Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

  • Александр Егоров лауреат международной премии Фонда Weatherby 2020!

    Александр Егоров лауреат международной премии Фонда Weatherby 2020!

  • Эдуарду Бендерскому — 50!

    Эдуарду Бендерскому — 50!

  • Поздравляем Александра Егорова с присуждением «Weatherby»!

    Поздравляем Александра Егорова с присуждением «Weatherby»!

  • Юбилей Леонида Палько

    Юбилей Леонида Палько

  • Российский кубок горного охотника

    Российский кубок горного охотника

  • Александр Егоров лауреат международной премии Фонда Weatherby 2020! Weatherby Foundation International
  • Эдуарду Бендерскому — 50! Магия настоящего САФАРИ
  • Поздравляем Александра Егорова с присуждением «Weatherby»! КГО
  • Юбилей Леонида Палько Магия настоящего САФАРИ
  • Российский кубок горного охотника КГО

Articles

Титановая винтовка компании Фанзой

Титановая винтовка компании Фанзой

Винтовка для горных охот на базе системы М98, изготовленной из титанового сплава, калибра .300 WinMag массой 2,870 кг. Ствол из никель-хром-молибденовой ствольной стали длиной 665мм. Емкость магазина 3+1. Изготовитель компания «Иоган Фанзой» (г.Ферлах, Австрия). Постоянное стремление к совершенствованию и оптимизации оружия – главная черта сегодняшнего руководства компании «Иоган Фанзой». Одно из генеральных направлений деятельности – совершенствование классической винтовки Маузер с продольно- скользящим затвором, «канонизированной» в 1898 году. Приверженность этой системе объясняется ее гениальной конструкцией, которая обеспечивает контролируемую подачу патрона из магазина при любой ориентации винтовки в пространстве и при любой скорости движения затвора. У системы М98 самое надежное запирание патрона в патроннике среди винтовок такого класса. Это обеспечено тем, что у оригинального маузеровского затвора есть третий, его можно назвать резервным, боевой упор в задней части затвора, который фиксируется в заднем мостике ствольной коробки. Он начинает работать, только когда стебель затвора сместится назад на 0,2 мм. Еще одно важное преимущество этой системы состоит в том, что при открывании (повороте) затвора зацеп выбрасывателя не скользит по закраине гильзы, а остается неподвижным. Более того, по мере возрастания усилия, прилагаемого стрелком для извлечения стреляной гильзы, зацеп выбрасывателя сильнее прижимается к гильзе, исключая срыв с закраины. Все это делает систему М98 самой надежной и безопасной. В недалеком пошлом компания «Иоган Фанзой» изготавливала винтовки на базе стальной системы М98. Понятно, что штучное производство позволяло значительно улучшить качество винтовок по сравнению с оригинальными чертежами армейской винтовки М98 столетней давности. Кроме более высококачественной стали, для всех деталей были обеспечены значительно более узкие размерные допуски. Кроме того, значительно повышен класс чистоты обработки всех поверхностей, особенно взаимодействующих. Это позволило обеспечить более высокий ресурс фирменных винтовок. Был уменьшен диаметр ударника и диаметр отверстия для него в зеркале затвора. Эта мера снизила опасность прорыва пороховых газов в случае сквозного прокола капсюля. Отверстие в образующих стебля выводит порвавшиеся газы в сторону, перпендикулярно оси оружия. Большое удобство управления винтовкой обеспечивается и благодаря использованию трехпозиционного предохранителя, поворачивающегося на вертикальной оси с правой стороны курка. Думая о создании винтовки для горных охот, сегодняшнее руководство компании хорошо понимает, как важно сделать ее массу минимальной. Семейные охотничьи угодья Фанзой находятся на крутых склонах хребта Караванкен. Очевидно, что облегчать винтовку за счет снижения длины и диаметра ствола, неправильно. Это неизбежно приведет к потере баллистических свойств. Кто охотился в горах, тот знает, что там действительно каждый грамм имеет значение. Поэтому стремление горных охотников иметь точное, но легкое и одновременно дальнобойное оружие хорошо понятно. Известное соображение об увеличении отдачи при снижении веса оружия для охоты в горах малозначимо, поскольку радость от обнаружения редкого трофейного животного и удачного выстрела просто перекрывает ее физическое восприятие. Да и вообще вопрос отдачи становится актуальным только при высоком темпе стрельбы, что чаще бывает в спорте. В случае особой непереносимости отдачи можно заказать карабин с дульным тормозом-компенсатором, а специальный упругий затыльник на винтовке компании Фанзой уже установлен. В размышлениях об облегчении карабина, предназначенного для горных охот, прошло несколько лет. В результате анализа различных вариантов были отвергнуты все варианты, связанные с облегчением ствола и системы запирания. Точно так же маловероятно получить хороший бой при длине ствола менее 600-650 мм. Так появилась мысль использовать для изготовления всех металлических частей горного карабина (кроме ствола) титан. Точнее, не чистый титан, а легированный. Интересна истории освоения этого металла. Его окислы были открыты в различных минералах еще в конце XVIII века. Вскоре окись титана нашла широкое применение в производстве краски (титановых белил). Еще и сегодня около 90% окиси титана используется как пигмент в красках, наполнитель пластиков и бумаги. Только около 10 процентов титана используется в виде металла. Это стало возможно лишь после созданию в Голландии в 1925 году приемлемой технологии его получения. Титан оказался на удивление легким. Его плотность – 4,54 г/см3, тогда как у сталей (в зависимости от состава) плотность находится в диапазоне 7,8-7,9 г/см3. Чистый титан мягок и пластичен, но легирование даже небольшими количествами других металлов придает ему значительно более высокую прочность. Его прочность, приведенная к сечению равного веса, значительно превосходит большинство конструкционных сталей. К тому же титан весьма теплостоек и достаточно химически инертен. Правда склонен к окислению кислородом воздуха, но этот процесс ограничивается тонким поверхностным слоем. Механическая обработка этого металла связана с проблемами, происходящими от близости предела вынужденной текучести к пределу прочности при растяжении. Кроме того, теплопроводность титана примерно в четыре раза ниже теплопроводности стали. В результате в зоне резания происходит значительный локальный разогрев, переводящий титан в пластическое состояние. Металл начинает налипать на режущий инструмент, что приводит к катастрофическому ухудшению качества обрабатываемой поверхности. Изменением геометрии режущей части инструмента радикально изменить ситуацию не удается. Решение находится только в значительном снижении скорости резания и подачи с одновременным интенсивным охлаждением зоны резания эмульсией и использованием резцов со специальными покрытиями. Не облегчает жизнь и способность титановой пыли к самовозгоранию. Понятно, что и шлифование титановых поверхностей также требует специальных решений. Вязкость титана в сочетании с низкой теплопроводностью приводит и к проблемам при взаимном трении деталей из этого металла. Ради справедливости нужно сказать, что сегодня, благодаря использованию титановых изделий в ряде наукоемких отраслей, есть технологии, позволяющие преодолевать перечисленные трудности. К чести руководства компании Фанзой, они нашли предприятия с квалифицированными специалистами, и сегодня могут производить оружие, обладающее точностью боя тяжелых тактических винтовок при несравненно меньшей массе. Впервые маузеровскую версию карабина, произведенную компанией Фанзой из титана, я взял в руки года четыре тому назад, когда был у них в Ферлахе. Сознаюсь, что первое впечатление было просто ошеломляющим. Представьте себе серьезный карабин калибра .300 WinMag с достаточно длинным и толстым стволом весом… всего 2,870 кг! Правда, баланс у титанового карабина несколько отличается от обычной маузеровской винтовки – он смещен к стволу. Однако при стрельбе с упора или сошек это не имеет значения. Ствол получен методом холодной ротационной ковки из никель-хром- молибденовой легированной стали, используемой для стволов автоматических пушек современных натовских истребителей Eurofighter. Кроме высокой коррозионной стойкости эти стволы обладают повышенной живучестью благодаря стойкости к высокотемпературной эрозии. Это свойство связано с содержанием никеля, который повышает температуру отпуска стали. Для охотничьей винтовки это гарантирует высокий ресурс ствола. Изготовление всех частей затвора, кроме пружин и бойка, из титана привело к снижению массы ударника с курком и уменьшило время срабатывания ударно-спусковой системы. Это прямая дорога к повышению точности стрельбы. Ведь оружие всегда совершает некоторые колебания в районе точки прицеливания, и мы стремимся «поймать» момент оптимального положения прицельной марки. Чем быстрее происходит выстрел, тем больше шансов сделать его точным. Кроме того, чем легче движущиеся детали ударно-спускового механизма, тем меньше смещается оружие до начала горения пороха. Специальные покрытия, напыляемые в вакууме, применяемые при создании гоночных автомобилей Формулы I, использованы и в титановых карабинах компании Фанзой для обеспечения легкого и мягкого движения всех титановых деталей. Даже совершенно сухой затвор движется в ствольной коробке «как по маслу». Как и на всем оружии компании Фанзой, на этой титановой винтовке поставлен орех самой высокой категории, предварительно высушенный в естественных условиях до постоянного веса. Хотя гравировка и врезка драгоценных металлов в титан более сложный процесс, если сравнивать со сталью, винтовка украшена элегантной, легкой, контурной гравировкой, а крышка магазинной коробки украшена золотым гербом компании «Иоган Фанзой».
02.06.2020
Владимир Тихомиров
Первый козерог

Первый козерог

В Киргизии я оказался не случайно. Пригласил приятель, заядлый горный охотник Андрей. Рассказал, что побывал там дважды, но хочет еще, предложил составить ему компанию и попробовать себя в охоте на козерога. Я два раза охотился в Казахских горах на марала, но это все же не совсем то. И высоты пониже, и ездили мы в основном на лошадях, пеших подъемов было мало. По совету Андрея после первого Казахстана я начал учиться стрелять на дальние дистанции, что сегодня так необходимо горному охотнику. А подготовку к Киргизии начал за год, полностью восстановив травмированную левую ногу, поездив на стрельбище в Песочное и купив необходимую одежду и обувь. Также появились в снаряжении новинки – трекинговые палки, энергетические гели и химические грелки для ног. Жена снабдила меня мазью от обморожения и обгорания лица одновременно. Палки, кстати, очень помогли, гели тоже, но обо всем по порядку. Перелеты с оружием Санкт Петербург-Москва и Москва-Бишкек не доставили особых неприятностей. Все было достаточно быстро, единый таможенный союз позволил обойтись без таможни, то есть разрешения Росгвардии на вывоз и ввоз оружия не понадобились вообще. В Бишкеке за 50 долларов есть прекрасная VIP-услуга: ты сидишь в зале и пьешь кофе, а тебе тут же штампуют паспорт, привозят оружие и оформляют на него документы. До базы «Арчал», расположенной в горах на границе с Казахстаном на высоте 1900 м н.у.м. добрались за пять часов. Достаточно комфортные домики сделаны из нескольких двадцатифутовых контейнеров, соединенных между собой общей кухней и кают-компанией. Обстановка не 5 звезд, но спали на настоящих кроватях, в доме есть котел и, как следствие, горячие батареи. Рядом баня. Из минусов – туалет во дворе, и уже при -10°С на улице этот минус становится весьма ощутимым. С другой стороны, если взглянуть на проблему шире, философским, так сказать, взглядом, половина населения России живет с такими же удобствами во дворе и даже не подозревает, что может быть по-другому. На базе повар Наташа очень вкусно готовит дикое и домашнее мясо. С питанием вообще проблем не было, иногда даже хотелось, чтобы было не так калорийно. В день приезда что-то не срослось – шел снег, егерь где-то застрял на машине и приехал уже по темноте, поэтому пристрелку оружия перенесли на завтра. Утром на машине, называемой местными «Тяньшань» (гибрид нашего Газ-66 и мерседеса), поехали в урочище Сарлатур. «Тяньшань» дотянул до высоты 2900 м. А снег как шел, так и не переставал идти. Все кругом было белым-бело, видимость неважная, вершины гор скрывала белесая дымка, разглядеть зверя не представлялось возможным. Пока пристреливались, вдруг резко похолодало, и впереди, над горами показалось солнце – первый признак мороза. Проехали по ущелью вперед и вскоре слева и справа увидели очистившиеся от дымки вершины гор, а с ними и козерогов! Где-то в километре над нами. Среди одной из групп заметили хорошего рогача, который меня вполне устраивал как трофей. Мы с егерем Сергеем быстро переоделись. Меня, как и всех, кто с этим сталкивался впервые, удивило то, что он надел обычные резиновые сапоги! Как оказалось, в них он прекрасно лазил по горам, не падал и не скользил. Я же в заказанных заранее специальных американских горных ботинках, доставку которых ожидал три месяца, совсем не чувствовал себя уверенно. Знаю, что скажет читатель: да у меня это был первый подъем, а он с детства в этих горах. Все это так. Но ему 63 года, а мне еще нет 50 и у меня очень неплохая физическая подготовка. А к горам я еще специально сбросил 5 кг, чтобы полегче себя чувствовать. Перед началом подъема егерь предложил мне одну из своих деревянных палок, но я отказался, продемонстрировав новокупленные палки для горного трекинга. Увидев сомнение в его глазах, спросил, что не так. Он оказался человеком крайне деликатным, сказал: «Если удобно, иди с этими». А я еще не знал, удобно или нет, ведь я шел первый раз. То есть до этого я неоднократно ходил с палками в Альпах, поднимаясь также до 1 км по вертикали, но это было движение по трекинговым дорожкам и тропинкам. Казалось, что и здесь не будет проблем с подъемом. Намазав лицо и губы кремом, выданным женой, одел солнцезащитные очки, взял карабин, палки, стандартный набор для дальнего выстрела (метеостанция, бинокль, дальномер, калькулятор в телефоне и еще один запасной), энергетический батончик, перчатки для стрельбы. Из необычного – маленький стрелковый мешок, подложив его под ремень карабина. Я рассудил: если не беру рюкзак, то надо что-то подложить под цевье при стрельбе. Хорошо, что не взял рюкзак, – с ним бы я точно сдох. Нам предстояло преодолеть 800-900 м по вертикали. Оказалось, что они заметно (то есть просто сильно!) отличались от альпийских. Во-первых, понятно, что никаких дорожек не было. Во-вторых, все было в снегу, напоминавшем мельчайшую крупу. Неглубокий, всего по щиколотку, но совершенно непонятно, куда ставить ногу: то мелкие, то крупные камни, осыпь и прочие неприятности – и все это под снегом. Поначалу идти было несложно, но потом Сергей стал уходить сильно вперед. Меня предупреждали, что он вообще очень быстро ходит. Я пытался держать свой темп, но это не получалось, подсознательно все время тянешься за лидером. Причем я понимал, что и егерь не включает газ на полную, но я все равно отставал. И вот, когда мы прошли три четверти пути, я почувствовал… некоторое недомогание. Нет, я не устал, у меня не болели ноги, но я не мог идти быстро. Ощущение было, как после нокдауна: тебя подташнивает, внутри дискомфорт, любое резкое движение – оступился, приземлился после прыжка, круто шагнул вверх, резко развернулся – тотчас желудок подтягивает к гландам. Предложил Сергею немного передохнуть, но он досадливо возразил, что осталось всего 200 метров до скалы, за которой зверь. Только это для него всего 200 метров, а я, пройдя 120 метров на морально волевых, почувствовал, что меня опять накрывает волна тошноты… Лишь мысль, что зверь рядом, заставила двигаться вперед. За скалой зверя не оказалось. Находиться на макушке было невозможно – сгонял крепкий холодный ветер. Посовещавшись, решили идти через осыпь к соседним большим камням, за которыми могло находиться стадо. Переходя по осыпи, чтоб не стучать железными палками, попросил у егеря его деревянную. И сразу понял, что спускаться с ней намного удобнее! Добрались до следующей скалы. Сергей выглянул из-за нее и прошептал, что до хорошего рогача сто метров! Но, если обогнем скалу по каменному карнизу, нас сразу засекут. Ветер крутил, поэтому ждать было некогда, я предложил подняться повыше и стрелять с верхушки скалы. Сергей ужом залез туда, но, вернувшись, сказал, что там нет обзора, и предложил рискнуть заползти на карниз. Полезли практически гусиным шагом. Егерь первый, я – второй. И вдруг сразу и близко я увидел стадо – примерно метрах в 150 стояли два хороших рогача, на одного из которых указывал Сергей. Целиться пришлось сидя, с рук и к тому же через ноги Сергея. Ну очень неудобно! Сергей нервничал – нас могли вот-вот обнаружить козы – и потому торопил меня с выстрелом. Тем временем рогач погнал козу и прижал ее к соседней скале. Между нами оказался молодой козлик, и стрелять не было никакой возможности. Не знаю, как насчет того, что любовь спасет мир, но одного козла она точно спасла. У Сергея угол обзора отличался от моего, и он предложил переключиться на другого козерога. Тот стоял ближе, на сыпняке, грудью ко мне, и я решил стрелять. Но, видимо, усталость, отсутствие упора, суета сделали свое дело – промазал. Причем вначале по поведению зверя решили, что было попадание. Однако потом, не найдя крови на месте стрела, поняли, что был чистый мазок. В общем, дикое разочарование, и мое, и Сергея, сложно описать литературным языком. Столько поднимались, так сложно подходили и с такой короткой дистанции промазал! Досада на себя и весь белый свет буквально душила. Фраза «Охота есть охота» вообще не утешала! Но надо было возвращаться, и мы потихоньку начали спуск. Сергей опять убежал куда-то вперед, предварительно научив меня правильно спускаться по сыпняку, опираясь на палку сзади, за что ему огромное спасибо. До этого я совершенно не представлял техники спуска с крутого сыпняка и готов уже был скатываться на пятой точке. Пока спускался, анализировал ситуацию, пытался понять причину промаха и пришел к неутешительному выводу: поторопился. Нельзя никого слушать при подготовке к выстрелу; стрелять, будучи уставшим, нужно только с хорошего упора! А в общем… В общем все равно сам виноват. Размышляя об этом, как-то неудачно оступился и так навернулся, что, перекувырнувшись несколько раз и приложив блазер о камни, встал снова на ноги. Выйдя из легкого нокдауна, порадовался уже за то, что все конечности на месте. Егерь, ушедший далеко вперед, вообще не видел моих кульбитов. Через какое-то время увидел метрах в двухстах 200 внизу по прямой фигуру егеря. Он размахивал над головой руками. Я вяло помахал в ответ, мол, вижу тебя. Но Сергей не унимался, а продолжал махать руками теперь уже не над головой, а перед собой, явно подзывая к себе. Первая мысль (интересно, а куда мне по-твоему еще идти, как не к тебе?) быстро сменилась устойчивым убеждением, что он хочет, чтобы я спускался быстрее. Я поднажал, и хотя из-за усталости это не особенно выразительно получалось, все-таки начал двигаться быстрее. Оказалось, что Сергей, стоя на карнизе, увидел поднимающееся по ущелью стадо, в котором выделялись два хороших рогача. Один, по его мнению, был зачетный. Я быстро залег, разложив на скале самое необходимое. Дальномер-лейка из-за мороза вдруг начал чудить и никак не хотел определять расстояние. Как выяснилось впоследствии, дело оказалось в новой батарейке «Дюрасел». Козероги, неторопливо поднимаясь по ущелью вверх, сами сокращали дистанцию. Я выбрал камень, мимо которого, по моему предположению, должен пройти рогач, и наконец победив дальномер, получил всего 210 метров и угол в 28 градусов. Забил данные в калькулятор, в котором уже были введены метеоусловия, внес вертикальную поправку в прицел, и повел рогача, который прикрывался то кустами, то другими зверями, то заходил за валуны. Наконец выбравшись на чистое, он сделал несколько шагов и остановился. Дождавшись окончания порыва ветра как рядом с нами, так и, судя по траве, около козерога, совместил крест с лопаткой. Затем выдох, плавный спуск, выстрел, отчетливый шлепок, и зверь… сразу лег! Перезарядился, поймал гильзу, продолжая держать лежащего козла в прицеле. Вроде, все… Сергей поздравил с хорошим выстрелом. И я наконец осознал, что теперь уже никаких неожиданностей не будет, разрядил карабин. Егерь, как обычно, подошел первым с большим отрывом. Начинало смеркаться, быстро сделали фотосессию с козлом. Глядя на снимки сейчас, даже не знаю, кто из нас хуже выглядит. Но, наверное, все-таки козел. Сергей остался разделывать добычу, а меня отправил на базу – когда я еще добреду. Быстро темнело, я без фонаря и уже прилично устал. Спускался как инвалид – на двух палках. Внизу ребята уже подогнали «Тяньшаня», включили фары, чтобы направление движения было понятно. На всякий случай заметил звезду и выступ на горе напротив: если двигаться на них, то точно выйду на автомобиль. Правда, благодаря снегу было видно неплохо. В целом. А вот в частности… На большом камне нога предательски скользнула, и я со всего маху сел на него. Ощущения так себе: как будто шарахнули сразу и по голове, и по днищу. Почти в конце спуска мимо меня пронесся Сергей с привязанным к веревке козерогом, которого он использовал как якорь. Козерог замечательно скользил по снегу и играл роль то санок, на которых вез сам себя, то тормоза. Наконец-то машина! Принял поздравления от Андрея и других членов экспедиции, которые и сообщили Сергею по рации о стаде, двигавшемся по ущелью на нас. Проглотил восстанавливающий гель, и мы, погрузившись в «Тяньшань», поехали в сторону базы. А на базе был горячий суп, жареная печень, поздравление с «рождением» горного охотника, ответная благодарность Андрею, способствовавшему этому рождению и принимающей стороне за организацию охоты. Несколько рюмок и горячая пища разогнали по телу приятное тепло, и меня стало клонить в сон… Весь следующий день отсыпался. Андрей в отличие от меня приехал за супер-трофеем с рогами больше 140 см. Но вести оказались неутешительными – такого зверя сейчас здесь не было. И мы решили возвращаться в Питер. И вот я, сидя в самолете, дописываю эти строки и чувствую, что уже хочется опять пожить и поохотиться в горах, добыть трофей и встретиться с необыкновенно гостеприимными людьми. Что ж, через год подготовки можно будет вернуться и попробовать силы еще раз.
16.04.2020
Владимир Львовский
Вспоминая осень в Испании

Вспоминая осень в Испании

Граница Каталонии и Валенсии – горные районы Испании, очень красивые места. В середине ноября здесь совсем не курортная погода – постоянно налетающие моросящие дожди, а по утрам так и вовсе заморозки. Мы с другом Сергеем приехали сюда из Беларуси за бесайтским козерогом – одним из четырех, обитающих в Испании подвидов. Было интересно: новые места, новые люди, новые знания… Первое, о чем хотелось бы сказать, угодья здесь очень компактные, и при этом зверя невероятно много. Охотились в режиме утро-вечер-утро, и за это время мне удалось увидеть девять трофейных козерогов при бессчетном количестве самок и молодняка. Физически, что в общем-то хорошо известно, охота здесь несложная, но есть мешающие ее успешному проведению моменты. В частности, довольно большое количество людей в горах – пеших туристов, велосипедистов, грибников. Оказывается, в Испании, как и во всей Южной Европе, сбор дикорастущих грибов не менее популярное занятие, чем у нас в Беларуси. Интересно, что когда-то этот горный регион был плотно заселен людьми, и во время передвижения по горам, приходится постоянно сталкиваться с подтверждениями этого исторического факта: заброшенные деревни, отдельно стоящие шале и асьенды, сельскохозяйственные террасы. Да и неплохая сеть дорог свидетельствует о том же. Вопрос, почему же люди покинули горы, не представляет собой загадки для историков. Безусловно, жить возле моря выгоднее и в плане рыбалки, и в плане мягкого климата, и в плане подходящей для сельского хозяйства почвы. Но в прошлые века селиться у моря было попросту небезопасно из-за регулярных пиратских набегов, и людям доброй воли не оставалось ничего другого, кроме как прятать от разбойников свои дома в горах. Когда такой опасности не стало, люди спустились к побережью, и горы опустели. Определенную проблему охотпользователям создают и «зеленые», чье политическое влияние растет в Европе год от года. Но, судя по тому, что довелось наблюдать и слышать от местных, государственные институты также не позволяют охотпользователям расслабляться (и это при том, что предыдущий король Испании сам заядлый трофейный охотник). Мы наблюдали за стадом козерогов, спускавшихся с горы в долину, как вдруг вдалеке показалась машина. Сопровождавший меня егерь быстро принял решение зачехлить оружие – от греха подальше. И это при том, что охота была вполне легальной, и все документы на руках. Как-то это живо мне напомнило зашуганного разного рода правилами, постановлениями и контролирующими органами белорусского охотника. Похоже, что в Испании самое зарегулированное среди стран Западной Европы законодательство в плане охотпользования, самые жесткие правила, ограничения и соответственно – самые задерганные егеря. О многом говорит тот факт, что в стране аж три разновидности полиции, которая вправе контролировать исполнение законов в сфере охотпользования и охраны природы. Здесь предъявляют очень большие требования к охотпользователям: от установки информационных стендов до организации дорог для проезда, от устройства солонцов – до создания и поддержания в порядке пожарных водоемов в самых труднодоступных горных местах. Интересно также и то, что в угодьях им запрещено высевать сельскохозяйственные культуры для подкормки животных. Говорят, что делается это для защиты биотопов, ради невмешательства в естественную среду обитания животных. В свою очередь охотпользователи находят разного рода обходные маневры, например, оформляя близлежащие участки под ведение сельского хозяйства. Какого сельского хозяйства? Когда смотришь на эту «землю», становится совершенно непонятно, как на ней что-то еще растет: под ногами только мелкий щебень. Утром на склоне мы обнаружили стадо козерогов. Среди самок с молодняком был один крупный самец. С егерем вдвоем решили подниматься и попытаться взять зверя. Подходить на выстрел было не сложно, так как в горах много сосны и кустарникового горного дуба, есть где спрятаться. Поднимались долго и наконец подошли к нужному месту. Осторожно осмотрелись, но зверей не увидели – ушли. Егеря это нисколько не смутило. Мы вернулись в лес, прошли еще некоторое расстояние и вышли на… этих козерогов. Как он ориентировался, ведя меня по горному лесу, не знаю. Правда, в этот раз увидеть довелось только рога животных, для выстрела не было никакой возможности. В результате за утро мы с ним находили где-то около восьми километров. Потом пошел дождь, и охоту пришлось прекращать, так как весь зверь скрылся в лесу. Вечером следующего дня снова обнаружили знакомое стадо с самцом во главе, и оно шло нам навстречу. Когда до козла оставалось около 270 метров, я стал готовиться к выстрелу из арендованного карабина Browning X-Bolt в калибре .300 WinMag. В прицел козел был виден хорошо. Но егерь посоветовал не торопиться, подождать, утверждая, что деваться козлу некуда, и он обязательно подойдет ближе. На самом деле мы пропустили тот момент, когда большая часть стада спустилась, и козел остался один. Мы его довольно долго рассматривали, а когда оторвались от окуляров, оказалось, что стадо стоит метрах в тридцати от нас и тоже очень внимательно нас разглядывает. Понятное дело, долго они не стали ждать. Самки засвистели, предупреждая об опасности, и стадо подалось в сторону. «Мой» козерог направился за ними. Ждать было уже нечего, надо стрелять. Прикинул дистанцию, до зверя около 300-310 метров. Прицелился – выстрелил – промах! На какое-то время потерял зверя из вида. Но затем нашел. Он шел, задирая молодых самцов, то есть чувствовал себя прекрасно, ранен не был. В какой-то момент остановился. Я снова прицелился и выстрелил. Козел быстро скрылся в лесу. Мы решили, что и это тоже был промах. Но тут появился второй егерь, который наблюдал за ситуацией в подзорную трубу. Он стал утверждать, что во второй раз было попадание по животу. Один из егерей отправился к месту, где выстрел застал козла, а мы пошли в лагерь. Позже он рассказал, что кровь действительно есть, но он не стал преследовать зверя, чтобы не беспокоить, дать ему возможность лечь поблизости. А хозяйка уверенно поздравила меня с удачной охотой и заверила, что не было еще случая, чтобы подранка не добрали. На следующее утро молодой егерь с ягдтерьером пошел в горы искать подранка (и в конце концов нашел), а мы опять отправились на охоту. В этот раз Сергей добыл интересного козерога – по размеру рогов он не достигал уровня даже бронзовой медали, но видели бы вы, как долго егерь ходил вокруг туши и цокал языком, приговаривая, что это едва ли не самый старый козерог, которого он когда-либо видел. Ему было лет 14-15. Итак, за этот короткий период испанской охоты мы с другом добыли по козерогу, а он подстрелил еще и двух селекционных особей. Дело в том, что среди бесайтских козерогов в настоящее время распространяется эпизоотия. Симптомы весьма неприглядны: часть зверей ходит с вылезшей шерстью, с покрытыми коростой телами. Внешне они похожи на наших чесоточных лис или волков. Двух таких козерогов мой друг как раз и отстрелял. Обоим, по словам егерей, осталось жить неделю или даже меньше. Любопытно, что там, где мы были, еще совсем недавно в изобилии водился кабан, но большинство поголовья стало жертвой АЧС. Испания одной из первых стран Европы испытала последствия этой эпизоотии. Как я понял, основным способом борьбы с ней стал отстрел кабана на водоразделах больших рек. В заключение хочется поделиться с читателями еще несколькими наблюдениями. Испанские егеря, с которыми нам пришлось иметь дело, близки, на мой взгляд, к тому идеалу егеря, который все мы держим в голове: умелый, профессиональный, корректный, надежный. Общение с ними, как и со всем обслуживающим персоналом уместно только на равных. Условия проживания и охоты здесь очень простые, но все добротно и комфортно. Выезжая на охоту, ты садишься в недорогую, но чистую как изнутри, так и снаружи машину. Жили мы в обычном крестьянском доме, готовили нам обычную крестьянскую еду. Обслуживающий персонал был одет в самую простую одежду, но она всегда была добротная и чистая. И еще анекдотический случай «на сладкое». До того, как добыть козерога, я попросил егеря (если повезет, конечно) поаккуратнее разделать тушу, чтобы взять мясо. Он поинтересовался, зачем мне понадобилась козлятина. Пришлось объяснить, что у меня приятель живет в Барселоне и как раз накануне у него должен был быть день рождения. Мне казалось, что свежая дичина будет вполне уместной в качестве подарка. – А, понятно! – вдруг хитро заулыбался другой егерь. – Вы хотите подшутить над другом. – Да нет же, – с удивлением ответил я, – просто хочу сделать подарок. – Подарок? Из мяса козла? Что же он вам такого плохого сделал, этот друг? Ну а потом я стал слушателем небольшого экскурса в Новейшую историю Испании. В период раннего правления Франко здесь были голодные времена. Браконьерство процветало. В горах напрочь выбили всю живность, включая серн, оленей и кабанов. Остались только козлы. Причина простая – дикая козлятина настолько отвратительно пахнет, что есть ее невозможно даже с голодухи. Так что козлятиной тут кормят только собак и диких… грифов. Два вида краснокнижных грифов водятся в этих местах, и в обязанность охотпользователей входит их подкормка мясом добытых трофейщиками козерогов. Как вы догадываетесь, в Барселону мы поехали без дичины…
16.03.2020
Юбилейное

Юбилейное

14 февраля нынешнего года исполняется 80 лет редактору нашего журнала Владимиру Тихомирову. Читатели «Магии…» знают Владимира Сергеевича по статьям об охотах в Германии и России, об оружейниках Европы. Но нам кажется, что юбилей – это повод рассказать о его жизни вне охоты и журналистики. Родился Владимир Тихомиров в Москве в 1940 году, но семья практически сразу же переехала в Касимовский район Рязанской области, а через год с небольшим началась Великая Отечественная война. После школы в 1958 году поступил в московский Институт тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова. На третьем курсе определился с темой дипломной работы в лаборатории радиационной химии. По совету заведующего лабораторией В.Д. Орехова прослушал курс лекций в Физтехе, часть же практической работы проходила в Физико-химическом институте им. Карпова. Учась в институте, активно занимался спортом – гимнастикой, легкой атлетикой, лыжными гонками, стрельбой и биатлоном. Практически все сессии сдавал досрочно, чтобы в летние и зимние каникулы попадать на спортивные сборы. В институтском комитете комсомола отвечал за спортивную работу. После защиты диплома получил распределение в организацию, занимающуюся исследованием изменений структуры и работоспособности материалов в условиях воздействия ионизирующей радиации. Работы проводились в интересах космической и ракетной техники. При этом приходилось изучать и теоретические, и экспериментальные аспекты радиационной физики, соответственно помимо немецкого, который был в школе и институте, потребовалось освоить технический перевод английской, французской, а потом и японской научной литературы. В это время познакомился с ведущими учеными отрасли – Президентом АНСССР А.П. Александровым, директором Института химической физики Н.Н. Семеновым, директором Объединенного института ядерных исследований Г.Н. Флеровым и другими выдающимися специалистами. В 1971 году защитил кандидатскую диссертацию по выбранному направлению. Все работы, в которых участвовал и которыми руководил, были связаны с использованием мощных источников ионизирующей радиации. Это позволяло иметь отпуск около двух месяцев, которые проводил либо в вулканологических экспедициях, либо на промысле в интересных регионах. В том числе последние 25 лет добывал пушнину в Горном Алтае с лайками. Несколько раз был бригадиром в компании с двумя местными охотниками. Добытая пушнина шла в зачет МООиРа. За участие в промысле получил право на приобретение нарезного оружия. С конца семидесятых вошел в состав Академического совета по радиационной физике твердого тела. В связи с этим были командировки в академические институты и университеты союзных республик. Были интересные работы, связанные с актуальными проблемами в космической и ракетной технике. В 1984 году принял приглашение перейти в Физико-химический институт им. Л.Я. Карпова, которым руководил ныне покойный академик Я.М. Колотыркин. После государственного переворота стал сотрудничать еще с двумя академическими институтами, хотя три зарплаты в сумме от нуля отличались совсем немного. Как-то удавалось сводить концы с концами за счет грантов, что, правда, требовало большого объема бумажно-бюрократической работы. К началу двухтысячных, к моменту ухода из науки, ставшей для государства «несчастной падчерицей», на счету Владимира Сергеевича было уже более 130 опубликованных научных работ и 35 авторских свидетельств и патентов. Писать об охоте и природе начинал в конце семидесятых в районной газете. В середине девяностых появилась возможность подрабатывать переводами. В качестве переводчика попал в издательский дом «Друг», где выходил журнал «Охота», редактором которого был ныне покойный В.В. Бедель. За истекшие годы сотрудничал со многими периодическими охотничьими изданиями, а с 2014 года стал редактором журнала «Магия настоящего САФАРИ». Редакция журнала с особым чувством уважения поздравляет Владимира Сергеевича Тихомирова с 80-летием и желает здоровья, долгих лет творческой активности и только позитивных событий и свершений в жизни! Fabbrica Armi Luciano Bosis, Brescia, Italy Dear Mr Tikhomirov, We know that soon will be your 80th birthday. We are writing this letter to send you our birthday wishes and to wish you many years ahead of successful work due to your great professionalism, competence and kindness. Wish you the best, Luciano Bosis Gardone V.T. Italia. Caro amico! Accetta sinceri auguri per il Tuo glorioso anniversario! Per me è sempre stato importante sapere il Tuo giudizio da imparziale specialista con profondo talento di conoscenza ingenieristica che distingue le specifiche di produzione delle armi, e aiuta i lettori a fare la giusta scelta! Voglio augurarti salute, positività e successo nel lavoro. Sabatti Emanuele. (ГАРДОНЕ В.Т. ИТАЛИЯ. Дорогой друг! Прими искренне поздравления с Твоим славным юбилеем! Для меня всегда было важно знать Твою оценку как объективного специалиста, обладающего глубокими инженерными познаниями, который разбирается в специфике производства оружия и помогает читателю сделать правильный выбор. Хочу пожелать Тебе здоровья, позитива и успехов в работе! Сабатти Емануеле). Für die Firma Peter Hofer Jagdwaffen war und ist es immer wieder eine sehr große Herausforderung, sich mit ihren einzigartigen Kreationen weltweit in den unterschiedlichsten Kulturkreisen zu etablieren. Die Mentalität und die Jagdgepflogenheiten des jeweiligen Landes standen für uns bei der Kreation unserer erlesenen handgearbeiteten Jagdwaffen stets im Vordergrund. Bereits seit dem Jahr 2000 ist die Firma Peter Hofer Jagdwaffen für viele sehr versierte Jäger und Sammler in Russland tätig. Schon zu Beginn seiner Präsenz in Russland hatte Peter Hofer das Glück, Vladimir Tikhomirov kennenzulernen und hat in all den Jahren ein sehr freundschaftliches, fast väterliches Verhältnis zu ihm aufgebaut. Für Peter Hofer gilt Vladimir als wohl der am besten informierte Jäger in Punkto Waffen und Waffensysteme. Herr Tikhomirov wird daher von Peter Hofer immer wieder zu Rate gezogen, wenn es darum geht, seine Texte in ein fachlich korrektes Russisch zu übersetzen. Oft ist es so, dass gewisse Fachbegriffe in anderen Sprachen nicht existieren und daher umschrieben werden müssen, oft wird sogar der deutsche Begriff verwendet. Der Wissensdrang von Vladimir ist ebenso grandios wie einzigartig. Wenn er uns in Ferlach besucht, ist er immer bestrebt, sein waffentechnisches Wissen zu erweitern und kommt aus dem Fragen häufig nicht mehr heraus. Jedes Mal, wenn ich ihn treffe, erfüllt es mich schon beim Händedruck und der Umarmung mit Dankbarkeit, denn ohne Vladimir Tikhomirov hätten die Leser unserer Artikel nicht so viel Klarheit über die komplexe Welt der Waffentechnik erlangt. Wir beten zu Gott, dass Vladimir mindestens noch einmal so alt wird und wir ihn noch sehr lange als tollen Freund und Lektor an unserer Seite haben, um dem hoch interessierten russischen Jäger auch weiterhin von unseren handgefertigten Kunstwerken berichten zu können. Wir wünschen Vladimir Tikhomirov auf diesem Wege alles erdenklich Gute zu seinem bevorstehenden 80. Geburtstag und bedanken uns für seine langjährige Freundschaft. Mit freundlichen Grüßen Hofer Peter Моей компании, производящей оружие, непросто утверждаться на новых рынках мира с разными культурами. Менталитет и охотничьи традиции соответствующей страны всегда были для нас на первом плане при создании нашего охотничьего оружия ручной работы. С охотниками и коллекционерами России мы работаем с 2000 года. С этого же времени мне повезло познакомиться с Владимиром Тихомировым. За эти годы у нас сложились очень дружеские, почти родственные отношения. По-моему, Владимир самый квалифицированный оружейный эксперт, хорошо знающий многие системы охотничьего оружия. Поэтому я всегда консультируюсь с ним, когда дело касается перевода моих текстов на технически правильный русский язык. Он один из немногих, кто не только понимает устройство оружия, но и может доходчиво объяснить его читателям. Уникальные знания юбиляра объясняются его высоким техническим образованием, любовью к оружию и постоянным стремлением к его изучению. Когда он посещает нас в Ферлахе, он всегда стремится расширить свои знания в области конструкции и оружейной технологии. Каждый раз, встречаясь с ним, я с благодарностью приветствую и обнимаю его, потому что без него читатели наших статей не получили бы столько ясности в сложном мире оружия. Я молю Бога, чтобы Владимир прожил, по крайней мере, еще столько же, и чтобы он оставался моим большим другом и просветителем в течение долгого времени, чтобы российские охотники получали добротную информацию о наших ружьях. Желаю юбиляру всего наилучшего и благодарю за многолетнюю, плодотворную дружбу. С дружеским приветом, Петер Хофер Наша первая встреча с Володей Тихомировым произошла несколько лет тому назад и оставила след в памяти, как знакомство с опытным охотником, исколесившим Россию. Встреча не осталась случайной, и со временем мне открылся внутренний мир этого замечательного человека. Володя оказался собирателем и хранителем удивительного многообразия составляющих нашей русской Природы. В наш быстрый и богатый событиями век техногенеза, электроники и градостроительства человек беспощадно отстраняется от общения с Природой. А Володя помимо охоты, как особого занятия в познании природы, с детства впитывал сведения об использовании в быту ее даров: разных видов древесины, ягод и плодов деревьев, зверя и птицы. Красной и крепкой нитью через всю его жизнь и деятельность проходит внимательное, бережное отношение к истории и современному сосуществованию людей и Природы. Особое уважение к Лесу и его обитателям и бережное, рациональное пользование природной средой с четким понятием: «Не навреди». Можно долго, с вниманием и удовольствием слушать его рассказы о Природе, которая рядом с нами. Было бы особой радостью прочитать рассказы Владимира в книге, главным героем которой будет Природа и также ее осторожное, умелое пользование Человеком.  С пожеланием добра, здоровья и удачи, с уважением и признательностью, Валентин Пажетнов Дорогой, замечательный Владимир Сергеевич! От всей души поздравляем Вас с юбилеем! Желаем крепкого здоровья, нескончаемой энергии и оптимизма, новых творческих планов и свершений! Не перестаю восхищаться Вашими замечательными статьями, обширными познаниями в ружейной сфере. Благодарна судьбе за встречу с Вами. Искренне ценю дружеское отношение, помощь и поддержку. Очень надеюсь на долгие и плодотворные годы сотрудничества! С уважением, от лица нашего коллектива директор Школы ружейного мастерства им. Л. Васева Ломаева Людмила Геннадьевна. С Владимиром Сергеевичем Тихомировым я познакомился близко в 2006 году на турнире по варминтингу клуба «Сафари»; до того знал его заочно по публикациям в оружейных изданиях. Мой опыт общения с ним позволяет говорить, что Владимир Сергеевич – весьма квалифицированный эксперт в сфере охотничьего оружия. Этому способствует его личный опыт охотника (а в молодости он еще и занимался биатлоном, достигнув вполне высокого уровня – кандидат в мастера спорта), отменное владение несколькими иностранными языками, в первую очередь немецким – языком стран-лидеров европейской оружейной промышленности. Это позволяет ему изучать эту область и по публикациям, и, что называется, в «полевых условиях» (он лично знаком со многими ведущими оружейниками Европы), прекрасное физико-техническое образование – немногие могут похвалиться таким «портфолио». И при этом – скромность, абсолютное отсутствие «столичных понтов», умение дискутировать, а не настаивать на своем. Поэтому общение с Владимиром Сергеевичем бывает неизменно и полезным, и комфортным. Владимир Сергеевич! На Востоке 80 лет – это возраст ранней мудрости, так что у Вас еще многое впереди. Хочу пожелать в первую очередь здоровья на долгие годы и осуществления всех Ваших жизненных планов! Михаил Драгунов, ведущий инженер-конструктор Ижевского механического завода, заслуженный деятель науки Удмуртской республики. 14 февраля 2020 года исполняется 80 лет одному из самых опытных и известных оружейных журналистов России Владимиру Сергеевичу Тихомирову. Мы с радостью присоединяемся к поздравлениям Юбиляра с этой датой, желаем ему крепкого здоровья, интересных охотничьих троп, сотен захватывающих статей и репортажей, больших творческих успехов. Редакция журнала «Калашников» Много лет назад я пригласил Владимира Сергеевича Тихомирова в студию «Радио России» для участия в моей охотничьей программе в качестве оружейного эксперта и опытного охотника. Сказать, что первый наш совместный эфир был ярким и интересным – не сказать ничего! Ваши воспоминания, дорогой Владимир Сергеевич, истории и приключения и тогда, и сейчас слушались и слушаются на одном дыхании: будь то рассказы о жизни промысловиков в глухой алтайской тайге, о Ваших интереснейших экспедициях на Камчатку или банальная, на первый взгляд, охота на кабана в ближайшем Подмосковье. Я уже не говорю о Ваших воспоминаниях о коллегах и друзьях – выдающихся российских и западноевропейских оружейниках с мировым именем! И далеко не все ограничивается этими рассказами и воспоминаниями. Можно долго говорить о Ваших замечательных качествах прекрасного семьянина и мудрого человека, многое повидавшего на своем веку. Говорить о Вас, как о патриоте, безгранично любящем свою родину и свой народ. Или как об ученном-физике, работавшем на благо науки. Или же как о великолепном журналисте, материалы которого могли бы украсить любое издание. Можно говорить как о человеке светлого ума и энциклопедических знаний. И наконец как о великолепном эксперте по охотничьему оружию и превосходном охотнике, который бережно или даже трепетно относится к природе и животному миру. Но есть такое простое, на первый взгляд, понятие, вбирающее в себя очень и очень многое – ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК. И я благодарен Судьбе, что много лет назад она свела меня с таким ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ – Владимиром Тихомировым! С Юбилеем Вас, дорогой Владимир Сергеевич! Здоровья и счастья, благополучия, успехов и удачи во всех начинаниях, и конечно же всегда нашего охотничьего «Ни пуха, ни пера!» С уважением и почтением, всегда Ваш, Николай Мамулашвили, политический обозреватель «Радио России», автор и ведущий программы «Ни пуха, ни пера!» Едва ли найдется человек столь же открытый, любознательный, идущий по жизни с такой же пытливостью, как наш Владимир Тихомиров. Вероятно, именно эти качества позволили ему стать одним из лучших экспертов в области охоты и охотничьего оружия на российском рынке outdoor. Его профессиональные знания производят сильное впечатление. Этот человек – ходячая энциклопедия! Его тексты проникнуты любовью к природе и к человеку. Похоже, что времена, проведенные им на Алтае охотником-звероловом, научили его глубоко гармоничному подходу к жизни. Трудно встретить человека более приветливого, симпатичного и скромного. Его деятельность в качестве оружейного эксперта оказала устойчивое влияние на облик российских охотничьих журналов. Особую ценность представляет собой его последняя серия в журнале «Магия настоящего САФАРИ», где он описывает свой личный охотничий опыт, открывает целый пласт современной истории, знакомит читателя со своим внутренним миром, исполненным любовью и уважения ко всему живому. Истинный охотник – в лучшем смысле этого слова. Дорогой Владимир Сергеевич! Благодарим Вас за неизменно высокую журналистскую оценку нашей фирмы, нашей семьи и нашей продукции и сердечно поздравляем Вас с юбилеем. Пожалуйста, оставайтесь с нами еще много лет!  Даниэла Фанзой, вице-президент компании «Иоганн Фанзой» BRESCIA-ITALIA Caro Vladimir, con tutto il cuore Ti faccio gli auguri per il Tuo anniversario. Apprezzo molto il lavoro fatto con Te, mi ha sempre fatto piacere, perché Ti ritengo un grande e sincero intenditore di armi. Ti auguro una salute forte, successo in tutti gli affari e fidati collaboratori. Con rispetto. Osvaldo Manzoni Дорогой Владимир! От всего сердца поздравляю Тебя с Юбилеем. Очень ценю наше сотрудничество, мне всегда приятно иметь дело с тобой, настоящим ценителем и знатоком оружия. Желаю Тебе крепкого здоровья, успеха во всех делах и надежных партнеров! С уважением. Освальдо Манзони
21.02.2020
Магия настоящего САФАРИ
О пристрелке охотничьего оружия, праве на оружие и нигилизме в законодательстве

О пристрелке охотничьего оружия, праве на оружие и нигилизме в законодательстве

Почему у нас так не любят человека с ружьём? Риторический вопрос, который последнее время приобретает особую актуальность.  Причём не любят его и некоторые простые граждане, не имея представление  о том, что такое охота, не любят  и официальные власти, судя по мерам, применяемым к охотникам. Так  всё же почему,  и где для этого основание? Начнём с явно драконовских мер по отношению к охотникам в части использования охотничьего оружия.  Разрешение хранение и ношение выдают государственные уполномоченные органы в лице отделов ЛРР МВД, а теперь Росгврадии. Есть охотбилет. Есть путёвка или разрешение на охоту. Есть разрешение ныне от Росгвардии на «хранение и ношение»  оружия. Но, странная вещь! Разрешение сделать выстрел по чисто человеческой логике даже это разрешение-то НЕ ДАЁТ! С хранением всё понятно. Но вот с «ношением» всё гораздо сложнее. Словарь С.И.Ожегова такого слова вообще не даёт. Приравнивает «ношение» к глаголу  «носить», что в свою очередь значит: «… обозначает действие, совершающееся не в одно время …». Упоминается словосочетание «Ношение оружия». В то же самое время термин  «ношение», с лингвистической точки зрения на мой взгляд, не подразумевает  возможность использования или практического применения того, что ты носишь?!  Очевидное?! Но вместе с тем и невероятное! Ты можешь носить оружие по этому документу, но стрелять из него фактически не имеешь права. Но, не смотря на это, стреляешь.  А если имеешь право хранить и носить, соответственно и стрелять, то и право на стрельбу у тебя никто не может отнять. И стрелять априори ты можешь там, где хочешь?! Значит РОХа не ограничивает твоё право на использование оружия. И в этом случае уже никакие подзаконные акты ограничить твоё право на стрельбу уже не могут, раз у тебя есть разрешение, выданное уполномоченным государственным органом! Однако в настоящее время стали выписываться административные протоколы за пристрелку оружия в охотничьих угодьях. Есть случаи судебной практики присуждения административных штрафов с конфискацией оружия.  По анализу судебных дел такого рода, складывается впечатление, что у судей нет задачи вникнуть в суть, а скорее выполнить заказ другого госоргана на обвинение, штрафы и конфискацию оружия. Возможно это новый процесс коммерциализации контроля охотничьей деятельности или принудительные меры по сокращению численности собственников оружия. Один мой друг сообщил мне, что уже есть «заказные» факты лишения оружия граждан, когда определённым лицам захотелось иметь понравившееся у другого охотника оружие. Как ни странно, но инициаторами запрета пристрелки охотничьего оружия в местах охоты стали разъяснения 2017-2018г.г. сотрудников ЛРР Росгвардии РФ. То есть должностных лиц, которые и выдают разрешения на оружие. Странно, но факт. В своём письме от 14.11.2018 №3/180000094299 заместитель начальника Управления ЛРР Росгвардии А.З.Дышеков ссылается на то, что-де «… понятие «охота» не включает в себя процесс пристрелки охотничьего оружия и поэтому не может осуществляться на территории охотничьего угодья». Цитата. Однако, стоит заметить, что ЛРР как структурное подразделение Росгвардии, федерального органа исполнительной власти (ФОИВ), не наделено правом разъяснения федерального законодательства, тем более не относящегося к его сфере деятельности:  к охоте. Вопросы охоты относятся к компетенции Министерства природных ресурсов РФ. Отсюда следует, что любые разъяснения сотрудников Росгвардии, тем более по вопросам охоты, заведомо не законны и не имеют юридического значения. Это является  превышением полномочий. Трудно понять логику письма, Законодательное определение «Охота – деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой» (пункт 5 ст.1 ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…») не включает в себя процесс пристрелки охотничьего оружия, то поэтому пристрелка не может осуществляться на территории охотничьих  угодий. Сама пристрелка письмом А.З. Дышекова по его словам  «… является одним из видов тренировочных занятий». Данное определение не может  не вызвать удивление. Прежде всего, потому, что прежде чем тренироваться, оружие необходимо проверить на качество стрельбы, затем пристрелять его с прицелом на необходимые дистанции. И только после этого можно тренироваться. Ссылка на п.62.1 Правил оборота гражданского и служебного оружия… (Пост. №814 Правительства РФ) вполне обоснована, но не применима к пристрелке. Тренируются спортсмены, стендовики пулевики, пятиборцы, биатлонисты и другие. К пристрелке оружия тренировки не имеют никакого отношения. А если охотник хочет просто проверить вновь купленное оружие на банальную пригодность для охоты. Имеет на это право в течении 12 дней со дня приобретения. Где ему это делать, если в городе или деревне тира нет? В очередной раз хочется обратиться к «Типовым правилам по технике безопасности при обращении с охотничьим оружием… на территории РСФСР» от 05.05.1983года. Там дано определение пристрелки и чётко указано, что «Пристрелка охотничьего оружия должна производиться в местах специально отведённых для этой цели, либо в организованном порядке в местах  с естественным ограждением (овраги, рвы, и т.п.) или в отдельных случаях в местах, хорошо просматриваемых на всю дистанцию полёта снаряда». Так почему же у нас в очередной  тысячный раз откровенно игнорируют предыдущий опыт специалистов? Разрушается всё до основания, а вместо нового создаётся убогое подобие актов, не отражающих объективные составляющие процессов в обществе да и просто не в ладах со здравым логически обоснованным смыслом. Всё было изобретено ранее. Так почему кому-то надо вставить пятое колесо в телегу, которая была на ходу? Не для того ли, чтобы оказать лишнее давление на категорию граждан носящую гордое имя – охотники? Инициаторы бумажных перемен в традиционных обычаях, очевидно, забыли многие исторические реалии.  Гражданский кодекс РФ определяет, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Следует задать самим себе такие вопросы, например. Кто был лучшими снайперами во время Великой Отечественной войны? Правильно охотники, которые выводили из строя целые вражеские подразделения.  А были ли в то время у тех же сибирских охотников промысловиков специальные места для пристрелки оружия? Их и сейчас-то нет на большей части Сибири, Дальнего Востока, Приморья. А где малые народы Севера сейчас пристреливают своё оружие, от которого зависит их выживание в суровых условиях? В тайге и тундре таковых не имеется. Но местные и охотятся и пристреливают оружие, так как им это нужно. А сбился у тебя прицел на охоте в горах или тайге, так что сворачиваться и ехать в специально отведённое место для его пристрелки за сотни или тысячи километров? Не абсурдна ли такая ситуация? Или что у нас все местные сибирские, якутские и алтайские охотники сразу же являются нарушителями законов?!  Оружие пристреливалось в лесах, оврагах, болотах  и в дореволюционной России и в Советском Союзе. И что-то не было слышно,  о каких-то проблемах с этим. То есть у нас, как говориться всё было. И было всё логически и юридически обосновано. Ещё вопрос. Зачем это нужно было ломать? Даже не забираясь в сибирскую глушь можно точно сказать, что в России на данный момент государством не созданы условия для пристрелки оружия для основной части охотников и любителей пулевой стрельбы.  Сколько тиров для пристрелки оружия в каждом городе, населённом пункте? Мало того, что законодательство не стало учитывать существующие реалии, но и не создаются условия для выполнения положений законодательства. Где новые стрельбища или оборудованные места? В классической охотничьей литературе авторами не раз указывалось на необходимость учитывать исторически сложившиеся обычаи местного населения. Естественно, что понятие «охотничьи угодья», это место для проведения охоты. Соответственно, это место, где согласно правилам охоты, разрешена стрельба из огнестрельного охотничьего оружия. Охотник промазал по зверю. Пустой выстрел.  Это тоже можно отнести к пристрелке по логике тех, кто ставит пристрелку вне закона кроме пристрелки в тире?! Во время Советской власти вопросы охоты контролировались государством. Приведём некоторые примеры нормативно-правовых актов Советского времени, которые определяли непосредственную связь охоты и пристрелки. 1 марта 1974 г. приказом N 66 Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР были утверждены типовые правила охоты в РСФСР. Этими правилами на всей территории РСФСР запрещалось хождение с заряженным оружием и стрельба в населенных пунктах, стрельба на охоте по невидимой или неясно видимой цели, на шум и шорох, стрельба ниже роста человека в зарослях, стрельба по дичи из гладкоствольных ружей далее 35 м, пользование ружьем в нетрезвом состоянии. п.15, подп. а). Примечание к этому пункту допускало пристрелку: «Пристрелка охотничьих ружей производится на специально оборудованных стрельбищах. Там, где таких стрельбищ нет, пристрелка ружей может производиться в местах с естественным ограждением, исключающим несчастные случаи (овраги, рвы и т.д.), вдали от населенных пунктов, с выставлением сторожевого охранения. Пристрелка ружей вне специальных стрельбищ в запрещенное для охоты время не допускается». То есть пристрелка производилась как на стрельбищах, так и вне таковых. Стрельбища могли быть созданы как в охотничьих угодьях, так и за их пределами. При этом, пристрелка ружей разрешалась на охоте и вне стрельбищ, в местах с естественным ограждением, исключающим несчастные случаи (овраги, рвы и т.д.), вдали от населенных пунктов, с выставлением сторожевого охранения. То есть как в охотничьих угодьях, так и за их пределами. Сюда же можно было отнести, например, и отработанные карьеры, поймы рек, находящиеся вне населенных пунктов. 4 января 1988 г. приказом N 1 Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР были утверждены новые типовые правила охоты в РСФСР. Новые правила от 1988г.  разрешают пристрелку и в охотничьих угодьях: «Пристрелка охотничьего оружия производится на специально оборудованных стрельбищах или площадках. В охотничьих угодьях пристрелка разрешается только в период охоты при наличии у охотника документов на право охоты или специального разрешения органов Госохотнадзора. При пристрелке охотник обязан соблюдать меры безопасности, исключающие возможность причинения вреда человеку или животному». К великому сожалению охотников сегодня логически обоснованные  «Правила…» 1988 года отменены. Что взамен? В 1978 году выходит книга автора Э.В. Штейнгольд "Все об охотничьем ружье". Глава "Проверка дробовых ружей на кучность, резкость и постоянство боя", где приводится подробное описание пристрелки оружия: проверки боя и кучности стрельбы. Текст главы содержит конкретные рекомендации. Приводит примеры необходимости пристрелки: после покупки ружья для сопоставления паспортных данных с фактическими результатами стрельбы и определения положения точки попадания относительно точки прицеливания; при отыскании наилучшего заряда пороха и снаряда дроби для данного ружья вообще и по времени года в частности; после ремонта ружья или переделки ложи; при изменении качества боеприпасов или способа снаряжения патронов; при переходе на стрельбу картечью или пулей. Проверочную стрельбу дробью, картечью или пулей производят в безветренную погоду в тот период года, к которому ружье и боеприпасы готовят. При сильном ветре это делают на укрытом с боков стрельбище или в овраге».  В наставлении речь не идёт ни об учебной, ни о  тренировочной стрельбе. Пристрелка охотничьего оружия здесь ставится в зависимость от времени года! Чисто техническая причина.  Таким образом, процесс пристрелки, связан не только с изготовлением и использованием охотничьих ружей, но и с процессом охоты. Все эти документы определяют пристрелку именно охотничьего оружия. В редакции 1988 года оговаривается, что пристрелку осуществляет охотник, а не учитель, тренер или ученик, то есть определяет ее как самостоятельный вид стрельбы, и не относит ее к тренировочной стрельбе. 16 ноября 2010 года приказом № 512 Минприроды России вновь утверждаются «Правила охоты". Но эти правила, не имеют конкретной ссылки или определения пристрелки охотничьего оружия. В то же время, п. 16 (16.1-16.6) раздела I. «Общие положения» приведен перечень запрещений при осуществлении охоты и пункты 53 (53.1-53.7) раздела VIII. «Ограничения охоты» которыми определены запрещения при осуществлении охоты - не запрещают производить пристрелку охотничьего оружия в охотничьих угодьях во время охоты. По состоянию на сегодня, на сегодняшний день, пристрелка охотничьего оружия на охоте не запрещена действующим законодательством, а официально предусмотрена и разрешена «Типовыми правилами по технике безопасности при обращении с охотничьим оружием и проведении охот с применением охотничьего огнестрельного оружия на территории РСФСР" 1983г. Соответственно информация разъяснительных писем по вопросу незаконности пристрелки охотничьего оружия в охотничьих угодьях не соответствует действующему законодательству имеющимся обычаям и устоям России. Согласно самому знаменитому и известному приказу - от 12 апреля 1999 г. N 288 МВД РФ (подп. е пункта.130; подп. г пункта.133; подп. з пункта 189; Приложение №39) (регулировавшему наш вопрос с 1999г. по 2012г.); - Административному регламенту МВД РФ по предоставлению государственной услуги по выдаче юридическому лицу лицензии на приобретение гражданского, служебного оружия и патронов" утвержденному приказом МВД России от 11.05.2012 N 501, приложение 4.1. (действовавшему с 2012г. по 2019г.); - Приказу МВД России от 30.12.2014 N 1149 (ред. от 21.07.2018) "О внесении изменений в нормативные правовые акты МВД России" (акт списания патронов к гражданскому и служебному оружию); - Административному регламенту Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче юридическому лицу лицензии на приобретение гражданского, служебного оружия и патронов" утвержденному Приказом Росгвардии от 27.02.2019 N 63. Приложение №5 (действующему с 2019г. по настоящее время) было предусмотрено и предусмотрено сейчас семь видов стрельб: учебные стрельбы, тренировочные стрельбы, контрольный отстрел огнестрельного оружия с нарезным стволом, проверка боя оружия и его пристрелка, стрелковые соревнования, выполнение служебных задач. Инструкцией о порядке учета, хранения, выдачи, использования и транспортировки боевого ручного стрелкового оружия, а также охотничьего огнестрельного оружия, используемого в качестве служебного, и специальных средств утвержденной приказом Минсельхоза России от 25.02.2013 N 119 предусмотрено шесть видов стрельб: учебные стрельбы, ученья, контрольный отстрел огнестрельного оружия с нарезным стволом, пристрелка оружия, проверка боя оружия, выполнение служебных задач в отделах территориальных органов Росрыболовства (п.2.15 Инструкции). Инструкция имеет многочисленные ссылки на приказ № 288 МВД РФ, т.е. фактически принята во исполнение приказа №288 МВД РФ. Интересно и видение вопроса глазами Рослесхоза РФ, отраженное Приказом от 17.06.1996г. № 98. Главой семь указанной инструкции предусматривалось проведение пристрелки нарезного оружия и проведение тренировочных стрельб. При этом тренировочные стрельбы проводились из оружия, прошедшего проверку технического состояния и пристрелку. Следовательно, информация разъяснительных писем по вопросу отнесения пристрелки охотничьего оружия к учебно-тренировочной стрельбе опять же противоречит нормам Главы XII и соответственно п.п.62 и 62(1) Постановления № 814: Охота отдельно, учебная и тренировочная стрельба отдельно. Утверждение, что пристрелка охотничьего оружия регулируется пунктом 62(1) Постановления № 814 и может производиться только на стрелковых объектах противоречит как самому п.62(1) (он не регулирует вопросы использования охотничьего оружия), так и подп. г) пункта 62 и всему п.62 Постановления № 814 разрешающему использование охотничьего оружия на охоте. Удивительно, что устранения противоречий в законодательстве привлекается Ростех. На совещании 18 апреля 2019г. специалистами Государственной Корпорации «Ростех» было доложено, что экспресс-анализ показал наличие проблемных зон, корректировка которых не затрагивает общественную безопасность, но значительно упрощает жизнь участникам рынка. Так в области охоты была выделена проблема, что пристрелка оружия перед охотой незаконно приравнена к незаконной стрельбе. Было принято решение создать специальную группу (общественное движение) под руководством М.М. Хубутия для полного определения проблемных вопросов оружейного законодательства и передачи предложений по их разрешению в Правительство России. Непонятно кем принималось такое решение? Где Ростех и где пристрелка и охота? Гражданину на регистрацию приобретенного оружия даётся две недели. Это срок, в течение которого необходимо убедиться в качестве купленного оружия. Проверить его в действии. Выявить скрытые дефекты. Осуществить пристрелку и отстрел оружия. Поверить бой оружия. Принять решение: регистрировать его или произвести замену в магазине. Гражданин должен иметь право на пристрелку независимо от времени года, от периода есть охота или нет. Независимо от наличия или отсутствия стрельбищ. Околица за поселком есть всегда, а стрельбища и тиры в целом ряде районов вообще отсутствуют. Просто необходимо уложиться в правила безопасности. Уже сегодня, срочно необходимо потребовать от Министерства Природных ресурсов отразить информацию по пристрелке охотничьего оружия в Правилах «Охоты», а возможно и непосредственно в законе «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов…». Почему не использовать Правила принятые ещё в СССР?  Чем они не устраивают? В каждом участке охотничьих угодий необходимо предусмотреть и выделить общедоступные стрельбища и места для пристрелки охотничьего оружия используя карьеры, овраги и специально оборудованные места. При этом, хотелось бы проводить аналогию с фактами и законодательными актами и ответственностью за нарушения гражданами в других сферах повседневной жизни. Необходимо соотнести ответственность за нарушения КоАП и УК РФ совершённые как охотниками, так и всеми другими категориями граждан, включая водителей автомобилей как средства повышенной опасности. На дорогах в ДТП гибнет ежегодно от 23 000 до 25 000 граждан России. Но до сих пор никому не пришло в голову лишать водителя автомобиля за нарушения.  Около 24 000 случаев домашнего насилия с применением кухонных ножей, сковородок, утюгов и других бытовых предметов! Так почему же по отношению к охотникам существует такая дискриминация?
11.02.2020
Горнолыжный трофей

Горнолыжный трофей

Именно такое определение первым приходило мне в голову в размышлениях об охоте на серну в австрийских Альпах. В убранстве альпийских шале повсюду непременно присутствуют небольшие с крючком рожки, и передо мной, как охотником, всегда вставал естественный вопрос: «Ну и где же они тут водятся?» Под горнолыжными подъемниками, на не тронутом лыжами снегу постоянно приходилось видеть дорожки следов от копыт, а вот самих серн – ни разу. Так и сформировалось устойчивое желание поохотиться на «диковинного» зверя – добыть того, кто живет там, где мы катаемся на горных лыжах. Романтично, не правда ли… И такой шанс неожиданно выпал, когда на новогоднем корпоративе КГО мне посчастливилось выиграть соответствующий лот – «Охота на серну в Австрии» от компании «ПрофиХант». Надо отдать должное туроператору и лично Артему Веселову – все оговоренные условия и пожелания были соблюдены в точности и в полном соответствии с лотом. К определенным лотом условиям я добавил возможность поехать с семьей и взять непосредственно на охоту дочь, что, в свою очередь, еще и жестко определяло даты поездки в период школьных каникул, несмотря на не самое оптимальное для охоты время (как утверждают сами австрийцы – лучше ноябрь или август). Примерно за неделю до выезда Артем сбросил мне все рекомендации и контакт моего австрийского пиэйча Уве, с которым я благополучно списался и согласовал мелкие детали. Кстати, в аренду предложено было выбрать карабин из достаточно богатого арсенала самого Уве. Выбор остановил на Blaser R93 в калибре .300 WSM. Изначально охота планировалась непосредственно в угодьях самого Уве, в местечке Rissek, но за день-два до поездки он решил, что лучше будет поохотиться в соседних угодьях, у своего знакомого егеря Ульриха. В Австрийской Каринтии, в местечке Muldorf мы оказались 5 октября. Встретились с Уве, разместились в типичных и душевных австрийских стометровых апартаментах с видом на долину. В соседнем доме находился не менее типичный и душевный ресторан отца хозяина апартаментов. Все просто, понятно и без лишней суеты. Итак, ближайшие три дня должны были быть посвящены охоте. После завтрака протестировал выданный мне карабин. Удивила простота подхода. Мы просто спустились в долину, отъехали один километр от трассы к небольшому озеру и не далее, чем в трехстах метрах от каких-то домиков, я выстрелил по мишени, установленной в кустах на противоположном берегу озера. Дорога в угодья Ульриха шла по вполне себе безлюдным скалам, заросшим высоким хвойным лесом. Относительно равномерно чередовался лес, голые скалы, ярко-зеленые лужайки с бренчащими своими колокольцами коровками. Изредка попадались вполне приличного вида сарайчики. Невероятно живописно! Ульрих живет посреди всего этого великолепия с женой и пятью детьми. И конечно же с коровками! Но когда мы приехали, Ульриха дома не оказалось. Из дома вообще никто не вышел (хотя, как мы потом выяснили, все кроме него самого были дома). В ожидании хозяина угодий мы с любопытством рассматривали двор его дома, по которому всюду валялись или были прибиты к стенам оленьи рога разных мастей. Этих животных хозяин угодий и его клиенты добывают чуть ли не из окон дома. Ульрих примчался минут через пятнадцать на своем пикапе и, поздоровавшись, гордо объявил, что был на разведке. Хотя не признался, видел зверя или нет. Но, самое главное, Ульрих выглядел именно так, как в моем представлении и должен был выглядеть – в австрийской охотничьей шапке с пером и кожаных портках. При этом вполне интеллигентной наружности! Пообщавшись с Ульрихом, мы на двух машинах выдвинулись вдоль живописнейшего ущелья непосредственно в угодья. И примерно через полчаса, выйдя из машин и пройдя по грунтовке в лесу метров двести, на противоположном склоне увидели пасущуюся серну, метрах в четырехстах. Значит, Ульрих не зря побывал на разведке… Теперь нам предстояло спуститься по склону и немного пройти по ложбине, что и было сделано без особых усилий. Подойдя к старенькому навесу-засидке, оказались непосредственно под вырубкой на склоне. Но между пеньками от срубленных вековых елей серны не было. Перешептываясь и перемещаясь постепенно правее, начали осматривать склон и в конце концов увидели самца на другом краю вырубки. За те полчаса, которые понадобились нам для подхода, зверь перешел с правого на левый край поляны и сейчас был всего в ста метрах от нас. Уве начал вести со мной такую беседу: мол, Михаил, смотри, решай, вроде, хороший трофей, да и самец, как ты хотел (перед охотой мы с ним обсудили пожелание охотиться только на самца и только с подхода). А я уже увидел не только то, что перед нами самец и очень приличных трофейных качеств, а и то, что он уже смотрит на нас сверху вниз и вот-вот сбежит в лес. Уве с Ульрихом так обрадовались «перфектному шуту»! Оказывается, далеко не все клиенты так хорошо стреляют. На 100 метров… Конечно же, это была удача и скоротечная, легкая охота. Но в то же время это была абсолютно дикая охота в открытых угодьях в дикой (насколько это возможно) природе Австрии. Просто так повезло! Трофей оказался и впрямь замечательный! По 23 см каждый рог. Возраст не считали, но понятно, что старый. И я в этой поездке лишний раз убедился в правильности своего подхода к охоте – это не просто рога на стенку, а путешествие с возможностью окунуться в новую атмосферу. В результате у нас еще осталась масса времени, чтобы покататься с семьей по Каринтии и насладиться австрийским гостеприимством.
27.01.2020
Растущий охотничий рынок Китая

Растущий охотничий рынок Китая

Охотничий рынок может значительно вырасти благодаря все возрастающему количеству состоятельных людей из Китая, которые интересуются охотой. В ноябре состоялась ежегодная встреча членов профессиональных охотников Южной Африки, на которой выступил Джерри Ли, исполнительный директор и основатель первой охотничьей выставки в Китае. Г-н Ли провел презентацию в которой рассказал о растущем интересе к охоте среди состоятельных жителей Поднебесной.Уже сейчас в стране существует большой сегмент охотников, которые заинтересованы в расширении своей охотничьей географии. Растущий интерес и подтолкнул г-на Ли запустить проект Китайской Охотничьей Выставки в 2019 г. Она стала первой международной выставкой такого плана. Он пригласил членов Профессиональной Ассоциации Охотников принять участие в следующем шоу в марте 2020 в Китае.Несмотря на жесткие правила по контролю за использованием оружия, охотничья и спортивная стрельба находят все больше и больше поклонников среди китайских граждан, которые становятся членами государственных охотничьих клубов. Охота в Китае разрешена только на территориях, закрепленных за так называемыми охотничьим компаниями, которые принадлежат государству.По словам Ли, сейчас в стране зарегистрировано 180 таких компаний. Они существуют в 21 из 26 провинций Китая. Число членов клуба может доходить до 13 000 человек. Основным объектом охоты в Поднебесной является дикий кабан, лицензии выдаются региональным правительством провинции, где организуется охота.Кто он, китайский охотник? Ли считает, что большинство из них принадлежать к верхушке среднего класса и к состоятельным людям. « Китайский охотники очень богаты,- говорит Ли.- Как правило, большинство из них имеют свой собственный бизнес или занимаются инвестициями».Что отличает этих людей от охотников из других стран? К сожалению, у них нет за плечами того, огромного опыта охотничьей культуры, который сформировался у охотников из Северной Америки, Европы, Африки и других стран. Рынок этой страны только зарождается, и его участники заинтересованы в охотничьем туризме за пределами своей страны и могут позволить себе самые разные виды охот.Большинство местных охотников мечтают иметь трофейные комнаты, наподобие тех, что они видели в книгах, но почти все они не имеют достаточных знаний для этого. И одной из целей выставки стало повышение образования и укрепления связей между китайскими охотниками и их международным сообществом.«Китайские охотники доверяют зарубежным аутфитерам и полны желание путешествовать и охотиться»,- сказал г-н Ли.В первом шоу в 2019 году приняли участие операторы из Африки, Новой Зеландии и Канады. Джимбо Мур из Чапунго- Камбако Сафари один из участников, сказал, что Китай это большой рынок с огромным потенциалом, но те операторы , которые заинтересованы в клиентах из Китая должны быть готовы обучать своих их искусству охоты. «Новые охотники» полны желания принять участие в как можно большем количестве охот и добыть как можно больше трофеев, но их еще не хватает знаний и опыта трофейных охотников. Большинство из них просто хотят оказаться в настоящем буше и готовы стрелять по любой цели, которую могут видеть в прицел. Они полны энтузиазма, но им необходима помощь гидов чтобы стать настоящими профессионалами. По словам Мура, среди китайских охотников есть те, кто уже готов к настоящей охоте, но и есть и те, кому пока достаточно принять участие в отстреле бракованных животных прежде, чем они смогут принять участие в настоящем приключении.Ли описывает Китайскую Охотничью Выставку, как международную платформу, где представители всех сфер бизнеса причастных к миру охоты, могут найти то, что их заинтересует. В выставке принимают участие охотничьи аутфитеры, агентства и производители охотничьих и сопутствующих товаров.Цель Выставки помочь охотникам поднебесной и производителям охотничьего оборудования лучше узнать и взаимодействовать с коллегами из международных сообществ.«Мы открыты к сотрудничеству с партнерами со всего мира. Наша цель развивать охотничий рынок нашей страны и лучше узнать охотничью культуру мира».Для получении более подробной информации по участию в шоу посетите наш сайт www.chinahuningshow.org.cn. Связаться с г-н Ли вы можете по почте jerryli@chinahuningshow.org.cn.
21.01.2020
ВПЕРВЫЕ В МИРЕ: РУБЕЖ ПОЛСТА!

ВПЕРВЫЕ В МИРЕ: РУБЕЖ ПОЛСТА!

Президент КГО Эдуард Бендерский стал первым охотником в мире, добывшим 50 горных копытных по списку Capra КГО, и обладателем Приза «КОЗЛЫ МИРА СУПЕР 50». Как-то Эдуард Витальевич Бендерский сказал: «Моя жизненная позиция – занимаясь чем-либо, ставить перед собой высокие цели и стремиться их достичь. Горная охота во всем мире приобретает все большую популярность среди охотников, они создают клубы, достаточно узко специализированные в плане объектов охоты и стараются выйти на определенные уровни. И я решил поставить перед собой подобные цели. Где-то с 2010 года стал отдавать предпочтение горным охотам, и коллекция трофеев начала довольно быстро расти. Сегодня не меньше 80% моих охот – это охоты на горных копытных». И вот в начале октября текущего года Эдуард Бендерский первым в мире добыл 50 ВИДОВ, ПОДВИДОВ И МОРФ ПО СПИСКУ CAPRA КГО! Списки Ovis и Capra существуют и в других клубах горных охотников мира, однако есть два важных отличия. Во-первых, в иностранных клубах введено искусственное ограничение по количеству горных копытных, которых могут добыть охотники (в то же время по другим видам животных – оленям, например – подобных ограничений нет). Трофейная комиссия КГО сняла подобные ограничения и существенно расширила списки. Во-вторых, в списке GSCO, например, 47 баранов, но уже несколько лет как добрый десяток из них попал в Международную Красную книгу. То есть кто-то когда-то, до того, как эти животные попали в МКК, добыл их, и в число этих счастливчиков ни один новичок уже не сможет попасть – достичь уровня в 40 баранов теперь невозможно априори. Если говорить о списке Capra GSCO, то в нем чуть больше сорока объектов, из которых тоже несколько зверей законно добыть нельзя. Кому и зачем нужны такие непонятные ориентиры, остается загадкой. Клуб горных охотников пошел по другому пути – в рейтинги КГО включены животные одного вида или подвида, но добытые в разных регионах, в разных странах. То есть клуб делит вид не только на подвиды, но и на популяции и морфы. Это дает много плюсов: у охотников появляется стимул испытать новые приключения в незнакомых местах, познакомиться и пообщаться с людьми в этих районах. В то же время это обеспечивает работой людей на местах, создает возможность увеличивать популяции этих животных, которых охотхозяйства начинают беречь, охранять от волков и браконьеров. Если не для таких целей существует клуб охотников, то тогда для чего?! У членов КГО есть возможность добыть и 50 горных копытных, и 60 горных копытных, поскольку списки гораздо шире. При этом КГО ни с каким клубом не соревнуется, наоборот стремится продуктивно контактировать, сотрудничать. И никто не против того, чтобы члены КГО являлись членами других охотничьих клубов. Однако, при всем уважении к североамериканским клубам и охотникам, к их опыту и статусу, они не являются по указанным причинам для КГО системно определяющими. Традиционно, поскольку в США, откуда пошло увлечение горными охотами, несколько видов горных баранов и всего один вид Capra – коза скалистых гор – охотники стараются превзойти друг друга в добыче баранов. Не случайно один из американских Больших шлемов – это 4 барана, обитающие в Северной Америке. Но мир не ограничивается североамериканским континентом, и в нем ничуть не меньше горных копытных, относимых к группе Capra. При этом охота на некоторых из них нередко оказывается гораздо интереснее потому, что они обитают в наиболее труднодоступных местах, предпочитают скальный рельеф, из-за чего охотиться оказывается тяжелее. В свое время, с удовлетворением оценив сложность добычи козерогов, Эдуард Бендерский, продолжая охоты на баранов, предпочел им добычу представителей Capra, и в результате сначала достиг уровня Супер 40, а к настоящему моменту – Супер 50! Редакция журнала и администрация Клуба горных охотников поздравляет Президента клуба, Эдуарда Витальевича Бендерского с выдающимся результатом и желает новых достижений в этом непростом и важном для сохранения и приумножения дикой природы деле!
15.01.2020
Магия настоящего САФАРИ
КАВКАЗ - МОЯ ПЕРВАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ОХОТА (продолжение)

КАВКАЗ - МОЯ ПЕРВАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ОХОТА (продолжение)

День пятый.   Выспавшись в уютном доме после охоты на Кубанского тура, утречком выехали из села. Еще раз пристреляли винтовку, т.к. если помните предыдущие выстрелы серьезно отклонялись правее. Каково же было удивление и чувство удовлетворения, что интуиция не подвела, группа «пуля в пулю» из двух выстрелов отклонилась правее на пять сантиметров на 100 метрах, а это почти две угловые минуты!   Выдвинулись далее в новое ущелье уже ближе к самой высокой вершине Европы и России - Эльбрус (5642м). Считается районом обитания средне-кавказского тура, который является гибридом между двумя видами: западно-кавказским кубанским и восточно-кавказским дагестанским.     На этот раз к лагерю можно было доехать на машине, и мы ехали как на батуте по ухабистой дороге почти на новом УАЗе Хантере. Меня несколько развеселило, что новый продукт автопрома до сих пор имеет три ключа: зажигания, дверей и багажника. И у проводников это занимало некоторое время: правильно подобрать ключ для открытия багажника, к примеру.   Почти у окончания лесной зоны на высоте 2100м был небольшой лесничий домик из кругляка, где мы с Максимом и разместились, а наши проводники в палатке рядом. На ужин приготовили незамысловатое блюдо макароны по-флотски, но хочу сказать, что было невероятно вкусно и я уплетал порция за порцией. Проводник поделился одним секретом готовки: он использовал белорусскую тушенку.   На следующий день вышли в четыре часа утра. Взяв темп, шли по ущелью вдоль горной реки в темноте. После рассвета начали крутой подъем на правый склон. После взятия склона поняли, что подъём еще не завершился и мы всего лишь подошли к подножью другой каменной гряды, усыпанной небольшими камнями, среди которых были и «живые». Это усложняло подъём, но что поделать охотничий инстинкт хороший мотиватор. Мы взяли и этот склон поднявшись на самую вершину на 3300 метров. 1200 вертикальных метров за сутки мой новый личный рекорд подъема. Кроме трофея, которого не на всякой охоте добываешь, горные охоты дают еще один вид удовлетворения - это преодоление себя для достижения новых результатов и собственных рекордов.   На дальней точке перпендикулярного хребта проводник увидел отличного тура, который отдыхал на солнечной стороне почти у вершины. Обсуждая подход к нему, решили, что лучше ждать, другие туры и особенно самки, которые находились между нами могли спугнуть нашу цель. Возможно, что отдохнув, туры начнут подходить к нам или хотя бы перевалят на другую сторону склона. Прождали несколько часов, наблюдая за ними в трубу. На самой вершине они чувствовали себя в безопасности. Ожидание напрягало...   В какой-то момент самки начали переваливать на другой склон, и самцы не спешно последовали за ними. Мы быстро собрались и пошли за ними. Пройдя метров 700 по хребту мы начали спуск раньше, чем то место где спустились они. Спускались по кулуару к одному из плеч. Уклон кулуара был очень сильный в 40-45 градусов с глубоким снегом в один метр. Преодолев его, мы залегли на плече изучая склон. Гора была исполосована глубокими кулуарами и острыми ребрами. Но туров не было… Я нервничал, предлагал разные варианты продолжения подхода. Но Максим и наш проводник не приняли мои доводы и сказали, что нужно ждать снова. Здесь они были правы, это я привык всегда что-то делать, а часто нужно и полезно ничего не делать)   Хочу отметить профессионализм Максима и проводников, которые уже второй раз рекомендовали ждать, останавливая подход. Я бывал на других охотах, где проводники часто идут напролом и конечно, отпугивая животных. Вдруг мы увидели одного самца, но это был не тот. Через некоторое время как первый самец перевалил на другую сторону горы появился и наш тур.   Дул шквальный ветер: Кестрел показал 10 метров в секунду с порывами. Дистанция до тура 570 метров! До этого я стрелял 470м и это была новой дистанцией выстрела для меня. Сложные условия... я сменил позицию, чтобы найти более комфортное положение. Ждал... ведя перекрестье за туром, который медленно поднимался к вершине. Я ждал момента, когда стихнет ветер, уверен напряжение у Максима и проводника было на пределе, ведь мы проделали такой путь забравшись на эту высоту и вот он тур, но условия были тяжелыми. На этот раз они молчали, не напрягая призывами к выстрелу. У меня же напряжение как сняло рукой и пришло какое-то абсолютное спокойствие и хладнокровие. Пока вел его в прицел, в мозгу последовательно анализировались факторы стрельбы: ветер, техника спуска курка, давление ложа на мое плечо, дыхание. Периодически левая рука нажимала кнопку на оптике для определения новой дистанции для расчета правильной баллистики. С момента как я вел тура прошло аж 4 минуты, столько времени потребовалось, чтобы ветер стих до 3-5 метров в секунду. Мой охотничий момент истины наступил... я медленно начал сжимать курок... выстрел. Автоматом перезарядился. В оптику видел, как передернуло тура, и он пробежал метров десять к вершине, но не смог продолжить и развернулся резко вниз. Проводник  сказал: "попал, попал отправь второй, когда остановится" через метров тридцать тур остановился и я произвел второй выстрел в лопатку. Тур подскочил вверх и тут же бросился бежать вниз, но уже через метров 50 упал.   Все смотрели в свои оптические приборы, короткое мгновение молчания пока мы все осознавали, что произошло или пока эндорфины, не взорвали наш мозг... а дальше радость, эйфория всей команды от отличной и крайне сложной охоты. Чувство глубокого удовлетворения не покинет меня еще долгое время, точно могу сказать, что трудовые охоты дают особое чувство счастья.   С огромным чувством благодарности Всевышнему я сделал земной поклон. Я верю, что именно Его предопределением животные подходят и встают в удобную позицию и складываются все другие факторы для удачной охоты или наоборот и охота завершается без результата.   Обсудили как все у нас прошло. Ребята подшутили, что с выдержкой у меня явно все в порядке. Решили поторопиться, через час уже закат. Нам предстояло опять подняться по кулуару на гребень и попробовать обойти башню над нами. Напрямую к туру мы не смогли подойти, на плече на котором мы находились был резкий обрыв. При подъеме в кулуаре пригодилась треккинговая палка, совмещенная с ледорубом. При таком угле я цеплялся ледорубом за скалы, - что помогало держать равновесие и дополнительно использовать силу руки. Ледоруб также поможет вам при прохождении ледников или склонов с крепким снегом, где есть риск сорваться.   Перевалив за гребень, снова спуск по кулуару и балкону на другую сторону склона. Здесь, спустившись к подножью этой башни мы поняли, что не сможем пройти дальше для выхода на седловину за этой башней. Как в передаче "Что, где, когда" высказывали разные идеи, но в итоге с учетом вечернего времени решили, что наиболее безопасно вернуться той же тропой к базовому лагерю и на следующий день подняться к туру по той же балке, в которой он залег.   Часто я ловлю себя на мысли, что не хочу проигрывать взятую высоту и что хотел бы остаться там же, разбив флай кэмп, чем спускаться на базу и снова подниматься на следующий день. Но для этого нужно с собой брать бивак: мини палатку, спальник, также еду и запас воды если нет снега. Всего этого у нас не было. С другой стороны, это дополнительно около четырех килограмм веса на человека, которые нужно брать на такой случай.   Мы начали спуск к базовому лагерю в приподнятом настроение, ведь результат уже есть, и вроде оставалось лишь добраться до тура с другой стороны горы. По дороге наконец-то мы полюбовались Эльбрусом, который особо выделялся в этом горном массиве. Был шквальный ветер, такой, что мы просто не слышали друг друга, т.к. ветер тут же уносил наши звуки. Суровость заснеженных гор при закате солнца давала неописуемую красоту. И мы спускались окруженные красотой, поглощенные в свои мысли. Я шел с огромным чувством удовлетворения, я доказал сам себе, что могу преодолеть эти испытания - это закаляет дух мужчины.   На половине спуска уже пришлось включить налобные фонари, при спусках у меня часто начинают ныть колени, и чтобы избежать этого я ношу ортопедические наколенники. Также я применил новую тактику спуска с подпрыжкой, оказалась очень эффективно и в плане скорости, и в плане снижения давления веса на колено. Ведь тело еще не успевает полностью опереться на одну ногу, как ты уже ставишь другую ногу.   Хочу отметить, что на кавказских охотах впервые использовал 30-литровый легкий дневной рюкзак с функцией крепления ружья, весь этот вес уходил в тазобедренную часть и малая часть на плечи, что оказалось крайне удобным. Также можно складывать лишние слои одежды при подъеме и наоборот утепляться на засидках. Нести запас еды и утвари. Кстати, очень важно всегда брать с собой средний пуховой слой одежды (down insulation) как верх, так и низ, это жизненно важно если придется по каким-то экстренным причинам остаться на горе на ночь и в холод.   В тот день мы в итоге прошли 17,5 километров, взяли 1200 вертикальных метров. Весь поход туда-обратно занял более 17 часов. А количество эмоций нельзя описать цифрами, но оно точно зашкаливало, даже в сравнении с моими другими охотами.   Мы вернулись в лагерь, но хорошие эмоции не давали взять верх усталости. Мы все долго обсуждали прошедший день и другие охотничье дни. Я был очень благодарен Максиму и проводникам, вообще у них работа дарить чувство счастья, редко встречаются такие профессии в жизнедеятельности человека. Я понял, что важно ездить в такие поездки с аутфиттером, который имеет опыт оценки трофейных качеств животного, правильного подхода. Это не относится к нашим проводникам в этой поездке, но часто из-за наплыва охотников в ограниченный сезон, задача проводников бывает быстрее завершить охоту. Что я и доказал в своей другой охоте без аутфиттера, когда добыл не самый лучший трофей из возможных. В случае Максима это еще постоянный смех от шуток и обсуждения охот, этики, и других факторов нашего хобби. И к тому же он очень классный видеооператор с навыками охотника, ведь важно правильно подкрасться к животному. Успеть правильно поставить камеру и на животное и на охотника чтобы эффектно заснять выстрел и попадание, не говоря уже о съемке природы с дрона.    Мне повезло с проводниками: у нас не только религиозные и исторические тюркские корни, но и общая любовь к охоте и природе. Они очень постарались найти мне хорошего трофейного тура, завели туда куда никогда и не ходят ввиду сложности, но со знанием, что старые трофейные самцы всегда в тяжелых и безопасных местах.    Конечно, охота еще не завершилась, как мне казалось. Совершена простительная ошибка: доболтались до поздней ночи, что не позволило хорошо выспаться ведь завтра предстоял тяжелый день поиска и спуска нашего тура. По моей просьбе снова ели макароны по-флотски, понравились что еще сказать!   На следующий день снова в путь ранним утром. Один из проводников остался у реки, чтобы ориентировать нас в скалах наблюдая в подзорную трубу. Второй проводник, Максим и я начали крутой подъем. Недосып очень плохо отражается на выносливости, мой подъем был намного хуже, чем вчера и на одной трети я уже не мог не остановиться и не поспать. Передав, свои кошки проводнику я остался. Они вдвоем продолжили путь. Немного подремав, я начал искать их в бинокль и увидел, что они метров 200 от меня у подножия более отвесной балки и Максим уже возвращался в мою сторону, а второй проводник продолжал подъем. Когда Максим вернулся, он рассказал, что без кошек там делать нечего: замершие ручья и затвердевший снег с таким уклоном делали подъем очень опасным. Когда проводник уже спустился он сказал, что кошки были критически важным элементом успешного подъема и спуска, и пожалел о решении отказаться от предложенного ледоруба.   В общем героическими усилиями нашего проводника тур был спущен уже к вечеру. При этом большей части туши к большому сожалению спустить не удалось. Я подарил кошки нашему проводнику, это снаряжение может спасти жизнь когда-нибудь.   Мы сразу оценили трофейные качества. Это был средне-кавказский тур с рогами в 82 сантиметра в возрасте 13 лет. Красивые рога, с хорошей базой, я был счастлив. Сделав фотосессию, мы начали возвращаться на базу. Уже при спуске грусть начала подкрадываться ко мне, ведь охота завершилась, и я буду возвращаться к суете сует. Человек очень контрастное существо: с одной стороны, грусть завершения и не желание возвращаться к рутине жизни, а с другой стороны я уже начал скучать по семье, моим сладким детям.   Вернувшись, мы поужинали и собрав вещи начали спускаться. Мы покидали незабываемые кавказские горы и поселок Эльбрусский уже по дороге в Минеральные воды.   Хочу завершить свой рассказ стихом, который я составил из текста одной из книг горного охотника:   Я начал путь свой по земному шару среди гор и не представлял места, которые увижу и людей которых встречу и животных которых даст Аллах мне добыть!
25.12.2019
Кавказ - моя первая зарубежная охота

Кавказ - моя первая зарубежная охота

Для меня это очень волнительная поездка. Первая охота за пределами моей родины – Киргизии, впервые меня будут сопровождать новые незнакомые мне люди, при этом они профессионалы этого дела. Будут оцениваться твои физические способности, выносливость, хладнокровие, умение стрелять, проявление терпения в суровых условиях. Тянь-Шаньские горы около Бишкека очень сложные, со средними углами в 30-40 градусов, но что ожидает на Кавказе я не знал, в отчетах указано что это одна самых трудных и даже опасных охот в России. Все это волновало меня несколько дней перед вылетом. Я отношу себя к подготовленным охотникам: не пропускаю сезон охоты у себя, стреляю на стрельбище. Изучал все элементы охоты: баллистику, снаряжение и готовил себя физически. К своей первой зарубежной охоте готовился особо, ведь в течении месяца я снизил свой вес с 87 до 79 кг, дополнительные 8кг на охоте лишними не будут. Перед выездом я узнал, что на охоту присоединиться Максим Воробьев основатель и руководитель компании ПРО (Профессиональные Русские Охотники), к которой я обратился для организации охоты. Меня это очень обрадовало, для новичка как я, охотящегося впервые за рубежом, такая поддержка нужна. И вот волнительный день вылета настал, накануне собрал свое снаряжение по своему обычному чек-листу. И ночью выехал на рейс Аэрофлота в Москву. Я минималист и все мое снаряжение с едой уместилось в 85 литровый рюкзак, 60 литровый гермо-мешок и 32 литровый дневной рюкзак. Из неудобств было то, что при переезде между терминалами в Шереметьево нельзя было использовать каталки для перевозки багажа, и пришлось все тащить на себе некоторое время. В следующий раз нужно будет взять сумку с колесиками. Если читатель позволит я буду коротко описывать опыт использования различного снаряжения. Возможно это будет полезно. В аэропорту встретился с Максимом, знакомство и общение сразу пошло легко, и мы говорили на разные охотничьи темы до самих Минеральных вод куда мы прибыли около 4 часов дня. Погода была пасмурная, и ожидала снегопада который должен был пойти на следующий день. Несколько часов переезда из аэропорта в Карачаево-Черкесию поселок Эльбрусский в компании Максима и представителя нашей принимающей стороны прошли незаметно. Оказалось, я первый киргиз - трофейный охотник в этой местности. Утром познакомились с двумя нашими проводниками. Пристреляв ружье и подтвердив на дистанции в 600 метров, мы выдвинулись в ущелье. К обеду начали 3-х километровый подъем с высоты 1600 метров к месту нашего базового лагеря, на высоте 2200 метров и который мы сделали за пару часов. Шли через лесистую местность вдоль горной речки. Наслаждались красивыми видами здешней природы, которая очень напоминала горы и леса Иссык-Аты. В целом эту охоту можно назвать backpack hunting (охота с рюкзаком) с пометкой что базовый лагерь не менялся. Вечером разбили лагерь. Установили палатки. Чтобы не рисковать попасть на соседа, который храпит, я люблю спать один. Тут же на склоне увидели группу туров, очень интересные животные которых я увидел впервые. Ну а вечером начался снег... В эту поездку я решил поэкспериментировать по рекомендации Джейсона Хейрстоуна основателя компании Kuiu. Взять с собой более легкий пуховой спальник для нуля градусов в 660 грамм вместо более тяжелого также пухового, но для -30 градусов в 1500гр. Но спать одетым в средний слой пуховой одежды при температуре -8С. Эксперимент для меня прошел почти приемлемо, но все-таки в следующую охоту буду брать соответствующий более тяжелый спальник. Проснувшись утром вышел из палатки и обнаружил как изменилась природа вокруг: все было в снегу. За ночь прилично навалило и снег продолжал идти. Проводники сообщили что можно продолжать отдыхать, т.к. как выход в такой снегопад не имеет смысла. Здесь в рамках рекомендации: если не менять ежедневно базовый лагерь, то стоит взять двухместную более просторную палатку, да тяжелее, но более комфортно, чем в тесноватой одноместной. Я наслаждался общением с проводниками и Максимом, это первая встреча с людьми, которые разделяют с тобой любовь к охоте и природе. Горная охота это не просто хобби, это становится стилем жизни. Я хожу по лестнице вместо лифта, слежу за диетой и весом, ведь на похудевшие 8кг я «бесплатно» могу нести в горах ружье и даже бинокль. Даже привычное постоянное слежение за скоростью ветра оттачивает навыки оценки. Конечно не стоит упоминать о вредных привычках, которые в суровых горах обойдутся очень дорого. Когда представлялась возможность между туманами, мы наблюдали группу туров на противоположном склоне. Туры намного крупнее привычных для меня козерогов при этом рога короче. Поэтому видишь крупное тело и сливающиеся с ними рога. Козерога более легче увидеть в горах из-за выступающих рогов. Среди этой группы выделялся один достаточно крупный самец и мы решили сделать подход к нему чтобы разглядеть поближе. Из-за крутых скал мы смогли снизить дистанцию лишь до 900 метров, рога были оценены проводником и Максимом не плохими. На такой дистанции не решились стрелять, тем более с туманами, которые как волны накрывали туров и отпускали. На следующий день снег прекратился, но был туман. Мы вышли из лагеря и начали поход выше по речке. Было очень красиво: лес покрытый снегом и туман создавал невероятно захватывающие виды. Пройдя всего полтора километра, мы увидели группу самцов на немного скрытой балке правее от нас. Начали подход к ним. Туман продолжал играть. Среди группы из приблизительно 15ти туров мы увидели крупного, темного самца, которого решили брать. Здесь выявился один из немногочисленных минусов моей любимой оптики Swarovski dS5 при работе в тумане. Не простреливалась дистанция, чтобы рассчитать баллистику. Барабанов чтобы сделать это вручную можно сказать нет. Напряженные моменты выбора позиции среди бурно растущего рододендрона были очень непривычны для меня: ведь дома я обычно охочусь на каменистой местности без особой растительности. Выбор правильной, удобной позиции один критически важных навыков для горных охотников, который вырабатывается опытом. Играющий туман, не простреливающая оптика, выбор позиции, - все это создавало напряжение для меня и моих проводников. Они повторяли все время про необходимость выстрела, - т.к. животные двигались и могли исчезнуть за скалами. В самый последний момент, когда выбранный тур начал скрываться за камнем, удалось определить дистанцию, которая составляла 470м. Оптика показали новое перекрестье. Я уже не видел головы тура и одну третью его тела, но произвел выстрел. Группа рванула вправо. Первое время было непонятно, попал ли. Вдруг проводники сказали, что попал, хотя самец даже начал обгонять всю группу. Когда он на мгновение остановился, я произвел второй выстрел, целясь в область лопатки. Туры - очень крупные животные и он некоторое время доходил, прежде чем упасть и скатиться к ручью в глубине ущелья. Я был благодарен Всевышнему за Его милость! Добыт мой первый трофей за пределами родины. Им оказался 12 летний самец с рогами 77см и очень большой базой. Проводники удивились, осматривая рога, что им оказался Кубанский тур, а не средне-кавказский. Кончики рогов загибались вниз как у козерога, а не вдоль тела. Также борода росла с подбородка, а не по бокам. В целом это не удивительно - ведь мы находились на приграничной территории двух подвидов. Западно кавказский тур или кубанский тур обитает в западной части Кавказских гор в относительно маленьком ареале чуть менее 5000 кв километров. Кубанский тур назван в честь реки Кубань в Карачаево-Черкесии которая берет свое начало около пика Эльбрус. Что меня очень удивило первый выстрел попал в заднюю часть туловища. То есть пулю отклонило вправо достаточно сильно для 300го калибра и дистанции в 470 метров. Также и вторая пуля попала чуть правее лопатки в живот. Я не очень понимал природу отклонения пули и сомнения начали терзать меня что пристрелка расстроилась. Позже мы вспомнили, что в первый день, когда наблюдали за турами в тумане на крутом склоне, ружье завалилось и упало оптикой на камень. Проведя еще раз пристрелку ружья, мы узнали, что сбили прицел. И он стрелял аж на 5см вправо на 100 метров. Удивительно, что вообще попал в цель. Сделав фотосессию и разделав тушу, мы начали спуск и возврат на базу. Я был в целом очень доволен охотой. Вечером в лагере развели костер, чтобы просушить обувь и одежду. Проводник с очень умелыми руками сделал шампуры из дерева и приготовил вкуснейший шашлык из нашего добытого тура. Здесь один из ребят рассказал, что американские охотники строго на строго запретили солить мясо при его мариновании. Это они делают только на окончательном этапе жарки мяса, чтобы мясо не высушилось. Шашлык приготовленный на природе был вкусным. На следующий день мы опять вышли в поход, теперь уже более длительный. В этот день мы прошли 12,6 километров с высоты 2200 до 2900 метров над уровнем моря. Хочу отметить, что тренировки и мои походы в Киргизии не прошли даром, и я очень хорошо шел шаг в шаг с проводниками, неся ружье и дневной рюкзак весом около 8кг. Я был несколько удивлен легким для меня походом, но здесь сказывалось, что на родине я хожу на высотах между 3000 и 4000 метров над уровнем моря с углами 30-40 градусов. Здесь, хотя горы такие же отвесные, все-таки высоты ниже на 1000 метров. А значит насыщенность кислорода выше, что делает подъем более легким. При переходе некоторых отвесных балок использовал альпинистские кошки. У меня очень легкая модель весом всего 420грамм. Кошки must have (должны быть) для горных охот в октябре-ноябре месяце, что мы еще раз подтвердили несколько дней позже. В целом мы видели много туров - на каждой горе по несколько групп. В виду обилия животных сложно было организовать хороший подход, т.к. самки начинали сигнализировать об опасности и животные уходили. В этом походе активно использовали трубу для определения трофейных качеств. Это тоже must have для трофейных охот. И я получил первый опыт активного использования трубы вкупе с адаптером для мобильного телефона. Что позволило оперативно снимать видео и фотоматериалы и с дополнительным увеличением оценивать рога на телефоне. К вечеру мы спустились к базовому лагерю. Немного передохнув, решили сразу спуститься в село, чтобы на следующий день переехать в другое ущелье, - для поиска среднекавказского тура. Я получил огромное удовольствие от этой охоты. Было сложно температура -80 С ночью, сильный снег, туманы. Скажем: полный спектр погодных сложностей придали этой охоте особый вызов, как испытанию. Конечно особенно запомнятся ночевки в палатке со спальником. Продолжение следует...
11.12.2019
Проект «Серна в Крыму»

Проект «Серна в Крыму»

Еще в 1961 году известные советские ученые-зоологи Гептнер В.Г., Насимович А.А. и Банников А.Г. в фундаментальном труде «Млекопитающие Советского Союза. Парнокопытные» выдвигали идею акклиматизации серны в горах Крыма. На первый взгляд, эта идея представляется весьма заманчивой, поскольку условия крымских гор во многом совпадают с альпийскими в Европе, где серна обитает с незапамятных времен. Кроме того, это животное прекрасно акклиматизировалась в Новой Зеландии, и сам факт его интродукции в места, где оно ранее не обитало, позволял надеяться, что и в Крыму серна прекрасно прижилась бы. То, что в Крыму это было бы скорее реинтродукцией, чем интродукцией, следовало из отчета об экспедиции по Крыму профессора зоологии Киевского университета Карла Кесслера в 1858 году, который сообщал: «…гораздо многочисленнее (в сравнении с оленями – А.Г.) в горных лесах Крыма серны». Руководствуясь приведенной выше информацией и желанием всячески способствовать повышению численности и разнообразия в России горных копытных, Клуб горных охотников посчитал целесообразным провести научное изучение этой проблемы, для чего заключил с ФБГУ «Федеральный центр развития охотничьего хозяйства» договор о проведении предварительных исследований по возможности (ре)интродукции серны в Крыму. В соответствии с договором сотрудники ФГБУ и привлеченные специалисты должны были провести анализ исторического ареала серны на территории нашей страны, в частности в Крыму. В задачу специалистов входило также изучение возможности (ре)акклиматизации серны в Крыму в современных условиях. Для чего планировалось изучить не только соответствующие фаунистические источники и провести анализ правовых документов, но и определиться в ходе полевых работ с оптимальной для (ре)акклиматизации серны территорией в пределах полуострова. Речь шла о территории с минимумом лимитирующих факторов (минимум или полное отсутствие крупных хищников и минимальное антропогенное воздействие), достаточной пастбищной емкостью и иными аналогиями с биотопами кавказской серны. К настоящему времени камеральные и полевые работы уже завершены и ответственными исполнителями (главный специалист 1 категории к.б.н С.Л. Пономаренко, ведущий специалист к.б.н. Т.П. Сипко) подготовлен отчет «Крым – территория вероятного исторического ареала серны (Rupicapra rupicapra L. 1758) и перспективы ее вселения в устоявшуюся экосистему». В соответствии с частью 1 статьи 9 №33-ФЗ от 14.03.1995 г. «Об особо охраняемых природных территориях» на территории государственных природных заповедников запрещается интродукция живых организмов в целях их акклиматизации. Так что в отношении Крымского природного заповедника оставался только вариант с реакклиматизацией. Консультации со специалистами Крымского федерального университета, а также изучение литературных источников исключили вероятность обитания серны на территории полуострова. Что касается упомянутого выше отчета Карла Кесслера, то, вероятнее всего, он оговорился, назвав серной косулю, поскольку в странах Восточной Европы, например, косуль называют srnčy. Не подтвердили вероятность обитания серны в Крыму и данные многолетних палеонтологических исследований. Таким образом речь может идти только об интродукции серны на территориях охотничьих хозяйств. Тем не менее, специалистами были изучены условия потенциальных биотопов для обитания серны на территории заповедника и проведены визуальные оценки на маршруте протяженностью более 130 километров. Оказалось, что многие территории заповедника обладают значительно потравленными пастбищами, благодаря обитающим там оленям, косулям и муфлонам (плотность населения копытных в заповеднике составляет 64 особи на 1 тысячу га); серьезный ущерб особенно в зимний период наносят копытным одичавшие собаки и появившиеся с 2014 года в заповеднике волки, а скальники, на которых копытные могли бы укрыться от хищников, обнаружены только в незначительных по площади местах, где невозможно обитание больших популяций серны. Так что и с точки зрения оптимальных биотопов идея интродукции серны на охраняемых территориях не нашла поддержки. В конце июня специалистами ФБГУ были обследованы территории ГАУ РК «Алуштинское лесное хозяйство» и ГБУ РК «Охотничье хозяйство «Холодная гора» (общая протяженность маршрута – 143 км). В Алуштинском хозяйстве Демерджи яйла находится в зоне охраны охотничьих ресурсов, и на ее территории охота запрещена. Здесь также оказалась достаточная кормовая база и высокая защитность угодий для расселения серны. По прогнозам специалистов ФБГУ здесь могло бы обитать до 85 голов серны. На хребте Караби яйла в охотхозяйстве «Холодная гора» возможно обитание более 100 голов серны. Эти два центра общей площадью 4861 га расположены в 4 километрах друг от друга, и со временем здесь могла бы образоваться общая микропопуляция серны численностью не более 200 голов. При этом необходимо отметить, что, по крайней мере, один крымский специалист, а именно кандидат биологических наук, заведующий лабораторией мониторинга очаговых экосистем А.И. Дулицкий дал негативную экспертную оценку возможности акклиматизации серны на территории Крыма. Его основным аргументом является то, что площадь предполагаемой акклиматизации невелика и плотно заселена копытными, из-за чего заселение этих территорий серной может привести к серьезным экологическим проблемам. В качестве примера Дулицкий привел негативный опыт троекратного расселения в Крыму зубра, для которого площади лесов полуострова оказалось недостаточно. На основании проведенных исследований ФБГУ «Федеральный центр развития охотничьего хозяйства» сделал заключение, которое мы приводим полностью: Заключение «Согласно полученным литературным и опросным данным следует полагать, что п-ов Крым не является историческим ареалом серны (Rupicapra rupicapra L. 1758). В результате проведенных исследований не имеются аргументированные данные для основания полагать, что серна (Rupicapra rupicapra L. 1758). обитала на территории п-ва Крым. В результате настоящих исследований о возможности акклиматизации серны (Rupicapra rupicapra L. 1758) на территории полуострова Крым можно сделать следующие выводы: 1. В ходе работы в период с 28 по 30 мая 2019 года были обследованы горные хребты Крымских гор, расположенные на территории Крымского природного заповедника. Изучение проведено по комплексу признаков: достаточность кормовых ресурсов, межвидовая трофическая конкуренция, качество защитных угодий. Была обследована 28 мая 2019 г. гора Малая Чучель, Никитская и Ялтинская яйлы, общая протяженность маршрутов составила 91,2 км. Склоны горы Малая Чучель имеют высокую заеденность угодий, что не позволяет рассматривать вселение новых видов. Защитные условия слабые. При обследовании Ялтинской яйлы выявлено, что плотность населения копытных животных значительно ниже, чем на склонах горы Малая Чучель и растительный покров затравлен в меньшей степени. Имеется большое влияние хищников, в особенности бродячих собак. Защитные условия средние. Никитская яйла имеет травостой в средней степени затравлености. Защитные условия достаточны в любое время года. Таким образом, высокая степень защитности угодий снижает фактор хищничества. Данное место могло бы подойти для жизни небольшой группировки серны. Кроме того, был обследован 29 мая 2019 г. западный и южный макросклон хребта Чатырдаг яйлы с вершиной Эклизи-Бурун, пеший маршрут составил 14 км. Защитность угодий достаточная, много скальных выступов и уступов. Конкуренцию могут составить олени, косули и кабаны. Кормовые ресурсы достаточны, но незначительная площадь пригодных угодий не позволит содержать на этой территории какую-либо значительную группировку серны. Хребет Бабуган яйла обладает наиболее суровыми условиями обитания в зимний период. Данные угодья обладают достаточными защитными условиями и кормовыми ресурсами. Из хищников регулярно отмечается волк, бродячие собаки, лисы и енотовидная собака. Таким образом, из всех исследуемых склонов хребтов относительно пригодными следует считать Никитскую яйлу, западный и южный макросклон хребта Чатырдаг яйлы с вершиной Эклизи-Бурун. 2. Процесс акклиматизации несет за собой масштабные изменения в устоявшиеся природно-климатические и экологические условия данной территории в целом, поэтому следует полагать, что внесение на ограниченную территорию п-ва Крым не обитавших здесь ранее животных может нанести большой урон для биоценоза полуострова. Вселение в экосистему нового вида, как следствие, несет за собой высокую нагрузку на кормовую базу, которая и так имеет большое воздействие от ныне живущих на данной территории копытных животных. Кроме того, были проведены совещания с научными сотрудниками Таврической академии и Крымского агротехнологического университета. Научное сообщество выступает против завоза серны на п-ов Крым в связи с тем, что серна никогда не обитала на данной территории и ее акклиматизация повлечет за собой нарушение сложившейся экосистемы и биоценоза. Вместе с тем в случае разнонаправленности позиций с научным сообществом полуострова могут возникнуть конфликтные ситуации, что повлечет за собой волну негативных последствий как со стороны экологических организаций, так и государственных природоохранных организаций. Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что проведение акклиматизации серны на территории п-ва Крым нецелесообразно». Проанализировав отчет специалистов ФБГУ и экспертное мнение зоолога Дулицкого, руководство Клуба горных охотников пришло к заключению о том, что казавшийся перспективным проект интродукции серны на полуострове Крым в настоящее время и в ближайшем будущем не имеет достаточных оснований для реализации. Клуб горных охотников не стремится во что бы то ни стало добиваться осуществления своих идей, если они не поддерживаются наукой. Известно немало случаев, когда люди, руководствуясь исключительно своими желаниями, занимались «партизанской» интродукцией чужеродных биологических видов на тех или иных территориях, что нередко приводило к экологическим катастрофам регионального масштаба. Клуб горных охотников отвергает подобную практику и подходит к осуществлению своих планов в соответствии с принципом «Не навреди». С этой целью и было предпринято изучение специалистами ФБГУ «Федеральный центр развития охотничьего хозяйства» перспектив расселения серн на Крымском полуострове. В результате негативные по сути своей экспертные оценки специалистов приняты во внимание, и проект реализовываться не будет. Однако, как известно читателям журнала, это не единственный проект КГО, и о тех исследованиях, с которых начинаются другие проекты клуба, мы планируем информировать вас в дальнейшем.
28.11.2019
Как я провел лето. И осень

Как я провел лето. И осень

Новогодняя встреча членов Клуба горных охотников 19 декабря 2017 года традиционно проходила в плавучем ресторане «Чайка» на Москва-реке. Сергею Леонидовичу Мазуркевичу, с которым мы сидели за одним столом, был вручен Российский кубок горного охотника. Я предложил наполнить ковш шампанским и всем присутствующим выпить за победителя, а игристое вино должно было символизировать тот пот, который пролил Сергей в горах России, добывая 13 трофеев. В тот момент, когда я пил из Кубка, мне пришла в голову мысль: «А слабо тебе, Серега Михайлович, за год собрать недостающее количество трофеев?» Вернувшись домой, составил список. До 13 не хватало… 10 трофеев. Я понял, что не стоит даже пробовать. Две неудачных экспедиции на Камчатку, во время которых ни разу не видел самца барана, никак не добавляли оптимизма. А тут надо только снежных баранов добыть 6 разных штук! Но, как говорится, глаза боятся – руки делают. И еще это – попытка не пытка. Решил попробовать добыть в 2018 году 6 трофеев: камчатского, корякского, чукотского и якутского снежных баранов, саянского козерога и дагестанского тура. Что не получится, перенесется на следующий год. Пусть не за год, но за два года можно попробовать! И понеслось… Усиленные тренировки, бассейн два раза в неделю, беговая дорожка с углом подъема в 40 градусов, закупка недостающего снаряжения, составление графиков перелетов. Отдельное спасибо работникам Аэрофлота – все было четко организовано. Камчатка. Корякский баран При планировании этой экспедиции сразу столкнулся с проблемой, которая называлась Чемпионат мира по футболу в России. Большинство аэропортов были «закрыты» для перемещения с оружием. Начало – так себе, как говорит один мой знакомый. Что делать? Из крупных городов «открыт» только Новосибирск. И есть прямой рейс из Минска. Это подарок судьбы! Правда, сутки надо ожидать состыковку на Петропавловск-Камчатский, но это уже мелочь. Авиационная безопасность Новосиба подтвердила, что пропустит с оружием. Дальше из Петропавловска надо лететь в Палану. Рейс бывает не каждый день, придется трое суток просидеть в городе. Делать нечего, соглашаюсь с таким раскладом. Ибо у меня в этот приезд на Камчатку запланировано две охоты – на корякского и камчатского барана. Надо все успеть! И вот наконец-то я тронулся в путь. Перелет Минск-Новосибирск-Петропавловск-Камчатский. Все по плану, никаких срывов. В аэропорту получил багаж, оружие и чуть не подпрыгнул от радости – услышал объявление по громкой связи: «Рейс на Палану задерживается до 15:00». Задерживается?! Он должен был улететь за час до нашего приземления. Можно сэкономить три дня. В кассу бежал бегом. – Билеты есть? – Есть, но с самолетом проблемы: улетит – не улетит? Меня это уже меньше всего волновало: когда-нибудь да улетит! Созвонился с местным аутфиттером Виктором и услышал желанное – готовы раньше принять, можно вылетать. Дальше был интересный момент возврата в советское прошлое. Про это многие писали, но разве прочувствуешь прочитанное, если не испытаешь все сам! Пассажиры здесь самостоятельно грузят багаж в самолет! Даже не верится, что на земле еще остались такие «заповедные» места! Хорошо местные все знают, и процесс происходит организованно, привычно, без ропота и митингов. Самолет – Як-40 явно старше меня. Зато понятно, что это неубиваемая советская техника! А дальше был перелет. Естественно, с воздушными ямами. Над заснеженными горами. В аэропорту Паланы встретили, и все сложилось наилучшим образом – вездеходчик Михаил Иванович оказался земляком и согласился сразу выдвинуться в горы. К вечеру мы уже были на базе Виктора. По дороге наблюдали большое количество медведей. Мне даже удалось заснять одного из них на видеокамеру с расстояния 20 метров! Уточню: с брони ГТТ заниматься экстремальными съемками не так напряженно, как с земли. На следующее утро коряки Антон, Виктор и Денис уехали на лошадях разбивать лагерь в горах. У меня получился день отдыха и пристрелки оружия. Скучать не пришлось. Мимо базы сперва прошла громадная медведица с двумя медвежатами, а за ними очень большой самец. К обеду вернулись Виктор с Денисом, Антон остался в горах – будет изучать обстановку. Собираться долго не пришлось, оседлали лошадей и отправились в базовый лагерь. Дорогой выясняли отношения с лошадью Машкой. Сначала она упала в болоте, и я кувырком слетел с нее. Она это дело отметила про себя и стала периодически пионерскими приемчиками проверять седока на вшивость – резко опускалась на колени на сухой тропе. Пришлось показать характер, она его адекватно оценила и подначки прекратились. К вечеру были в базовом лагере. Ребята – молодцы, все хорошо подготовили, так что оставалось только перекусить и завалиться спать – на утро намечался ранний подъем. В горы вышли в 6.30. Под покровом низко нависших туч забрались на вершину сопки. И тут, как в кино, облака вдруг в один миг разошлись, засияло солнце, открылись чудные горные ландшафты. Баранов мы увидели практически сразу же. Расстояние до них – немногим более километра. Подход сделали по предложению проводника Антона так, чтобы оказаться на расстоянии выстрела перед каменной осыпью, через которую бараны, как считал проводник, перейдут. Виктор остался на месте наблюдать за животными и корректировать наши передвижения по рации. Самое первое, что сделали, едва добравшись до места, принялись ждать. Минуты тянулись мучительно долго, чего не скажешь о сомнении в целесообразности ожидания, которое росло довольно быстро. Наконец терпение закончилось, и решили идти к рогачам навстречу. Этого не оценили местные горные эльфы – пищухи – и со всех сторон принялись предательски свистеть. И ведь бесполезно уговаривать, чтобы заткнулись! Когда нам наконец удалось добраться до большого камня на гребне, оркестр свистунов играл уже во всю мощь! Выглянули мы очень аккуратно и внизу, метрах в двухстах заметили небольшого толсторога. Связались по рации с Виктором, и он сообщил, что выше есть зверь получше. Пришлось подождать, когда трофейный чубук появится из-за хребта. Дистанция – 300 метров. Видимо, художественный свист малогабаритных оркестрантов сыграл свою сигнальную роль – баран почуял неладное и устремился вверх, подальше от нас и свистунов. Отчаянье толкнуло меня сделать выстрел по бегущему на такой дистанции. Разумеется, промахнулся. Но нет худа без добра – баран вдруг остановился! Видимо, эхо выстрела заставило его усомниться в правильности выбранного направления. Он замер и стал прислушиваться. Я быстро замерил дистанцию – 386 метров. Ввел корректировку, покрутив барабаны на прицеле. Приник к окуляру и выстрелил. Баран пошел. И только тогда до нас донесся шлепок. Чубук, как подкошенный, рухнул в ущелье. Трофей «номер раз» был добыт! Камчатка. Камчатский баран Перелет в Петропавловск-Камчатский прошел без приключений. На следующий день должен был прибыть мой товарищ с Украины Юра с внуком Егором. Вместе мы планировали выдвинуться на автобусе в сторону Майского, откуда вертолетом заброситься в район реки Сторож. Так все и произошло. Разбить лагерь успели до темноты. В первый день охоты видели четырех медведей. Причем один из них на 15 метров подошел к моему проводнику и егерю Владимиру. А тот был увлечен осмотром склонов, на одном из которых заметил важенок. Мне пришлось свистнуть, чтоб обратить внимание одно и второго на себя, а главное Владимира на мишку. Поняв, что нас двое против одного, мишка дипломатично ретировался. Мы же, так и не найдя баранов в этот день, вернулись в лагерь. На следующее утро приняли решение идти на Чертов нос, где в прошлом году добыл хорошего барана Сергей Аркадьевич Волочкович. Володя был уверен, что бараны там есть. Подъем наверх, крутой спуск к речке. Переход реки. Под громадным валуном находим медвежью лежку и весьма впечатляющую значительной величиной кучу медвежьего помета. Становится как-то немного не по себе. Пошли, топая и разговаривая как можно громче. Далее крутой подъем и набор высоты. Преодолев 200 метров по вертикали, вышли на поляну – пастбище пищух. Через мгновение мы их увидели и услышали. Далее – подъем к Корефанам (не думаю, что это официальное название, просто так Володя назвал одиночно стоящие скалы). Отдых за чашкой крепкого и горячего чая. Холодно, погода неустойчивая, то и дело накрапывает дождь… Дальше продолжаем движение. Еще метров через двести Володя вдруг присел и засигнализировал мне руками. Четким скульптурным силуэтом на кирыне (так на корякском языке называется хребет горы) красовался баран. Дистанция – 1100 метров. Мы перешли на другой склон и начали подъем в полгоры. Вышли на точку. Баран пасся на хребте, уходя от нас. Как только он пропал из вида, мы начали движение. Баран снова появился. Мы, как подкошенные, упали на землю. Баран, вероятно, что-то заметил и стал время от времени посматривать в нашу сторону. Дистанция – 700 метров. Что и говорить, намного ближе! Хотя для выстрела из обычного карабина заводским патроном дистанция по-прежнему запредельная. Минут двадцать пришлось лежать. Как только он скрылся за горизонтом, мы вскочили и – вперед. Но тут вдруг появился другой чубук! Словно по команде «Лежать» мы мгновенно упали на склон. И тут… нас накрыл туман. Это хорошо или плохо? Вышли на Чертов нос. Это уже 2.000 н.у.м. Видимость – нулевая. Идти при этом по скалам опасно. Надо ждать. А дождемся ли? Время 16.00. Может быть так, что горы уже и не откроются. А еще надо и вниз спуститься. Хорошо, в навигаторе забиты контрольные точки. Но туман рассеялся. По нашим предположениям, бараны должны были быть в соседнем распадке. Вышли на седловину. Володя решил сделать здесь солонец – недаром же он тянул с собой пять килограммов соли. Но ветер опять начал нагонять тучи, закрутил в ритме вальса. Нам пришлось быстро перемещаться, чтобы успеть заметить баранов раньше, чем склон снова закроют облака. И Володя их наконец увидел, после чего мы в очередной раз дружно упали на склон. Бараны ниже нас. Дистанция 175 метров. Три штуки. Два взрослых и один молодой. Он закрывает старого и... смотрит в нашу строну. Надо стрелять, иначе уйдут. Молодой сдвигается на полшага вперед. Уклон -30 градусов. Неудобно целиться. Принимаю решение стрелять сидя, с колена. Выстрел. Рогач падает на месте. Из-за склона появляются еще девять. Вот это расклад! За косогором мы их не видели. Они сбиваются в кучу, не зная, куда бежать. Быстро достаю камеру и начинаю снимать. Неспешным шагом они уходят, так и не поняв, что произошло. А дальше была фотосессия и разделка трофея в самых комфортных условиях – под дождь и град. Холод стоял неимоверный, но мы его не замечали. Я так вообще был безумно рад! В 2016 году дважды приезжал на Камчатку. В первый приезд даже в горы не попал – десять дней шел дождь, и вертолет не смог забросить нас в горы. Во второй раз охотился в соседнем Глубоком распадке, где за 12 дней не видел ни одного рогача, хотя каждый день поднимался в горы и проходил, как минимум, по 10 километров. И вот третья попытка позволила добыть двух баранов. При этом трофей камчатского категории «золото». Спасибо организаторам и моему проводнику Владимиру за прекрасную и интересную охоту! Чукотка. Корякский баран Несколько дней отдыха дома, и самолет до Чукотки. Из аэропорта на пароме переехали в Анадырь. Столица этого холодного края земли меня поразила. Какой-то город-сказка! Разноцветные здания и сооружения на сваях – край вечной мерзлоты все-таки – как игрушечные. Вид их не может не радовать глаз даже в самую лютую стужу. Должен сразу сказать, с погодой мне повезло. Были и туманы, и небольшие дожди, но это сущий пустяк для здешних мест. За городом ждал вертолет. Небо затянули облака, но вертолетчик сказал, что знает, как их облететь. Честно говоря, его слова вызвали у меня, мягко говоря, сомнение. Но буквально минут через двадцать мы вышли на чистые просторы. Светило солнце, тундра переливалась яркими красками, словно ее нарочно одели в праздничный наряд. Да здесь просто рай для фотографов! Можно не выбирать ракурс и перспективу – только успевай нажимать на затвор фотоаппарата. Первый день в базовом лагере – день отдыха и пристрелка. Чем-то особенным он не запомнился. А на следующий день выдвинулись в горы. Долго переваливались через хребты. Видели самок баранов с малышней, диких северных оленей. Рогачей почему-то не было, хотя неделю назад, по словам егерей, их наблюдали регулярно. В настроении стали образовываться бреши, в голову полезли воспоминания о прошлых камчатских неудачах… После обеда егерь Михаил предложил еще раз проверить соседний распадок, где в прошлый раз видел самцов. И вскоре дыры в настроении были залатаны – есть три самца! Как мы их днем не заметили?! Егеря, хорошо знавшие местность, предложили сделать «загон». Тимофей толкнет баранов, а мы с Мишей будем ждать на перевале – они туда должны выйти. Прошел час ожидания. Место, выбранное для «засидки», весьма неудобное – кругом кустарник, что заставило меня понервничать. Видя мое состояние, Миша предложил не суетиться – бараны подойдут близко. И вот они появились. Дистанция – около 100 метров. Звери вышли на перевал и медленным шагом направились в нашу сторону. – Которого стрелять? – Первого. Семьдесят метров! Выстрел. Такое ощущение, что пуля ударилась о камень. Второй выстрел. Опять о камень. Да, что за бронебойный баран! Он вот-вот исчезнет за перевалом. Решил стрелять второго – ребята предупредили, что у них есть лицензии, а сезон подходит к завершению. Выстрел! И тут замечаю, что одновременно падают и первый, и второй. Ежкин кот! Кстати, у второго рога оказались больше! Чукотка оставила неизгладимое впечатление. Хочется сюда еще раз вернуться. Надеюсь, у меня это получится. Магадан. Колымский баран Вернувшись с Чукотки, решил посмотреть свой список. До Кубка мне еще не хватает колымского и охотского баранов, алтайского козерога, и ради чистоты «эксперимента» надо добыть западно-кавказскую серну в КЧР, хотя у меня есть такой трофей, но добытый в Абхазии. Решил однозначно, что ставки надо увеличивать! Процесс пошел, не надо тормозить. Нашел в своем рабочем календаре свободные «окна» и стал, что называется, «с колес» договариваться с местными организаторами. Хорошо, одноклубники по КГО дали несколько контактов. Первым пришел на ум Кляцын Александр из Магадана. Он мой земляк. Я уже как-то вел с ним разговор об охоте. Настало время действовать. Переговоры не заняли много времени и завершились положительно. Вскоре я уже был в Магадане, и к месту охоты пришлось добираться на катере, с которого хотелось, честно говоря, побыстрее перебраться на сушу – не мой это вид транспорта – морской. Суша! Не качает! Как здорово! Хотя тело еще автоматически качается. С моря гора казалась неприступной, но за два часа мы поднялись на 500 метров н.у.м. По пути заметили группу важенок. Смотрели они на нас с удивлением и без страха. Такое ощущение, что впервые видят человека. Пока двигались по хребту, я не переставал удивляться скромностью кормовой базы. Травы практически не видно, кругом стланик. Если бы не видел самок, подумал бы: что мы здесь делаем? Через некоторое время заметили одиноко пасущегося молодого самца. Выглядел он каким-то зачарованным. Подошло время обеда, и солнце припекало уже вовсю. Егерь Василий предложил отдохнуть, попить чаю. А потом, говорит, будут и бараны. Забавно, что именно так и получилось. Сперва заметили двух молодых самцов. А выше, прям у нас над головой стоял ОН! Очень крупный, атлетического телосложения «мужик»! Даже не надо было рассматривать рога. Это настоящий самец! Дистанция 225 метров. Практически вверх на 90 градусов. Выстрел! Промазал!? Нет, кровь фонтаном бьется из шеи. Есть! Попал! Надо сделать второй выстрел? Василий остановил – не надо. Скинули с плеч рюкзаки и стали готовиться к подъему практически по вертикальной стене. И очень высоко. Но тут произошло чудо! Баран сделал пару шагов и полетел со скалы вниз. «Рога обломает!» – успел подумать я. С замиранием сердца подошел к трофею, оказавшемуся почти у нас в ногах. Целы!!! Справа целы, а слева отломан кончик рога, но это старый скол. Трофей добыт. Отличный самец! 10-11 лет. Колымский снежный баран добыт! (Продолжение не за горами)
29.10.2019
Стандарты проведения горной трофейной охоты

Стандарты проведения горной трофейной охоты

Уважаемые члены Клуба. Все мы на практике встречаемся с различным уровнем орагнизации наших охотничьих экспедиций. Видим и положительные и отрицательные примеры в работе местных аутфитеров. Предлагаем совместно разработать стандарты, которые Клуб будет продвигать среди своих партнеров. Будем признательны за присланные предложения на этот счет Контакты Э.Бендерский                           Важные моменты в подготовке экспедиций Вопросы подготовки документов       Получение Разрешений на добывание объектов животного мира. Документы оформляются или непосредственно на охотника или же на сопровождающего его егеря.        В случае, если охота проходит в пограничной зоне, то организатор обязан получить от территориального подразделения погранслужбы соответствующее разрешение на нахождении в погранзоне.        Непосредственно перед охотой организатор охоты должен получить от охотника оригинал охотничьего билета и РОХа на оружие для оформления всех документов на охоту. Вопрос подготовки базового лагеря             Как правило, при организации охоты в горной местности речь идет о палаточном базовом лагере, но встречаются и стационарные лагеря. При организации палаточного лагеря необходимо следовать следующим рекомендациям:- Желательно размещать охотников по одному или максимум по два человека в палатке      - Наиболее подходящая модель канадские палатка Cabelas. Производитель указывает, что в палатке могут размещаться 4 человека, но на практике она идеально подходит для одного охотника. - В палатке следует устанавливать раскладушки. Очень удобные раскладные варианты, которые компактно собираются и удобны в транспортировке       - Данная палатка имеет входную группу, где хорошо размещается обувь- В лагере должна быть большая палатка-каюткомпания с совмещенной с ней кухней. Это могут быть две отдельные палатки, совмещенные между собой. Палатки должны быть с высоким коньком, просторные, преимущественно квадратной или прямоугольной формы     - В центре кают-компании устанавливается сборный столик для приема пищи- В зимний период желательно иметь печку, на которой можно и готовить и отапливать кают-компанию     Оборудование кухни - На кухне должен работать специально выделенный повар, прошедший предварительно медицинский осмотр. Он обязан соблюдать меры гигиены и всегда содержать все в чистоте.        - В кухне также должен быть установлен стол для приготовления пищи   - Кухня оборудуется газовой двухконфорочной газовой плитой. Одноразовые газовые баллоны закупаются в достаточном количестве. В день, как правило, уходит до 4-5 баллонов.       - Кухня должна быть оборудована всеми необходимыми столовыми приборами и посудой. В обязательном варианте кастрюли, сковорода и чайник. Необходимо иметь половники и иные аксессуары для приготовления пищи, включая тарелки глубокие и мелкие, емкости для приготовления салатов.   - Отдельно создается каталог продуктов, в который входят: картофель, лук репчатый, капусту, морковь, чеснок,  макаронные изделия, рис, рыбные и мясные консервы, приправы, соль, перец, сахар, масло растительное, яйца, по возможности колбасные изделия и мясные полуфабрикаты, маринованные огурцы, помидоры и  разносолы, сезонные овощи и фрукты, зелень. - Необходимо иметь большое количество хлеба, печенья, конфет, мед, джемы, чай- Желательно иметь варианты для освещения; или же освещение от генератора или энергоэкономичные светильники     - По возможности иметь жидкость для мытья рук с бактерицидными свойствами       - Бумажные полотенца- Бумажные одноразовые или целлофановые скатерти       - Большие крепкие пакеты для сбора мусора- Емкости для согрева воды- Разделочные доски и набор ножей- Спички или зажигалки- Решетки для приготовления мяса или рыбы  - Жидкость для мытья посуды        - Одноразовые тряпки и губки Необходимое оборудование для базового лагеря- Бензиновый электрогенератор для выработки электроэнергии и зарядки батарей      - Отдельный туалет с туалетной бумагой       - Душ со специальным полевым оборудованием       - Умывальник около  кухни и в лагере с жидким мылом        - Топорик и саперная лопатка, пила обычная или бензиновая      - Базовая аптечка, которую можно скомплектовать или лучше закупить готовую       - Набор веревок или канатов- Большое количество соли для предварительной обработки шкуры трофеев - Емкость для вываривания череповРасчет персонала лагеря       Исходя из количества охотников, производится  расчет необходимого персонала экспедиции. Рекомендуется на одного охотника иметь не менее одного егеря, лучше два. В базовом лагере должен быть профессиональный повар, таксидермист, который произведет первичную обработку шкуры и трофея. Весь персонал должен быть вежливым и внимательным к пожеланиям охотников и сопровождающих его лиц. Не допускать панибратства и хамства. Категорически запрещается распитие спиртных напитков, как самостоятельно, так и с гостями. Егеря должны быть обучены для работы в качестве сопровождающих проводников. Основные дисциплины и навыки егерей:  - Знание Правил охоты и сроков охоты       - Уметь правильно заполнять все необходимые документы для охоты       - Знание территории проведения охоты  - Знание об объектах охоты, половозрастные отличия, особенности поведения, умение визуально оценивать размер трофея. Для взрослых особей  снежного барана характерной особенностью является наличие завитка рога, когда кончик рога доходит до глаза, рог как-бы делает полный поворот   - В различное время суток и время года животные имеют свой жизненный уклад и повадки. Их знание помогает выбрать оптимальные способы подхода и охоты к ним.  Важно знать, что у животных очень хорошее чутье, нельзя допускать ветер в спину охотников, направленный в сторону животных. С высокой долей вероятности звери поймают ветер и учуют опасность. Днем, как правило, ветер идет снизу вверх из-за нагрева воздуха, вечером после захода солнца, ветер меняется и дует сверху вниз. Дневной подход к животным всегда лучше делать сверху. Животные в это время суток находятся на кормешке или дневном отдыхе и только ближе к ночи они поднимаются вверх для ночлега.  Обнаружив животных утром или днем, необходимо спокойно обдумать способ подхода к ним с подветренной стороны, времени для этого если животные не заметили группу охотников предостаточно. - Знание мер безопасности и умение оказывать первую помощь   - Егерь никогда не должен оставлять охотника одного в горах или на значительном удалении от лагеря        - Егерь должен подстраивать свой темп ходьбы и восхождения на гору под охотника, а не наоборот. Слишком быстрое восхождение быстро утомит охотника, что может привести к негативным последствиям как для самой охоты, так и для здоровья- Егерь должен уметь качественно снимать шкуру с трофея в зависимости от пожелания охотника или шкуру целиком или по грудь, так называемый кейп или же только череп с рогами. Важно перед началом обработки трофея уточнить у охотника о его пожеланиях      - Егерь должен уметь сделать качественное фото охотника с трофеем. Животное укладывается в естественную позу, убираются кровоподтеки, срезается трава перед трофеем. Желательно чтобы при фотографировании было видно небо это всегда делает фотографию более интересной. Охотник должен располагаться на солнце, чтобы  оно светило в спину фотографу. Необходимо следить, чтобы никакие тени не попадали в кадр. Важно, чтобы в кадр попадало все тело добытого животного, а не только его отдельные части. Ничего не должно заслонять животное и охотника, светотеней на лице охотника не   должно быть. Также важно, чтобы на заднем фоне ничего не мешало, лучше, когда в кадр попадают оба рога добытого животного. Необходимо сделать несколько фотографий с разных ракурсов, чтобы можно было выбрать лучший кадр. Нельзя допускать съемку сверху вниз, необходимо держать камеру или на уровне с животным или снизу вверх.      В целях первичной обработки трофея в лагере должен быть или опытный егерь или таксидермист Они должны:  - Уметь аккуратно снять шкуру с головы животного. Там расположено много мелких деталей возле глаз и губ, которые легко повредить. Необходимо работать острыми маленькими ножами, аккуратно снимая шкуру - С черепа удаляется лишнее мясо, по желанию клиента удаляется нижняя челюсть животного     - Необходимо аккуратно выварить череп и снять чехлы для их обработки внутри      - Произвести спил ненужных частей черепа. Для этого нужно знать варианты по спиливанию, лучше провести консультации с опытными таксидермистами      - Со шкуры снимаются остатки мясной и жировой ткани      - Шкура обильно просаливается и консервируется       - Перед транспортировкой череп трофея оборачивается плотным картоном или целлофаном для сохранения мелких деталей и костей черепа.
24.10.2019
ОРУЖИЕ И ОХОТА 2019. Международная выставка в Гостином Дворе

ОРУЖИЕ И ОХОТА 2019. Международная выставка в Гостином Дворе

Эту выставку с особым интересом ожидают все любители охоты в нашей стране. Она, бесспорно, самая интересная для нас. Прежде всего, потому, что это единственная выставка у нас, на которой представлено охотничье оружие и все, что связано с ним и охотой. Кроме того, это лучшая из наших охотничьих выставок. К сожалению, сравнивать эту выставку с крупнейшими зарубежными могут только люди, не посещавшие их. Боле того, по ряду причин с каждым годом уменьшается количество иностранных производителей охотничьего огнестрельного оружия, участвующих в экспозиции. Но российский рынок очень интересен для них и они пытаются держать руку на его пульсе. В субботу встречался с несколькими итальянскими оружейниками, приехавшими к нам лишь на один день. Известные санкции невероятно осложнили их работу с российскими клиентами. Кроме того, европейские производители говорят о неадекватно высокой арендной плате за выставочную площадь. Кстати и цена на входные билеты для посетителей тоже не гуманная. Несмотря на это в выходные на выставке было настоящее столпотворение. Организаторами выставки были компания «Кольчуга» и фирма «Русская охота». За четыре дня работы выставки ее посетило около 24000 человек. В этом году на выставке было 58 иностранных фирм из 15 стран. Российских компаний было 247. Огорчает, что отечественные производители охотничьего огнестрельного оружия были представлены довольно скромно. Концерна «Калашников» на этой выставке не было вовсе, равно как и экспозиции Ижевского механического завода. С трудом обнаруживалось оружии компании «Орсис» и ЦКИБСОО. Вятско-Полянские оружейники были с привычным ассортиментом продукции, которая скорее отражает кризис машиностроения в нашей стране, чем радует охотников. Переделки армейского оружия в охотничье, что началось после первой мировой войны, сегодня мало кого устраивают. Как «луч света в темном царстве» сияли австрийские штучники –компании Иоган Фанзой, Петер Хофер, Герхард Фукс, торговый дом «наследники Шпрингера». Конечно были и европейские оружейные гранды и в первую очередь «Беретта». Наше холодное оружие было представлено значительно интереснее. Производителей хороших ножей было довольно много. В этом направлении мы развиваемся вполне успешно. Иностранные ножевые компании были представлены весьма интересными изделиями. Кроме того на этой выставке экспонировалось оружие самообороны, патроны для различного оружия, прицелы различных принципов устройства, бинокли, дальномеры, средства ухода за оружием. Отдельный большой раздел – экипировка охотника и любителя путешествовать. На выставке были павильоны охотничьих хозяйств из многих стран и представительства охотничьих туристических компаний. Украшением выставки были павильоны таксидермических студий. На стенде нашего журнала были представлены работы участников проекта «Культура охотничьего быта». Они привлекали внимание посетителей и вызывали у них желание обсуждать эту важную тему. 
15.10.2019
Владимир Тихомиров
За мясным теком. Часть 2

За мясным теком. Часть 2

Наступил пятый день охоты. Встал я рано. Удивительно, как освежает сон в горах. Вялости и усталости совсем не чувствуется. А когда в рассветных лучах увидел гряду снежных гор, у меня сильнее забилось сердце. Сон и остатки сомнений как рукой сняло. Позавтракал немудреной пищей: салом с луком, с вечера сварил яйца и открыл банку кильки в томате. Запил все это чаем со сникерсом. Яйца брал на охоту впервые. Кто-то скажет, мол, не по уставу. В смысле, не к удаче. А я не заморачиваюсь, если ее не будет, то точно не от куриных яиц. Темп решил выбрать средний, не рвать, и охотиться только до обеда. Если увижу сутра, то мое, нет – так нет, двину домой. Цель теперь была хотя бы увидеть, про добыть я уже загадывал. Свернул с главного ущелья в отщелок, который называется Терспетак. Два гурта кабанов передо мной перешли по реке, следы парили еще. Поднимался не спеша, усталость на пятый день давала о себе знать. Одежа, в который раз пропитавшаяся потом, уже не пахла кисляком, а, может, я уже привык к запаху. Или с меня вышли все токсины, и теперь испарялась родниковая влага? Теплая только. Голова ясная, мысли светлые, душа поет. Какое-то ликование и внутреннее умиротворение. По дороге рассуждал, что важнее на охоте – мясо или впечатления? Думаю, если бы я в первый день завалил того тека, то я не увидел бы такую красоту, а так есть еще возможность. Поэтому не всегда хорошо, когда возьмешь сразу, но и пустым тоже не так весело домой возвращаться. В общем я рассудил так: если у тебя возможность только одного результативного выстрела, то хорошо остаться и наслаждаться красотой, а не спешить домой поедать добычу. Конечно, при условии, что есть время, как у меня в этот раз. Заметил косулек. Далековато, да еще в шипихе. Увидел невооруженным взглядом, померил – 400 метров. Неплохо! Зрение навострилось за дни охоты, биообъекты вижу хорошо. Заметил за собой: как увидишь зверье, сил сразу прибавляется. Стал подниматься веселей. Выйдя на перемычку с соседним ущельем, разглядел двух косуль-рогачей. Долго наблюдал за ними. Странно: дело уже к обеду, а они не спешили залегать. Пошел по хребту выше, набрал достаточную высоту, но теков не видно, пара одиночных переходов и все. Несколько раз слышал, как на противоположном скальном массиве падали камни. Сто процентов – козлы шалили! Но ничего не мог увидеть – на фоне темных скал и шкуру теков совершенно не видно. Вот почему они тут темнее чем обычно? Даже молодые сливаются с окружающей средой. Да, здешние скалы – их дом родной, тут они в безопасности. Наметил шишку и решил так: дохожу до нее, если ничего не вижу, поворачиваю назад. Дошел, а за ней еще шишка… Ну, как тут обратно? Надо же заглянуть, что за ней. И так четыре раза. В два часа перекусил, и странные мысли стали мной обуревать: зачем возвращаться? Давай уже до конца добивай этот день, что уж там, где наша не пропадала! Тем более, что идти теперь все книзу, переть вверх не надо. Знай себе выбирай маршрут, да присаживайся, осматривай склоны. К тому же с противоположной нижней стороны я заметил свежие наброды стада. И очень даже неплохого – голов в пятьдесят. Оценил по следам на снегу его плотность. Теки были подо мной. Но каменные козырьки не давали рассмотреть, где они залегли. Если спуститься, то даже если возьмешь, как его потом вытаскивать? Да и до вечера не успеешь, ночевать тут придется. Такой план меня не вдохновлял, и пришлось прекратить поиски в этом месте. Сосредоточился на осмотре мест впереди маршрута. В три часа дня сел на арчу. Тепло, солнце не яркое, не мешает биноклевать, глаза четко цепляют все объекты и распознают – оно или не оно. Сканирование, отметил про себя, стало равномерным и плавным, как метлой я мягко и равно проходил по склонам. Сразу наел трех коз и сеголетка. Далеко, почти в самом устье ущелья – там, где был я вчера. Немного не дошел тогда до этого места, а сейчас увидел их с более дальнего расстояния – километров с двух. А потому, что сегодня я выше. Да, высота – наше все! Но, где-же козлы? Все козы да козы... Только подумал, как увидел две черные размазанные кляксы на снегу. С рогами! Да это же козлы. Два самца лежали прямо на снегу. Один потом встал и лег за арчу. Позицию заняли четкую – выше ущелья, на склоне, с которого просматриваются все подходы на три стороны, а с четвертой непроходимые скалы. Опытные, матерые козлы. Один лежит мордой в одну сторону, другой в другую. Взаимодействие. Я думаю, они в паре потому и выжили, что в два раза умнее и зорче. Одним словом, контроля над окружающей обстановкой в два раза больше. Пока один спит, второй смотрит. Молодцы. А мне что делать? Подходить! Подход возможен, я имею преимущество в высоте, и главное увидел их первым. Склон, по которому я к ним хотел двигаться, был не крутой, это было начало чаши или цирка. Козлы на одной стороне, я на другой. Двигаться решил напрямки, сбрасывая высоту. Сначала шел, практически не прикрываясь, а потом выбирал арчу и каждые метров пятьдесят проверял – засекли или нет. Перелез одну хорошую складку и опять пошел прямо к ним, сокращая дистанцию. Эх, видно меня! Надо было спуститься по той вон складке. Но поздно. Иду от дерева к дереву… Все. Открытый участок, а там рукав речки. Они на правом берегу, я – на левом. Решил спуститься к речке и вылезти наверх, тогда расстояние будет метров пятьсот – вполне рабочая дистанция. Шел спокойный, как танк. Ни капельки волнения, хоть таких монстров так долго разглядывал впервые. Лежат, не бегут сломя голову, как я много раз видел до этого. Красота, да и только. А не попасть в такой «шкаф» да еще с удобной позиции – это постараться надо. Инструмент у меня хороший. Но все-таки надо подойти как можно ближе, чтобы сделать все четко. Выгребаю, встаю во весь рост – передо мной камень как раз по уровень глаз. Меряю: пятьсот семьдесят метров. Чуть бы поближе… А козлы-то меня учухали! На том открытом участке заметили. Встали, но не убегают. Пора! Позиция у меня очень удобная. Локти – на камень, навожу оптику, нажимаю плавно спуск... Даже не посмотрел, как получилось. Решил еще ближе подкрасться, чтобы фото качественнее сделать. А они что, ждать будут? Их и след простыл. Посидел, посмотрел внимательно все вокруг – следов ухода нет, как сквозь землю провалились. Ушлые, я же говорил. Хоть я и не собирался их стрелять, только фотографировал, свалили, не поверили. Посидел, осматривая сыпцы и пошел обратно. Шел и думал: спасибо горам, сыт впечатлениями, а мясо добуду в следующий раз. Спускаюсь в узкую часть ущелья и вижу переход козлов – свежие следы: паслись, потом ушли. Чуть ниже нахожу следы еще одного стада, среди них есть и трофейные – отпечатки с кулак. Копытища просто, хорошие рогачи! Потом еще переход нашел, эти уже не спешили уходить, а накрутили будь здоров на полянке вдоль реки. Следы совсем свежие, а куда же они делись? Только подумал, как боковым зрением замечаю движение, поднимаю голову – от меня по крутому подъему сваливает бесшумно табунок теков. Голов пятнадцать. Опа! Вот это да! Лейка замеряет 365 метров. Теки не останавливаются. Подъем крутой, поднимаются небыстро, но уверенно. Сразу нахожу в группе козлика – то, что мне надо, и он замыкающий. Впереди – пара рогачей с дугами под метр. Я стою на одном склоне, они – на другом, напротив. Между нами узкое и крутое ущелье. Какая удача: прямо под ногами камень в виде трамплина, площадка с углом как раз в сторону козлов. Вытаскиваю карабин, снимаю колпачки, выставляю сошки на два колена, ложусь на камень – угла хватает как раз. Еще раз замеряю: 398 метров. Показалось, что Лейка мучительно долго думает и наконец выдает поправку – 3.9 МОА. «Так, – шепчу себе, – вот большой камень, вон арча, а вот и козел». Козел встал боком под арчой, его почти не видно – уже темнеет. Ловлю в оптику, подвожу под лопатку, выдох, спуск... Выстрела нет. Что такое?! Забыл передернуть, не взведен курок. Три секунды на это. Снова прильнул к окуляру. Поймал! Козел делает два шага и уже разворачивается задом. На секунду встает, словно думая, куда наступить дальше. Еще шаг, и будет задница во всех смыслах. Выцелить лопатку не получается, она ушла с зоны поражения. Беру ближе к задней ляжке с тем расчетом, что пуля пройдет наискосок через корпус и выйдет через позвоночник между лопатками. Темная шкура уже практически слилась с арчой, вижу только полоску и светлое подбрюшье. Марка прицела уверенно застыла на выбранной точке, пульс спокоен, локти устойчиво провалились в снег, ноги уперты, тело – монолит с камнем. Выдох, спуск. Буммм!.... Чпокх!...Сладкий слуху звук попадания докатился до моих ушей сквозь эхо выстрела. Судя по шлепку «аккубонда» весом в 140 грейн, попадание хорошее. И точно, спустя доли секунды, картинка в оптике встала, и вижу, как козел просел, упал и закувыркался вниз. Пытается встать, но задние ноги не слушаются – перебит позвоночник. Оперся передними копытами, застыл в такой позе, лежа вниз, держа вытянутой шею. Смотрит в мою сторону. Беру его в перекрестие. Он стал ронять голову, потом крутнулся верх копытами и застыл. Ну давай, лети вниз! Нет, застрял. Поздравил себя с хорошим выстрелом. Ууух, вот да! Я уже не надеялся что-либо взять, даже увидеть – на часах 18:28. И тут такой бонус за мое терпение. Точно Бог дал мне за столько дней труда! Теперь надо лезть за добычей, руками и ногами цепляясь за любые выступ и кочку. Земля еще не промерзшая, ботинки почти не проскальзывали. Расстояние до застреленного козла наверх я преодолел за сорок пять минут. А вниз туша полетела, и я следом. За три минуты. Но все обошлось – в том месте не было крутых скал и непроходимых камней. Скинул, вытащил внутренности, с собой взял печень и сердце. А также внутренний жир. Козел, хоть и небольшой, но жирный, по приметам – к холодной зиме.  Шел вниз, усталости не чувствуя. На свет моего фонарика недовольно свистели козы со скал. Козлики хотели харчевать у реки, а тут я шумлю и светом бликую. Созвонился с егерем, он приехал утром на лошади, разделали, погрузили. Вот и окончание моей охоты. Непередаваемой по впечатлениям и классному финалу. Да, горы манят. Они вечны, мы уходим, а они остаются…
24.09.2019
Дмитрий Савченко
На вершине

На вершине

Когда мы вдвоем с проводником вышли из лагеря, было еще совсем темно. Темно и холодно. Горы, окутанные ночью, молчали. Нащупывая налобными фонариками путь, по извивающейся тропинке мы дошли до бурной речки и осторожно, словно канатоходцы, перебрались по упавшему стволу старой сосны над гремящей во мраке стремниной. На той стороне начиналась охота. Сквозь мелкий хмызник, хрустко ломая ботинками заиндевевший бурьян, мы ходко шагаем к горе, откуда начнется восхождение. В больнично-ярком монохромном свете диодного фонаря все кажется таким неживым и плоским. Узкий, как скальпель, луч хирургически точно выхватывает из темноты обрывки предгорного ландшафта: узловатую кору старых елей, уходящих верхушками в непроглядную ночь, сплетения веток приречного ивняка, посеребренные заморозком, серую кожу брюхастых валунов-камней, зачахшую сухую траву под ногами. Только тающий в стылом воздухе пар дыхания все такой же живой и объемный. Тело, разогретое быстрым шагом, просыпается, дышит с непривычки тяжело, пыхтит, кочегарится под многочисленными слоями одежды. Струйки пота побежали по спине, и у самого подножья, сделав короткий привал, я сбрасываю лишнее. Рядом бойкий молодой ручеек, весело журчащий по нагромождению каменой осыпи, словно лесенка наверх, зовет нас в путь. Ну, все, погнали! С камня на камень, выверяя каждый шаг, чтобы не оскользнуться и не замочить ноги, мы споро поднимаемся вверх по ручью. Чистая студеная вода бежит с ледников, намерзая льдинками на мокрых валунах и траве, застывая сосульками под крутыми перекатами. Как же вкусна она и как хорошо утоляет жажду! Мы быстро выходим из предгорного ельника и с полкилометра поднимаемся по открытому пространству. Вскоре ручей раскалывается на два рукава: один уходит в сторону, в узкий кулуар, второй, до дна промерзший, затянул камнепад впереди ледяной глазурью. По такому катку никак не взобраться, и мы выкарабкиваемся из ручья метра три по обрывистому берегу на склон, заросший лавинником. Низкий густой березняк, прилизанный к земле постоянными сходами лавин, дается нелегко. Искрученные узловатые ветки и корни деревьев, словно костлявыми руками-пальцами хватаются за одежду, путаются в ногах, хлестко бьют по лицу, цепляются за притороченную к рюкзаку винтовку. Тридцать метров борьбы с этими джунглями на крутом подъеме, потом небольшой перерыв, чтобы выровнять сердцебиение, и снова – на штурм. Еще одна остановка – перевел дыхание – и опять, и опять – вперед, и только вперед… Наконец лавинник кончается у почти отвесной стенки, поросшей поверху кургузыми деревцами и зеленым налетом молочая. Там, за карнизом, начинается долгий покатый склон, или висячая долина, как говорят альпинисты, – место, где мой проводник Сергей не раз видел пасующихся горных коз – серн. Именно за ними мы и пришли сюда. Подтягиваясь на торчащих из земли корнях деревьев, нащупывая опору под ноги на небольших выемках и уступах, мы осторожно преодолеваем и этот рубеж. Сердце бьется быстрей не то от нагрузки, не то от волнительного ожидания: а есть ли зверь там, за карнизом? И екает каждый раз, когда выбитый ботинком мелкий камушек, звонко цокая на скальнике, стремглав летит вниз… Но склон, покрытый бурой пожухлой травой, пуст. Он тяжело поднимается волной в гору и переходит в следующую долину, не видную нам, пока мы на нее не взойдем. Короткая передышка, осматриваем вершины в бинокль и опять топаем вверх с новой надеждой. А наклон становится все круче, идти уже не так легко, как у подножья, каждый шаг отнимает силы, и остановки случаются чаще. Сорок-пятьдесят метров, и минута-другая отдыха, еще столько же, опять «перекур», и все по новой. Дошли. На дальнем склоне тоже никого нет. Проходим до его конца, где гора еще сильней забирает вверх. Тяжело отдуваясь, сбрасываем рюкзаки и устраиваемся на привал среди обломков скал, немного закрывающих от ветра. Оглядываюсь вниз на ущелье, с которого мы поднимались сюда часа два. Затянутое легкой дымкой, с голубой прожилкой речки внизу, оно кажется таким далеким и крохотным, слово я смотрю на него из иллюминатора самолета. Россыпь темных треугольничков вековых елей у подножья, желтая спичечная коробочка нашего домика, ниточка горной дороги…. А всю эту игрушечную миниатюрность внизу подпирают с боков массивные хребты, огромные и могучие, уходящие заснеженными вершинами в лазурное небо. Вон она – красота и величие Кавказа! Однако, что делать дальше, не понятно. По глазам Сергея вижу, что и он слегка растерян. Мы добрались до крайней точки, куда планировали подняться сегодня, и где, по всем предположениям, должны были встретить серн. Эти копытные не любят забираться слишком высоко, предпочитая держаться ближе к подножью, на скалистых кручах, вблизи пихтового и елового лесов. Но их нигде нет, и значит, наш план не сработал. Остается два варианта: или сидеть тут и ждать до вечера, надеясь, что серны все-таки покажутся, или лезть на самый пик, с которого можно осмотреть ущелья на другой стороне горы. Второй вариант конечно перспективнее, но путь на вершину пугает своим крутым взлетом – постоянно растущий уклон доходит у заснеженных пиков до сорока пяти градусов, и меня это, честно признаться, пугает… Мы оба понимаем, что нужно лезть вверх, но, оттягивая принятие нелегкого решения, начинаем биноклевать. Вскоре Сергей приободряется – заметил группу туров где-то в полукилометре, на нашем склоне, чуть выше. Животные, временами останавливаясь и кормясь, медленно бредут в нашу сторону. Лицензия на тура у нас тоже есть, и грех упускать удачу, если в стаде будет хороший рогач. Припав к камням, внимательно следим за животными. Сейчас – начало ноября, туры уже полостью перелиняли в зимнюю шерсть покровительственного темно-песочного окраса, сливаются с поросшим бурой травой косогором, уследить за ними не так-то нелегко. Пока не можем найти в стаде ни одного взрослого самца, в растянувшейся по склону процессии только самки с козлятами и несколько прошлогодок. Возглавляет караван старая «турка» с загнутой вилкой коротких серповидных рогов, шустрые козлята мельтешат у нее под ногами. Звери идут вдоль склона против ветра и потому совершено спокойны. Спрятавшись за камнями, мы внимательно наблюдаем в бинокли, как туры проходят над нами в каких-то ста метрах. Животных можно разглядеть в мельчайших деталях: в окуляр бинокля я отчетливо вижу, как порывы ветра треплют их густую шерсть, как по-лошадиному настороженно вздрагивают влажные ноздри зверей, как косит по сторонам карий глаз вожака. Эх, как жаль, что среди них нет матерого самца! А ведь уже вовсю идет гон, и бык может быть где-то неподалеку, среди скал, так что нужно всегда быть начеку и внимательно смотреть по сторонам. Когда туры скрылись за изломом горы, мы продолжили восхождение. Зигзагом, с силой вбивая ребро подошвы ботинка в каменистый грунт, опираясь на верный посох, упорно лезем вверх. Стараюсь не смотреть назад, но, когда ненароком оглядываюсь через плечо, по телу, словно ток, пробегает неприятный холодок и захватывает дух – точь-в-точь как бывает во снах, когда сорвался и падаешь. Откосный склон прямо из-под ног трамплином убегает далеко-далеко вниз, туда, где едва различимы речка и домик, создавая иллюзию, будто вся земля накренилась, слово тонущий корабль. Нет больше привычного ровного горизонта, а кто-то специально все увеличивает и увеличивает угол, чтобы в конце концов стряхнуть меня вниз, в бездонную пропасть… Смотрю теперь только под ноги, на блеклую выцветшую траву и каменную крошку, да на выступающие из снега серые зубья скал на вершине. Счет времени давно потерян, я просто иду и иду, уже ни о чем не думая, стараюсь не сбить дыхание, и только держусь взглядом за растущие впереди заветные серые зубья скал горного пика. С каждым шагом они все ближе и ближе, и вот я наконец прикасаюсь к их шершавой вековой коже. Дошли! Я на самой вершине, куда никогда не думал забираться. Найдя верную опору под ногами и ухватившись за скалу, теперь не боясь, оглянулся по сторонам. В первые мгновения от навалившейся высоты и простора слегка закружилась голова, но тут же это чувство сменилось по-детски чистым восторгом. Мой пик был самый высокий в округе, и Кавказ, поблескивая ледниками на солнце, лежал передо мной, словно на ладони. Во все стороны, куда ни глянь, до самого горизонта тянулись горы, чередуясь с узкими долинами и цирками. Теневые склоны, изрезанные прожилками расщелин и перепадов, были заметены снегом, южные же были оголены. Горы поражали своим бескрайним масштабом и монументальностью, они заполняли собой весь земной объем и ползли седыми верхами в небо, вызывая одновременно и восхищение, и трепет. А над ними горело лазурью небо, и одинокий сип кружил в вышине… На четвереньках мы с Сергеем подобрались к самому краю пика и осторожно выглянули на другую сторону горы, уходящую почти отвесной стеной на несколько сотен метров вниз. Там внизу, через пропасть между нами, на склоне соседнего отрога внимание привлекла странная группа черных камней. Мы припали к биноклям. Серны! Это были самки, пять штук. Они скучено паслись на небольшом участке, иногда ложась вздремнуть. Звери были одеты в зимний мех, настолько густой, что походили на комичные шерстяные игрушки с распушенным большим телом и тоненькими маленькими ножками. Все тело животных было черного цвета за исключением белого подхвостья и белой головы, через которую от ушей к носу шла широкая темная полоса. Небольшие черные рожки, похожие на антенны, торчали вертикально верх, загибаясь крючками на концах. Спустя немного времени появился и самец, отличие которого от противоположного пола легко читалось по «кисточке» под брюхом. В остальном, по окраске и рогам, звери были абсолютно схожи. Самчик вел себя беспокойно. Он сновал то вверх, то вниз по скальнику, все вокруг да около беспечно жирующих самок, словно охраняя их. И вскоре выяснилось, от кого. Когда козлик поднялся вверх по склону достаточно близко к нам, и я, примостившись на выступе, уж был готов стрелять, внизу показался еще один самец. Вытянув шею, он робко семенил к козам явно с намерением поближе познакомиться – как и у туров, у серн полным ходом шел сезон спаривания. Первый претендент на продолжение рода, видимо, доминантный самец, тут же бросился прогонять конкурента. Он гнал его почти до самого подножья, а может быть, и дальше – нам уже не было видно. Однако через каких-то десять минут наш альфа-самец был замечен на соседней с козами горе, он успел вскарабкаться по кручам еще и выше них, накрутив за это короткое время, наверное, с пару километров. Это беготня по скалам повторялась еще пару раз, стоило лишь новичку показаться на глаза нашем «старику». Все это время я лежал в готовности на скале, поджидая удобного случая. Но он никак не наступал. Мешали и чрезмерная дистанция, и суетность зверя, и рельеф – не хотелось уронить козла на крутых скатах, граничащих с глубокими расщелинами, куда он мог бы запросто улететь. Я тешил себя надеждой, что серняк рано или поздно перевалит с облюбованного козами склона на заснеженное плато метрах в двухстах от моей позиции, где его можно будет спокойно взять, не боясь потерять трофей. Однако этого не происходило. Очевидно, что центром притяжения для него были его дамы, от которых он побивался отходить слишком далеко. Ведь не ровен час, приберут конкуренты. А самки все так же статично паслись на своем пятачке, словно собирались провести там весь день. Эх, вот если бы они поднялись чуть-чуть повыше, то и «старик» в своем обходе оказался бы выше, в удобном для меня месте. Шли часы, но ситуация не менялась. Поддев теплое, я все так же караулил снующего по скалам «старика», самки, то паслись, то спали, а «молодой» претендент на глаза больше не показывался. За это время мы с товарищем обсудили все возможные варианты скрада животных, с досадой признавая, что ни один из их не сработает – серны обязательно заметят нас на подходах. «Мы уже тут три часа кукуем!» – недовольно бурчал Сергей, разглядывая «старика» в бинокль. Тот, соблазнившись пучком травы, как обычно, стоял на крутом откосе, обрывающимся метров через двадцать в глубокую расщелину. Гребень склона, где можно было стрелять, не боясь, что козел укатится в тартарары, находился метрах в шестидесяти выше. «Слушай, Дим, если нам повезет, и он вылезет на гребень, бей его без промедлений», – наставлял меня проводник. Словно услышав его слова, козелок стронулся и поплелся косогором, забирая выше. «Идет, идет, готовься!» – ликовал Сергей. Но переменчивая удача в последний момент передумала, и, немного не дойдя до гряды, серна остановилась, найдя новый пучок травы. Склон здесь был более отлогим, давая надежду, что с него туша не укатится вниз. «Старик» заканчивал перекус, поглядывая на самок внизу. Куда он собирался идти дальше, было известно только ему одному... «Ну, все, хватит, так мы будем ждать до ночи!» – не выдержал егерь. «Давай, вали его сейчас!» Красный квадратик моего дальномера лег на черную шерсть «старика», показав расстояние в двести двадцать метров и подсказав поправку. Изготовившись стрелять, я положил сетку милдота на контур зверя немного выше, и когда козел повернулся боком, без промедлений спустил курок. Серна, опрокинутая выстрелом, забилась на склоне, поднимая облачка пыли на сухой земле. Она быстро угасала, при этом медленно, но неотвратимо скатываясь вниз. Не внемля нашим с егерем мольбам остановиться, уже мертвое животное медленно докатилось до кая пропасти и, соскользнув с него, улетело в расщелину. Уже не видя серны, мы слышали, как вызвав большой камнепад, она ударяется о скалы где-то глубоко внизу… Тяжело вздохнув, мы поднялись на ноги и побрели вниз по отрогу, прикидывая, сколько времени и сил будет нам стоить подъем «старика» наверх. А солнце тем временем давно миновало зенит, и каждый из нас понимал, что в лагерь мы вернемся уже в темноте. Так оно, в конце концов, и вышло...
15.09.2019
Дмитрий Каширин
Снежные бараны Хараулахского хребта. Якутия

Снежные бараны Хараулахского хребта. Якутия

Поздравляем Магидова Сергея Львовича и Дядченко Николая Николаевича с успешной охотой на снежных баранов в Якутии!
03.09.2019
КГО
Новый рекорд РФ по суркам - 2010 м!

Новый рекорд РФ по суркам - 2010 м!

23 июля 2019 года в Ростовской области, Миллеровком районе, Хутор Хмыгово, добыл сурка выстрелом на 2010 м. 338 LM, 300 gr. Berger OTM, 910 м/с. ШмидтБендер 5x25x56 PM2. Винтовка GM от Геннадия Кожаева. Корректировщик - Вова Гребенюк.До этого ставил рекорд в 2011 г. - 1629 м, но уже спустя пару-тройку лет он был перебит. Клуб двухтысячников открыт!
24.07.2019
Вперёд и вверх на Джимара

Вперёд и вверх на Джимара

Вот мы и снова на гостеприимной земле Северной Осетии (Алании) на которую прибыли для охоты на дагестанского тура и кавказскую серну. Мы это я, как организатор всего тура, охотник из Находки Канатбек Курмангалиев, член КГО и охотник из Хабаровска Леонид Казанцев. Ребята по возрасту намного моложе, но у них не было такого опыта горных охот как у меня, тем более в таких сложных для охоты горах Кавказа. Пришлось помочь им подготовиться к этому туру советами по поддержанию хорошей физической формы и с подбором снаряжения для охоты. На это ушло около шести месяцев. Канатбек имел представление и опыт горных охот на Алтае и в Киргизии. Однако, как он сам мне позже сказал, что эта охота превзошла все его ожидания и представления о сложности горной охоты. Читатель сможет в этом убедиться, прочитав это повествование до конца. Всегда приятно встретиться со старыми, не по возрасту, мы всегда молодые, а по сроку знакомства друзьями. На базе Верхняя Саниба нас радушно встречал всё тот же персонал, с которым я работаю уже на протяжении многих лет. Каждый из работников уделяет должное внимание гостям. Атмосфера на базе и во время охоты самая дружелюбная. Приехали на базу уже по темну, но традиционного осетинского застолья никто не отменял. Наш самый главный шеф – директор хозяйства Цара Угалыкович Созанов вместе с супругой Наташей радушно встретили и усадили за богато накрытый осетинский стол. Традиционные тосты, немного воспоминаний о былых охотах, немного инструкций и напутствий, обильные кушанья. Вряд ли может быть что-то приятнее на Земле, чем оказаться окружёнными вниманием и заботой близких тебе по духу людей. Но время приближалось уже к ночи, и надо было хорошо отдохнуть перед следующим, много обещавшим охотничьим днём. Было решено хорошенько выспаться, отдохнуть, а утром проверить точность своего оружия и ждать приезда проводников, с которыми предстояло подниматься в горы. Как выяснилось чуть позже, на базе уже находились два охотника из США, которые тоже приехали охотиться на тура. Мы познакомились с ними на следующий день за завтраком. Одному из них было 54 года другому, которого звали Рон – 58. Рон – сухого телосложения, среднего роста с приветливой улыбкой на лице был всего на год моложе меня. Второй же охотник, не смог запомнить его имя, выглядел несколько загруженным лишним весом при среднем росте около 175см., был мало разговорчив, но интересовался перспективой охоты в горах.        В район охоты выдвинулись ещё днём сразу после обеда. В этом же районе планировался тур для охотников из США. Я уже не раз был в том районе охоты, куда мы прибыли всей командой и знал, что такое гора Джимара. По одному из её склонов, я уже имел счастье подняться с охотником из Казахстана Жайсаном Сыздыковым. Ту охоту я описал в одном из моих рассказов ранее. Прибыв на место, откуда вся группа должна была расходиться я полагал, что мы с моими охотниками пойдём тем же путём, по которому мы поднимались с Жайсаном. Этот путь был очень сложный и требовал немало усилий. А с учётом того, что подниматься предстояло, как часто это бывало, в полной темноте, то сложность подъёма ещё более нарастала. Много раз уже поднимался в этих угодьях в темноте, но что меня и моих охотников ждало в это раз, я даже представить себе не мог.      Нам показалось, что американцы сильно уступали нам в физической подготовке. Наверное, именно по этой причине проводники после некоторого, немного бурного обсуждения, решили изменить общий план охоты и повести американцев по наиболее простому подъёму. При этом поменяли и состав команд проводников. Американцев повели даже уже не по маршруту, который был намечен для нас, а по более пологому склону. Ну а нам достался самый трудный из тех, который я когда-либо проходил в Осетии.      Перекусив и выпив чая, отошли ко сну около 7 часов вечера. С ледника в долину, где мы расположились, спускался туман, который принёс изрядное количество влаги на наши вещи и некоторый озноб нашим телам. В 22-30 старт подъёма. Вещи в рюкзаки и в путь. Основное снаряжение оставили в одной из машин, плотно закрыв двери и кузов УАЗа-«головастика».      Ночь, звёзды на антрацитового-чёрном небе, цыганское солнце слегка показалось из-за гор и скрылось, под ногами россыпи валунов, о которые постоянно задеваешь носками горных ботинок. Шли с фонарями, но их не включали по причине высочайшей степени конспирации от возможного обнаружения турами. Минут через 40 движения подошли к подножию горы. Впереди по курсу на высоте около 2000 метров, а мы начинали подъём в высоты около 1000 метров, виднелись ледники. Ребята не знали, и я им до поры не говорил о том, что печально известный ледник Колка, сошедший в ущелье Кармадон, находился как раз за соседним хребтом. В глубине души я понимал, что мы к счастью не в Кармадоне, но размытые очертания ледников заставляли принимать к сведению факт их возможного схода.      Долина закончилась, и начался непосредственно подъём. Самое тёмное время суток. Хорошо, что в темноте мы не видели его крутизну. Белым днём и в трезвом рассудке, только кинув взгляд вверх, мы бы усомнились в возможности вообще забраться по столь вертикальному склону. Да к тому же и с теми особенностями горного рельефа, который невозможно оценить, находясь внизу. И так, с 23-10 и до 6-30 часов утра мы вместе с тремя проводниками Асланом, Гией и Джамалем карабкались вверх по каменной сыпучке. Камни были острыми и скользкими от замёрзшего на их поверхности конденсата. Временами из под ног впереди идущего вылетали, хорошо заметные в темноте, искры от удара камней друг о друга.      По дороге помогали друг другу, когда вдруг под впереди идущим съезжала вниз горная порода, или летели камни по ногам. Идущему сзади приходилось втыкать в сыпучку свой посох, чтобы предотвратить соскальзывание вниз впереди идущего.      Шаг вперёд и пару метров назад. Так выглядел местами наш подъём. Дикое напряжение ног и рук. Сердцебиение высокой частоты. Всё это в кромешной темноте. Проводники иногда сбивались и не могли найти проход между скалистых прижимов. Как это всё мне было знакомо по нескольким восхождениям такого же характера. Возвращались, обходили скалы и шли дальше. У меня большой опыт горных переходов от гор на Камчатке до Памира. Но там всё происходит в основном в дневное время. А тут ночь, крутизна со всеми вытекающими … .      Проводил многих зарубежных охотников в горах, но в таких условиях, в которых мы оказались в этот раз я ещё со своими охотниками не был. Думаю, что вряд ли кто из иностранцев смог бы выдержать такой подъём. Скорее всего, они уже через полчаса подъёма послали бы в мой адрес весь свой запас ненормативной лексики, развернулись и пошли бы обратно к машинам, обвинив меня во всех земных грехах. Такое уже было в моей практике. Единственное исключение могли бы составить норвежские охотники. Это – крепкие и выносливые ребята с хорошей в основном физической подготовкой. Был у меня случай, когда мы с одним молодым норвежцем, который был раза в 2,5 моложе меня карабкались примерно в такой же крутой склон в Саянах, перенося на себе кроме снаряжения и оружия ещё и канистры с водой, т.к. на верху воды не было. Но там хоть было за что зацепиться протектором горных ботинок. Горы были покрыты слоем плодородной почвы и кустарником. Здесь же на Джимара – только камни в разнообразных фракциях от огромных валунов до сыпучки.      Я был очень рад в тот момент тому, что со мной были наши молодые ребята с русской закалкой, хоть и с казахскими корнями один из них.??? Около 4 часов утра услышали грохот. Часть ледника с соседнего склона оторвалась и с гулким грохотом понеслась вниз по граниту в долину, откуда мы пришли. Как раз там у нас стояли машины. Через несколько минут ещё один сход ледника. Мурашки по коже. Абсолютная тишина в команде.      Из-за крутизны подъёма часто останавливаемся, чтобы успокоить выпрыгивающее из грудной клетки сердце. Высота уже за 3 000м н.у.м. В 4-30 на связь вышел один из проводников американцев. То, что доложил нам Аслан, один из наших проводников, заставило нас задуматься над смыслом происходящего и жизни в целом. Один из американских охотников умер! Как потом оказалось, этот охотник вообще не должен был даже близко приближаться к горам по состоянию своего здоровья. Уже чуть забрезжил рассвет. Можно было разглядеть лица членов нашей команды. Каждый пытался осознать произошедшее. Не знали даже как на такое событие отреагировать. В группе воцарилась напряжённая тишина. Все ощущали некую дисгармонию и переживали за коллегу охотника.   Этот случай ещё долго будем обсуждать позже в лагере. Мы уже ничем помочь той команде не могли. Прошли уже почти две трети пути, и надо было спешить, чтобы оказаться во время в нужном месте. У погибшего были другие проводники, которые позаботились о необходимых в таких случаях мероприятиях. Они вызвали полицию и МЧС.      «Другие придут, сменив уют на риск и непомерный труд, пройдут тобой не пройденный маршрут!» В голове крутились эти и другие слова из песен В.Высоцкого о покорении горных маршрутов.        Помолчав и отдав дань ушедшему в мир «вечной охоты» коллеге, продолжили свой нелёгкий путь. Жизнь продолжается вне зависимости от потери товарищей. И мы на это не сможем повлиять никоим образом.      Так, почти на ощупь мы шли в вершине хребта горы Джимара, местами продвигаясь и на ногах и на руках. Над скалами уже показались огни Владикавказа. Город жил своей жизнью. Мы шли своим путём. Когда совсем рассвело мы смогли оценить часть того пути, который прошли. Только от одного взгляда вниз могла закружиться голова у неподготовленного человека. А мы это уже прошли. До сих пор, вспоминая этот маршрут, с трудом осознаю, как мы смогли его пройти с рюкзаками и оружием за спиной!      Ближе к вершине рельеф начал выполаживаться, и идти с одной стороны стало легче, с другой стороны высота была уже почти 3 500 метров. Сказывался недостаток кислорода. Часто подступала одышка.      Вот, наконец, мы на вершине хребта. Проводники осматривали противоположные склоны, где, по их мнению, можно было обнаружить туров. Но в этом месте туров не оказалось. Мы двинулись вправо вдоль хребта. Мимо нас метрах в двухстах пробежали самки с козлятами. Когда поднялись на хребет Джимара, то перемещались вправо низко пригибаясь, чтобы не быть обнаруженными турами. Нашли валуны и скрылись за ними от ветра в ожидании туров. Ждали около часа. За это время успели уже изрядно подмёрзнуть. Холодные камни и пронизывающий ветер, залезающий в любую оставленную для него щель, сделали своё дело. К тому же за время подъёма изрядно вспотели, и не вышедшая из одежды влага способствовала быстрому охлаждению организма.    Как только определились с местом, где необходимо было дождаться туров, тут же переменили одежду на более тёплую, которую взяли с собой. Опыт многолетних восхождений подсказывал мне, а я, в свою очередь, моим охотникам о необходимости иметь хорошую тёплую сменную одежду в такое время на таких высотах. Этот опыт очень нам помог в той ситуации.      В бинокль увидели стадо туров около 50-60-ти голов, двигавшееся в нашу сторону с противоположных хребтов на нашей стороне Джимара. Они шли как раз с той стороны, где должны были охотиться американцы. Аслан и Джамаль повели охотников на исходные для выстрела позиции. Я остался наблюдать с более высокой позиции. И вот через ближайший к охотникам хребет плавно его перетекая, двигалась целая «река» туров различных возрастов. Зрелище со стороны было завораживающее. Расстояние для стрельбы очень комфортное метров 70. Как только появились трофейные самцы, раздался первый выстрел, которым Канатбек остановил трофейного тура. Туры от неожиданности стали метаться в разные стороны, не понимая откуда для них исходит угроза. Леонид сделал пару выстрелов, одним из которых серьёзно ранил своего трофейного тура. Тур немного просел, остановился и перевалил через следующий хребет. К сожалению, для всех нас этот тур ушёл вниз, и добрать его в этот день мы не смогли.      Фотосессия на память, лёгкий перекус, трофей в рюкзак, мясо по другим рюкзакам и отправляемся в обратный путь. Оставаться долго на скальнике и на холодном ветру не очень, мягко говоря, приятно. Спускаться по тому пути, по которому мы поднимались, не могло быть и речи. Спуск был ещё более опасным, в плане того, что можно было бы просто сорваться в низ, не имея страховки. Пошли вниз противоположным склоном. Но и там спуск нельзя было назвать прогулкой. Если подъём занял у нас 7 часов, то спускались мы с поклажей около пяти часов. Главное спустились уже спокойно. Но это не означало, что спускаться было легче, чем подниматься. На чрезвычайно сильной усталости с большим грузом за плечами нас иногда покачивало на переходах через всё ту же каменную сыпучку.      Пока спускались, заметили птиц круживших над местом, куда ушёл раненый тур. Это – верный признак того, что зверь дошёл. Успокоили Леонида, переживавшего за выстрел. Его тура проводники нашли на следующий день и привезли на базу. К сожалению, птицы здорово испортили шкуру и мясо. Но, зато трофей не пропал даром, благодаря нашим проводникам.      Леонид смог добыть ещё и серну в последний охотничий день. В общей сложности мы были на ходу с рюкзаками и оружием около 13 часов. В заключении хотелось бы подводя итоги отметить, что такого трудного подъёма за всю мою практику я не проходил, да и вряд ли можно будет найти подъём сложнее. Да и по реакции проводников мы поняли, что даже они не ожидали, что подъём будет настолько сложным. Средний градус подъёма был около 50, а местами приходилось ползти буквально на четвереньках по склонам и камням на 70-ти градусном склоне. НО! МЫ ВСЁ ПРЕОДОЛЕЛИ НА ПУТИ К ЗАВЕТНОМУ И ПОЧЁТНОМУ ТРОФЕЮ!!! Хочется поблагодарить за помощь в охоте проводников Аслана, Джамала, Гию. Огромное спасибо выражаю Созанову Цара, Караеву Казбеку и Наташе Созановой за тёплый приём и внимание, оказанное нам в этой поездке.      Охота не была долгая по продолжительности, но по сложности с охотой на тура в Осетии вряд ли может сравниться какая-либо другая охота. Многие даже местные жители, с которыми мы позже контактировали, не могли представить, как мы поднялись по тому маршруту. Но, как говорится, дорогу осилит идущий!
19.07.2019
Фоторепортаж из-под небес

Фоторепортаж из-под небес

Асиф Ильясов хорошо знаком читателям нашего журнала и членам Клуба горных охотников по его все более редким (к сожалению) публикациям и фотоснимкам в нашем издании. Лично мне его фотоработы очень нравятся, и я была немало удивлена, узнав, что Асиф не обучался у профессионалов фоторепортажа, это его природный дар видеть мир в необычных ракурсах. Вообще Асиф способен удивить. Прежде всего тем, что своим жизненным поприщем с юных лет он выбрал вовсе не охоту, а большой спорт. Родившийся в апреле 1977 года в Шеки (а это один из немногих городов Азербайджана, расположенных в отрогах Большого Кавказа), Асиф с детства мечтал о карьере спортсмена. Родители – Акиф Гюлю оглу и Елена Григорьевна – поощряли увлечение сына. В результате он закончил Физкультурную академию и поступил на службу в Спортивный Клуб Армии. Асиф занимался боевыми единоборствами (бокс, кик-бокс, тэйквондо, бразильское джиу-джитсу), а в последующем стал членом сборной Азербайджана по регби. На спортивных площадках Асиф встретился и подружился с единомышленником – чемпионом Азербайджана и международных турниров по боям без правил Фаиком Бабанлы. Вдвоем они создадут через несколько лет хорошо известную сегодня горникам всего мира компанию Global Safari Azerbiajan. Но до этого будут многочисленные совместные охоты в республике, а потом и по миру. Спорт – это прекрасно, но век активного спорта не так долог, как хотелось бы. Временем Ч, когда пришлось выбирать, что делать по завершении спортивной карьеры, стал 2003 год. Совместно с Нариманом Зульфигировым друзья создали компанию «Мусадо», ориентированную на организацию горной охоты. Ее объектами стали водоплавающие и конечно же дагестанский тур. Основы организации, как и принципы самой охоты пришлось осваивать на собственном опыте, на собственных ошибках и достижениях.  В 2004 году друзья отправляются на охоту в Африку. Благоразумно была выбрана Намибия, хотя представления о том, что там «все просто», наткнулись на непредсказуемую реальность. Охота оказалась трудной, поиски трофейных зверей оказались довольно продолжительными и сложными. Тем не менее, вернулись домой с трофеями и весьма оптимистичным настроем. Друзья поняли – это именно то, что им нужно! С тех пор удалось побывать почти в сотне стран Африки, Северной Америки, Азии, Европы, Океании. Особая любовь сохранилась к Черному континенту, а вот ради адреналина друзья с тех пор отправляются в джунгли Южной Америки. Невыносимая жара, обилие ядовитых змей, заросли, в которых проложить путь можно только, активно орудуя мачете, проблемы с водой и пищей – вот те условия, которые больше всего привлекают друзей. Точнее сказать, не сами условия, а умение выжить в этих условиях, разумное, просчитанное поведение, психологическая стойкость и физическая крепость. Разумеется, Асиф и Фаик продолжают регулярные тренировки и находятся в прекрасной физической форме. За 16 лет работы в сфере охотничьего туризма Ильясов и Бабанлы научились многому, стали профессионалами в своем деле. Они не только могут безошибочно оценить качество трофея, наблюдая за животным в оптику, но и по фотографии назовут район Азербайджана и месяц, в который был сделан снимок тура. 2007 стал событием в жизни Фаика и Асифа – на свет появилась новая компания – Global Safari Azerbaijan, с которой за прошедшее с той поры время успели поохотиться многие иностранцы, а также многие члены КГО – такие как В. Резник, С. Ястржембский, В. Елисеев, С. Мазуркевич, В. Ким, В. Горб, Л. Палько, И. Раевский, С. Пузанкевич, С. Волочкович, А. Ким и другие. Global Safari Azerbaijan достигла значительных высот, но не останавливается в своем развитии, и в 2018 году государство выделило компании новые угодья в районе Шеки. Новая территория – это не только новые рекордные трофеи, но и новые заботы, и все больший дефицит времени. Тем не менее, друзья находят возможность уделять его своим хобби. Если Фаик с увлечением занимается таксидермией, продумывая композиции еще во время охоты, то Асиф снимает фильмы и делает превосходные фото. В коллекции Ильясова уже почти 100 фильмов об охоте в разных странах мира. Количество же фотоснимков, как и добытых трофеев, учету просто не поддается. Как уже сказано, Асиф не заканчивал курсов по фотоискусству, навыки фотографирования, по его словам, «пришли сами собой опять-таки в процессе охоты». И навыки эти оказались весьма впечатляющими, особенно если судить по тому, что они принесли автору немало первых мест и премий на различных фотоконкурсах, организованных как российскими охотничьими журналами, так и охотничьими изданиями иных стран. Жаль только, что на статьи о приключениях в горах и джунглях у Ильясова времени не остается. Было любопытно узнать, есть ли у Асифа мечта. Оказалось, что есть – он мечтает поохотиться на золотистого такина! Это необычное копытное живет в Китае, который с некоторых пор запретил охоту на своей территории. Что ж, мечта, наверное, и должна быть отчасти несбыточной, но оставляющей надежду когда-нибудь ее осуществить.
16.07.2019
Анастасия Гансовская