Войти | Регистрация

Авторизация пользователя

  • Стать горным охотником

    Стать горным охотником

  • Российский кубок горного охотника

    Российский кубок горного охотника

  • Дождь, снег, ветер и туман

    Дождь, снег, ветер и туман

  • Стать горным охотником
  • Российский кубок горного охотника КГО
  • Дождь, снег, ветер и туман

Articles

Баран Марко Поло

Охота Сергея Ястржембского в Пакистане

Охота Сергея Ястржембского в Пакистане в ноябре 2018 года. Трофеи - уриал Бланфорда и синдхский козерог.
24.05.2019
КГО
Стать горным охотником

Стать горным охотником

Недавно один молодой человек написал мне в месенджер, что увлеченно читает мои отчеты, они ему очень нравятся, и попросил рассказать, как ему стать горным охотником. Мне, конечно, было очень приятно, и я начал что-то рассказывать, но вскоре понял, что мой читатель ни разу не охотник, то есть полностью... Это, не скрою, поставило меня в тупик. Перед глазами пролетела бездна слов, знаний, лет... В общем, надо тему раскрыть. Читателя моего в первую очередь возбудили отчеты о ходовой горной охоте, так называемый бэкпакингхантинг – суровой романтики в таких охотах хоть отбавляй. Это самые сложные и ответственные выезды, опыт которых охотник набирает всю жизнь. И если горных охотников от общего числа охотящихся с ружьем не более пяти процентов, то тех, кто охотится на ногах с рюкзаком – пять процентов от горников. Конечно, статистика не официальная, но постоянно общаясь в соцсетях и профильных форумах, могу сделать такое предположение. И все-таки нет ничего невозможного! «Ген охоты» активирует любовь к путешествиям, приключениям и другим авантюрным наклонностям. Многие граждане живут с этим всю жизнь и не догадываются, что же им осенью дома не сидится, а это просто инстинкт. Латентного охотника можно определить по страсти к собирательству грибов и ягод, ловле рыбы и другим поведенческим симптомам, характеризующим мужчину как добытчика!  Страсть эта у каждого проявляется с разной силой, и многое зависит от окружения и наследственности. У меня вот отец, будучи ученым зоологом, абсолютно равнодушен к охоте и вообще пожизненный пацифист. Зато дед, сибиряк-медвежатник, подарил мне возможность слушать охотничьи рассказы и соприкасаться с его трофеями. А уже в 12 лет я получил в руки ружье 32-го калибра от папиного коллеги и впоследствии моего учителя.  Другой пример – бывший советник Президента России, господин Ястржембский. Впервые на охоту попал в возрасте сорока с небольшим лет, заболел-увлекся и теперь один из известных трофейных охотников. Это я к тому, что если вас торкнуло в зрелом возрасте, не пугайтесь, природа берет свое! Восхождение на олимп охоты, а горная охота – это безусловно верхняя ступень, потребует от вас значительных вложений средств и сил, поэтому для начала убедитесь, что это ваше. Одно дело читать, лежа на мягком диване, красивые отчеты, полные экстремальной романтики, другое дело – промерзнуть, промокнуть, убиться в хлам. Попробуйте найти единомышленников или подружиться с каким-нибудь охотничьим коллективом, чтобы на правах шерпа или повара выехать в такой тур. Если сложности вам понравятся, и проснется в сердце хищник, значит, вы на верном пути.  Следующий шаг – вам предстоит стать охотником! Для этого необходимо изучить охотминимум, правила охоты, сдать экзамены, прочитать статьи об этике и культуре охоты, охотничьей фотографии. Второй этап Второй этап – это приобретение гладкоствольного оружия, с которым в горах можно охотиться на птиц, разве что. Только после трех лет владения им вы сможете получить разрешение на приобретение нарезного оружия, необходимого для охоты на трофейных зверей. Выбор модели, марки и типа оружия – дело субъективное, но, если конечная цель стать горным охотником, выбирайте двустволку. Ружье должно быть легкое, не более 3 кг, 12-го калибра со сменными чоками. Марка не так важна, главное, чтобы ружье было прикладистое. Такое оружие подходит для всех горных охот на птицу и, что важно, сразу дисциплинирует охотника, приучает стрелять «редко, но метко». Гладкоствольный полуавтомат, по моему глубокому убеждению, использовать нужно только на охоте на гуся, который в горах встречается далеко не везде. Выбор одежды, обуви и прочего снаряжения – это тоже целое дело. Поэтому, не торопясь, нужно ознакомиться с публикациями в специализированных изданиях, на специализированных форумах. В частности, на нашем сайте это можно почитать в разделе «Рекомендации по подбору снаряжения для горной охоты, что, зачем и почему». Но коротко все же пробегусь. Одежда-минимум включает: термобелье, основной костюм, теплый костюм с верхней мембраной, кепки, шапки, перчатки охотника, рукавицы, желательно все покровительственной окраски. На самом деле этого набора для серьезных ходовых охот не хватит, но до них вам еще три года, пока не появится карабин. Обувь – горные ботинки, и можно еще взять резино-пластиковые сапоги (на первый снег и дождливую погоду). В последующем нужно будет иметь три пары ботинок для разных ситуаций и времени года. Сразу запаситесь хорошими спортивными носками и защитными гетрами на ботинки.  Рюкзак для этого этапа достаточно иметь от 30 до 40 литров. От хорошего производителя, с ортопедической спинкой и поясничной разгрузкой. В этот период маловероятно, что вам придется уходить в автономку на несколько дней.  Выбор палатки, по той же причине, тоже не самый важный предмет снаряжения. Будет достаточно любой двухместки, предназначенной для кемпинга или трекинга. Весом около 3 кг. А вот выбор спального мешка – дело ответственное. Он может быть тяжелым, но обязательно теплым, с температурой комфорта -10°С. Каремат или спальный коврик тоже практически любой с адекватными весовыми параметрами и объемом.  Кухонное снаряжение: небольшой набор полевой посуды и газовая горелка. Этого будет вполне достаточно. Прочее снаряжение по списку: нож – всецело на выбор охотника. Мой фаворит – шведский нож «Мора».  Фонарик налобный – советую брать проверенный американский Princeton tec. Бинокль дешевле 200 долларов не покупайте: цена оптики напрямую зависит от качества линз, в плохой вы ничего не увидите.  Как правило, до места охоты добираться будете на машине или лошади.  С лошадью проще – ее арендуют на месте, а вот с автомобилем – вопрос. Мест, куда можно было бы доехать на обычной машине и прилично поохотиться, практически нет. Поэтому готовьтесь на серьезные затраты. Праворуких «проходимцев» больше нет, и выбор внедорожников очень сузился. Самым бюджетным стал новый УАЗ «Патриот». Машина не идеальная, но при минимальных вложениях вполне достойная. В хорошем состоянии с легким тюнингом обойдется в $ 12 000-14 000. Затем, у меня в рейтинге, семейство разнокалиберных джипов от Toyota и Nissan. Верхнюю строчку занимает подготовленный Ландкрузер 200 GX. Такая машина обойдется тысяч в $ 40 000-45 000, если взять с небольшим пробегом.  Конечно, авто вы будете использовать и для других целей, поэтому считать это чистым вложением в увлечение охотой нельзя, но знать бюджет нужно!  Все вышеперечисленное дает вам потенциальную возможность начать охотиться в горах и не только. В первую очередь на птицу: фазан, кеклик, улар, во-вторых, на копытных, загонные охоты на которых практикуют в некоторых хозяйствах, или на волка. В принципе, можно пробовать охотиться на копытных с подхода, но мест таких, где можно подойти на дистанцию 50-100 м, у нас в Казахстане, например, совсем не много.  В процессе этих горных охот вы поймете свои физические кондиции. В горах самым важным является ваша выносливость. Можно провести несколько несложных тестов, например, для нормально подготовленного к горам охотника подъем налегке от гостиницы Шымбулак до перевала Талгар (800 вертикальных метров) займет около полутора часов, если у вас вышло больше двух часов, то немедленно начинайте заниматься в спортзале. Налегайте на кардиопрограммы на дорожке, велотренажере, эллипсе и степпере, то есть на тех тренажерах, нагрузка на которых идет на ноги. Подробнее о физической подготовке читайте в теме «Физиология спорта, или как городскому жителю подготовиться физически для охоты и путешествий в горах».  Через три года, собрав необходимые документы и медицинские справки, можно отправлять документы через Госуслуги на получение разрешения на приобретение нарезного карабина. Третий этап Для горной охоты это будет болтовик в хорошем горном калибре: 7 Rem Mag, .300 Win Mag. При выборе карабина знайте, 90 % производимых известными марками винтовок имеют достаточную кучность для горной охоты в районе 1МОА (около 3 см на 100 метров), так что руководствуйтесь бюджетом и личными предпочтениями. Мои таковы: на первом месте вес, все мои карабины без обвеса несколько менее 3 кг. Второе – модульность и возможность смены ствола и калибра (для Казахстана с ограничением в два нарезных ствола это хорошая опция – дополнительные стволы за отдельную единицу оружия не считаются).  Все остальное не так принципиально. Дульный тормоз, крепление под оптику, тип затвора, наличие отъемного магазина и механических прицельных приспособлений, количество патронов в магазине, наличие антабок, тип затвора, материал ложи и ствола влияют в основном на цену и немного упрощают жизнь охотнику. Параллельно с покупкой ружья присматривайте оптический прицел. Он должен быть с переменной кратностью в нижнем увеличении не больше шести, в верхнем – не меньше девяти. По мне, оптимально 4-16. Внешняя линза от 40 до 50 мм, обязательна тактическая турель вертикальных поправок. Все это необходимо для быстрого внесения поправок потому, что охота в горах допускает выстрел на 500 и более метров.  Выбор фирмы-производителя целесообразно делать из списка популярных и зарекомендовавших себя производителей из США, Европы и Японии. Китайцы пока качеством не блещут и для ответственных охот не подходят. Вместе с этим придется приобретать бинокль с дальномером или хотя бы просто дальномер. Эти приборы, как и прицелы, лучше покупать фирменные. Хотя для дальномера это не так критично – от воздействия силы отдачи при выстреле они защищены, а дистанцию в целом измеряют, пусть и не так хорошо, как продукты флагманских компаний. Вслед за подбором патрона и типа пули для этого оружия предстоит несколько сотен выстрелов по бумаге – необходимо «обкатать» ствол, прострелять все дистанции до 700 метров, научиться пользоваться баллистическим калькулятором и понять основы баллистики. Главное же, что при этом вы приобретете навыки стрельбы с использованием оптического прицела. Это совсем не просто, требуется тренировка не только в прицеливании, но и в поиске намеченной цели в оптику. Хорошо помогают тренировки в «слепом прицеливании». Это когда из положения лежа вы выбираете глазами какую-нибудь цель (куст или камень) и, закрыв глаза, наводите туда винтовку, затем с открытыми глазами корректируете положение винтовки. В конце концов, механика движения рук будет четко соответствовать выбранному направлению.  Теперь самое время стать членом Общества Охотников и Рыболовов. Это позволит вам ощутить себя частью большого охотничьего коллектива, но главное, вы получите возможность охотиться на льготных условиях в угодьях обществ, которые составляют большую часть охотничьих угодий в странах СНГ. Как патриот ООиР «Табигат», в котором более 12 хозяйств, жителям Республики Казахстан я рекомендую вступать именно в него. Количество лицензий, выдаваемых у нас в стране на копытных, так мало, что, по расчетам, на одного охотника выпадает возможность охотиться на козерога не чаще одного раза в тридцать лет. В КООР «Табигат» высоки шансы выкупить лицензию в первый год. Ну, и перед сезоном Перед сезоном снова повторите охотминимум. Это необходимо, чтобы вспомнить правила охоты, особенности биологии животных, этики и культуры охотника и основы охотничьей фотографии. За пару месяцев перед сезоном критично оцените свой охотничий гардероб. Чем больше охочусь в горах, тем больше понимаю, что универсального комплекта нет. Сезон охоты в горах начинается летом, а заканчивается зимой. Поэтому приходится все элементы снаряжения дублировать, как минимум, посезонно. Поэтому опять вкратце об основном:  * белье нательное синтетическое (речь идет о трусах до колена и майках типа футболка; хлопчатобумажное не подходит, поскольку быстро намокает и медленно сохнет)  * термобелье – две пары (одно – тонкая синтетика для лета камуфляжной или покровительственной расцветки, второе теплое – из шерсти мериноса или качественной синтетики и тоже покровительственных тонов) * брюки – однослойный софтшел или просто стретч-синтетика (для лета) * брюки – двойной, утепленный флисом софтшел (для осени-зимы) * штаны, утепленные синтетикой или пухом, желательно самосбросы (потребуются на засидках в лагере или при сильных морозах) * штаны-дождевик с мембранной тканью, обязательно самосбросы (работают постоянно, брать в первую очередь, желательно на размер больше основного костюма) * куртка – однослойный софтшел или просто стретч-синтетика (для лета) * куртка с двойным, утепленным флисом софтшелом (для осени-зимы) * куртка, утепленная синтетикой или пухом, желательно с мембраной (потребуются на засидках в лагере или при сильных морозах) * куртка-дождевик из мембраны (работает постоянно, брать в первую очередь, желательно на размер больше основного костюма, чтобы можно было поддеть утепление) * носки – 4 пары (две с шерстью, две с кулмаксом для лета) * ботинки без утепления с высоким 8’ берцем, горным протектором и мембраной (это для теплого времени) * ботинки с берцем 14’ с утеплением не менее 1000 грамм (на позднюю осень и зиму) * перчатки из софтшел (демисезонные и теплые на мороз) * кепка типа бейсболка (для лета) * кепка с отложными ушами (зимняя) * флисовая шапочка тонкая  * флисовая шапочка толстая * маскировочный халат белого цвета Согласен, список немаленький, но не забывайте: что-то у вас уже скопилось за три подготовительных года. Спецификацию снаряжения для ходовой охоты, с которой у нас все началось, тоже надо пересмотреть. Большая тройка должна быть легкой и высокотехнологичной.  * рюкзак штурмовой для одно-двухдневной охоты (30-40 литров, с поясничной разгрузкой и креплением для винтовки) * рюкзак экспедиционный (желательно с трансформируемым объемом от 70 до 120 литров) * палатка штурмовая двухместная весом не более 2 кг (лучше две – однослойная для теплого времени и двухслойная на осень; очень рекомендую Naturehike – лучшее соотношение веса, цены и качества!) * спальный мешок (обычный уже у вас есть, добавьте к нему пуховый на температуру комфорта -10°С)  * каремат (есть смысл приобрести надувной облегченный коврик, утепленный каким-нибудь наполнителем, в холодный сезон он сделает ваши ночевки комфортнее) * аксессуары: трекинговые палки, солнцезащитные очки, мультитул, фляга или гидратор, нож, аптечка... Здесь нужно сказать, что более подробно обо всем снаряжении горника регулярно публикуются материалы в «Магии настоящего САФАРИ» и на нашем сайте ProHunt.rz. Разумеется, это далеко не все, чем еще придется разжиться, но все остальное – это мелочи, без которых можно обойтись... Ну вот, вы готовы к горной охоте! Первые несколько лет старайтесь охотиться с опытными проводниками, наблюдайте за ними, постоянно биноклюйте, ищите дичь в оптику, даже если вам кажется, что это бесполезно, и вы ничего не видите.  Поверьте, все через это проходили, рано или поздно глаз научится находить зверя. Без навыка самостоятельного поиска и обнаружения дичи вы охотник только наполовину. Помните об основных правилах: подход лучше делать сверху и с подветренной стороны. Дикие звери в десятки раз лучше слышат, видят и обладают уникальным обонянием, поэтому нужно как можно меньше шуметь, мелькать, блестеть и создавать непривычные ароматы.  Это конечно не все, что потребуется, чтобы стать горным охотником. Это увлечение потребует от вас развития таких навыков, как точная стрельба, чтение следов животных, искусство использования манков, лошадиная выносливость и многое другое. Главное –верить в себя и в свои силы, прислушиваться к советам опытных охотников и наставников, и у вас все получится! Ни пуха, ни пера!
06.05.2019
Под ногами – Восточный Саян

Под ногами – Восточный Саян

Саянский хребет тонул гольцами в молоке низкой облачности, ветер носился вихрями по мохнатым ущельям, временами взлетая к суровым «жандармам» из серого гранита. Охотники стояли на отвесных уступах, подставляя лица теплым потокам восходящего воздуха. По губам бродили счастливые улыбки, под ногами открывалась потрясающая воображение картина зажатого в скалистые теснины Енисея… Профессиональный путешественник все время пребывает в состоянии поиска места, где человек еще не успел вмешаться и испортить шедевры, тысячелетиями создаваемые Природой, или Всевышним. Зачем я еду в Саяны, спросили меня домашние. Не раздумывая, ответил: для того, чтобы это увидеть! С одной стороны еще Западная Сибирь с едва ли не среднеазиатскими пейзажами, с другой – через Алтай – уже Сибирь Восточная с могучим Енисеем, заполняющим собой пространство между горных круч.  Сочетание строгости камня и мягкости воды, бирюзы неба и изумруда летней тайги – все это не дает мне покоя еще с визита на Байкальский хребет и заставляет искать подобные места в разных уголках планеты. В прошлом году наткнулся в интернете на фотоотчет шведского охотника о неизвестных мне местах в России. После долгих выяснений узнал, где находится это охотничье хозяйство и кто его владелец. А также узнал, что туда ездят в основном скандинавы, и на ближайшие три года все лучшие даты выкуплены.  Надо сказать, что своему испанскому другу я обещал охоту на алтайского козерога, но в связи с ее закрытием в национальных парках Казахстана, возможность выполнить обещание была потеряна. Поэтому предложил поехать в Сибирь – за сибирским козерогом. Организатор рекомендовал ноябрь, но у Джорди в это время было много работы. Оставалось окно только в августе. С трудом, но договорились. И хотя в такое время козероги прячутся на самом верху, нас это не остановило! Так начался обратный отсчет до конца августа 2018 года.  Добирались до места долго. Сначала самолетом из Алматы через Москву в Сибирь, затем пару сотен километров на машине до Енисея, потом еще несколько сотен километров на быстроходном катере вверх по течению. Что испытываешь, когда отрываешься от цивилизации, а ближайший населенный пункт в сотнях километров? Правильно – СЧАСТЬЕ!!!  Гуд шот Базовый лагерь оказался опрятным, в скандинавском стиле. Вечером познакомились с проводниками, а утром вышли в горы. Выкидной лагерь был запланирован на водоразделе, туда уже занесли палатки, провизию и воду. Мы шли с полным набором снаряжения, поднимали свои палатки и спальники на случай, если придется перемещаться по гольцам. С первого же дозорного места, еще у реки, определили несколько групп козерогов. Самчишки, правда, небольшие, самки с козлятами, но уже приятно...  Наконец дошло дело до монотонного вертикального подъема длиной в километр. По дороге несколько раз останавливались, спотили и даже чай пили. Уже почти на гребне нас накрыло мощной грозой с градом, громом и молниями. Прятались под куском полиэтилена, прихваченного на такой случай гидом. Надо отметить, что всю дорогу мы видели козерогов – группами от 2 до 15 голов они паслись после дождя на всех открытых участках.  За пару часов до заката удалось добраться до выкидного лагеря. Времени на установку уже не было, поэтому сразу вышли на дозорное место и нос к носу столкнулись с группой из четырех козликов, которые, попозировав нам, спустились метров на двести ниже. Неожиданно из леса, в котором мы собрались переночевать, вышло стадо самцов! Больше полутора десятков голов! Но все от пяти до восьми лет. Напомню, что трофей у сибирского козерога значительно меньше, чем у среднеазиатского. Так, у чемпиона алтайского козла – 135 см, а у тяньшанского козерога – 160 см. Отсутствие старого самца особо не расстроило – путешествие только началось, и мы с удовольствием снимали происходящее на фото и видео. День заканчивался, козероги паслись ниже нас метрах в двухстах. И вдруг из-за соседней гривки вышла группа животных с матерым самцом во главе. В сумеречном свете была явственно видна его белая шея. Присмотрелись в оптику: точно – трофейный! Джорди решил не искушать судьбу, что очень профессионально: есть трофей – надо брать! В мою задачу входило снимать охоту и немного ему ассистировать. Козлы, как назло, сбились в одну кучу, но в конце концов выстрел прозвучал. Козерог упал, как подкошенный.  Гуд шот – отличный выстрел! Радость, обнимашки, поздравления... В последних лучах солнца провели фотосъемку, разделали трофей и поспешили вернуться в лагерь. Вечер имел кулинарно-фольклорное продолжение – жарили печенку и вырезку, пили ром и травили охотничьи байки. Находители приключений Утром второго дня не спеша собрали лагерь и начали спускаться – нужно было провести первичную обработку трофея и вынести мясо. Нещадно палило солнце. Не знаю, кто как, но я устал больше, чем за день до этого на подъеме.  В лагере отдыхали, купались в реке, парились в бане. Повар Вася на базе творил кулинарные шедевры и всячески нас закармливал. Вечером пошли со спиннингом на реку. Местные отнеслись к этому с некоторым скепсисом, но, когда за полчаса мы надергали отличных окуней, ребята тоже вооружились снастями. Джорди на следующий день решил остаться на базе – вечером хотел поохотиться на косулю. А мы с Василием, нашим гидом, в пять утра снова вышли в горы. Задача первая – добраться до горного лагеря и забрать часть вещей и продукты, задача вторая – в течение дня перейти на другой участок. Поднимались в тыр по южному склону, шли тяжело, затаскивали воду. В полгоры на соседнем склоне наблюдали елика, еще пара самцов отчаянно бранилась из зарослей. Карабкаться вверх без тропы всегда очень непросто, но за пару часов все-таки дошли.  Жаль, неправильно понял аутфиттера и с рюкзаком ошибся. Из переговоров мне показалось, что балаган поставим у реки, откуда будем выходить вверх каждый день на охоту, поэтому взял небольшой штурмовой рюкзак. Если бы знал, что охота будет в стиле бакпакингхантинг, выбрал бы побольше. Короче, мой шлюмбержак был обвешен кучей снаряжения и раздут, как бочка.  Снова подъем. Тропа идет местами по гребню, но в основном в лесу. Тайга тут разная, иногда даже приятная, светлая и не захламленная, но иногда просто дремучий лес из страшной сказки – вся в лишайниках, заросшая мхами и зарослями рододендрона. Где-то на середине пути после пары часов выхода из первого лагеря чуть не случилось ЧП. Идем мы, значит, с Василием, болтаем о том, о сем, как вдруг метрах в двадцати поднимается медведь. Здоровый взрослый самец черного цвета. Естественно, срываю карабин с плеча, щелкаю затвором, мишка встает на задние лапы, но потом разворачивается и бежит прочь. В принципе, ничего страшного не произошло – медведь спал, а тут мы.... Идем дальше. Замечаю, что-то мелькнуло в кустах метрах в двухстах впереди, правее нашего курса… А ведь медведь-то налево убежал. Говорю Дяде Васе, что дело неладно. Решаем выйти на полянку правее, где нет деревьев и кустарника. Сбрасываем с плеч рюкзаки, стоим. Тут я еще немного правее глянул, и вижу крадущегося вдоль кустов медведя. Мы неторопливо, если сравнивать со скоростью звука, перемещаемся на дальний край полянки, а медведь в рододендрон – нырк. Василий сильно удивлен: неужели скрадывает нас? Сейчас, говорю, узнаем – если с другой стороны кустов появится, стреляю. И точно, секунд через 30 медведь выходит из кустов прямо к нашим рюкзакам!  Глядя ему в глаза, я понимаю, что он еще до конца не решил, кого будет есть первым. Я же, нисколько не сомневаясь в том, что помимо двух тысяч долларов за лицензию на него мы потеряем еще и минимум два дня, так как придется снова спускаться-подниматься. В общем, стреляю поверх мохнатой головы. Зверь подпрыгивает от неожиданности и бросается прочь. На склоне, метрах в трехстах, выскакивает… потревоженный волк, и пока я думаю, стрелять в него или ожидать атаки медведя, серый благополучно скрывается в кустах.  - …!!! …! …! – вслед медведю кричит Дядя Вася. В его практике это первый случай такого поведения медведя. В моей – третий. Что было бы, если бы мы были без ружья?! Перевели дух немного, обругали косолапого по-всякому и дальше пошли. День выдался жаркий, и пока добрались до лагеря, воды выпили половину. К пяти залагерились, и – на площадку для наблюдений. К сожалению, ничего интересного нам этот вечер не принес, только с десяток самок с козлятами. Очень устали, поэтому, похлебав супчика, улеглись спать.  Другой человек Поднялись до рассвета, допили остатки воды и отправились проверять с гребня отщелки. Вся грива была завалена горелым лесом. Видно, частенько деревья молнией бьет. Идти по такому бурелому – отдельный кайф. Трава за много лет заплела ветви упавших лиственниц, и нет гарантии, что в этом месте ты не провалишься по пояс, ободрав ноги о сучья. Старались ходить только по стволам, перепрыгивая с одного на другой, как эквилибристы. За пару часов просмотрели в деталях несколько километров скалистых склонов – основного биотопа сибирского козерога. Но кроме самок и молодых самцов ничего интересного не обнаружили. По карте было видно, что на территории хозяйства это не основной скальный массив, и в качестве плана Б я рассчитывал сменить локацию, чтобы поискать трофейных самцов в более перспективных местах. Начал «закидывать» своему проводнику, но тот как-то от ответа уходил, что показалось странным. В конце концов Василий не выдержал и признался, что это невозможно, так как там сейчас охотится ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК! Тут пазл и сложился: необычная активность в базовом лагере, загадочный вид главного менеджера и прочее, и прочее. Оказывается, даже по центральному телевидению показывали… Проводник чувствовал себя неловко, но я поспешил его успокоить и сказал, что и тут найдем, раз такое дело. Действительно, уже в девятом часу в трех километрах выше по ущелью заметил большого рогача. Внутри екнуло и сразу отлегло: что делать дальше – ясно. А пока собирались, Василий разглядел ниже нас спящего марала, и это еще больше подняло настроение! Оставалось сделать всего-ничего: дойти до палаток, найти воду, перенести лагерь и обнаружить этого козла вечером.  Так и поступили. Найти воду! Больше всего меня смущала идея искать воду в лесу. Сразу вспомнился старик Конфуций с его черной кошкой, но Василий убедил, что обязательно найдем «мочажины» – естественные скопления воды в лесу. Меня смущало начало этого впервые услышанного слова – «моча». А главное то, что за весь пройденный многокилометровый путь мы ничего похожего не видели – лес был сухой. Больше всего боялся, что будем ходить по тайге, измотаемся, а воды так и не найдем.  Но буквально через час ходу к лагерю под №3 воду нашли! Мочажина оказалась обычной лужей с чуть зеленоватым оттенком. Возле нее обнаружились дикие плантации черной смородины и брусники. Устроили привал и накипятили чаю! На душе стало окончательно спокойно. Тайга по гребню была светлой, для взора и души приятной. Пушистый ковер из толстых мхов и лишайников смягчал наши шаги, грибы всех цветов и форм горели ярким орнаментом на зеленом бархате, брусника и костяника светились рубинами в тонких лучиках света, пробивающихся сквозь лиственничный полог леса. Острые пирамиды скал вставали под кронами небольшими причудливыми островками, подобно затерянному миру из кэмероновского «Аватара».  Иногда с громким шумом с дерева срывался каменный глухарь, а порой взмывала с тонким писком стайка рябчиков. Очень хотелось верить, что мы тут первопроходцы. Хотя сознание не оставляло надежд – это было, несомненно, не так, этот лес человека видел. И не раз. Василий в нем провел последние тридцать лет. В какой-то момент мы вышли к небольшой вершине. На глаза попались остатки тригопункта, установленного в нереально далеком 1932 году… Да, время первооткрывателей нашей эры закончилось между 30 и 60 годами минувшего столетия, когда силами геодезических и геологических экспедиций была дотошно исследована и подробно описана вся территория необъятного СССР. От размышлений оторвал резкий свист и движение в кустах в метрах тридцати от нас. «Шо, опять?!» К счастью, это была кабарга – небольшой олень серого цвета с длинными клыками вместо рогов спрятался в чаще, возле небольших скалок. Постояв там секунд десять, зверь бесшумно скрылся в сумеречном лесу.  - Открывается тайга перед вами, – уважительно произнес проводник,  - Да, открывается, – согласился я и отшутился: – Главное, чтобы в объятьях не задушила. Друзья говорят, что охотничья удача меня любит, но проведите в лесу столько же времени, сколько и я, и вас полюбит. А может, как один старый охотник сказал, это бог охоты воздает нам за дела хорошие, за то, что природу любим...  Мысль эта мне понравилась, но развить ее не получилось – пришли к пункту №3. Времени было около 15 часов. Быстро установив лагерь, повалились на спальники и уснули без задних ног. Организм за дни экспедиционных мытарств истощился. Сильно помогали изотоники «Изостар». Влажность тут высокая, как в тропическом дождевом лесу, пот ручьями течет, а электролиты восстанавливать надо – в день минимум три литра выпивал, плюс чай и супы. Есть вообще не хотелось, питался только углеводными батончиками и шоколадом с сухарями.  Трофей На вечерку вышли подготовленными – ствол карабина почищен мягким шомполом, антабки смазаны салом, линзы протерты салфетками. Сели спотить. Темнеет, по «Гармину», в 19.56, но низкая облачность сгустила сумерки уже в семь. Как раз минут через десять показались первые рогачи. Правда, исключительно молодежь.  Они совершали странные маневры: то выходили, то заходили в лесной колок ниже нас метрах в шестистах. Прятаться днем в лесу их заставляет нещадно палящее в этой части Сибири солнце. Думаю, в горах Заилийского Алатау сейчас прохладнее. Уже практически закат, а трофейных нет. Неожиданно молодежь собралась в группу и решительно перебралась в соседний распадок. Мы тоже решили поменять место – рванули бегом за гривку левее, а там – дальше на склон с доминирующей скалой.  Уже в сумерках я увидел суперов, которые только вышли из соседнего леса и стали пастись. Мы сразу начали скрадывать, да так быстро, что пот глаза заливал. Финальный подход делал сам, оставив гида на гребне. Главное, чтобы света хватило увидеть прицельную марку (уже забыл, когда менял батарейку в своем видавшем виды «Вортексе»). Информация для педантов: карабин Christensen Arms custom carbon 300 Win Mag; Vortex scops Viper 4-16x50; Federal ammunition 180 gr Accubond; Kryptek gear; Shlumberjack carbine 2500 backpack; Harris bipod.  Больших самцов было два, но к моменту, когда подкрался на расстояние уверенного выстрела, в зоне видимости остался только один. Значит, выбирать не придется. Быстро приложился на камне, но в последнюю секунду козерог запрыгнул в большой куст и скрылся из вида. Чуть сменив позицию, увидел другого козла, и это точно был тот красавец, которого засек утром. Не раздумывая, поймал лопатку в оптику и выстрелил. Пара самок и один самец опрометью кинулись бежать. Только одна самка стояла и смотрела в кусты... Поймав в прицел направление, увидел поверженного козерога! Василий сверху закричал, мол, бей еще, убегает! Но я сделал отмашку руками и крикнул в ответ, что все, мы победили! Буквально в последних лучах сделали фотосессию, сняли трофей и скинули требуху. Голову укрепили на дереве рядом, чтобы не попортили дикие звери. А дальше, собрав остатки сил, пошли наверх, в лагерь – 600 вертикальных метров по заросшему колючей караганой склону. Добрались глубокой ночью, лесную дорогу хорошо освещала луна, страшно не было. Сил хватило только на чай из мочажины.  Утром опять работа: лагерь на спину и – за добытым. А потом еще шесть часов до лодки по непроходимой тайге. Остановились только раз на избе Василия у ручья. Вечером, после бани выпили немного вина, привезенного Джорди и обменялись историями о том, кто как провел эти дни. Испанец, как оказалось, тоже на месте не сидел и добыл хороший трофей сибирской косули.  Остается добавить, что аутфиттером выступила компания Prohunt.KZ, за что им отдельное спасибо. 
29.03.2019
Али Алиев
Буду помнить всю жизнь

Буду помнить всю жизнь

Наступил декабрь, последний месяц охоты на копытных на территории Республики Казахстан. Чем же привлекателен этот зимний месяц для охотника помимо того, что дает последнюю возможность закрыть лицензии? А привлекателен он тем, что хорошие трофейные экземпляры горных козлов с большей вероятностью покинули труднодоступные вершины и спустились в лиственную зону, где переждать непогоду и холод гораздо легче (хотя есть конечно и те, кто всю зиму остается наверху, если солнцепеки открыты и есть возможность кормиться). В преддверии новогодних праздников решил поохотиться несколько дней в Алматинской области – на руках имелась одна незакрытая лицензия на самца сибирского козерога. Договорившись о времени и дате с егерем, начал подготовку. Дневная температура постоянно держалась на отметке ниже нуля, что настраивало на выбор одежды из теплой, но ходовой линейки. Много лет использую модель «Кадог» известного горным охотникам бренда «Криптек». Одежда хорошо работает на ходу, даже при температуре минус пятнадцать градусов, хорошо отводит влагу от тела в сочетании с термобельем «Мерино». Теплый спальный мешок. Обязательно солнцезащитные очки, иначе можно сильно подпортить глаза. В машину закинул пару лопат и обязательно цепи. Плюс всегда беру один дополнительный спальник для егеря (спать скорее всего будем в машине). Цепи у меня надеваются только на задние колеса, но хорошая зимняя резина с шипами отлично вгрызается в мерзлую землю и лед. Вот и все – вещи сложены, впереди горы. Егеря забрал из дома в десять часов вечера, чтобы не стоять в пробках. По пути заправили машину и выпили кофе. Дорога была сухая (в отличие от обратной дороги домой – при плохой видимости и чистой наледи время в пути возросло раза в три). Путь прошел в разговорах и обсуждениях планов на утро. В угодьях, куда мы ехали, я уже бывал весной и осенью, так что примерно представлял места охоты. Больше всего переживал за подъем в предгорья – речка в одном месте перемерзает, и образуется наледь… Свернув с трассы, надели цепи, чтобы потом не мучиться на склоне. Снега было немного, но по ущелью то и дело пробивались через передув. На наледи цепи сильно облегчили задачу! Лед был крепкий, и машина с легкостью прошла опасный участок. Весь путь до базового лагеря (места, где планировали оставить машину) занял три часа. Ночь. Попив чая из термоса, легли спать. Проснулись с первыми лучами солнца – вставать затемно не имело смысла, поскольку мы никуда не спешили и по светлому времени планировали найти следы и самих зверей. На улице стоял хороший минус. Закипятили воду, что в наше время очень простая задача, если есть современная горелка. Разогрели гречневую кашу с медвежатиной и плотно поели. В горы шли по «строчке», которую оставил молодой кабанчик. Через некоторое время на противоположном склоне срисовали двух косуль. Они лежали с теневой стороны, друг напротив друга, наблюдая, нет ли хищников поблизости. Пройдя километров шесть и набрав высоту в четыреста вертикальных метров, стали биноклевать.  Первую группу егерь заметил в трех километрах от нас. Пять коз и один молодой козлик. Понаблюдав за ними, пошли дальше. Наша цель – взрослый самец. По моим наблюдениям и рассказам егеря, такие здесь есть. Остаток дня провели в пути. Видели группу уларов на южном склоне. Тут практически не было снега. Очень интересный контраст – на севере снега по колено, а на юге можно сидеть и загорать на солнце.  Спустившись к машине, решили попробовать пробиться в другое ущелье. Переехали в него уже в полной темноте. Склоны тут были гораздо круче, но с рассветом мы увидели большое количество следов и переходов. Правда, были они весьма далеко. Но мы парни крепкие и покорять горы нам не впервой. Трекинговые палки в этот раз я не взял, о чем пожалел позже. Егерю дал свой рамный рюкзак, который хорошо себя зарекомендовал при выносе мяса. Этот рюкзак потом сослужит мне хорошую службу. Стоял солнечный, морозный день, было много следов на снегу, и чем выше мы поднимались, тем они оказывались свежее. И все-таки по ходу восхождения зверей не видели. Только когда прошли больше пятнадцати километров и набрали шестьсот вертикальных метров, заметили группу козерогов. В ней были три хороших самца с отличной базой рогов и три текухи с двумя сеголетками. Звери паслись на противоположном склоне, через ущелье. Необычным показалось, что теки держались близко к лесу. Начали их скрадывать. Пройдя по тропе, сократили расстояние до пятисот метров. Можно было стрелять, но я предпочитаю, если есть возможность, подходить ближе и увеличивать таким образом свои шансы. Поспешный выстрел потом может сниться всю жизнь, будешь перематывать его в голове сотни раз. Не люблю стрелять через ущелье – не знаешь, как подует ветер. Особенно если нет травы, то его направление практически невозможно определить. Крадясь как барс, наблюдая добычу краем глаза, стал выбирать место для выстрела. Но места не оказалось: крутой склон с осыпью, без крупных камней и деревьев. Не было даже смысла выдвигать сошки. Егерь шел впереди. Посмотрел ему на спину, и тут меня осенила идея – попросил снять рюкзак.  Поднявшись по мерзлой осыпи, замерил дистанцию – почти триста восемьдесят метров. Угол в тридцать пять градусов. Егерь заломил кустик и поставил поверх сломанных веток рюкзак с непромокаемым мешком внутри в виде рулона. Я выдвинул сошки. Куст под рюкзаком и карабином ходил ходуном. Но, что делать?! Козел стоял грудью ко мне. Палец медленно потянул спусковой крючок, перекрестье прицела колебалось в области убойного места. Выстрел! Потом тишина. И уши режет голос егеря: «Промах!» Как промах?! От таких пуль не уходят! И в то же мгновение слышу: «Нет, готов!» Все! Сразу все отступило – холод, метры, жажда.  Поймал козла в прицел. Тот лежал за кустом арчи. Только рога хорошо виднелись на фоне серых скал. Остальные медленно поднялись вверх и скрылись за перевалом. Взяв карабин, отправился забирать добычу. Проводник остался на склоне для координации. Быстро поднялся по осыпи, подошел к добыче. Козерог дошел. Я попросил его простить меня и отдал почести Байанаю. Когда спустил добычу вниз, дал себе время отдохнуть. Заварили чай, посидели и принялись за работу – начали разделывать. Мясо срезали с костей, так как лишний вес нести не хотелось, да и было достаточно далеко до лагеря.  Наконец погрузили все мясо в мешок. При помощи егеря взвалил ношу себе на плечи, и мы пошли. По пути в лагерь вспоминал былые охоты и уже строил планы на следующий год. Этот год можно считать закрытым. Но то, как он был закрыт, буду помнить всю жизнь.
09.02.2019
Роман Полисецкий
Российский кубок горного охотника

Российский кубок горного охотника

Прошло три полных года с момента учреждения Клубом горных охотников Российского кубка горного охотника (Russian Mountain Hunting Award). Напомним, что этот кубок присуждается за добычу 13 видов и подвидов (по версии КГО) горных охотничьих животных, обитающих в России. На сегодняшний день лауреатами награды стали восемь человек из трех стран – России, Беларуси и США. Два года назад мы рассказывали об этой награде и истории ее создания, но читателей журнала и Клуба горных охотников становится все больше, а потому нам кажется уместным напомнить читателям «Магии настоящего САФАРИ» о необыкновенно красивом призе. Это произведение искусства имеет традиционную форму русского ковша, выполненного из хрусталя и украшенного по верхним граням посеребренной бронзой. Металлическое украшение представляет собой стилизованные скалистые образования, на одном краю которого находится горный баран, а на противоположном – охотник. Размышляя над формой приза, оргкомитет клуба пришел к решению отталкиваться от тех исторических наград и знаков отличия, которыми в Российском государстве награждали за выдающиеся заслуги на протяжении многих веков. В конце концов остановились на традиционно русской форме – ковше. Ковш, как посольский или императорский подарок, восходит к традициям русской братины. Такая форма была популярна среди мастеров российской школы ювелиров XIX-начала ХХ вв., поставщиков Императорского Двора – Ивана Петровича Хлебникова, Павла Акимовича Овчинникова и других. Истории известны императорские знаки отличия, имевшие форму ковша с серебряными композициями и вручавшиеся в начале ХХ века. Например, ковшом с композицией «Охотник с рогатиной и медведь» император Николай II награждал особо отличившиеся военные части во время Первой мировой войны. Посеребренная бронзовая композиция Российского кубка горного охотника создана петербургским скульптором Владиславом Масловым, одним из лучших скульпторов-анималистов нашего времени, работы которого широко известны как в области станковой скульптуры, так и в области скульптуры малых форм. Хрустальная чаша изготавливается на Дятьковском хрустальном заводе в Брянской области. Приз, как уже сказано, вручается за добычу 13 разновидностей горных животных России: Баран снежный колымский Баран снежный корякский (добытый на Корякском нагорье в Камчатском крае) Баран снежный охотский Баран снежный якутский Баран снежный камчатский Баран снежный чукотский (добытый на Корякском нагорье в Чукотском АО) Серна западно-кавказская Серна средне-кавказская Тур кубанский Тур средне-кавказский Тур дагестанский Горный козел алтайский (добытый в России) Горный козел сибирский (добытый в Саянах) Решение о присуждении кубка принимается Комиссией по трофеям и наградам КГО, а вручение происходит в торжественной обстановке на новогодней встрече членов клуба. Первыми номинантами, собравшими в своей трофейной коллекции все 13 разновидностей горных копытных России, стали три человека. Приз под №1 получил член Попечительского Совета клуба, всемирно известный охотник Александр Егоров. Упомянутый выше список он закрыл трофеем Саянского козерога. Два других обладателя кубка – живая легенда горных охот Хусейн Голабчи, и Президент клуба Эдуард Бендерский. Тринадцатым трофеем Эдуарда Витальевича стала средне-кавказская серна, добытая в Кармадонском ущелье. А о Хусейне Голабчи наш журнал рассказывал в №4/2015, но, вероятно, нелишним будет напомнить, что Голабчи, известный широчайшему кругу охотников всего мира под именем Суди, американец иранского происхождения, которому принадлежит ряд самых выдающихся трофеев «поднебесного короля» – барана Марко Поло. Одержимый горными охотами, он добыл около 50 баранов и более 30 козерогов. Из них 25 различных видов/подвидов козерогов и 35 различных видов/подвидов диких баранов. Вслед за первыми тремя лауреатами Российского кубка горных охотников, удостоенных награды в 2016 году, еще двое охотников стали обладателями приза в 2017 году – это бизнесмен Сергей Мазуркевич и ставший персоной года 2017 по версии нашего издания Виктор Ким. Думается, что очень почетно оказаться вторым после легендарного Хусейна Голабчи иностранным охотником, удостоенным такой награды. Им в нынешнем году стал белорус Сергей Пузанкевич. Его статьи и охотничьи рапорты хорошо известны нашим читателям, благодаря чему Сергей стал в 2018 году еще и обладателем «Звезды на Аллее Славы» «Магии настоящего САФАРИ». Горным охотникам и читателям журнала не нужно представлять депутата Госдумы Владислава Резника. Интервью с этим охотником, его статьи и краткие охотничьи отчеты журнал неоднократно публиковал и продолжает публиковать. Но наряду с этими замечательными людьми обладателем Российского кубка горных охотников в 2018 году стал и Алексей Седов, который пока не известен нашим читателям, а потому мы хотим познакомить вас с этим увлеченным охотником. Как и Виктор Ким, Алексей Семенович пришел в горную охоту уже в солидном возрасте. Однажды по окончании традиционной для него загонной охоты, он возвращался из охотхозяйства в Москву в компании с одним опытным горным охотником, который и предложил Алексею попробовать свои силы в горной охоте. Разумеется, при этом было рассказано о тех трудностях, опасностях и невыразимых восторгах, которые человек может испытать только на охоте в горах. Детство Алексея прошло в городе Сочи, где мальчишкой он занимался легкой атлетикой, и горы для него были местом отдыха, туристических походов и тренировок. Но никогда он не рассматривал возможность оценить их с точки зрения охоты. И вот, ломая стереотип «горы – дело молодых», он с присущей ему настойчивостью и упорством стал постигать новую для себя науку. Весьма редкие дни отпусков практически целиком были посвящены горным экспедициям. В итоге за три года Седову покорились все основные горные массивы России. Что-то получалось с первого раза, куда-то приходилось возвращаться вновь, опыт приобретался вместе с собственными успехами и ошибками. Так или иначе, но «ген горной зависимости» проявился в его организме и постоянно направляет Алексея в новые экспедиции, куда он часто отправляется со своими друзьями. И мы хотим пожелать ему новых незабываемых путешествий и великолепных трофеев! Итак, вот имена лауреатов почетного приза – Российского кубка горного охотника (Russian Mountain Hunting Award): Александр Егоров Эдуард Бендерский Хусейн Голабчи Виктор Ким Сергей Мазуркевич Владислав Резник Сергей Пузанкевич Алексей Седов Редакция журнала от души поздравляет удачливых охотников и желает им покорения все новых и новых вершин!
07.02.2019
Магия настоящего САФАРИ
Дергач

Дергач

Однажды, ранним летом, гуляя вечером с собакой по полям, я услышал странные крики, резкие, скрипучие. Что это за звуки? Какие-то скрипы, похожие на кваканье огромной лягушки. Чудо какое-то! Никогда раньше не слыхал такого. Эти звуки манили меня, я забыл про собаку, обострил зрение и  уши и осторожно начал прокрадываться  на крики по густой росистой траве к зарослям между полем и небольшим леском. Здесь даже один неосторожный шаг может испортить все дело, не говоря уже про маламута, который вместо того чтобы бегать по полям , ведь такое раздолье кругом,  ходит за мной как хвост , да еще и на ноги наступает. А все почему? Потому что ему до всего есть дело. Он просек, что у меня интерес, и ему обязательно тоже надо узнать,  что хозяин от него скрывает. Мало того, что маламут совсем не охотник, так еще и большая помеха в такой важный момент. Я не стал его бранить. Будет только хуже. Начнет возмущаться и ворчать. А между тем звуки то появлялись совсем рядом, то пропадали, а потом крэкали совсем в другой стороне. Кто-то водит меня за нос! Меня охватило чувство, что это не я выслеживаю, а за мной наблюдают. Определенно, кто-то меня видит. Это какая-то птица. Небольшая и очень хитрая. Крэк-крэк, крэк-крэк. То там, то тут, она петляет словно заяц. Около часа я пытался выследить ее, несколько раз думал что вот-вот и я ее увижу, но все тщетно.  Лицо мое истекало потом, ноги промокли от росы, страшно искусали комары и так быстро начало темнеть, что  еще на сером небе стали виднеться яркие белые звезды—надо идти домой. Всю дорогу я представлял себе маленького юркого бекаса, вальдшнепа, но они не издают такие звуки. Мне хотелось поскорей узнать что это за птица и рассказать всем  о ней, придумать план охоты на завтра, с чем я пойду, с кем я пойду? Одно я знал точно—я пойду! Дома я сразу все выяснил. Это был коростель. Его еще называют дергач. Небольшая черно-рябенькая курочка, сантиметров 20-25. В энциклопедии птиц России она так и называется на латыни Крэк-Крэк. От преследования она уходит пешком, в самом опасном случае взлетает на небольшое расстояние и потом опять убегает. Я уже представляю себя с пером коростеля на шапке! Утром я был в том самом месте, где вечером выслеживал птицу. Обошел все заросли  и кочки на сыром лугу. Стрекотали насекомые, щебетали птицы в лесу, а мой трофей молчал. Настроение сразу ухудшилось и я медленно побрел по стежке к дому. Целый день я пытался заниматься своими обычными делами, но  в ушах у меня были крики коростеля. Хоть бы разок увидеть его своими глазами! О своей находке я никому ничего не сказал, поэтому был весь день заведенный и нервный, и все думал как мне его изловить, эдакого хитреца. Я взял ружье и пошел своим обычным маршрутом. Дикое поле пестрело от зацветающих трав. Их запахи сливались в какой-то лекарственный аромат, похожий на сироп от кашля. Повсюду трещали кузнечики и пели сверчки,  жужжала мошкара. Луговой оркестр. Кто  бы мог подумать, что это был концерт для коростеля с оркестром! Он начал солировать, да еще громче чем вчера! Какая удача! Сегодня уж я его добуду! Воздух звенел от его пения. Пока он поет к нему можно приблизиться, как к токующему глухарю. Он  в этот момент «связывается» с космосом и кроме самки никого не видит и не хочет видеть. Я читал про дергача, что он очень хитрая птица, но я не думал что настолько. Он поворачивает головой в одну сторону ,  а кричит в другую. Почему бы вообще не убежать подальше от опасности, притаиться и замолчать на какое то время? Нет. Он будет крутиться поблизости, постоянно меняя направление бега,  и громко крэкая как будто совсем рядом. Это сбивало меня с толку. Что это за певец такой скрытный?  А между тем начинало темнеть, комары сошли с ума, я почти выбился из сил. Но идею добыть его во что бы то ни стало не оставил. Что-то я делаю не так. Наверное преследованием его не поймать. Надо отдохнуть немного. Я присел на небольшой камень возле канавы, достал телефон и набрал в интернете: видео коростель. Как только видео загрузилось и на экране появился он,  громко орущий на всю округу, как вдруг совсем рядом, в нескольких шагах от меня , в канаве, ему отозвался мой коричневый, с серыми чешуйками и светлой грудкой дергач. Я был в шоке, видео с коростелем сработало как манок!!! И как я раньше не догадался! Такого обманщика можно взять только его приемом!!! Задам же я ему жару, этому коростелю! Я осторожно взял ружье и прицелился… А он смотрел на меня в упор и переговаривался с птицей из телефона. Такой маленький и красивый. Два дня я жил мечтой добыть этот трофей, столько сил и нервов потратил, а сейчас опустил винтовку, и сижу наблюдаю за ним, как дурак. И такая радость в душе. Он водил меня кругами, уводил от гнезда, а я думал, он дразнил меня. Умная птица.  Несмотря на то, что пришел домой я без добычи, это была удачная охота. С той поры я как услышу скрип коростеля, забываю куда шел. Хоть с пол-часика , но погоняюсь за ним. Опять попался на его ловушку, заманил, разбойник.
02.02.2019
Горные системы Гиссаро-Алай и Памир в границах Республики Таджикистан

Формы сибирского горного козла в Республике Таджикистан

В Республике Таджикистан ареал сибирского горного козла охватывает две горные системы: Гиссаро-Алай и Памир (рис. 1). Географически они разделены между собой Алайской долиной и протекающей по ней реке Вахш и ее верхними притоками – реками Сурхоб и Кызыл-Суу. Горная система Гиссаро-Алай состоит из четырех крупных хребтов. Западную и среднюю часть образуют Туркестанский, Гиссарский и Зеравшанский хребты и их отроги; восточную часть составляет Алайский хребет. Памир включает множество крупных и средних горных хребтов, чаще всего имеющих меридиональное направление. В северной части горной системы Памира расположены хребты Петра Первого и Заалайский, восточная граница простирается до гор Кунь-Лунь, южная часть ограничена горным хребтом Гиндукуш, а на западе условной границей Памира принято считать реку Пяндж. Необходимо отметить, что на территории Памирского нагорья отсутствуют значительные географические образования (равнины, крупные реки), которые способны препятствовать перемещению козерогов. Большая часть рек течет с востока на запад. Примерно в таком же направлении расположено и большинство хребтов, входящих в состав горной системы. Следовательно, с географической точки зрения, нет обоснованных предпосылок делить ареал обитающего на Памире козерога на разные формы. Тем не менее, горные козлы, обитающие на Гиссаро-Алае и на Памире, имеют достаточно четко выраженные морфологические отличия. Изучение и сопоставление значительного объема полевого материала, собранного в ходе проведения трофейных охот и наблюдения за животными в природе, позволяет сделать вывод, что горную систему Гиссаро-Алая населяет среднеазиатский подвид сибирского козерога (Capra sibirica alaiana), а в горах Памира обитает гималайский подвид (Capra sibirica sakeen). Указанные подвиды сибирского козерога на территории Республики Таджикистан имеют значительные морфологические отличия, которые особенно хорошо выражены у взрослых самцов. Так, взрослые самцы гималайского козерога характеризуются темно-бурой, иногда почти черной окраской верхней части тела. Хвост от темно-коричневого до почти черного цвета, вокруг корня хвоста имеется небольшое зеркало из светлых волос. Борода коричнево-бурая длиной 10-15 см. У старых самцов (10 и более лет) имеются своеобразные бакенбарды, которые соединяются с бородой. Начиная с 4-х лет у данного подвида козерога появляется на спине белое пятно, так называемое «седло», которое увеличивается по мере старения животного и резко контрастируют с общей темной окраской тела (рис. 2). С восьми лет у некоторых особей этого подвида на шее появляется второе небольшое светлое пятно. Около 70% самцов гималайского козерога имеют серповидную форму рогов, которые загнуты прямо и назад, с небольшим развалом. Около 20% самцов имеют саблевидные рога, которые в начале и середине достаточно прямые и загнуты назад только на конце. Самцы с раскидистыми назад или в стороны рогами встречаются реже, примерно в 10% случаев. Взрослые самцы среднеазиатского козерога более светлые, в окраске преобладают серые тона. Белое пятно на спине выражено незначительно и иногда практически незаметно на фоне общей светлой окраски спины. Рога взрослых самцов этого подвида практически всегда саблевидной формы с небольшим развалом (рис. 3) На границе Гиссаро-Алтая и Памира иногда встречаются особи, которые имеют морфологические признаки обоих подвидов. Это так называемые переходные формы. Такое явление довольно часто встречается в природе и характерно для других видов и подвидов горных копытных животных, например, кавказских туров.
09.01.2019
Юрий Морозов
Investment in to the future

Investment in to the future

В Минприроды РФ 12 ноября я присутствовал и выступал на совещании, проходившем под председательством замминистра Ивана Валентика. Обсуждались вопросы, связанные с развитием трофейной охоты в России, в том числе была поднята и такая тема, как финансирование охраны и изучения редких видов животных за счет ограниченной охоты на эти виды. Тема эта нам представляется актуальной, а такая охота весьма рациональной, но я бы хотел начать совершенно с другого – с проекта Клуба горных охотников по интродукции серны в горах Крыма, о чем я как раз и рассказал на упомянутом заседании. Сегодня, на мой взгляд, и такой же точки зрения придерживаются многие знакомые охотники, создалась достаточно благоприятная ситуация для того, чтобы позаботиться о будущем, о том, чтобы сделать третий шаг в наполнении российских лесов, гор и равнин охотничьими видами животных, причем вовсе не для скорейшей охоты на них. Я говорю о долгосрочных инвестициях в весьма отдаленное будущее. Почему это третий шаг? Может быть, я ошибусь, но первый, по-моему, в свое время сделала Главохота РСФСР, занимавшаяся в советское время расселением охотничьих животных – тех же кабанов, оленей, бобров и других видов по всей пригодной для этого территории СССР. Благодаря Главохоте в европейской части страны были созданы популяции благородных и пятнистых оленей, на которых сегодня охотятся в Тверской, Владимирской, Московской и других центральных областях. В Якутию, на Ямал и Таймыр были завезены овцебыки, и сегодня это уже устойчивые популяции, часть которых можно изымать и расселять в другие регионы. Работы по интродукции и реинтродукции (в советское время это называлось акклиматизацией и реакклиматизацией) начались практически сразу же после окончания Великой Отечественной войны, но до сих пор мы можем видеть плоды этой работы, которая закончилась, увы, с развалом СССР. Вторым шагом, на мой взгляд, стали инвестиции преимущественно частных, а отчасти и общественных охотничьих организаций в воспроизводство охотничьих животных. И хотя эта работа велась и ведется в границах отдельных угодий, нельзя не замечать того, что угодья эти не ограничены загородками, и расселение зверя за их пределы происходит естественным путем. Особенно показательна в этом плане экспансия бобров, создающих уже кое-где проблемы дорожникам, лесникам и сельскому хозяйству. Но охотники не остановились на простой кормежке и лечении зверя. В стране стали появляться вольеры с копытными, сафари-парки. Об одном из весьма продвинутых оленьих парков «Мушкино», что под Калининградом, журнал довольно подробно рассказывал в 2015 году (№№10,11). Идея, как говорится, витает в воздухе. Совсем недавно мы сообщали о том, что член Президиума КГО Игорь Донцов взял в аренду на 49 лет остров Завьялова, находящийся сравнительно недалеко от Магадана, и переселил туда 25 овцебыков из Якутии. На острове есть горы, где планируется развести снежных баранов, северного оленя. Пролетая там на вертолете, мы наблюдали китов, стадо сивучей на побережье. На острове есть нерестовая речка, возле которой Игорь планирует построить эко-отель, посетители которого получат возможность насладиться красотой местной природы, поснимать, порыбачить, отдохнуть. И вот тут я хотел бы обратить внимание читателей на то, что никакой охоты на острове не планируется. Разве что тогда, когда возникнет необходимость регуляции численности переселенных животных. И это может случиться никак не раньше, чем лет через 10-15. А то и больше. Игорь делает инвестиции в будущее, как это делала в свое время Главохота. Я замечаю, что уровень сознательности охотников эволюционирует, и сегодня это хорошо видно на примере Клуба горных охотников, в недрах которого разрабатываются проекты, не связанные с трофейной охотой, а, может быть, и с охотой как таковой. Мы сегодня можем и должны вкладываться в такие прорывные проекты. Должны потому, что государство по разным причинам не в состоянии это сделать. Должны потому, что «Красная книга» не решает проблемы сокращения видов, занесенных в нее. Должны потому, что мы граждане своей страны. Мы должны думать о биоразнообразии и о том, что оставим следующим поколениям. Поэтому в 2019 году КГО хочет начать реализацию нескольких программ по изучению и восстановлению популяций нескольких видов горных животных, а также по интродукции одного из видов в подходящие условия обитания. Начну с последней, о которой мы уже объявили в МПР РФ. Речь идет о создании крымской популяции серны. По мнению ученых, занимающихся изучением горных копытных, горные массивы Крыма идеально подходят для этого животного. В свое время на территорию южного берега Крыма был интродуцирован европейский муфлон. Сейчас объективной картины по его численности нет, поскольку в годы украинского владения Крымом такие работы не велись, да и сложно посчитать животных в лесных массивах в отсутствии снежного покрова. Тем не менее, известно, что муфлон прижился, то есть условия обитания его устроили. Есть большая надежда на то, что и серне они придутся по вкусу. Причем с муфлоном она не будет конкурировать, поскольку предпочитает горные ландшафты со скальниками. Не предвидится и конкуренции за пастбища с домашним скотом, поскольку на той части Крымских гор, которая идеально подходит для серны, нет скотоводства. Разумеется, прежде всего будет проведена научная проработка вопроса, во-первых, о целесообразности и, во-вторых, о практических возможностях реализации этого проекта. Особенно это важно, когда идет разговор о заселении нового для данной территории вида. Серна наверняка стала бы не опасным конкурентом для животных, которые уже обитают на южном берегу Крыма, а хорошим дополнением к ним. Что касается нашего охотничьего интереса, то нужно ясно понимать, что категорический запрет на охоту на этого зверя продлится лет двадцать. Во всяком случае до тех пор, когда станет ясно, что создана устойчивая, постоянно развивающаяся популяция. Хотя, говорить об этом будут скорее всего следующие поколения охотников. Еще два проекта клуба связаны с реинтродукцией. Сегодня в «Красной книге» находится безоаровый козерог. Раньше этот подвид горного козла обитал на всей территории Кавказских гор. По различным причинам, в отношении которых ученые только строят гипотезы, он почти повсеместно пропал. На сегодняшний день популяция этого животного в нашей стране сохраняется только в Ингушетии, Чечне и на какой-то части Дагестана. Мы хотим попытаться восстановить популяцию безоара на территориях, где его сегодня нет, но где раньше он обитал. Эту идею активно поддержали сотрудники охотхозяйств Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. Программа предполагает живоотлов животных с правильным половозрастным составом. Речь идет не об одной-двух особях. Необходимо будет отловить оптимальную для реинтродукции группу, численность которой определят специалисты. Понятно, что любая такая программа требует серьезной научной проработки – а есть ли сегодня условия для такого расселения, не существует ли каких-либо ограничений? Поэтому мы планируем привлечь ученых и специалистов-практиков с опытом работы. Как отечественных, так и зарубежных. Если предварительные проработки подтвердят целесообразность проекта, мы будем его двигать. И работа эта тоже будет достаточно кропотливой и финансовоемкой. И еще раз уточню: делать мы ее будем вовсе не для того, чтобы завтра попросить разрешение на добычу. Это также весьма и весьма долгосрочный проект. Еще одна интересная идея, которую предложили реализовать иркутские ученые, связана с аргали. Сегодня, как известно, этот зверь обитает в ограниченном количестве на Алтае и занесен в «Красную книгу». Раскопки на байкальском острове Ольхон показали, что там аргали обитал. Его ареал вообще был довольно обширным и доходил едва ли не до Тувы. Сегодня Ольхон – ООПТ, в теплый период года имеет естественное «ограждение», соответственно, можно попробовать восстановить здесь популяцию аргали. По данным МПР РФ, численность этих животных на территории России растет, и сегодня их уже около 1200 голов против 600, выявленных предыдущим учетом. Живоотлов некоторого количества аргали не скажется сколь-нибудь заметно на общей численности популяции. Если в России по каким-то причинам живоотлов будет сложно сделать, мы готовы обсуждать этот вопрос с монгольскими коллегами. Что касается научной проработки вопроса, то нас поддержала иркутская школа охотоведения, и это будет живая работа для ученых и студентов. Вообще нужно сказать, что три этих проекта – только начало. Впереди у нас много планов и идей. Например, почему Уральские горы лишены копытных? Может быть, и там стоит осуществить интродукцию или реинтродукцию? Но для начала мы планируем остановиться на перечисленных выше проектах и посмотреть, как пойдет дело. В этом смысле 2019 год для нас – это год прорывных инициатив. Разумеется, это проекты не одного года. Срок только запуска подобных программ – 2-3 года. Сначала будет проведен сбор и анализ научного материала, будет осуществлена оценка экспертами и только потом – живоотлов, выпуск в природу и мониторинг. У читателей может возникнуть вопрос об источниках финансирования этих проектов. Прежде всего следует сказать, что речь не идет о бюджетных деньгах. Многие члены нашего клуба готовы вложить в эти программы свои средства. Но я не сомневаюсь, что желающих поддержать наши идеи окажется больше, и мы не собираемся создавать препятствия для сторонней благотворительности. Со своей стороны могу обещать, что финансирование будет предельно открытым, и мы будем отчитываться за каждый рубль, инвестированный в упомянутые выше проекты. Мне хотелось бы обратить внимание читателей на тот факт, что подобные проекты инициируют именно охотничьи организации. Мы в этом смысле не пионеры. В разных странах мира охотники создают фонды, либо проводят аукционы, где продают охоты на редкие виды животных с целью изучения и воспроизводства этих зверей. На последнем аукционе, проходившем в США, где «зеленое» движение представлено куда мощнее, чем в России, охоту на одного из редких разновидностей толсторогов продали более, чем за 300 000 долларов! Эти деньги пойдут на изучение популяций редких животных. Один из свежих примеров – Таджикистан и Пакистан достигли огромных успехов в сохранении и последующем увеличении численности винторогих козлов благодаря открытию ограниченной охоты на них. В свое время из-за слабой охраны этот зверь стал объектом бесконтрольного отстрела местным населением, имевшим весьма невысокий доход. CIC совместно с СИТЕС инициировали программу, принятую правительством Пакистана. Суть ее сводится к тому, что местным общинам выделяется 12 лицензий в год на добычу этих трофейных зверей при приоритетном распределении доходов от продажи охоты в пользу местных общин. С учетом того, что стоимость трофея винторогого козла сегодня составляет порядка $ USA150 000, местное население из браконьеров довольно быстро переквалифицировалось в рьяных охранников этих животных от хищников и тех же браконьеров. Аналогичным образом поступили и в Таджикистане, где в течение довольно длительного времени охота на винторогих козлов и бухарского уриала была запрещена, они были занесены в «Красную книгу» и особо настойчиво охранялись в заповедниках. Только результат этой пассивной деятельности не принес ощутимого результата. В конце концов власти страны стали передавать угодья в охотпользование и после изучения ситуации начали предоставлять ограниченное право на охоту на этих редких животных, создав таким образом экономический инструмент для стимуляции инвестиций в их охрану и воспроизводство. В результате сегодня численность винторогого козла в Таджикистане оценивается в 1900 голов. Проанализировав результаты деятельности охотхозяйств, СИТЕС с 2014 года легализовала вывоз 6-9 особей мархура за пределы страны. Приведу еще один пример. Правительство Казахстана после многолетнего запрета на охоту на аргали в этом году приняло решение о выделении 3 разрешений, которые будут выставлены на ежегодно проводимом аукционе SCI (Международный Клуб Сафари, США). Организаторы гарантируют начальную сумму торгов от 100 000 долларов за одно разрешение. Каких величин достигнет окончательная цена, можно только предполагать, но, я думаю, она будет около 200-250 тысяч долларов США. Популяция аргали в Казахстане оценивается в 16 000 голов, и конечно же ограниченная охота не может нанести никакого ущерба. При этом трофейная охота привлечет значительные инвестиции в охрану и изучение аргали. В этой связи мне хотелось бы сказать несколько слов об охоте на редкие виды животных, о чем было объявлено в самом начале этой статьи. В традиционном природоохранном представлении упомянутая тема звучит, по-видимому, как нечто кощунственное. Одна только мысль о том, что может быть легализована пусть и ограниченная охота на редкие виды животных, у инертно мыслящих людей вызывает едва ли не истерику. То есть, когда идет разговор о положительном подобном опыте за рубежом – это воспринимается спокойно. Но у нас почему-то так быть не может. На самом деле такая охота лишь ломает сложившиеся стереотипы и предлагает новый, эффективный механизм быстрого увеличения численности редких видов животных. На совещании в МПР, о котором я говорил выше, были представители природозащитных организаций, которые говорили о том, что бюджетного финансирования на охрану, мониторинг и изучение редких видов животных (за исключением нескольких культовых, таких как тигр, дальневосточный леопард, снежный барс) откровенно недостаточно. Какая-то работа ведется с краснокнижными видами в заповедниках, но все это на уровне энтузиазма, поскольку денег едва хватает на хозяйственные нужды и зарплату сотрудникам. Поднимался вопрос и о нашем пилотном проекте по путоранскому барану. Ситуация, сложившаяся с этим проектом, оставляет желать лучшего. Но не потому, что проект плох, а потому, и я говорил об этом на совещании, что общественность нас не услышала. А услышала тех, кто, публикуясь в более доступных для большинства людей средствах массовой информации, либо не знает деталей проекта, либо, руководствуясь корпоративными интересами, трактует их в нарочито искаженном виде, либо доносит до общественности информацию однобоко. В результате общественность услышала только одну сторону – сторону противников проекта. Но мы не опустили руки. Я планирую организовать по этому поводу публичную пресс-конференцию, чтобы рассказать о целях проекта, о том, что стоит за нашей идеей – какая научная составляющая, кто ее будет реализовывать, какие финансы предполагается инвестировать в это дело. Один из участников совещания высказался в том плане, что по нескольким угрожаемым видам они работают с крупными компаниями, в том числе, с нефтяниками. И эти компании взамен ничего не просят для себя, а КГО скрыто просит 6 баранов. На что я возразил, что ничего скрытого тут нет. Мы прямо говорим, что хотели бы получить 6 лицензий (по две в год), поскольку это тот самый принцип, который уже дал позитивные результаты в других странах, и который, я уверен в этом, станет со временем, с изменением традиционных подходов к охране и воспроизводству редких видов животных, основополагающим в деле их сохранения и приумножения. Прежде всего следует сказать, что программа родилась после того, как Путоранский заповедник обратился к нам с просьбой о содействии в уточнении ареала путоранского снежного барана, который простирается далеко за территорию заповедника. Если в заповеднике какая-то работа проводится, то за его пределами мониторинг уже не осуществляется. И суть программы была в изучении баранов как в заповеднике, так и за его пределами. «Путоранский проект» предполагает участие Заповедников Таймыра, научного учреждения МПР РФ и Клуба горных охотников. Приходилось читать заявления совершенно некомпетентных людей о том, что изучение животного, в частности анализ ДНК можно проводить по шерсти или фекалиям, то есть без отстрела. Вот, что говорит по этому поводу квалифицированный ученый-практик: «Добытый зверь дает биологической науке несопоставимо больше материала, чем обследование живого иммобилизованного зверя. У добытого животного можно провести полный анализ внешних и внутренних паразитов, в том числе взятых из разных органов, сделать полный морфологический анализ тканей, в том числе скелета, физиологического состояния, исследовать микрофлору и питание достаточно полно, качественно снять все промеры тела и шерстяного покрова, взять полноценный материал для всех типов физиологического, анатомического и генетического исследований. Что касается последнего, то в волосе и помете животных недостаточно генетического материала. Используя их, можно сделать только анализ митохондриальной ДНК. Ткани животных позволяют сделать анализ и митохондриальной, и ядерной ДНК (полногеномный анализ), то есть значительно расширяют возможности генетического исследования, что способствует точности определения систематической принадлежности той или иной популяции. Те, кто с этим спорит, просто не понимают и не осознают всей важности целей и задач науки в сфере изучения диких животных и среды их обитания». Добыча шести баранов не нанесет никакого вреда популяции. Тем более, что планируется добыча старых особей, уже не участвующих в размножении, только за пределами территории заповедника и только после первичного изучения состояния популяции. Мало того, члены КГО готовы подписать документ о том, что полностью откажутся от владения добытым трофеем и передадут его научным организациям для исследований. Вначале мы обсуждали бюджет в районе 12-15 миллионов. Но масштаб работ, которые необходимо провести, чтобы получить полноценный результат, таков, что сумма довольно быстро выросла до 40 миллионов! Предполагается использование современных дронов для оценки поголовья путоранских баранов. Речь идет не о тех квадрокоптерах, которые можно купить в любом магазине. Речь идет о серьезных беспилотниках, которыми могут управлять только сертифицированные летчики. Предполагается живоотлов 12 особей, установка на них современных спутниковых датчиков для изучения миграционных процессов в популяции. Это большая научная работа, которую никто никогда не делал – последние 30 лет не делал точно. Сейчас уже понятно, что программа потребует порядка 60-70 миллионов рублей. Но эта работа даст реальный результат, и мы, как никто, заинтересованы в том, чтобы этот блин не оказался комом. Мы хотим снять научный фильм, показать, как эта работа организована. То есть от идеи реализации «Путоранского проекта» мы не отказываемся и продолжаем консультации с МПР РФ. На совещании высказывались разные мнения. Но большинство склонялось к тому, что это хороший проект с понятным содержанием, правами и обязанностями сторон, понятным и прозрачным финансированием. У любой работы, у любой инициативы есть сторонники и противники – это нормальное явление. Мы можем ошибаться. Нам могут что-то подсказать. Мы за сотрудничество с учеными, экологами, «зелеными». Всегда плоха радикальность взглядов и подходов. Как со стороны охотников, так и со стороны «зеленых». Я всегда за диалог. В целом «Путоранский проект» правильный, а, если так, то давайте искать пути соприкосновения интересов, а не повод объявлять друг другу войну до победного конца. Это наша общая страна, это наша земля, и за нас никто ничего не сделает. Никакие иностранцы не помогут, либо будут делать это сугубо в своих интересах. Я убежден, что им лучше, чтобы мы ничего вообще не делали, чтобы не было никаких научных, творческих, деловых процессов. Проще закидать Россию грантами, лишь бы в ней остановилась жизнь. Поскольку, если мы не делаем ничего, мы теряем специалистов, технологии, компетенцию, желание работать. Понятно, что мы не решим всех проблем и не снимем всех вопросов, но наша инициатива станет хорошим стартом для тех, кто решится продолжить наше дело. Нам не будет стыдно смотреть в глаза последующим поколениям и с гордостью говорить о том, что сделали мы для биоразнообразия, для того, чтобы редкие и исчезающие виды животных стали обычными и встречались в изобилии.
16.12.2018
RECOMMENDATIONS ON FIELD EQUIPMENT, FIREARMS AND AMMUNITION

RECOMMENDATIONS ON FIELD EQUIPMENT, FIREARMS AND AMMUNITION

Shooting in the mountains has its own specifics which depends upon many factors: hunting objects, shooting distance, altitude, temperature, target elevation, wind force and direction, physical discomfort at the moment of aiming, fatigue, increased level of adrenalin and many others. Thereupon, the value of a single shot in the mountain hunt rises, so do the requirements to the firearms and field equipment. Some recommendations given below are based on our Club members’ personal experience of planning and participation in mountain hunting expeditions FIREARMS 1. HUNTING CARBINE Calibers from .300 to .338. Given caliber range enables shooting at great distances preserving sufficient amount of bullet energy for a guaranteed shooting to kill. The main cartridge brands are: .300 Winchester Magnum, .300 Winchester Short Magnum, .300 Weatherby Magnum, .300 Savage, .300 Ruger Compact Magnum, .300 Remington Ultra Magnum, .300 Remington SA Ultra Mag, .300 H&H Magnum. These enable shooting at distances up to 800 meters. Caliber .338 Lapua Magnum – to 1000 meters and more. Such a large selection of brands puts a question of an optimal gun choice. Basically, this should be non-semi-automatic gun with the accurate of the barrel to 0.5 MOA (minute of arc), that corresponds to the error of 1.5cm for100 meters (extreme vertical spread up to 0,5 MOA (minute of arc), which equals an error of 1,5 cm per 100 meters). It’s easy to calculate that ballistic tolerance for firing at 800 m will be about 12 cm which goes well into the overall dimensions of the game. The whole thing could be much easier if only this parameter affected firing accuracy. The rifles of .338 WM and 338 LM calibers being loaded and equipped with a telescopic sight will weigh about 10 kg or even more. This taking into account some extra equipment and ammunition will be significant burden even for a well-trained hunter. Rifles of .300 caliber are less heavy and some of them, made in Ultra light design, are almost “weightless”. However, firing such a lightweight guns has its own peculiarities. Aiming such guns is rather difficult because a heavier barrel is more stable while choosing an aiming point. Besides the recoil of .300 lightweight rifle is quite sensible that is definitely not a problem for an experienced hunter but for the novice this may represent a serious difficulty during aiming and firing. Hunting chamois the .243 caliber is also frequently used but in general, we can conclude that variations of .300 calibers are optimal in terms of bullet weight, energy conservation (sufficient to kill the animal) and shooting distance. As an example, we can recommend Orsis, Blazer, Sako, Heckler-Koch and Remington. Heavier rifles of .338 caliber include such brands as HS Precision, Accuracy AW, Barrett and others. These are specialized sniper’s firearms, the best of its kind in this class. 2. TELESCOPIC SIGHT In our opinion, they should be tactical sights allowing to introduce corrections with vertical (elevation) and horizontal (windage) adjustment controls. The scope must have variable magnification which will help to optimize targeting and firing at different distances. Probably, the top scope brands are Schmidt & Bender, NightForce, Carl Zeiss. Among Russian brands we can recommend Dedal. Maximum magnification is 25 times, sights with higher magnification belong to sport class and firing with these at moving targets is quite problematic, besides, such scopes are quite heavy which is not a positive factor for mountain hunting. The most important thing in choosing your scope is its metric values. Some hunters prefer centimeters, others – MOA, regardless of this it’s important to make proper calculations with the given scope. Optimal reticle design is Mil-Dot with transparent dots. Solid dots at significant distances may cover the target itself, making the targeting difficult. This reticle type also allows firing with deflection. Some words on thermographic and NVD scopes. It is well known that firing at night in the mountains is inadmissible. Most hunters agree with this statement. Therefore, it makes no sense to spare enormous sums of money to buy such devices, because the probability that it will be useless for you is close to 99%. However, during the last years a number of Russian companies made considerable progress in thermographic scopes production. Dedal, IWT, Infratech and Ukrainian scopes ARCHER are quite suitable for 200-800 m, but still these are rather expensive and virtually useless devices for the mountain hunt. 3. AMMUNITION According to the fact that firing distance will be probably of no less than 300 m, the ammunition has to meet high ballistic requirements like that of Scenar. Try to standardize your ammunition set. Fire all types of ammo you have on a shooting range at different distances and make all necessary calculations with corresponding ballistic tables. Different types of ammunition will have different trajectories, which may introduce certain degree of nervousness, unexpectedness and misses during hunting itself. 4. BINOCULARS It’s better to have one combined with a range finder. This type of device should be considered optimal, in other case you’ll have to carry both of them. Leica binoculars with 10 times magnification and built-in ballistic calculator allow getting all the basic shooting data: range, target elevation, air pressure and air temperature. 5. SPOTTING SCOPES Mountain game animals have perfect eyesight, are very shy and are sometimes very difficult to spot in the mountainous areas. While searching them, a hunter may travel up to 20 km a day. It is important just not to spot the animals but to determine their sex, age and to assess the quality of a possible trophy. For instance, many countries have certain restrictions and charge serious fines if juvenile animals are taken. To find an animal and to assess the trophy one can use spotting scopes with high magnification from 25 to 50 times. Leica, Swarovski, Carl Zeiss offer an impressive range of models. All these have high resolution coated optics, but when making your choice you still have to acknowledge the weight of certain model. Apart from the scope itself you’ll need a tripod and a tripod head. We recommend ball-head type Manfrotto 324RC2. Dealing with high magnification optics it is very important to lock the scope quickly and firmly and this model shows excellent performance in this respect. Choosing a tripod one should be guided by its compact size, reliability and steadiness. Too shaky tripod will flutter in the strong wind and will transfer its shaking to the optics which will seriously deteriorate the picture. As an alternative, one could use 25x telescopic sight mounted on a rifle or a photo camera with 30x zoom. A scope with lower magnification won’t give enough resolution to assess the trophy size over significant distances. 6. WRISTWATCH OF CASIO PROTREK TYPE This type of watch allows gaining necessary shooting data, works on sun batteries, has a light and secure watchcase. 7. WEATHER METER It is used to measure wind speed and direction. The Kestrel brand is considered the best of this kind. When shooting at distances less than 300 m wind corrections are subtle but ignoring them at greater distances will certainly make you miss. However, those hunters who have ever had mountain shooting experience know how difficult it can be to judge the wind direction by the bullet trajectory. Wind in the mountain gorge can easily change its direction to the opposite. 8. BALLISTIC CALCULATOR It may be installed into different platforms and mobile devices, like Getac p535f. The main requirements are waterproofness and usability. We can recommend a shock-resistant and waterproof case SLXTreme for IPhone 5S. Having this, you’ll get good quality camera, a navigator, a ballistic calculator and, of course, a mobile communication. You can download a ballistic calculation program specially developed by snipers of Special Task Force of Russian FSS for Windows mobile 6.1, IPhone and Android. For the details see the corresponding page of our site. 9. BALLISTIC TABLES For the convenience and as an alternative option we propose to calculate ballistic tables for principal values of elevation and distance. For example, 1500, 2500, 3500, 4500 m and distances from 100 to 800 m with a step of no less than 25 m. Such a table could be printed, put into waterproof cover and carried in your pocket all the time during hunting. The table may be printed on a metalized self-adhesive plate and fixed directly on a rifle. This way you will have a good prompt on basic shooting distances always at your hands. 9. OPTIC SCOPE COVER We have to add some important accessories to the firearms topic. The scope cover which also covers the rifle barrel is a significant element both in terms of protection and carrying convenience. Another useful item is tactical carry backpack which seriously improves fastening and carrying your gun during the prolonged day marches. Among the best of these are Russian T11 pack made by Group 99 Сompany. It is really useful and important detail for carrying your firearms. 10. MOUNTAIN SHOOTING STICKS The carbine should be equipped with mountain (extended) shooting sticks (Harris, CALDWELL) which enable shooting at wider angles, from lying and sitting positions. According to our experience we recommend all the beginners to include this type of shooting to the self-training program. Short sticks are of limited use in the mountains and a hunter will hardly benefit from it. Moreover, shooting upwards at wide angle on short sticks one can easily injure himself with the scope ocular because of its inconvenient position too close to the hunter’s face. Another common mistake in shooting with short sticks is hitting an obstacle on the bullet trajectory. The scope picture shows that the target is open and you can fire, whereas the barrel is actually much lower and bullet hits a rock or a grass clump placed right to the front of a muzzle. Be very careful and assure that there’re no obstacles. 11. GUN CLEANING KIT You should carry a cleaning kit: ramrod, cleaning rag and gun oil. Everything can happen to your rifle, most often the ingress of snow into the barrel may take place, so do always keep your gun in operation condition. 12. SOUND MODERATOR Sometimes hunters use sound moderator (suppressor or silencer). This device muffles and dissipates the noise, it being virtually impossible to reach complete noiselessness of the firing sound at all because of the ultrasonic characteristics of the ammunition. Using the sound moderator invariably changes the barrel ballistics – as a rule, bullets fall 15-20 cm lower than usual and there may be deflections on horizontal. You will need to recalculate the ballistic tables at all firing distances. And don’t expect that suppressor will make the shot totally silent, it would make it rather more inconspicuous for an animal and of course, it will considerably lower the disturbance factor compared to the usual loud and rolling mountain shot sound when fired without the suppressor. It is also necessary to know that after removal and the next turning of the sound moderator on the barrel, it needs in a control shooting and an adjustment of aiming point. 13. MILITARY TARGETING AND RANGING MODULES Say a few words about devices, which can be attributed rather to exotics than to anything being necessary. These are professional use military sniper modules. Among the most famous are laser rangefinders and targeting optics of American brand Wilcox and Swiss brand Vectronix. The devices like this are able to work at great distances, to calculate the target coordinates, azimuths and designations, transmitting this data to a variety of offensive weapon systems. The computational algorithms they use are excessive for hunting. Thus, being devices of special military purpose it’s almost impossible to buy them on a public sale. ELECTRONIC DEVICES AND GADGETS NECESSARY FOR THE MOUNTAIN HUNT Modern technologies are always one head ahead of us and gradually penetrate into all the fields of our life. Mountain hunting is not an exception. Below are some our recommendations on that matter. The most important element of the coordination iscommunication. 1. SET OF WALKIE-TALKIES We recommend each hunter to have a set of two walkie-talkies with extra batteries. It is always hard to tell in advance whether there’ll be any electricity network or a generator on the spot. Using batteries in such cases is safer. One can easily estimate the necessary amount of them for the trip. Local outfitters may have their own set of radio transmitters but you could hardly rely on that fact. Good coordination work before the start of the hunt is a guarantee of success. 2. SATELLITE PHONE There are several systems of satellite communication, the most common of these are Iridium and Thuraya. It’s better if you’ll type all the necessary contacts to the phone memory in advance. However, the satellite phone will work for no more than two days without being charged. 3. SATELLITE TRACKER In our opinion this device is rather more suited to long hunting trips. Depending on the setup mode it will work up to three months without a charge periodically transmitting signals of your location to a central control center or to mobile device. Modern models support text messaging which makes it a perfect tool for transmitting some important information. For example, it will be useful for a hunter to make some notes on a certain site or to request a weather forecast for the hunting spot. But the most necessary and important feature of the device is the transmission of an emergency signal. The principal factor of your safety in such kind of a situation is timely information on the details of an accident supplemented with exact geographical coordinates. To protect your tracker we recommend to put it into waterproof Aquapac or DRUPAK cases.. 4. MOBILE SATELLITE STATION FOR THE INTERNET CONNECTION It is very important to be well informed about the latest events in the country and the world in general. If you’re a businessman it is absolutely essential to stay in touch and to be able to run your affairs remotely. For this purpose we recommend to have a mobile satellite station. As with satellite phones the principal brands are Iridium, Inmarsat and Thuraya. They offer a range of devices providing stable Internet connection. Although the traffic speed leaves much to be desired it’s quite enough for the most basic purposes. 5. EXTERNAL ACCUMULATORS AND SOLAR BATTERIES One of the most crucial things with all electronic equipment is its recharging ability. Field conditions during the mountain hunt are mostly tough and very few places can provide you even with a simplest electricity network. That’s the moment to think of accumulators and solar batteries. There’s a plenty of variants on offer both of Russian and foreign brands. The models range from very light carpet-like to bulky suitcase-like with huge capacity allowing using them for many hours and even to power up the camp lights. In most cases you’ll be housed in some sort of a base camp, where you can leave your entire luggage and reach it, as a rule, using a car or a helicopter. Of course, you don’t have to carry all that stuff with you directly to the hunting site and it’s actually hardly possible. But creating comfortable conditions at the base camp where you’ll have a kind of command center and recreational area is quite reasonable. 6. PHOTO AND VIDEO Hunting, especially trophy hunting implies photo or video registration of the trophy taken. It’s a kind of mandatory ritual and you can’t go without it. Moreover, when entering a trophy almost all hunting clubs require a photo of a hunter with a trophy. With all these requirements a technical reliability question arises. With plenty of models on offer one should count for compact size, safe casing and good zoom. As we mentioned above an IPhone 5 in waterproof SLXTreme case is a good option. It’s well known that a picture quality taken with this model is quite reasonable; besides, the device has got a number of other useful functions being, in particular, a GPS-navigator. There are good reviews for Canon SX700 HS with 30x optical zoom. Despite its small size it manages to take excellent photos and, if necessary, to capture objects at great distances. It is also helpful in terms of assessing the quality of your future trophy. By the way, the Garmin Company has launched a line of GPS-navigators with built-in photo cameras. 7. GPS-NAVIGATORS They are very important accessories in the equipment of the mountain hunter. They solve a complex of tasks including navigation, reconnaissance, geo-positioning of the current location and notable events happened to a hunter. Base camp coordinate, the spot where the trophy was taken or a place where a cargo container was packed – all this and many other aspects require a precise GPS data. Nevertheless, have in mind that these devices are quite power-hungry and need a constant supply of batteries. 8. E-BOOK ON A NOOK PLATFORM Mountains are notorious with unpredictable and frequent weather changes. It is quite common to get several days of pouring rain, winds quall or impenetrable fog. The long days like these force a hunter to kill the time by all possible ways while waiting for the weather to improve. On these days one more gadget will be of great help to the hunter – the E-book on a Nook platform. It features considerable memory capacity and low power consumption. During the preparations for the hunting trip, you can download the books you want (fiction or documentary) and then enjoy them during the nasty weather. NECESSARY FIELD EQUIPMENT AND FIELD OUTERWEAR 1. BIG ROOMY HANDBAG The number one item in this list is a roomy handbag where you’ll place the bulk of your equipment. It should be a waterproof bag to securely cover all your goods. As an example we can name Tatonka Barrel L and handbags of Beretta Company. 2. BACKPACK It is another important part of the field equipment. Some details will be appropriate here. Today you can find lots of different models on market, but most of them are intended for mountain tourists and not all of them will be suitable for a mountain hunter. A hunter should have several backpacks depending on purpose. Some people classify backpacks by the volume: 20-30-40 liters and so on; others group them in terms of time of the hike: daypacks, two-days and many-days – there’re lots of other classifications. Each backpack has to meet the certain requirements depending on the tasks in a given trip. The basic requirement for all is water and moisture resistance. Despite all the assurances of Gore Tex manufacturer we strongly recommend additional rain cover which will act as an extra waterproof layer. Some backpack models are fully made of rubberized fabric. Backpack has to have comfortable frame and straps to evenly distribute the load. Special pockets and mounts for holding a rifle are very convenient. Always carrying a mountain carbine on a shoulder strap is a tiresome and exhausting work. Whereas, the rifle put into special pocket will improve the overall body balance and will evenly offload its weight over your shoulders. For example, the backpacks of different capacity made by “Group 99” company – is a very good option for mountain hunting. It is important to note and to list the most principal items for an autonomous many day march. These include: A one-person double-skin tent Sleeping bag Sleeping mat (ground pad) Extra set of clothes Water flask and supply of food Electronic devices, including parts of your firearms Ammunition 3. ONE-PERSON TENT We strongly recommend the hunters to have their own one-person tent. It should be equipped with the outer waterproof tent which will protect them from rain, dew and condensate. There are lots of different models on the market, but the principal criterion to be considered – it’s the weight of the tent. 4. SLEEPING BAG It is a very important part of equipment. After long, exhausting marches you’ll have to gain strength and to sleep well. For this you’ll need a sleeping bag which fits the local air temperature. The best option is to have a range of bags for different temperatures from -15, -25 to -40 or even -60°C. Austrian brand Carinthia, Dutch brand Arctic and Russian company BASK are all good enough to provide you with all sleeping bag models you’d need. Take with you only the bag which will surely suit to the expected conditions. 5. SLEEPING MAT It is another necessary detail for safe sleeping on snow or ground. These can be of manually inflated, self-inflated or foam types, made of polyethylene foam. It is important to choose the model of a sleeping mat as to reach maximum insulation properties as well as compact size and shape. At the base camp the camp bed is the best option. No sleeping mat can be compared to a camp bed in terms of comfort. But Iit is necessary to have both items as each of them has its own fdifferent aim. 6. PERSONAL FIRST-AID KIT The Companies as “Group 99” and “Transcript NPC” offer a wide range of individual and group first-aid kits. They are packaged in accordance with the most common potential threats to human health, but certainly each hunter will have to add some of personal medicines. We also recommend the hunters to add broad spectrum of antibiotics, medicines against cold and pain killers. There are some mountain specialties like Glycine and Aquagen which speed up the adaptation to height. 7. HIKING BOOTS It is hard to say what part of the field equipment is more important than others, but the footwear is vital one. Wrongly chosen footwear may result in bruises and corns and consequently, untimely end of hunting or even end in a tragedy. Below there is some advice on proper choosing of your hiking boots. Firstly, these should be specialized hiking boots on a Vibram outsole. This type of sole must have the right rigidity and an excellent grip with any surface. The boots have to be of moderate rigid, to fix an ankle properly and to be made using Gore Tex technology, i.e. to be waterproof. Better to buy boots half a size bigger than your actual foot size, this will allow you to wear thick warm socks and also will leave some space for the first toe – it is very important when descending a mountain slope. We recommend brands MAMMUT and LOWA. The specific trait of specialized hiking boots is a wide rubber strap, covering lower parts of a vamp and a toe cap next to the sole. Boots of these brands are easy to choose; as consultants on the spot will provide you with more than enough information on particular model they have. Travelling by snow-covered peaks requires hiking gaiters to prevent the snow or moisture ingress inside the boot. For some extremely difficult routes in the Pamirs or the Tien-Shan mountains one may need snowshoes or even crampons. However, while being in the base camp you’ll need another kind of footwear. There may be lots of different variants depending on the air temperature, presence of snow cover or if staying in a comfortable lodge. The basic thing is that this kind of footwear should be warm and comfortable and unlike hiking boots, not be tight on your feet, and boots should be quick to put on/take off. As an option, pay your attention to CROCS shoes, present in both summer and winter variants. At higher altitudes and low temperatures feather boots on a rubber outer sole can solve the problem. Lots of models can be found in specialized stores and Internet shops. 8. HUNTING KNIFE Unlike the plain hunting where one can meet the most diverse variations of a hunting knife, the knives for mountain hunt have to be light and compact. The knife in the mountains is a necessary tool for preparing food, skinning and butchering of an animal and for many other things. That’s why you don’t need those exotic machetes, Damascus and bulat steel. What you really need is a jack-knife with a blade length of 10-12 cm. Another good option is multi-tool Leatherman knives. 9. HEADLAMP That is a thing you must have any time, no matter what time of day you leave the base camp, and scheduled time of coming back. It is very difficult to move at night in the mountains. 10. ROPE No, we don’t mean dynamic rope, rather a small but strong “just in case” cord. Paracord bracelets are good option. 11. SUN GLASSES If the group plans to stay at elevations from 3500 m and higher, there is a great probability to get onto snowfields. On a sunny day the light reflection from the snow may lead to snow blindness unless you wear the sun glasses. It may take you just about 30 minutes to feel the pain in the eyes and temporally to lose your vision. Therefore, you should take all possible precautions and simple sun glasses, protecting the eyes from UV rays is the best option. In case of emergency, if you don’t have any glasses, cover your face with a kerchief or bandana and try to screw up your eyes leaving as tiny slits for watching as possible. It’s better to choose sport models or even special glacier glasses with blinders at the sides. Choose the model with rope for quick taking off. 12. KERCHIEF OR BANDANA This accessory came from the Middle East being sort of military symbol adopted by many modern armies. The main reason for becoming that widespread is in being versatile and functional. Arabian keffiyeh may be equally useful in hot afternoon and in freezing cold night. There are models made in white, red or green colors. Depending on climate, it will be useful to cover your neck, face or the whole head. 13. SUNSCREEM FOR FACE AND LIPS 14. CLOTHES Clothes are the most extensive concept. Cotton fabric, thick felt, cloth and beaver lamb all have become things of the past. Today we have light, membrane and multifunctional synthetic materials instead. The principle of five-layered clothing solves different tasks of insulation, transpiration, protection of our body from moisture, wind and low temperatures. Thermal underwear i.e. inner layer, Gore-Tex jackets, shell layer and warming middle layer – that’s the standard of modern outerwear concept. There is a plenty of possibilities, starting with Canadian Sitka, Austrian Carinthia, American 5.11 Tactical and ending with Russian brands like BASK and Group 99. We recommend trousers with knee-pads. During the mountain hunt you have often to crawl and fall to knees so knee-pads are very helpful in doing this. In general, we recommend the following set of clothes Underwear – no less than 3 sets. Better to choose seamless models which won’t bring any discomfort while being in a constant move all day long; Inner layer of warm underwear for everyday use – 2 sets; Warm thermal underwear for sleeping – one pair is enough; Multifunctional warm and light jackets of Polarteс or Softshell technologies; Down-filled vest; Waterproof jacket made of Gore-Tex membrane fabric; Wind stopper jacket; Leather Down jacket; Ghillie suit; Poncho shape raincoat covering the whole body; Base camp clothes; Warm trousers for low temperatures; Warm socks – 3 pairs; Warm hat or cap. Preferably not knitted one, because these are subjected to draughts. At extremely low temperatures it is better to have even two of them; Gloves. A thinner pair for everyday use and a pair of warm gloves for low temperatures. 15. FOAM CAMPING SEAT 16. TEST TUBES FOR GENETIC DATA COLLECTION You can get a plenty of those at the Club of the Mountain Hunters. If you don’t have any on the spot some small vials filled with ethanol will do. Russian scientific community will be thankful to you for genetic data collected from different mountain areas. 17. AQUAPAC WATERPROOF BOXES FOR DOCUMENTATION 18. EXTRA BATTERIES OF ALL TYPES OF USE 19. PERSONAL MEAL KIT It is made of titanium alloys or hard plastic 20. DUCT AND ELECTRICAL TAPE A versatile material useful for camping or repair works. 21. THREADS AND NEEDLES 22. LIGHTER 23. CHAMCAL AND OTHER WARMERS These devices will help to keep your hands and feet warm, to keep warm inside a sleeping bag or a tent. Now you see how impressive is the list of hunting and field equipment that you’ll probably need for a mountain hunting trip. Of course, these are just recommendations to have in mind and each hunter follows its own preferences and personal experience.
12.05.2015
RADIOCATIVE SUNLIGHT AND A BIT OF BIOCHEMISTRY

RADIOCATIVE SUNLIGHT AND A BIT OF BIOCHEMISTRY

The source of energy coming down to the Earth is quite dangerous for us and that’s not just the consequences of the sun stroke. The sunlight or, more correctly, solar radiation (not to be confused with ionizing radiation) – it’s the electromagnetic and corpuscular radiation of the Sun. Firstly, some words about more “enigmatic” corpuscular radiation. It is a part of solar radiation that consists mostly of protons and electrons emitted by solar flares. These high-energy particles form cosmic rays which, in their turn, interact with Earth’s magnetosphere and cause the well-known magnetic storms. Their effect on humans is not fully known except that hypertensive people feel themselves worse on these days, have headache, tiredness, high blood pressure. Today, scientists are able to give quite accurate forecasts for magnetic storms so that meteopathic people could know about solar flares well in advance. What’s for electromagnetic radiation, it works indiscriminately in three ways: – via sunbeams themselves; – via diffused solar radiation (after penetration through Earth’s atmosphere and reflection from clouds); – solar radiation reflected from the Earth surface. There are three basic components into which the sunlight spectrum can be divided – infrared radiation, visible white light and ultraviolet. It is well known that UV is deadly for all living things, it depends only on organism size and radiation dose. It’s the UV part of spectrum that is most dangerous to humans as its threat is the greatest. Long-term exposure to the sun may result in both sunburn and malignant melanoma – the skin cancer. The UV radiation power differs and depends, firstly, on geographical position – the closer to the equator the more power due to shorter distance after passing through the atmosphere through the atmosphere which serves as a natural “light filter”. Secondly, it depends on season due to the Earth’s axis tilt relatively to the plane of ecliptic and because of the snow cover presence (which reflects up to 70 % of UV rays). Thirdly, it depends on time of the day. When the Sun is at the zenith, sunbeams travel the shortest distance through the atmosphere to the Earth surface. At the 30° declination this distance is twice as longer and at the sunset the distance travelled is 35,4 times longer than at the zenith position. In the fourth place is cloudiness. And finally it goes the elevation of the irradiated object above sea level. Passing through the atmosphere (including the notorious ozone layer) and especially through its lower layers containing a suspension of dust, smoke and water vapors, sunbeams are absorbed and dissipated to a considerable extent. Consequently, the longer the distance to travel through the atmosphere and the higher the atmosphere pollution level, the lower the intensity of solar radiation. High mountains are the zone of high intensity solar radiation and UV activity. Bright daylight at high elevations can cause skin burns of first- and second-degree. UV induces skin irritation, redness and blisters. As a result, you may get discomfort, pain of different strength and if the sore is treated badly – blood poisoning and other grave consequences. Of course, hunters don’t stroll around in thongs at 3000 m elevations, but still one should always take care of bare parts of the body – face and hands. The simplest prophylactic measure is a sunscreen. The more its sun protecting factor (SPF) – the two-digit number of no less than 30 – the better it is. Another trouble is ophthalmia, snow blindness which is sunburn of the cornea and conjunctiva by UV rays reflected from snow, ice and water surface. During the most of the hunting season we are at risk zone because of the high intensity of UV rays in high mountains’ sunlight spectrum. It reflects manyfold from the snow and in a few minutes can cause burn of the cornea and if exposed longer to injure the retina. The structure of the eyeball allows reducing the amount of incoming light by means of miosis, nevertheless the risk of snow blindness is always present.The situation is the most hazardous at cloudy weather. UV rays are able to pass through the clouds without any considerable loss, and while your eyes try to adapt to lower contrasts and blurred picture, your pupils dilate to let more light inside the eye chamber. That’s the moment when the ubiquitous UV radiation strikes the blow. The basic symptoms of snow blindness include tearfulness, swelling of the conjunctiva, redness of white of the eye, “sand-like” irritation in the eyes, blurred picture and even total loss of sight. The history of mountaineering numbers a lot of accidents due to the loss of sight. This problem had existed since the earliest times of humans when our ancestors used wooden goggles with narrow slits, eye bandages made of leather with small holes and many other devices. Today, all these troubles are easily solved by sunglasses which can differ in the degree of UV protection. Sunglasses without UV protection can make the situation even worse because dark lenses cause pupil dilation which results in UV burn. By the way, the lenses may be totally transparent, not dark, and still be able to protect your eyes against UV. I use sunglasses with an extra polarized coating which blocks flares and reflections. I prefer warm-colored lenses (orange, brown) because they bring more contrast to the picture. “All of us need the Sun, but the excess of it may be dangerous or even deadly, – fairly says the director of Health Security and Environment department of World Health Organization Dr. Maria Neira. – Luckily, most deseases caused by UV, particalrly malignant melanoma and other forms of skin cancer and eye affections are 100% possible to be prevented by necessary protective measures”. Let’s summarize: use sunscreen with considerable SPF numbers especially if your skin is whiter than average; wear good sunglsasses when staying high in the mountains, especially near the snow fields, no matter how cloudy is the sky! Some words on biochemistry and biophysics Mountain hunters can remember those tears and despair caused by incredible efforts always needed for any move you make there (my personal experience says that the hardest of all is the “carrying-out” of the trophy). How does our organism react to physical load in the mountains? To answer this we have to be absorbed into the world of human physiology, biochemistry and biophysics. All the energy sources of our organism can be divided into several groups: turbo-reactive, comprised by the molecules of adenosine triphosphate (ATP), reactive, consisting of phosphocreatine, fast, comprised by glycogen, slow – fats. ATP is the most powerful source of energy which gives its maximum just for several seconds. For example, during the snatch in the olympic weightlifting. Then, the ATP reserves are instantly exhausted and human cells begin to synthesize new molecules from phosphocreatine and the energy made this way will be enough for 7-8 sec sprinter’s spurt. Then, power is down again and it triggers anaerobic (oxygen-free) metabolism of glycogen which is preserved in the liver and muscle tissues. Glycogen energy will be sufficient for an hour. The side issue of this reaction is the lactic acid, which increases its concentrations in muscles, which leads to painful sensations. The oxygen will be needed again to remove the increased lactate. So, the glycogen energy is an energy of the oxygen paid in advance. Fats are the slowest sources of energy. To process them down to the heat the organism needs enormous (!) amounts of oxygen, which is hard to find in the tenuous air of the mountains. The muscle tissues in their turn can be divided into fast (phasic) and slow (postural), and they work (contract) respectively to their names. Fast muscles need anaerobic metabolism and, correspondingly, fast sources of energy. Slow muscles are more hardy and use the products of oxygen metabolism. Ordinary people living in the cities have equal rate of fast and slow muscles, whereas in well-trained sportsmen, like skiers, the rate of slow muscle may reach 90 %. It means that any of us, given proper training, has the chances to increase the rate of slow muscle tissue which is crucial for the mountains. There are, however, the opponents to this theory who think that only genetic background will determine whether you’re a sprinter or a long-distance runner. I think that truth is somewhere in the middle. So, where does the energy come from? Phosphocreatine, one of the ATP predecessors, is a product of protein group (if you want to be strong – eat meat!). Glycogen is a carbohydrate derivative (if you want to be sound – eat carbohydrates!). You need both vegetable oil and animal fat, you can’t become hardy consuming just one of them! The weight ratio of food for the mountain-lovers should be as follows: 1 part of protein, 1 part of fat, 4 parts of carbohydrates. The classic ratio is 1-1,5-4,4 but for mountains it is highly recommended to eat more carbohydrates which give glycogen – the best fuel for the ultimate physical loads. Another activity regulator of our organism is the adrenalin. Secreted to the blood flow it increases heartbeat, depth of inhale, blood is redirected to the muscles, our body feels at ease sometimes even experiencing euphoria. It is commonly observed during the hunt, when a hunter sees the game animal. Being in the adrenalin excitement a hunter may miss even from several meters and some trophy hunters even ask their guide to fire a shot, being unable to cope with hand tremor. I can’t speak for the others but for me adrenalin works as a powerful stimulator. There’s enough to see a tiny dot far away, near the horizon – and you’re on the move… Unfortunately, quite often it is difficult to reasonably assess your strength and possible consequences of such spurts. It’s generally fraught with different troubles, strengths fail you and you have to stray, you miss again and again, etc. However, it passes away with gaining some experience (closer to the end of season) and you even acquire some discretion… Finally, all those factors like oxygen shortage, muscles overload, calcium consumption during contractions, exhausted reserves of glycogene and slow synthesis of energy from fats cause fatigue. This simply means that muscles can’t keep the same efficiency during a series of repeated movements. Your only salvation is in training. This fights tiredness by increasing energy production, increases the size of cardiac muscle, increases the number of red blood cells, increases the muscle energy and strength, accumulates the extra glycogene, etc. Sadly, the training results are short-lived – without regular repetition all your “physics” will plummet to an average in about two weeks. Moreover, the geneticists have revealed direct relationship between physical abilities and genetic background. The presence of a certain gene like I-gene provides its owner with more strength. The scientific research of the genome in a group of recruit showed that soldiers having this type of gene can hold heavy weight 11 times longer, than their fellows with D-type gene. This feature has been revealed after the training course. By the way, those mountaineers ascending 7000 m peaks without oxygene tanks also have this type of gene. I don’t know what about you, but I don’t feel myself the happy owner of this type of gene. Genes determine the amount of prevailing fast and slow muscle tissues, it means whether you are a long-distance runner or not. And it seems that I was lucky in this respect. The hardiness during the mountain hunt is the key factor of success. And it depends, in its turn, on anthropometric parameters of a certain hunter. The more massive he is the harder is the hunt, even if he’s of an athletic type and has very few fat. The trick is that the muscle power grows proportionally to the squared section of the body while the body mass grows to the third power. That’s why almost all the iconic mountaineers were lean and sinewy. So, what forces us to overcome all those difficulties and suffer privations, to suffer from a stress and almost non-human physical loads? The physioligists have an answer because even the non-material satisfaction from a new “conquered summit” has its scientific explanation. During the physical activity our blood is richly supplied with endorphines (endogenous opiates or so called “hormones of happiness”), which effect the receptors the way morphine does: put us in good spirits, increase lucidity of our mind, make us feel better although the initial purpose of this hormones is anaesthetization. So, if you are tired a bit of the realities of this world, go out and clean your backyard out of snow. Endorphines will put you in good spirits and you’ll feel yourself a good guy. There exists a special term “training euphoria”, in our case – a mountain one. You can easily become addicted to it and if you’ll be forced to refuse it for some reason you’ll begin to feel anxiety and irritation. From my own can say that a mixture of adrenaline and endorphine caused by 3000 m elevation and taking the long desired and very hard trophy is something incomparable! I think that a man feels absolutely happy at this moment. A summary: there are several different sources of energy in our organism and these are renewable; we take the energy from food – fats, carbohydrates and proteins supply us with different components for our power system; to raise the threshold of your fatigability you need physical training on a regular basis; adrenaline and endorphine are not dangerous for your health and sometimes are even beneficial.
12.11.2014
Ali Aliyev
Mountains and Firearms

Mountains and Firearms

In the immense ocean of possibilities there’s a tiny island of the optimal firearms which is the most perfectly suitable for the “battle with mountain game”. Carbine It is clear that a rifle for the mountain hunt should not be too heavy but precise at the same time. Perhaps the most attractive rifles among the abundant instruments are the magazine rifles made by Christensen Arms. Their main advantage is in an application of carbon filled plastic in barrel production. The leer inside the barrel made of the best American stainless steel brand – the 416 R, while outer part of the barrel is reinforced with carbon plastic. The shooting practice of such a barrel increases by 25% comparable to that of full-metal barrel. Besides, because of the high strength and low rate of thermal expansion coefficient, even the barrels of moderate length (550-560 mm ensure fire accuracy up to by half of MOA (minute of arc). The whole rifle is assembled of the best units: the Remington 700 bolt, the trigger made by Jewel Company, which has a wide range of an adjustable trigger pull. Rifles have a non-removable magazine box of three-cartridge capacity. A set trigger may be provided as an option. Another important feature of these carbines is a very light carbon stock which doesn’t absorb moisture and has the same size no matter what weather conditions are. The caliber range may be wide but the barrels from .270 WSM to .338 LapMag and even .416 RemMag. are llyWeight ranges from 2,3 to 2,7 kg are produced commercially. Such lightness is caused by using titanium alloy in producing barrel extension and bolt mechanism. Talking about using titanium alloys in producing of hunting firearms, the Johann Fanzoj Company should be mentioned which at minimum for three years has been showing its hunting carbines at Arms & Hunting exhibition. Except for the barrel, these rifles are made fully of titanium alloy. Carbines are based on the most reliable and safe Mauser 98 system. They were specially designed for mountain hunting and being made in any possible caliber they seem to be unreal lightweight. They do weigh less than three kilograms. But these are custom-made items and their prime cost and price are quite impressive. However, one should have in mind that metalwork with titanium alloys requires very special machinery. Therefore, titanium details don’t afraid of corrosion. One of the titanium carbines was successfully tested in the Pamirs. There it performed excellently in winter highlands and a “six-hundred-meter” wild goat has become a trophy of Patrick Fanzoj. Without even a slightest risk being biased, I can recommend Semprio In-Line Repeater by German brand Krieghoff – the best choice for the most difficult mountain hunts. This rifle appeared on a gun market in 2007 and its revolutionary design was developed by young gunsmith Wolfgang Schmidt. I had a chance to shoot it in the Muller shooting center (near the city of Ulm) both in “video shooting cinema” and in 300 m shooting range. It was the 300 m range when all participants of the shooting test were amazed by incredibly high accuracy of fire. The “marksmen” have made five hits in 20 mm area. Converted into gun terms it means 0.3 minutes of arc. It’s a performance of the most advanced sniper rifles! It seems twice as incredible given that the length of the barrel is just 550 mm. It must be stressed that we used RWS cartridges of the new line of .30-06 Spring caliber with Target Elite Plus bullets weighing 10.9 g each. However, no cartridge can compensate the barrel flaws. The test allows confirm that barrels of the carbine are flawless. And there’s no surprise, because the barrels for the model are delivered by famous Anschuetz Company having an excellent production line of barrels. In 2011 a marked event took place – the Anschuetz Company independently entered the rifle market with the carbine of model 1780. The model is produced in quite serious European calibers: .308 Win, .30-06 Spring, 8Х57 IS, 9,3Х62. The company has made use of its experience in manufacturing precise barrels, bolt and trigger systems. Anticipating the approaching crisis the company aimed at budget firearms niche. And they have quite succeeded in it. Moreover, the carbines produced are very convenient for hunters. Constructors have managed to reduce the rifle weight by implementing of a straight-pull bolt action, in which metal knobs enter the grooves of the breech. That enabled to unload the breechblock and to make it of lightweight aluminum alloy. Rifle barrels of all calibers have the same moderate length – 560 mm. New models are equipped with closed trigger system which allows adjust the trigger pull. Carbine line is produced in four elegant stock models, traditionally made of fine walnut. Rifle weight is quite suitable for mountain hunt – 3.2 kg. Talking about weapons for the mountain hunt I must mention the ORSIS – a young Russian company, which produces tactical, sport and hunting firearms. They have their own production line of rifled barrels, which are made of American stainless barrel steel brand 416 R. The company produces two models of hunting repeaters and one of those models (Orsis Alpine) is specially designed for mountain hunting. It’s essential, that the carbine is made to fit the cartridges which support flat trajectory for bullets. The capacity of detachable magazine is three cartridges; in this case one more cartridge is in the barrel. The free-floating barrel of moderate length is lightened by cannelures, which also increase the speed of barrel cooling. The carbine is a bolt-action type, which, if rotated 90 degrees blocks the breech by means of two knobs. The brand design trigger system is of closed type and has the trigger pull adjustment controls. All metal parts are made of steel with increased to corrosion. Rifle stocks are made of laminated board of three optional tasteful colors. Front sling swivel is adapted not just for the sling itself, but also for mounting of light adjustable shooting sticks. The breech construction is specially designed to be fitted with the scope brackets. Talking further about precise bolt-action rifles, I have to mention hunting carbines made by Gottfried Prechtl Company, from the German city of Birkenau. I think that the main direction of the work of this company is manufacturing the most precise sporting rifles based on Mauser M 98 Magnum system. Using his own experience of a high-class rifleman and technological advances of the company, Prechtl made several changes to the classic Mauser design. The major changes weren’t aimed at simplification of the technological process and cost saving, but at increasing the reliability and accuracy of gun mechanism along with an absolute safety of rifleman. Because of the very high gas pressure during firing the modern cartridges, the diameter of firing pin hole was made 1.7 mm instead of 2 mm. The firing pin itself is thinner. The diameter of the bolt itself is 0.2 mm bigger which made the bolt stroke smoother. To fit the modern types of cartridges, the width of the magazine and the magazine well has been made 1 mm bigger. To increase the reliability of the spring, the length of the ejector was increased by 17 mm. Cocking piece design is renewed to increase the compatibility with closed-type trigger system. As on the last model of Mauser hunting rifle made in 1930, the rear part of barrel extention has a special groove which increases its reliability and additional safety of the bolt action. The corresponding knob is placed at the rear end of the bolt body. The bolt action and barrel extension are made of one piece of modern Swiss chrome-manganese file-hard steel with the ultimate tensile strength of more than 800 N/mm2. In my opinion, these are the best European hunting rifles. The guaranteed accuracy they perform is more than one half of minute of arc. This is also due to the barrels made by Lothar Walther. Stutzen rifle It seems to me that it a very useful tradition – to hunt mountain game with a single-barrelled break action stutzen rifles. Of course, being of one-cartridge capacity they need a lot of self-discipline and shooting accuracy. The main advantages include light weight, superior balance and dimensions if compared to “bolt-actions”, and as a result, much better manageability. Russia could hardly be called the motherland of stutzen rifle, however, this type of gun has its Russian manufacturers. For instance, in the last decade of the XX century the Izhevsk Mechanical Plant has developed and produced IZH 18 MN model which was classified as a European Kipplaufbuchsen-class – a prestigious single-barrelled stutzen rifle class. We must pay tribute to the high quality of barrels and, as result, high shooting accuracy provided the good quality cartridges. IZHMEKH produces these rifles in a wide range of calibers from .222 Rem to 9,3 х74R. However, the weight of our “break-open” is more than 3 kilos (3.2 kg) with 600 mm barrel length, whereas western analogs with equal dimensions are much lighter. Large German companies produce a number of single-barreled stutzen rifles with excellent design and very decent shooting characteristics. The Merkel Company manufactures rifles K-3 and K-4 which differ in caliber range. K-1 fits lighter, while K-2 fits heavier calibers. These stutzen rifles have external supercharger of action spring which ensures high level of safety. The models are equipped with set triggers which are necessary tools for high accuracy. Another serious German brand Blaser is also a manufacturer of single-barreled stutzen rifles which have a trademark K-95. These are lighter than Merkel’s because of the shorter barrel (50 mm) and are made for the cartridge range from .243 Win. to 8х57 IRS. The Krieghoff Company manufactures single-shot break-open stutuzen rifles under the label Hubertus. These rifles are made in different versions with lots of useful options. The caliber range is wide enough – from .222 Rem to 9,3х74R. Barrels are short – from 550 to 600 cm. The weight depends on caliber and ranges from 2.5 to 3.2 kg. For the sake of objectivity, I have to add that single-barreled break-open stutzen rifles are also manufactured by small European companies working for custom-made weapons. As an example I can name Johann Fanzoj and Werner Sodia from Austria, Thomas Spohr from Germany and several others. All the rifled weapons mentioned above are well-known to Russian hunters. But there’s a rifle type which has never been manufactured in our country being at the same time a rather widespread one in Western Europe. These are single-shot falling-block carbines. During the reloading the breechblock of such rifles slides down extracting the cartridge case at the same time. The breechblock length of these rifles may be less than the cartridge length. This action type is very similar to those used in heavy artillery. The cartridge case is blocked in the barrel chamber by the most of the breechblock front surface which sets against the rear part of the barrel extension. The system of this type enables to use the most powerful cartridges along with quite modest dimensions and weight of the rifle. The falling-block rifles are of very small size and of good balance, because the barrel is as close to the hunter’s shoulder as possible. This makes the rifle very dynamic and easily manageable. The rigid full-time fixation of the barrel in stock results in high shooting accuracy. The carbine can be reloaded quickly without changing its position in relation to hunter’s body. The structural strength of the action type guarantees very high resource (the shooting practice). European hunters consider these rifles optimal to hunt mountain game. No accident, that several well-known weapon companies (Lebeau-Courally, Verney-Carron and others) have mastered the manufacturing of falling-block action rifles. And finally, having a good rifle is not enough for a successful mountain hunt. Good optical sight, binoculars, range finder and optimal cartridges are absolutely necessary things. But, may be even more important thing – is to have good personal training, which can be divided into general physical training and special shooting training. The widespread notion that a person with a good rifle and up-to-date scope is automatically equals a sniper – is a delusion. Being a marksman is a kind of art. And one can’t master it reading special books. You can master it only practicing.
11.11.2014
Vladimir Tikhomirov
Temperature

Temperature

The like of us are quite often exposed to risk of being frostbitten or getting thermal shock while staying high in the mountains. If getting cold in winter is rather common thing for the numerous lovers of winter sports, but very few people were “lucky” enough to be tortured by heat. I’m one of those “lucky men”. It was at the beginning of 2000-s in the first half of August… The heat was torrid. We were invited to Boguty (mountains to the east of Almaty) for a mountain hunt and I set out there with my friend and a local guide. The level of our training and equipment was far from perfect, but it was more than compensated by youth and abundance of game. We could finish the hunt on the first day, but we did not manage to hit from 200 m. We travelled along the ridges a bit and made another attempt, this time scoring miss from 150 m. Later we discovered that our SKS scope was defocused. At about 6 p.m. we were quite far from the camp. We had neither water, nor food with us– we did not expect the hunt would take so long. Moreover, I had no headdress. Bathed in sweat and burnt by sun we finally met another group of “teks” (Mid-Asian Ibexes) and were lucky enough to take one of these right on the spot while the second one was wounded (of course this was mine) and ran down the gorge. It is well known that the hunting process induces secretion of loading dose of adrenalin, so I was overwhelmed with it and rushed after the wounded ibex. Besides, this was my first tek ever! Guys left to skin the animal while I was led further and further down the gorge by blood trail. During the search the fatigue appeared, soon the dehydration added itself to the situation (who’s been to Boguty mountains, knows about the considerable water shortage there). Finally, I found the animal and this fact inspired me greatly. I had no knife, so I shouldered it like the Samson. The ibex wasn’t that big, but I managed to do no more than 200 m up. Then, I began to lose consciousness, started seeing ring-like hallucinations, the nose bled… The darkness almost fell when I scrambled out of the ill-starred gorge. I read in the eyes of my friends that I looked everything else but normal – it was a mess of ibex blood and faeces mixed with my own nose blood spread all over my face and body. However, I didn’t give a damn about that at the moment – I was reeling and feeling nausea. I don’t remember getting to the car. I remember that I kept thinking about a bottle of beer under the seat and how greedily I would gulp it… This is how I experienced a thermal shock induced by heat, dehydration, physical activity, emotional outbursts and my own stupidity. Mechanisms of thermoregulation in humans Let’s start from the basics. The temperature of internal organs of a healthy man is a bit less than 37 degrees centigrade. The fluctuations limits are 35-42 degrees. If the temperature falls below 35 degrees we feel badly but the organism is still able to working (under certain circumstances). If temperature is above42 degrees centigrade, the blood proteins coagulate and the organism dies. Apparently, such a temperature sensitive organism should have an orderly system of “sensors”, analyzers and means of struggle for surviving. And, of course, we have them. In our everyday life we encounter with the elements of this system –nerve endings in our skin and a tongue constantly send the signals about temperature changing in the surrounding world. These are so called peripheral receptors. But it is also apparent that human body inner temperature is much more important than the surrounding one. At the end of 18th century the scientists discovered that the central thermo sensor was located in hypothalamus. One brave physiologist let to implant the real thermo sensor into his own brain to prove that brain receptors were more important than those in human skin. In order to lower the temperature inside but not outside the body he had to consume almost 10 kg of ice cream. The following reaction proved the crucial role of hypothalamus receptors. But let’s return to the periphery. Skin receptors can be divided into two groups – sensitive to warmth from 36 degrees centigrade and higher, and those sensitive to outer temperature decreases (from 35 to 13 degrees). These sensors determine the organism local reaction. If you wash your hands in a mountain stream they’ll turn red. The reason for this is that blood will flow to upper layers of your skin to neutralize the effect of cold water, but the internal temperature of your body won’t change. On the other side, despite the fact that a human with the inner temperature of 42 degrees will surely die, we can comfortably spent some pleasant time in sauna, where the temperature can reach more than a hundred degrees centigrade (the temperature when raw eggs at the same time cook hard boiled). We are saved from the overheating by the perspiration, when the surface of our skin as well as the whole organism is cooled. For the same reason, ascending the certain eminence we bathe in sweat and as a result of chemical reactions under such load our organism emits to 5 times more heat than usual. That’s why mountain hunters should use outerwear provided with additional ventilation abilities, made of quick-drying materials (some synthetic fabrics get dry 20 times faster than natural ones) with good ratio of moisture drainage because right after the overheating you may face freezing-cold wind squall and wet clothes may cause hypothermia (overcooling). Perspiration is not the only way our organism fights overheating. It also involved electromagnetic radiation (at low rates), thermal conduction – the process of energy (heat) transfer from one object to another (given that these are in direct contact), forced convection – the transfer of heat in mobile medium, for example in wind or water flow (thermal layer around your body can’t be formed in mobile mediums and heat loss goes quickly). However, the role of perspiration is crucial. It is driven by hormone adrenalin secreted when a body temperature rises or our organism is under the stress (that’s why your hands and forehead sweat when you’re scared). The perspiration can increase the heat loss up to 20 times! On a very hot day a person can lose 10-12 liters of liquid, especially under the forced convection – just remember the feeling of ease when you’re blown with a light cool wind. Therefore, don’t be shy to take off the outerwear during ascending – let the convection increase the thermoregulation process. If the day is hot and windless pour yourself with water – it will help. The water will evaporate from the surface of your body making it cooler. Otherwise, the sun, physical load, dehydration and absence of cooling may lead to thermal shock with a 30% probability to end up with a lethal outcome. The best anti-shock treatment in the field conditions is a rub-down with warm water (cold water constricts blood vessels and makes the situation worse). Acclimatization of our perspiration to the heat takes about a week at the same time with sweat desalination (you have to renew the salt balance constantly). During the intensive physical exercises we lose more water than we are able to drink, that’s why you have to drink as much as possible even if you don’t want it. Generally, having sufficient amount of salts and water our organism is quite able to cope with heat and mountains. Cold Our hunting season is to be in autumn and winter. At this time in the highlands one thing is on the watch for us – it is cold. With its strong claws it penetrates under our clothes and locks our movements and minds. Air temperature falls circa 1 degree with every hundred meters above sea level. It is simple to calculate, that having 10 C degrees below zero on a plain, we’ll get 30 C degrees at 3 km elevation! It is rather tolerable temperature if you have warm clothes and high-calorie meals and there’s no forced convection provided by strong wind. Paul Siple, a famous American explorer of Antarctica, had experimentally established the correlation between the wind strength and heat transfer (now we call it wind chill factor). Thus, 29 C below zero with the wind velocity 4-5 m/s feels like 44 C below zero, and with the wind 6-7 m/s feels like 66 C below zero and that is going to be enough for a naked skin to get frostbite in 30 seconds. If your organism gets cold, it would firstly sacrifice its limbs –hands and feet, because these lose the most of the body heat (due to the large surface area and very dense capillary network). There is another danger – a possibility to freeze to your beloved rifle with your naked hands. It happens because of thin layer of moisture on skin of your hands. In such cases servicemen recommend simply to urinate on that. By the way, cold and frost increase urine production – blood vessels constrict and the excess liquid is excreted. What a stress for the organism is all that mountain hunt! First prus uphill, sweat, lose liquids, overheat yourself, then you sit, freeze and lose your liquids again… Until the body temperature is higher than 35-34 degrees, the organism tries to resist the temperature fall of skin coverings. Firstly, the vessels constrict but when the temperature of the skin falls to 10 degrees they dilate again. In this case you feel severe pain (It is said that it is due to slow removal of metabolic products) and the skins turns from pale to bright red. Sometimes the process of vasodilation can be activated by physical activity of frozen limbs (remember the episode in Ryazanov film when the character was hopped around a Christmas tree repeating “Drink less”), emotional burst (induced by adrenalin) or by extreme actions like rubbing (medics don’t recommend to do it with snow but with a woolen cloth). Hearing about “cold” I often remember myself being at an altitude of 3000 m in winter, wearing rubber boots and wet socks. When the sun went down the temperature fell lower than -20 C below zero. My feet began to freeze. Finally, I understood that I needed to do something otherwise I would get frostbite. Luckily, I had an extra pair of woolen socks. I took off the boots. My feet “looked miserable” and absolutely lost the sensitivity. I wrung insoles, thoroughly rubbed my feet with a sweater and they returned to life in dry socks. But how painful it was! With each step it felt like you step on thousands of needles. When our body experiences considerable exposure to cold it tries to war itself up in the most familiar manner – by involuntary contractions of muscle tissues referred to as shivering. However, despite all mechanisms of self-defense, the cases of hypothermia in the mountains aren’t that rare. Among the most distressing things is a loss of sensitivity and muscle activity of hands, when a simple action like lighting a match turns into a challenge. So, before going hunting, prepare a fire in a base camp, who knows, maybe it will save your life. A year ago there was an accident on mt Khan Tengri, when a Polish mountaineer froze to death because he lost the plastic cover of his boot when lost sensitivity of his hands. There are several other symptoms of hypothermia: weakness, apathy, sleepiness. When the body temperature falls to 32 C the shivering stops, the energy runs out. At 30 C you lose consciousness. When the body cools down to 20 C, the heart stops beating. But most often we don’t follow this sad scenario – frostbites are much more common (mostly of limbs and face). This happens due to overall hypothermia, when tissues temperature falls lower than 0 C – ice crystals form inside cells, cell membranes break and tissues die off. Frostbites should be treated in hospital. The procedure is very painful and having consequences. After having some minor frostbite of my fingers in my young years (was having a climbing test held by pioneer organization) I still have troubles – when an air temperature slightly falls my fingers lose sensitivity. Fords and river crossing during the cold season are even more dangerous. Water of the mountain stream will cool down your body 25 faster than air. That’s why crossing the river on foot without safety equipment is very risky. With wet clothes on, your body will cool down 20 times faster than in dry clothes. So do always have an extra set of clothes and thermal underwear. In the conclusion – all the information in concise form: Physical activity during the mountain hunt in a hot weather may lead to thermal shock. To prevent it, use light air-breathing clothes, remember to wear a headdress, drink lots of water, don’t feel shy to take off some clothes for a better convection. If it’s possible, rub yourself with wet cloth – this will speed up the cooling process. During the perspiration you lose not just water but lots of salts (up to three tea spoons of salt during one hot day!). Take care of the mineral balance of your organism. Wear proper clothes according to season. During the cold one use thermal underwear – it will remove the moisture and will slow down the heat loss. An advice from personal experience: if it’s really cold and after a long ascends you’ll have to sit and wait on windy spot and you’re not sure in moisture-removal properties of your underwear use a cotton undershirt (as a “blotter”) worn between outerwear and underwear. Taking the undershirt off when on a spot you’ll reduce the heat loss. The colder it gets the more calories you need. Take enough high-calorie food and don’t forget about hot drinks. Climbing a mountain in winter you’ll sweat no less than in summer. Use special outer- and underwear with good breathing, wind-blocking and water-resistant qualities specially designed for mountain hunts. Watch your limbs when it is freezing hard. Low temperature blocks the sensitivity of nerve fibers and you can get frostbite without even feeling it.
10.11.2014
Ali Aliyev