль склона против ветра и потому совершено спокойны. Спрятавшись за камнями, мы внимательно наблюдаем в бинокли, как туры проходят над нами в каких-то ста метрах. Животных можно разглядеть в мельчайших деталях: в окуляр бинокля я отчетливо вижу, как порывы ветра треплют их густую шерсть, как по-лошадиному настороженно вздрагивают влажные ноздри зверей, как косит по сторонам карий глаз вожака. Эх, как жаль, что среди них нет матерого самца! А ведь уже вовсю идет гон, и бык может быть где-то неподалеку, среди скал, так что нужно всегда быть начеку и внимательно смотреть по сторонам. Когда туры скрылись за изломом горы, мы продолжили восхождение. Зигзагом, с силой вбивая ребро подошвы ботинка в каменистый грунт, опираясь на верный посох, упорно лезем вверх. Стараюсь не смотреть назад, но, когда ненароком оглядываюсь через плечо, по телу, словно ток, пробегает неприятный холодок и захватывает дух – точь-в-точь как бывает во снах, когда сорвался и падаешь. Откосный склон прямо из-под ног трамплином убегает далеко-далеко вниз, туда, где едва различимы речка и домик, создавая иллюзию, будто вся земля накренилась, слово тонущий корабль. Нет больше привычного ровного горизонта, а кто-то специально все увеличивает и увеличивает угол, чтобы в конце концов стряхнуть меня вниз, в бездонную пропасть… Смотрю теперь только под ноги, на блеклую выцветшую траву и каменную крошку, да на выступающие из снега серые зубья скал на вершине. Счет времени давно потерян, я просто иду и иду, уже ни о чем не думая, стараюсь не сбить дыхание, и только держусь взглядом за растущие впереди заветные серые зубья скал горного пика. С каждым шагом они все ближе и ближе, и вот я наконец прикасаюсь к их шершавой вековой коже. Дошли! Я на самой вершине, куда никогда не думал забираться. Найдя верную опору под ногами и ухватившись за скалу, теперь не боясь, оглянулся по сторонам. В первые мгновения от навалившейся высоты и простора слегка закружилась голова, но тут же это чувство сменилось по-детски чистым восторгом. Мой пик был самый высокий в округе, и Кавказ, поблескивая ледниками на солнце, лежал передо мной, словно на ладони. Во все стороны, куда ни глянь, до самого горизонта тянулись горы, чередуясь с узкими долинами и цирками. Теневые склоны, изрезанные прожилками расщелин и перепадов, были заметены снегом, южные же были оголены. Горы поражали своим бескрайним масштабом и монументальностью, они заполняли собой весь земной объем и ползли седыми верхами в небо, вызывая одновременно и восхищение, и трепет. А над ними горело лазурью небо, и одинокий сип кружил в вышине… На четвереньках мы с Сергеем подобрались к самому краю пика и осторожно выглянули на другую сторону горы, уходящую почти отвесной стеной на несколько сотен метров вниз. Там внизу, через пропасть между нами, на склоне соседнего отрога внимание привлекла странная группа черных камней. Мы припали к биноклям. Серны! Это были самки, пять штук. Они скучено паслись на небольшом участке, иногда ложась вздремнуть. Звери были одеты в зимний мех, настолько густой, что походили на комичные шерстяные игрушки с распушенным большим телом и тоненькими маленькими ножками. Все тело животных было черного цвета за исключением белого подхвостья и белой головы, через которую от ушей к носу шла широкая темная полоса. Небольшие черные рожки, похожие на антенны, торчали вертикально верх, загибаясь крючками на концах. Спустя немного времени появился и самец, отличие которого от противоположного пола легко читалось по «кисточке» под брюхом. В остальном, по окраске и рогам, звери были абсолютно схожи. Самчик вел себя беспокойно. Он сновал то вверх, то вниз по скальнику, все вокруг да около беспечно жирующих самок, словно охраняя их. И вскоре выяснилось, от кого. Когда козлик поднялся вверх по склону достаточно близко к нам, и я, примостившись на выступе, уж был готов стрелять, внизу показался еще один самец. Вытянув шею, он робко семенил к козам явно с намерением поближе познакомиться – как и у туров, у серн полным ходом шел сезон спаривания. Первый претендент на продолжение рода, видимо, доминантный самец, тут же бросился прогонять конкурента. Он гнал его почти до самого подножья, а может быть, и дальше – нам уже не было видно. Однако через каких-то десять минут наш альфа-самец был замечен на соседней с козами горе, он успел вскарабкаться по кручам еще и выше них, накрутив за это короткое время, наверное, с пару километров. Это беготня по скалам повторялась еще пару раз, стоило лишь новичку показаться на глаза нашем «старику». Все это время я лежал в готовности на скале, поджидая удобного случая. Но он никак не наступал. Мешали и чрезмерная дистанция, и суетность зверя, и рельеф – не хотелось уронить козла на крутых скатах, граничащих с глубокими расщелинами, куда он мог бы запросто улететь. Я тешил себя надеждой, что серняк рано или поздно перевалит с облюбованного козами склона на заснеженное плато метрах в двухстах от моей позиции, где его можно будет спокойно взять, не боясь потерять трофей. Однако этого не происходило. Очевидно, что центром притяжения для него были его дамы, от которых он побивался отходить слишком далеко. Ведь не ровен час, приберут конкуренты. А самки все так же статично паслись на своем пятачке, словно собирались провести там весь день. Эх, вот если бы они поднялись чуть-чуть повыше, то и «старик» в своем обходе оказался бы выше, в удобном для меня месте. Шли часы, но ситуация не менялась. Поддев теплое, я все так же караулил снующего по скалам «старика», самки, то паслись, то спали, а «молодой» претендент на глаза больше не показывался. За это время мы с товарищем обсудили все возможные варианты скрада животных, с досадой признавая, что ни один из их не сработает – серны обязательно заметят нас на подходах. «Мы уже тут три часа кукуем!» – недовольно бурчал Сергей, разглядывая «старика» в бинокль. Тот, соблазнившись пучком травы, как обычно, стоял на крутом откосе, обрывающимся метров через двадцать в глубокую расщелину. Гребень склона, где можно было стрелять, не боясь, что козел укатится в тартарары, находился метрах в шестидесяти выше. «Слушай, Дим, если нам повезет, и он вылезет на гребень, бей его без промедлений», – наставлял меня проводник. Словно услышав его слова, козелок стронулся и поплелся косогором, забирая выше. «Идет, идет, готовься!» – ликовал Сергей. Но переменчивая удача в последний момент передумала, и, немного не дойдя до гряды, серна остановилась, найдя новый пучок травы. Склон здесь был более отлогим, давая надежду, что с него туша не укатится вниз. «Старик» заканчивал перекус, поглядывая на самок внизу. Куда он собирался идти дальше, было известно только ему одному... «Ну, все, хватит, так мы будем ждать до ночи!» – не выдержал егерь. «Давай, вали его сейчас!» Красный квадратик моего дальномера лег на черную шерсть «старика», показав расстояние в двести двадцать метров и подсказав поправку. Изготовившись стрелять, я положил сетку милдота на контур зверя немного выше, и когда козел повернулся боком, без промедлений спустил курок. Серна, опрокинутая выстрелом, забилась на склоне, поднимая облачка пыли на сухой земле. Она быстро угасала, при этом медленно, но неотвратимо скатываясь вниз. Не внемля нашим с егерем мольбам остановиться, уже мертвое животное медленно докатилось до кая пропасти и, соскользнув с него, улетело в расщелину. Уже не видя серны, мы слышали, как вызвав большой камнепад, она ударяется о скалы где-то глубоко внизу… Тяжело вздохнув, мы поднялись на ноги и побрели вниз по отрогу, прикидывая, сколько времени и сил будет нам стоить подъем «старика» наверх. А солнце тем временем давно миновало зенит, и каждый из нас понимал, что в лагерь мы вернемся уже в темноте. Так оно, в конце концов, и вышло...
15.09.2019
Дмитрий Каширин
Запреты трофейной охоты угрожают биоразнообразию

Запреты трофейной охоты угрожают биоразнообразию

[Один из ведущих научных журналов мира, Science (Наука), опубликовал 30 августа в разделе “Письма” небольшую статью пятерых исследователей из Великобритании, Австралии и Намибии, заголовок которой см. выше прописными буквами. Это письмо было подписано также 128 учёными (27 – из Оксфордского университета), общественными деятелями из многих стран Европы и Африки, из Канады, Австралии и США, из Афганистана, Ирака, Китая, Таджикистана (россиян среди подписантов нет). Международный Совет по сохранению дичи и дикой природы (CIC) вчера разместил эту статью в открытом доступе на своём сайте, озаглавив новость “Наука выше эмоций” (clck.ru/Hubmb). Ниже – мой технический перевод статьи.].Amy Dickman, Rosie Cooney, Paul J. Johnson, Maxi Pia Louis, Dilys Roe, and 128 signatories.Трофейная охота сейчас под прессом: проводятся шумные кампании по ее запрету; несколько правительств приняли против нее законы (1). В Соединенных Штатах Америки законопроект СЕСИЛ (2) [CECIL – “Conserving Ecosystems by Ceasing the Importation of Large Animal Trophies Act”, “Закон о сохранении экосистем посредством прекращения ввоза трофеев крупных животных”, внесён в Конгресс 10.04.2019, обсуждался на слушаниях, проведённых подкомитетом по водам, океанам и дикой природе комитета по природным ресурсам 18.07.2019. – С.Матвейчук] предусматривает запрещение ввоза трофеев львов и слонов из Танзании, Замбии и Зимбабве, ограничение ввоза [откуда бы то ни было всех] видов животных, занесённых в список исчезающих или находящихся под угрозой исчезновения Закона США о видах, находящихся под угрозой исчезновения. Австралия, Нидерланды и Франция также ограничили ввоз трофеев (1), на Великобританию оказывается соответствующее давление. Призывы к запретам охоты обычно обосновываются заботой о сохранении [природы]. Однако есть убедительные доказательства того, что запрещение трофейной охоты отрицательно скажется на сохранении.В африканских странах с развитой трофейной охотой в её интересах было сохранено больше земель, чем путём объявления национальных парков (3), и прекращение трофейной охоты чревато рисками преобразования [освоения нетронутых или малонарушенных] земель и утраты биоразнообразия (4). Плохой менеджмент трофейной охоты может стать причиной упадка местных популяций (5), но при отсутствии более эффективных альтернатив землепользования реформирование охоты – доказавшее свою эффективность (6), – должно иметь приоритет над запретами (7). Положительное воздействие надлежаще регулируемой охоты на популяции было продемонстрировано для многих видов, включая носорогов, мархуров, аргали, толсторогов и многих африканских копытных (7).Трофейная охота также может приносить доход маргинализированным, бедным сельским общинам (7). Жизнеспособные альтернативы часто отсутствуют; противники охоты продвигают её замену фототуризмом, но многие районы охот слишком удалены или неэффектны, чтобы привлечь достаточное количество посетителей (8). Видам вроде львов хуже всего приходится в районах, где нет фототуризма или трофейной охоты (9); там неконтролируемое умерщвление может быть гораздо более распространенным, чем в охотничьих зонах, с серьезными последствиями для сохранения и благополучия животных (10). Фокусирование на трофейной охоте также отвлекает внимание от главных угроз дикой природе.Всемирная природоохранная организация – Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП) – дала чёткое заключение, согласно которому “при эффективном регулировании и менеджменте трофейной охоты она может оказывать и оказывает положительное воздействие” на сохранение [диких животных] и жизнеобеспечение местных общин (7). Несмотря на существование заслуживающих рассмотрения проблем совершенствования [трофейной охоты], в том числе в сферах государственного управления, менеджмента, прозрачности финансовых потоков, обеспечения выгодности для общин (11), МСОП призывает к тому, чтобы предпринять ряд шагов, прежде чем будут приняты решения, ограничивающие или прекращающие программы трофейной охоты (7). Критически важно, что африканские страны объявили “Новый курс” для сельских общин (12), который позволяет им самостоятельно действовать в областях устойчивого менеджмента диких животных и борьбы с бедностью. На международном сообществе лежит обязанность не подорвать этот курс. Некоторые люди (включая многих из нас) находят трофейную охоту отвратительной, но природоохранная политика, не основанная на науке, [сама] представляет угрозу среде обитания и биологическому разнообразию, чревата обессиливанием и разорением сельских общин..Ссылки и примечания.1. E.Ares,“Trophy hunting,” House of Commons Library Briefing Paper Number 7908 (2019); https://researchbriefings.parliament.uk/Research…/…/CBP-7908.2. U.S. Congress, H.R.2245 – CECIL Act (2019);www.congress.gov/bill/116th-congress/house-bill/2245/text.3. P.A.Lindsey, P.A.Roulet, S.S.Romanach, Biol. Conserv. 134, 455 (2007).4. E. Di Minin et al., Conserv. Biol. 27, 808 (2013).5. C.Packer et al., Conserv. Biol. 25, 142 (2011).6. C.M.Begg, J.R.B.Miller, K.S.Begg, J. Appl. Ecol. 55, 139 (2018).7. IUCN,“Informing decisions on trophy hunting”(IUCN,Gland, Switzerland, 2016).8. C.W.Winterbach, C.Whitesell, M.J.Somers, PLOS One 10, e0135595 (2015).9. P.A.Lindsey et al., Biol. Conserv. 209, 137 (2017).10. A.J.Dickman, in Conflicts in Conservation: Navigating Towards Solutions, S.M.Redpath, R.J.Gutierrez, K.A.Wood, J.C.Young, Eds. (Cambridge University Press, Cambridge, 2015), pp. 30–32.11. IUCN SSC, “Guiding principles on trophy hunting as a tool for conservation incentives v 1.0” (IUCN SSC, Gland, Switzerland, 2012). [Русскоязычную версию документа (и о нём) см. на странице “Охотоведение”: ВКонтакте – clck.ru/HudmC; в Фейсбуке –clck.ru/FHmjS.]12. Southern Africa Trust, “Declaration – Voices of the communities: A new deal for rural communities and wildlife and natural resources” (2019);www.southernafricatrust.org/…/declaration-voices-of-the-co…/..List of Signatories [список подписантов, https://science.sciencemag.org/conte…/365/6456/874/suppl/DC1 .============С.П.МатвейчукИ с т о ч н и к: Dickman, Amy; Cooney, Rosie; Johnson, Paul J.; Louis, Maxi Pia; Roe, Dilys; 128 signatories. Trophy hunting bans imperil biodiversity. Science. 2019. Vol. 365. Issue. 6456. P. 874. DOI: 10.1126/science.aaz0735. URL: clck.ru/Huas2 (CIC); Список подписантов статьи (128 человек): clck.ru/HucTj
05.09.2019
С.П.Матвейчук
Снежные бараны Хараулахского хребта. Якутия

Снежные бараны Хараулахского хребта. Якутия

Поздравляем Магидова Сергея Львовича и Дядченко Николая Николаевича с успешной охотой на снежных баранов в Якутии!
03.09.2019
КГО
Убедительная победа сборной команды ФВСР в соревновании «Kahles Dynamic LR Challenge 2019»

Убедительная победа сборной команды ФВСР в соревновании «Kahles Dynamic LR Challenge 2019»

Российская команда стрелков ФВСР, пройдя отборочные турниры в Европейских  странах, участвовала в заключительных соревнованиях «Kahles Dynamic LR Challenge 2019» формата «Long Range», которые прошли в Австрии 29-30 Августа 2019г. Организатор соревнований – хорошо известная Австрийская компания «Kahles». В стремлении победить,  соперничали достаточно искушенные в стрельбе на дальние дистанции  64 участника из  17 стран Европы.  Основные претенденты на звание победителя  – опытные стрелки, прошедшие отборочные матчи в Европейских Кубках «Kahles»,  и занявшие в них  1-3 места.   Они в течение двух дней  под палящим солнцем, при температуре воздуха  от  +24 до +32С,  с ветром от 2,5 до 5м/сек, преодолевали  двенадцать рубежей на пути к успеху. Дистанций, ближе 400 метров не было ни в одном упражнении. Самая дальняя дистанция стрельбы была 1200 метров.  Встречались и неожиданные задачи, на решение которых отводилось мало времени.  Более подробно об этом можно будет прочитать  в отчете на сайте ФВСР, и возможно в журнале «Клуба Горных охотников». В прошедших соревнованиях, впервые, номинация ФВСР «Sniping  LR 1200m» обрела международный формат. Список номинантов пополнился четырьмя обладателями награды:#10 Janez Poll /Slovenia#11 Aco Polic /Serbia#12 Uros Komac /Slovenia#13 Oleksandr Nimchenko /Ukraine Убедительную победу в «Kahles Dynamic LR Challenge 2019» одержалАлександр Кравцов – 1 место (г. Москва) Призерами соревнования стали:Алексей Чернобровкин – 2 место (г. Ярославль)Сергей Емельянов – 3 место (Московская область)Искренне поздравляем наших коллег с успехом! 
02.09.2019
ФВСР
Пара дней… в горах Непала

Пара дней… в горах Непала

Охота в Гималаях считается одной из самых сложных горных охот. Прежде всего, она тяжела физически – требуется серьезная подготовка организма к нагрузкам и высокогорью. Для многих охотников немаловажно и то, что эта охота связана с большими временными затратами – это может себе позволить далеко не каждый. Идея отправиться на охоту в Непал возникла в 2016 году – морально и физически я был готов к этому приключению. Но совершенно не готов оказался график моей работы, слишком напряженный в тот период, чтобы позволить его составителю потратить кучу времени на поездку. Пришлось перенести все на год и выкроить в чреде рабочих будней толику свободного времени для реализации мечты. Ситуация складывалась, вроде бы, хорошо – оплатил предстоящую охоту и перестроил график так, чтобы освободить в апреле необходимое время. Но тут в планы вмешался тот самый форс-мажор, который грамотные юристы всегда стараются заложить в договора. В связи с государственными выборами в Непале в 2017 году, именно в сроки моей охоты был введен запрет на ввоз в страну оружия… В общем, пришлось отменять поездку. Охота снова не состоялась. Но! Состоялось мое знакомство с Максимом Воробьевым, который, спустя еще год, в апреле 2018-го воплотил долгожданное в жизнь. Дату отъезда назначили на 2 апреля. Этот день по разным причинам был весьма удобным для меня, но обстоятельства заставили перенести вылет на три дня – на 5 апреля. Мало того, накануне вылета (4 апреля!) вновь встал вопрос о переносе, либо даже об отмене поездки. Причина все та же – дефицит времени.  Окончательное решение о том, чтобы все-таки не отменять поездку я принял после того, как Максим, связавшись с непальским аутфиттером Амридом, заверил, что охоту возможно провести за пару дней, поскольку мы будем в местах, где есть большие популяции и гималайского тара, и голубого барана. Наверное, в душе я очень ждал такого аргумента, чтобы поддаться искушению и попытаться достичь цели, которая ускользала на протяжении двух лет. Итак, путешествие началось 7 апреля 2018 года. Времени у нас с Максимом Воробьевым и оператором Александром Рожковым было чрезвычайно мало – 1 неделя на все, включая дорогу до места охоты и обратно. Сейчас мне это кажется откровенной авантюрой, но тогда я об этом не догадывался. В Непал пришлось лететь по «кривой» – сначала из Екатеринбурга в Москву, затем из Москвы в Доху, а из Дохи уже до столицы Непала. То, что в аэропорту Катманду не самая быстрая на свете процедура таможенного контроля, мне уже было известно со слов Максима и других охотников, но в нашем случае она оказалась связана еще и с неудачным временем прилета. По этому поводу хотел быть отметить следующее: если кто-то из вас собирается на охоту в Непал со своим оружием, рекомендую прилетать, во-первых, в будни, когда все чиновники, чьи подписи вам потребуются, будут находиться на рабочих местах. А, во-вторых, выбирайте как можно более ранние рейсы прибытия, так как потребуется целый день, чтобы растаможить оружие в аэропорту и посетить местную городскую администрацию, которая будет в поте лица трудиться над оформлением вашего временного разрешения на охоту. На каждую из этих обязательных процедур уйдет никак не меньше 4-5 часов. Наша беда состояла в том, что самолет прибыл во второй половине дня 8-го числа, и до 17.00 (время окончания работы чиновников) не удалось оформить все необходимые документы на перевозку оружия по стране. На ночь пришлось оставить его в камере хранения аэропорта. Помимо «растаможки» оружия всем прибывающим в Катманду предстоит зарегистрировать свой приезд в терминале аэропорта, затем купить визу и с чеком о покупке пройти паспортный контроль. Сама по себе процедура недолгая, но вечерних рейсов оказалось много, и мы как порядочные граждане встали в немалую очередь. По прошествии некоторого времени я и мои спутники стали наблюдать любопытную картину: в то время, как мы неподвижно стоим на месте, очередь каким-то чудесным образом движется. То есть какого-то необъяснимого чуда конечно же не было – просто перед нами открылись особенности местного колорита, в соответствии с которыми принято обходить очередь, а не стоять в ней. После аэропорта Амрид провел небольшую обзорную экскурсию по Катманду, затем был ужин и отдых в отеле.  В 8 утра следующего дня (то есть уже 9 апреля) пришлось ехать за оружием. Если у вас есть запас времени, то стоит просто смириться с судьбой и не торопить события, поскольку последнее здесь является занятием совершенно неблагодарным. Но в условиях цейтнота мне казалось, что можно и нужно торопить! В результате вместе со временем тратились еще и нервы. В Непале коммунистический строй, и обычаи совершенно в духе этого строя. Наблюдать за распределением функционала между «миллионом» местных представителей таможенной службы было бы очень забавно, если бы мы не спешили. Выглядело это примерно так: Амрид предоставил информацию о необходимости получения оружия сотруднику таможенной службы. Тот передал ее следующему. Таким образом информация передавалась еще четыре раза по вертикали власти, пока не дошла до руководства, владеющего правом подписи и печати. От руководства разрешение на получение оружия в обратном, точно таком же, порядке (не было пропущено ни одного звена этой основательно выстроенной цепочки) спустилось к нам. У меня не хватит запаса иронических приемов, чтобы описать это действо словами. Это надо видеть! И если вы это увидите, поверьте, вас это впечатлит. Проведя более четырех часов в качестве наблюдателей за действиями чиновничьего аппарата, примерно в два по полудни мы прибыли на вертолетную площадку – этакий камерный аэропорт регионального сообщения. Взвесились сами, взвесили багаж и приготовились к взлету – летчик, Максим, Амрид, оператор Саша и я – в общей сложности пять человек плюс амуниция. Повезло, что достался новый вертолет, всего со 100 часами налета – на старых я вдоволь налетался, и мне есть, с чем сравнивать. Увы, сильная гроза, надвигавшаяся на район будущего базового лагеря, заставила приземлиться примерно на полпути до охотугодий, в городке Пакхара, где и заночевали.  Утро следующего дня, 10 апреля, принесло хорошую весть – можно продолжать путь, и мы уже без труда добрались до пункта назначения. На вертолетной площадке в горах нас встретила не то, чтобы целая армия, но все-таки 22 человека из команды Амрида, среди которых были профессиональные охотники, шерпы, повара и вспомогательный персонал. Дальше предстоял пеший маршрут, и всей этой группой в 10 утра мы направились в горы. Путь составил порядка 14 километров с подъемом на 1600 метров. К 15.30 добрались до первого лагеря на высоте 3100 метров. До мест обитания тара оставалось два часа ходьбы. Здесь решили заночевать. В 3 часа ночи 11 апреля был ранний подъем, завтрак и в 4 утра группа продолжила путь. Егеря ушли вперед, чтобы произвести разведку. Мы шли за ними.  К 8 утра достигли высоты 3800 метров. Егеря сообщили, что обнаружили таров. Отвесная скала, на которую следовало забраться, оказалась заснеженной и показалась мне скользкой. Поэтому решил обойти ее сбоку, по травянистым склонам, и мы с оператором отправились в обход. Максим с Амридом продолжили движение по мокрым, скользким камням. В результате мы с Сашей вышли на хребет с одной стороны, а Максим с Амридом – с другой. Егерь, оказавшийся на нашей стороне, показал на плотно растущий кустарник. За ним, по его словам, лег отдохнуть после утренней «жировки» тар. Необходимо было дождаться, когда он покажется на глаза. Наличие кустарников, кстати, весьма нехарактерно для гор на такой высоте. Но для нас кусты были благом, так как в значительной степени компенсировали нехватку кислорода и облегчали кислородное голодание, непременно наступающее при длительном нахождении в горах на подобной высоте.  До тара было 300 метров. Пытаться приблизиться к животному не было необходимости – дистанция вполне комфортная для уверенного выстрела. Время – 10 утра. Так что решили выжидать. В это же время на другой стороне склона Максим с Амридом наблюдали аж четырех таров! Как известно, когда ждешь, время идет очень медленно. И два часа ожидания могли бы показаться пыткой, если бы не возможность обозревать окружающий горный пейзаж, весьма причудливый, не похожий на те, что приходилось неоднократно видеть раньше. Время подходило к полудню, но тар, отдыхавший в кустарнике, не демонстрировал желания облегчить нам охоту. Посовещавшись, решили перебраться к тем четырем тарам, за которыми наблюдал Максим. И только собрались тронуться в путь, как рация снова ожила и сообщила, что компания из четырех таров вдруг скрылась из вида. Вместе с тем погода начала резко портиться – пошел снег, а спустя несколько минут закружила настоящая метель с порывистым ветром. Время приближалось к 15.00, когда я предложил Амриду посодействовать выходу отдыхавшего тара из укрытия. Амрид распорядился, и один из егерей подошел к животному как можно ближе и бросил камень в его сторону. Я в это время приготовился к выстрелу на 300 м, но вдруг обнаружил, что прицел запотел! Остановить происходящее было уже невозможно – тар бросился из своего укрытия прочь, а мне был видел лишь его мутный силуэт. Насколько это было возможно, я прицелился и выстрелил… Чистый промах. Тар скрылся из виду.  Продолжать дальше охоту в таких условиях было невозможно – в округе выпало примерно 10 см снега, времени было уже больше 15 часов, а к 18.00 в этой местности резко темнеет. Пришлось собираться и отправляться в лагерь. Заканчивалось 11 апреля. На охоту оставался всего один день.  Утром поднялись в 5 часов и вдоль русла реки направились к месту обитания голубого барана. Пройти нужно было не больше двух километров. Мы прошли пять и не обнаружили ни одного барана. Егерь предложил подняться выше. На высоте 4100 метров увидели группу баранов, один из которых был достойного трофейного качества. Дистанция – 850 м. Это расстояние нужно было сокращать, и мы с одним из егерей отправились в обход, а Максим с Амридом остались наблюдать за стадом и корректировать наши действия. И снова погода принялась играть против нас – пошел снег, пространство вокруг стал заволакивать туман. Но мы продолжали подъем и добрались до отметки 4350 м. Отсюда до баранов оставалось метров четыреста, и… И тут выяснилось, что пока мы подходили, бараны тоже на месте не стояли, они удалились от нас на 600 метров. Впрочем, мы узнали об этом от наших наблюдателей, тогда как сами из-за тумана не могли видеть животных. Прошло немного времени, и туман вдруг начал развеиваться. Я наконец увидел баранов, но не всех, а только пятерых из десяти. Пока определялись с экземпляром, который можно расценивать в качестве трофейного, туман снова накрыл окрестности. Ждать, пока он вновь развеется, пришлось минут 30-40. И ждать напрасно – бараны исчезли вместе с туманом. Пришлось, не солоно хлебавши, спускаться к Максиму с Амридом.  Нетрудно себе представить, о чем мы говорили, когда собрались вместе. Да, ожидания добыть два трофея за два дня не оправдались. Понятно, что это охота, и все спланировать невозможно, у природы свои законы. Тем более рассчитывать в Непале на быструю охоту было чересчур самонадеянно! Да, Непал – это совсем не Европа и даже не Кавказ! Закладывать на охоту здесь нужно гораздо больше времени. Я уже не сомневался, что решение отправиться сюда на два дня было опрометчивым и крайне авантюрным! Охота в Непале – это совсем не «охота выходного дня».  Наверное, читателю может показаться, что подобное самобичевание происходило в состоянии смирения со сложившимися обстоятельствами, в этакой печальной грусти. На самом деле вовсе нет – я все еще на что-то надеялся, и потому нервы были на пределе. И почему бы мне не надеяться?! Теоретически-то, если бы нам чуть больше повезло, я вполне мог бы уже добыть и тара, и барана. Просто нам пока не повезло. Да, и исправить ситуацию уже вряд ли возможно – время, которое я мог бы себе позволить уделить охоте, стремительно заканчивалось. Максимум, на что можно было бы пойти, это потратить еще один день – 13 апреля. Но 15-го числа мне просто необходимо было быть в Екатеринбурге. Так что вряд ли удастся успеть что-то сделать. Хотя за целый день можно много еще чего сделать, да и от этого дня, 12 апреля, у нас оставалось почти половина – времени было еще только 11 утра. Вот, если бы только чуть-чуть повезло… И тут по рации егерь сообщил, что обнаружил баранов. Мы быстро спустились на высоту 4000 м и с хребта увидели животных, среди которых был молодняк и самки. Вам наверняка знакомо состояние, о котором говорят «смятенье чувств». Как передать словами каскад эмоций, охвативших меня в эту минуту?! Ура, нашли баранов!!! Блин, только молодняк и самки… А вдруг? А что, если приглядеться?! И мы пригляделись, и после внимательного рассмотрения егерь обнаружил среди стада крупного самца! Дистанция 292 м, угол наклона – 18 градусов. Я быстро приготовился к выстрелу и даже не стал ждать, когда баран повернется боком – он стоял ко мне спиной, выгнув хребет и опустив голову к траве. Стрелял прямо в хребет. Пробежав несколько метров, зверь пал! Пуля попала в лопатку. Выстрел прозвучал примерно в 12.10, его жертвой оказался 10-летний бхарал. Это было чудо! Потому что меньше часа назад у всей нашей группы было полнейшее разочарование от неудавшейся охоты, самоистязание за неразумные поступки, желание искать пепел и посыпать им голову. И вдруг все изменилось, все стало с головы на ноги, оказалось, что и такое чудо возможно – взять голубого барана в Непале за два дня охоты! Фотосессия после выстрела была быстрой – теперь, когда удача повернулась к тебе лицом, нельзя упускать момента, и мы отправились искать тара. Пока двигались к местам их обитания, егеря сообщили, что видели с утра очень крупного тара, но уже не знают, остался он на месте или нет. По пути решено было все-таки остановиться в лагере, пусть немного, но отдохнуть. В 15.30 с новыми силами выдвинулись в сторону ущелья, где вчера наблюдали таров. И хорошо, что отдохнули – путь был сложным. Пришлось все же подняться на ту отвесную скалу, которую обошли в прошлый раз, так как времени до захода солнца оставалось совсем мало. Нам помогали егеря, не буду скрывать этот факт. Карабин я отдал старшему егерю, чтобы не терять в скорости, потому что вес карабина составлял 12 килограммов. Правда, когда «высота была взята», оказалось, что скала не такая уж отвесная, какой представлялась снизу. По крайней мере, камни были сухими, подошвы не скользили. Подниматься было более безопасно, чем вчера. К сожалению, на склоне тара не оказалось. Перешли на соседний. И здесь я испытал настоящую эйфорию! Метрах в трехстах от меня пощипывал травку одинокий трофейный тар.  Замерил дистанцию – действительно 300 метров, угол наклона – 10 градусов. Дистанция короткая, угол наклона легкий, единственная сложность в том, что окрас тара сливался с окрасом местности, и поначалу мне никак не удавалось найти его через прицел. Но в какой-то момент поймал! Как и в предыдущий раз, не стал дожидаться, когда он повернется боком. Пуля попала в лопатку, но, видимо, не задела жизненно важные органы. Тар бросился вниз. К сожалению для него, в нашу сторону. Я находился над ним и выстрелил еще раз, не заметив ветки, оказавшейся на пути движения пули. Чуть-чуть зацепив животное, она тоже не остановила его. И только третий выстрел оказался финальным – тар приблизился на 200 метров, и пулю я послал прямо в голову животного. Четырнадцатилетний тар пал. Далее были поздравления, состояние окрыленности и счастья. И ощущение какого-то необыкновенного везения – за один день мне удалось взять трофеи и голубого барана, и гималайского тара, что для Непала – редкое исключение из правил. Задача максимум была выполнена, охота была завершена… Излишне, наверное, говорить о том, что в лагерь мы вернулись в чудесном настроении. Теперь нужно было дождаться, когда шерпы доставят добытого тара в лагерь, – наступали сумерки, и самостоятельно спустить трофей с отвесной скалы не представлялось возможным. После ужина шерпы так и не появились. Пришлось ложиться спать, не дождавшись их – утром необходимо было собираться и выдвигаться к вертолетной площадке. Но и утром ни шерпов, ни тара в лагере не оказалось. Впрочем, долго волноваться не пришлось – Амрид объяснил, что тар настолько большой, что даже шерпам не под силу доставить его в лагерь. Животное спустили к реке, и оно находится на пути к вертолетной площадке, где и можно будет с ним сфотографироваться. В 9 утра мы вышли в путь и через 3 километра увидели трофей. Не спеша рассмотрели все попадания: первое было в лопатку, второе прошло по касательной из-за рикошета, а третье четко пришлось в голову. После фотосессии оставались «пустяки» – дойти до вертолетной площадки. На этот восемнадцатикилометровый переход ушло 10 часов. Общий подъем за день составил 2610 метров. Добрались до вертолетной площадки только к ночи.  Рано утром прибыл вертолет, в который загрузили мясо, амуницию, людей. В результате подняться ему было довольно сложно. Впрочем, в Катманду добрались без приключений. И 15 апреля утром я вылетел в Москву, чтобы из столицы перебраться в тот же день в Екатеринбург. Уже дома, в Екатеринбурге мы посмотрели записи с камеры, которая была установлена для наблюдения за 4 тарами, которых видели Максим и Амрид с отвесной скалы в первый день охоты. Если бы не эта запись, мы бы так и не узнали, почему эти животные вдруг исчезли из поля зрения.  Как оказалось, спокойно пасшиеся тары вдруг забеспокоились, почувствовав какую-то опасность, и затем быстро скрылись. Буквально через минуту после этого из кустарника неожиданно выпрыгнул леопард, бросившийся их преследовать. Камера запечатлела этот момент! Если бы этой атаки не случилось, я мог бы взять трофей тара в первый же день!  Но оставим в прошлом все «кабы да кабы», все получилось так, как получилось. И я очень доволен результатом. Я даже благодарен этому леопарду, поскольку в той группе животные были только семи и девяти лет, а мне в итоге достался гигантских размеров зрелый четырнадцатилетний тар.  В заключение хотелось бы подвести некоторые итоги. Ровно неделя была потрачена на всю поездку: туда и обратно. 10 апреля мы оказались на вертолетной площадке в горах и 14 апреля утром уже вылетели с нее обратно. Четыре полных дня в горах, с учетом того, что два полных дня занимает дорога. Два дня охоты. Не всегда в Европе удается добыть трофей за такой срок. Безусловно, это была авантюрная, экстремальная, яркая охота с достойным сопровождением и организацией, прекрасными трофеями и бурей эмоций, которые останутся в памяти на всю жизнь! Выражаю огромную благодарность Максиму Воробьеву, Амриду и всей его команде за безупречную организацию охоты. Я бы с удовольствием вернулся туда еще раз, так как получил радушный прием, профессиональную и качественную работу. Очень приятно находиться среди профессионалов – среди них чувствуешь себя уверенно.
27.08.2019
Спортзал и горы Часть 2

Спортзал и горы Часть 2

Лактат (молочная кислота), вырабатываемый организмом в результате анаэробного синтеза во время силовых тренировок, а также ионы водорода подкисляют наши мышцы (связывают кислород), таким образом нарушая процесс образования энергии. Во время занятий на развитие выносливости (обычно в зале это максимум пара часов) в вашем организме идет аэробный процесс получения энергии, и лактат в большом количестве не образуется, но во время охоты в горах уровень нагрузок гораздо выше, чем на тренировках, поэтому молочная кислота будет образовываться. То есть в какой-то момент нагрузки в горах из аэробных превратятся в анаэробные, в том числе и из-за низкого содержания кислорода в высокогорье.  Отсутствие опыта силовых тренировок приведет к быстрому накоплению лактата в тканях и, соответственно, преждевременной усталости, отказу от выполнения движений. Многим, я думаю, знакомо это чувство, когда ноги не слушаются, становятся как ватные. Именно в такие моменты происходят травмы связок и сухожилий. Плюс на пару следующих дней вам обеспечены режущие боли в мышцах, что тоже не добавит скорости на склоне. Сегодня у всех спортсменов, связанных с видами спорта на выносливость, силовые тренировки включены в программу подготовки. Не буду углубляться в детали бодибилдинга, но скажу, что человек, ведущий малоподвижный образ жизни, за год тренировок может увеличить свои силовые показатели от 20 до 100 процентов, а некоторые индивидуумы, имеющие в своем теле ген I2 (предопределяющий выдающиеся физические способности), еще больше.  На начальном этапе тренировок происходит формирование мышечной памяти. Каждая мышца состоит из тысяч мышечных волокон. Когда вы начинаете выполнять новое упражнение, процент задействованных (иннервируемых) волокон очень небольшой. В процессе тренировок мышцы адаптируются к упражнению и все большим числом включаются в работу. Когда выработанные структуры движения отложатся у вас в голове (эти двигательные программы называются энграммами), вы добьетесь первых результатов в увеличении мышечной силы. Дальнейших улучшений можно добиться в основном за счет гипертрофии (увеличения) мышечных волокон путем тренировок, спортивного питания или допинга. Энграммы возникают и при тренировках на выносливость. С учетом того, что в горах мы ходим с градиентом вверх или вниз, необходимо использовать тренажеры, симулирующие такие условия. В частности, на беговой дорожке и эллипсе регулируется угол наклона, а на степпере вы поднимаетесь все время вертикально. Надо помнить, что все тренажеры обычно изолирующие, это означает, что работа в них ориентирована на конкретные мышцы, в то время как свободное движение, включает в процесс очень много стабилизирующих мускулов, поэтому, прыгая по курумнику или проваливаясь в глубоком снегу, вы стимулируете включение таких мышц, о которых в зале даже не догадывались.  Те из вас, кто в процессе тренировок получал травмы, знают, как быстро теряют силы и объем травмированные части тела. В случае перелома руки всего за двадцать дней львиная доля мышечной массы атрофируется, вместе с ней пропадет и сила. Ученые подсчитали, что после второй недели без занятий, достигнутые большим трудом результаты начинают стремительно падать. Опытным путем было доказано, что для большинства видов спорта достаточно хотя бы одной тренировки в неделю для поддержания формы. Это в большей степени относится к силовым нагрузкам, тренировки на выносливость требуют большего усердия. Это надо знать и хотя бы раз в неделю изыскивать возможности для физических упражнений.  Также важно знать, что мышцы в четыре раза тяжелее жира. Похудев на аэробных упражнениях и бассейне на 10 кг, я включил в программу, как уже упомянул, пару силовых тренировок. При первых результатах появилась дополнительная мотивация, занятий стало больше и еще больше, на весы несколько месяцев не вставал, т.к. по одежде видел, что в нужных местах медленно уменьшаюсь в объеме. Но после отпуска все-таки решил проверить, какой у меня вес. Оказалось, что он увеличился почти на три кг! Наесть столько за неделю никак не мог, и визит к врачу объяснил происходящее: изменился состав тела, легкий жир заменили тяжелые мышцы! В общем, за что боролись, на то и напоролись. Этого мне, конечно, меньше всего надо было.  Решение простое: сократить силовые тренировки. Подумываю вообще от них отказаться в пользу кросфита. Этот комплекс включает не только силовой блок, но и большую компоненту аэробных упражнений. Приступать к таким занятиям, основанным на множественной нагрузке на разные группы мышц в течение короткого времени, можно только после хорошего адаптационного периода. Темп, задаваемый программой, сжигает весь гликоген в организме минут за двадцать, кислородный же синтез питательных веществ из жирных кислот требует большого количества свободного кислорода, а его с такой интенсивностью просто в организме нет. В этот момент начинается головокружение, упадок сил и т.д.  Адаптационный период даст возможность организму увеличить накапливаемые запасы гликогена, который является при интенсивных нагрузках основным питательным веществом в организме. Гликоген – производная глюкозы, то есть по химическому составу углевод, поэтому при занятиях спортом и нагрузках в горах необходимо употреблять в пищу углеводы. Подробнее о горной диете разговор пойдет в статье «Питание в горах».  Один совет: если у вас в программе снижение веса, то желательно исключить быстрые углеводы из меню. К ним относится все сладкое и мучное. С ними одна беда, они мгновенно всасываются в кровь и очень быстро все неизрасходованные излишки энергии откладываются в виде жира. Хорошие углеводы называют длинными – это разные крупы. Они медленно перевариваются и попадают в систему дозировано, поэтому постепенно включаются в процессы метаболизма. Гликогена в скелетных мышцах и печени накапливается в среднем на 2000 Ккал, что соответствует физической нагрузке бега трусцой на 32 км. Запасов жира в организме гораздо больше – около 70000 Ккал, но извлечь энергию из жира организму гораздо сложнее, т.к. на одну молекулу кислорода из гликогена образуется значительно больше АТФ (аденозинтрифосфорная кислота – элементарная энергетическая единица в нашем организме), чем из жира. Доставка кислорода в организм в горах ограничена возможностями дыхательной и кровеносной системы, а также низким парциальным давлением кислорода на большой высоте. Поэтому одним из аргументов в пользу систематических тренировок является увеличивающийся объем гликогена в тканях. В результате тренировочного процесса он может увеличиться на 100%. Кроме кислорода, гликогена, жиров, аминокислот белков в процессе питания организма участвуют ферменты-катализаторы, благодаря которым происходят все химические реакции, так вот у спортсменов количество этих активных соединений в 2-4 (!) раза больше, чем у нетренированных людей.  Чтобы упорядочить ход мысли, повторю: питание для нашего организма это – гликоген (производное углеводов), жирные кислоты (в составе жиров), аминокислоты, и прежде всего креатинфосфорная кислота (в составе белков).  Биосинтез – окисление и получение энергии в митохондриях (энергетическая станция клетки) – осуществляется благодаря кислороду и ферментам. Окислительные возможности медленных мышц (ММ) гораздо выше, чем быстрых. Дело в количестве митохондрий, в которых происходит этот процесс. Благодаря тренировкам на развитие выносливости, у вас не только увеличится количество ММ, но и увеличится количество митохондрий в них, а, следовательно, окислительные возможности.  Основным компонентом получения энергии в нашем организме является кислород. Он напрямую связан с окислительным метаболизмом, адекватное количество О2 в тканях предопределяет возможности процесса синтеза питательных веществ. Его количество в свою очередь зависит от возможностей сердечно-сосудистой и дыхательной систем.  Оптимальное соотношение питательных веществ, ферментов, окислительной способности и количества кислорода дают основной показатель физических возможностей, который называют Максимальное Потребление Кислорода (МПК). Ученые установили, что в процессе тренировок мышечный метаболизм усиливается. Ограничением его роста выступает недостаток именно кислорода.     Начиная физическую активность, ткани организма требуют увеличение количества кислорода для получения энергии. Дыхательная и сердечно-сосудистая системы при помощи элементов управления эндокринной (контролирующей выделение гормонов) и нервной систем увеличивают частоту сердечных сокращений (ЧСС).  Изменения, происходящие в кровеносной системе в результате тренировок, весьма значительны. Они охватывают: ЧСС, сердечный выброс (объем крови, транспортируемый сердцем в единицу времени), кровоток (прежде всего, капиллярная сеть), кровь (объем и состав), систолический объем крови (фактический объем левого желудочка), артериальное давление.  Максимальная ЧСС – величина постоянная, рассчитываемая по формуле 220 минус ваш возраст. То есть, если в 20 лет ваша ЧСС составляет 200 ударов в минуту, то к 40 она будет составлять 180. Кроме того, в результате тренировок увеличивается систолический объем крови, объем желудочка, стенки сердечной мышцы утолщаются и, как следствие, сердечный выброс повышается, что приводит к более адекватному снабжению тканей питательными веществами и кислородом, а также увеличивает скорость вывода продуктов метаболизма.  Меняется и формула распределения крови по внутренним органам и тканям. Так, в состоянии покоя 80% крови поступает к основным органам и 20% в мышцы, при интенсивной физической нагрузке пропорция распределения крови меняется: до 85% крови поступает по сети капилляров к мускулам. Тренировки значительно увеличивают сеть этих мельчайших сосудов.  Длительные тренировки на развитие выносливости приводят и к изменению состава крови. Во-первых, увеличивается общий объем за счет плазмы крови. Результаты исследований показывают существенное увеличение объема до 30%, в абсолютных величинах – до полутора литров у нетренированных людей. Во-вторых, у тренированных атлетов повышается уровень эритроцитов, особенно если тренировки проводятся на большой высоте относительно моря. Так организм реагирует на малое парциальное давление кислорода на высоте.  При интенсивной нагрузке организм начинает выделять много тепла, и значительная часть крови в целях охлаждения организма перераспределяется к покровам и уходит в капилляры кожи. Вкупе с высокими ионами водорода мышцы подкисляются и плохо снабжаются питанием и кислородом, именно этим объясняются более низкие результаты во всех видах спорта при высокой температуре окружающей среды. Поэтому на штурме горы не стесняйтесь снимать теплые куртки, мембраны и другую одежду, замедляющую вентиляцию вашего организма. Кутаясь во все это, мы неосознанно лишаем свой организм сил.  Перегрев нередко приводит к тепловому удару, что очень опасно для здоровья и жизни. Именно поэтому не рекомендуют «сушиться» в резиновых костюмах, организм должен отдавать лишнее тепло, в том числе путем конвекции и излучения. Вместе с потом из организма выделяется не только вода, но ионы натрия, хлора и калия. Это негативно влияет на организм, кровь загустевает, обменные процессы замедляются. При постоянных, частых тренировках происходит адаптация. Так активно выделяется гормон, который задерживает выведение воды через почки, а также связываются натрий и хлор. У профессионального спортсмена с потом выходит до 60 % меньше ионов, чем у новичка.  Вентиляция легких увеличивается пропорционально физической нагрузке, выделяемые ионы Н и СО2 в результате физической нагрузки, как уже отмечалось, препятствуют синтезу АТФ и сокращению мышечных волокон, дыхательный центр увеличивает скорость вдоха, что нормализует процесс обмена веществ. Благодаря активным дыхательным упражнениям и гипервентиляции у спортсменов увеличивается объем грудной клетки и легких, что, конечно, опять повышает физические возможности организма и выносливость.  «У высококвалифицированных спортсменов, занимающихся видами спорта, требующими проявления выносливости, например, гребцов, объем легочной вентиляции может превышать 240 л в минуту, то есть вдвое больше (!), чем у нетренированного человека». Все эти изменения, происходящие в организме в результате длительных тренировок, приводят к положительным изменениям и общей кардиореспираторной выносливости. Без которой, какими бы ни были выносливыми ваши мышцы, вы не добьетесь существенного прогресса на практике. Кардиореспираторную выносливость тренируют в высокой зоне пульса 70-80% от максимума. В неделю тренер рекомендует включать не менее двух таких тренировок. Как правило, в фитнес-центрах работа на кардио-выносливость проходит на групповых занятиях высокой интенсивности, таких как трекинг или RPM. Кроме этого, на любом кардио-тренажере есть отметка в зоне пульса «кардио», ориентируясь по ней, можно легко подобрать необходимую нагрузку.  Именно кардиореспираторная выносливость предоставляет организму возможность выдерживать продолжительную нагрузку. По моему опыту, работы в группе предпочтительнее, потому что разогнать пульс до 170 ударов самостоятельно очень сложно.  Для оценки выносливости ученые предложили величину потребления организмом кислорода при максимальной, изнурительной нагрузке – МПК (максимальное потребление кислорода). Это объективный показатель, определяющий вашу кардиореспираторную выносливость и характеризующий скорость обменных процессов в теле во время нагрузки. Чем выше МПК, тем выше ваша выносливость, чем более натренирована система вашего организма, тем меньшими усилиями она удовлетворяет возрастающие потребности при нагрузках. В результате тренировок МПК может увеличится до 95% у человека, ведущего малоподвижный образ жизни.  Например, тренировочный процесс длиной 6 месяцев с тремя занятиями на развитие выносливости по 30 минут увеличат ваш МПК на 20-25%. На практике это приводит к уменьшению ЧСС, то есть, даже разогнав свой пульс до максимальных значений, вы истратите меньше калорий, потому что ваша сердечно-сосудистая и дыхательная система будут быстрее восстанавливать тело после нагрузок (пульс быстрее снижается). В моем случае через полгода активных аэробных тренировок количество истраченных калорий на групповых программах уменьшилось почти вдвое, при том что интенсивность и максимальные значения пульса не менялись!  На диаграмме с garmin connect четко видно, что для того, чтобы проехать тот же вело-маршрут в Испании, в августе у меня ушло на 40 % больше энергии (приблизительно с той же скоростью и временем). И это не предел, т.к. максимального пика своих возможностей человек в среднем достигает через 18 месяцев систематических занятий!  Снижение ЧСС легко заметить особенно в состоянии покоя, у нетренированного человека в среднем она равна 70 ударам в минуту. После 6 месяцев тренировок на выносливость частота значительно снижается, у меня сейчас 56 ударов, была 72, а у крутых парней может опуститься ниже 30!  Есть, правда, у этой истории обратная, не очень приятная, сторона. Получается, что вес ваш организм будет набирать в случае переедания еще быстрее, т.к. усиленные тренировки стимулируют организм к накоплению жира, а сжигать калории вам придется в два раза дольше. Поэтому мы часто слышим о потолстевших парнях, которые совсем недавно были гуру фитнеса. Любая остановка тренировочного процесса без соответствующей коррекции питания приведет к набору лишних кг. Бывают, правда исключения, но об этих счастливчиках позже.  Естественно, высокогорье с его низким парциальным давлением кислорода значительно влияет на МПК. Группа ученых под руководством Гриффита Пафа установила опытным путем, что изменение высоты до 1600 метров не влияет на МПК, но выше каждая вертикальная тысяча метров отнимает у нас 11% от максимального потребления кислорода. Но и тут наш замечательный организм может адаптироваться, только в спортивном зале это не получится. В фитнесс-центре вы просто можете нивелировать это снижение увеличением своего базового МПК.  Резюмируя, можно добавить, что великие ученые физиологи Салтан и Роуэл считают: увеличение МПК в основном обусловлено значительным увеличением активной капиллярной сети в мышцах (в результате этого происходит более качественное снабжение мышц кислородом и питательными веществами), адаптацией скелетной мышцы, прежде всего сказывающейся в увеличении количества митохондрий, а также дыхательных возможностей мышечных волокон. Дополнительным бонусом адаптации кровеносной системы будет снижение артериального давления у гипертоников (легкой степени) за счет увеличения капиллярной сети и, как следствие, большему оттоку крови в ткани.  Если говорить о факторах, влияющих на скорость адаптации, то это прежде всего – гены. Если хочешь стать олимпийским чемпионом, выбери подходящих родителей! Международная группа ученых, исследуя генотипы в контрольных группах профессиональных стайеров, спринтеров и неспортсменов, выявила четкое различие в гене NRF2. Точнее, в одной аллели этого гена. Ни спринтеры, ни просто люди «выносливую» аллель практически не имели. Как упоминалось ранее, генетически заложена пропорция медленных и быстрых мышечных волокон в вашем организме. Но не стоит отчаиваться, очень серьезных изменений в организме можно добиться в результате работы над собой. Может, чемпионом вам не стать, но значительно улучшить свои возможности в горах все шансы есть.  Различия в восприимчивости к тренировочному процессу обусловлены еще и индивидуальными особенностями организма. Одинаковые тренировки для разных людей, возможно, будут давать абсолютно разный тренировочный эффект, поэтому нужны тренеры и инструкторы, которые помогут разобраться в ситуации. Не стоит забывать и о «принципе специфичности». Контрольную группу полгода гоняли по часу в бассейне, в результате средние показатели по плаванию увеличились на 18%, в то время как результаты на беговом снаряде всего на 2%.  Тренируйте те части тела и мышцы, которые вам потребуются в горах в первую очередь. В нашем случае это, разумеется, ноги.
15.08.2019
Али Алиев
Новый рекорд РФ по суркам - 2010 м!

Новый рекорд РФ по суркам - 2010 м!

23 июля 2019 года в Ростовской области, Миллеровком районе, Хутор Хмыгово, добыл сурка выстрелом на 2010 м. 338 LM, 300 gr. Berger OTM, 910 м/с. ШмидтБендер 5x25x56 PM2. Винтовка GM от Геннадия Кожаева. Корректировщик - Вова Гребенюк.До этого ставил рекорд в 2011 г. - 1629 м, но уже спустя пару-тройку лет он был перебит. Клуб двухтысячников открыт!
24.07.2019